электронная
200
печатная A5
486
18+
Двух судеб перекрёсток

Бесплатный фрагмент - Двух судеб перекрёсток

Сборник романтических рассказов

Объем:
272 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-9125-0
электронная
от 200
печатная A5
от 486

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Дорогой читатель!

Я искренне рад приветствовать тебя на страницах моего первого прозаического сборника. В него вошли произведения, написанные на протяжении семнадцати лет. Они разнятся и по стилистике, и по местности, в которой развиваются описываемые события, и даже по времени, в котором эти события происходят. Так, например, в «НЛО» и «Околонаучной дискуссии» описана история, произошедшая с тремя подростками в начале шестидесятых годов прошлого века. Действия разворачиваются в одной из Советских деревень. Приятели, обнаружив в вечернем небе светящийся летающий объект, стремятся заснять его на фотоплёнку, и затем разобраться, что же это на самом деле — летающая тарелка, шаровая молния или секретное советское изобретение.

Главная героиня «Постояльцев», желая немного отвлечься от однообразных будней, наполненных тяжёлой работой, заключает с бабушкой шуточное пари. Александра не просто его выигрывает, но становится участницей событий, круто изменивших её жизнь. Действия рассказа происходят в начале двухтысячных годов на юге Донецкой области.

История, описанная в рассказе «Два клада сразу», перебрасывает читателя из Луганска сначала в Харьковскую, а затем — в Ростовскую область. Два приятеля, воодушевлённые легендой о чудном старике, зарывшем в своём огороде коллекцию золотых монет, пытаются отыскать этот клад. Они действительно нападают на след. Но одному из приятелей везёт намного больше — он находит совершенно иной клад, гораздо ценнее того, который искал.

Семён, воспитанник одного из Московских детдомов, не найдя себе места под солнцем в шумной и многолюдной столице, отправляется в Сибирь. Там он с головой окунается в совершенно иную жизнь и впервые встречает на своём пути верного, преданного. Друга. А новогодняя ночь дарит ему поистине сказочное счастье. Рассказ «На дальнем севере» можно отнести к числу красивых новогодних историй, которые всегда так приятно читать во время зимних праздников.

«Двух судеб перекрёсток» — история, ставшая заглавием данного сборника, повествует о трагических судьбах парня и девушки, случайно встретивших друг друга в такой же пасмурный, дождливый день, как и вся их жизнь. Это встреча двух исстрадавшихся душ, призванная наконец-то подарить им столь желанное счастье.

«Евгения» — это красивая история любви незрячего парня к девушке, которую он никогда не видел, но ради которой решился на невероятные перемены в своей жизни. Это повествование, соединившее в единое целое реальные факты из биографии Ивана с его мечтой.

Стас, руководитель крупного концертного агентства, неожиданно решает поставить на кон всё, что у него есть, лишь бы воплотить в жизнь свою заветную мечту. А в минуты сомнений отвечает себе фразой, озаглавившей рассказ: «Нет дороги назад». Сумев перебороть собственный страх, он наконец-то обретает то, к чему всей душой стремился в течение многих лет.

Но, не смотря на все различия, у произведений, вошедших в сборник, есть и нечто общее. Это лёгкость и романтичность. Собственно, по этим критериям они и отбирались, чтобы создать целостность всей книги.

Надеюсь, что получилось достичь желаемого, и чтение сборника подарит множество светлых эмоций и ярких впечатлений.

НЛО

Было около семи часов вечера. Рабочий день окончился, и колхозники расходились по домам. они так устали, что еле передвигали ноги, то и дело смахивая катившийся со лба пот.

— Ух, и поработали мы сегодня! — проговорил дед Иван, останавливаясь у

опушки леса, с трёх сторон окружившего поле, на котором проходила косьба

— Поработали на славу! — вторил ему дед Василий. — Целое поле выкосили! аьТеперь главное, чтобы трактор дали в срок — вывести всё это добро, — и он махнул рукой в сторону стогов. — Иваныч обещал развести часть сена по дворам…

— Будет тебе трактор. Не переживай, Василий, — перебил его Сергей — здоровенный мужик лет тридцати. — Я с председателем уже Обо всём договорился.

— Вот молодец! Спасибо тебе, сынок. Я тебя за это отблагодарю. Дам пару бутылок моего добра. Ты же его любишь? — и он хитровато улыбнулся. — Любишь ведь, а?

— Кто ж его не любит, — ответил Сергей.

— То-то же!

— Дядь Серёжа! — Выходя из леса, окликнул худощавый парень лет семнадцати.

— Чего тебе?

— Дай закурить.

— Лови, — Сергей вынул из кармана пачку сигарет и бросил её парню. — Спички-то у тебя есть?

— У меня зажигалка, — прикурив, он бросил назад пачку. — Спасибо!

— Обращайся.

— Мишка, иди уже сюда! — закричал Александр с противоположной стороны нивы.

— Потом докуришь! — вторил ему Тимофей.

— Иду, иду, — пробурчал Михаил и быстро зашагал по скошенному полю, освещённому алым светом заходящего солнца.

— Пошли быстрей, — поторопил Александр.

Углубившись в чащу, приятели долго продирались сквозь густые заросли, пока, наконец, не вышли на небольшую поляну.

— Это здесь? — спросил Михаил.

— Да, — ответил Александр.

Они подошли к ближайшему дереву и, развалившись на траве, стали терпеливо ждать.

А ждали они летающую тарелку, которую, вроде как, видел Александр на этом самом месте три дня тому назад.

— Саня, ты уверен, что оно было именно здесь? — нарушая затянувшуюся паузу, поинтересовался Тимофей.

— Уверен. Это также верно, как и то, что меня зовут Александром.

Михаил загадочно улыбнулся.

— Ты чего? — спросил Александр.

— А вдруг тебя зовут Васей? — сказал Михаил. — Ты же ведь недавно к нам приехал, и мы наверняка не знаем, как тебя нарекли, — в документы никто не заглядывал.

— Да-да-да!.. — смеясь, подхватил Тимофей.

— Ну вас, — обиделся Александр. — Если вы мне на слово не верите, то можете уходить. Я и сам тут посижу.

— Ладно тебе, Саня, мы же шутя, — поспешил Михаил успокоить друга.

— Не серчай, — кладя руку на его плечо, попросил Тимофей.

В небе с гулом пролетел самолёт. Быстро скрывшись за верхушками деревьев, он оставил после себя белый инверсионный след.

— НЛО увидим мы или нет — это пока ещё не известно, а вот ИЛО уже увидели, — сказал Михаил.

— Что увидели? — переспросил Александр.

— ИЛО — известный летающий объект.

— Вот бы сейчас оказаться внутри этой машины, — мечтательно произнёс Тимофей, всё ещё смотревший в ту сторону, где скрылся самолёт. — Я, наверно, когда-нибудь стану лётчиком, ей-богу…

— А почему «когда-нибудь»? — спросил Михаил. — Если уж тебя так сильно манит небо, то не нужно даром терять молодые годы. Иди учиться на лётчика.

— А ты кем хочешь стать? — в свою очередь поинтересовался Александр.

— Ещё не знаю… Наверное, как батя с дедом, свяжу жизнь с военной службой, — немного поразмыслив, ответил Михаил.

Они замолчали.

Солнце окончательно скрылось за гаризонтом, и стало заметно холодать. Подул ветер. Михаил поднялся с земли и, отряхнувшись, прошёлся по поляне. Сорвав берёзовый лист, он положил его на не плотно сжатый кулак левой руки и накрыл ладонью правой. Раздавшийся хлопок встревожил сидевших на дереве воробьёв. Захлопав крыльями, птицы перелетели на соседнее дерево.

— Ты так всех инопланетян распугаешь, — смеясь, сказал Тимофей.

— Если, конечно, они решат показаться, — подметил Михаил.

В глубине души он был уверен, что никаких инопланетян на этой поляне небыло и никогда не будет. Михаил вполне допускал их существование, но совершенно не верил в рассказ Александра. Он согласился пойти в лес, чтобы не обижать друга. К тому же, Михаилу не очень хотелось идти домой. Его отчим снова был в стельку пьян, а значит, дома неприменно разразится очередной скандал, сопровождаемый грязными оскорблениями, криком матери, битьём посуды.

«И как только мать могла выйти замуж за такого кретина? — думал Михаил. — Это же самый настоящий буйный алкоголик! Неужели она не поняла этого до замужества?.. Хотя, быть может, Илья Степанович раньше таким и не был. Может, правду говорят, что это война его так поломала. Да, но уже прошло целых шестнадцать лет, как она окончилась. Неужели он до сих пор не может отойти?.. Мы с матерью вот, например, тоже сильно пострадали. На войне погибли батя с братом. Но мы, почему-то, не напиваемся и не устраиваем истерик. Хотя, наверно, я в пример вряд ли гожусь. Что я? Ведь мне в то время и года не было… а мать?.. Она, может, и сейчас страдает. Просто она крепче отчима, и старается на людях свою боль не показывать. К тому же, у матери есть я, а у отчима никого не осталось…»

Вскоре совсем стемнело. На небе появилась луна, окружённая множеством звёзд. Ветер стих, но стало ещё прохладнее.

— Который там час, Миша? — спросил Тимофей.

Михаил вынул из кармана зажигалку и, выдавив искру, посветил на циферблат наручных часов «Слава» — единственной вещи, доставшейся ему на память об отце.

— Двадцать пять десятого, — ответил он.

— Поздновато, — зевая, сказал Тимофей. — Эх, что-то спать охота…

В небе вдруг дёрнулась одна из звёзд и резко устремилась к земле.

— Смотрите, звезда падает, воскликнул Александр.

— Быстрей загадывайте желания, — сказал Михаил.

— Интересно, а это настоящие звёзды падают? — спросил Тимофей.

— Вот когда станешь лётчиком, полетишь туда и всё узнаешь, — шутя, ответил Александр.

— Тогда ему придётся становиться не лётчиком, а космонавтом, как Юрий Гагарин, — возразил Михаил. — Но чтобы узнать, что это падает, летать в космос не обязательно. Это явление, наверное, лучше наблюдать с земли. Только хорошо бы вооружиться телескопом или хотя бы биноклем.

Он немного помолчал, затем добавил:

— Падают то вовсе не звёзды, а метеоры или метеориты — мелкие и крупные небесные тела соответственно. Да и не падают они вовсе, а просто летят по своей орбите. Их якобы падение нам лишь кажется.

— Слушай, а откуда ты всё это знаешь? — спросил Александр.

— Отчим рассказывал, — ответил Михаил. А сам подумал: «Всё же он не плохой мужик, когда трезвый…»

— Ладно, Саня, пойдём домой, — вставая, сказал Тимофей.

— Пойдём, — согласился Александр, которому также надоело сидеть и ждать. — Но я вам всё равно докажу, что оно существует.

Домой шли молча. Каждый думал о чем-то своём. Михаил — о матери с отчимом, об их не лёгкой жизни. Тимофей — о небе и о самолётах. Александр — о НЛО и о сегодняшней, к сожалению, не удавшейся попытке доказать друзьям, что оно на самом деле существует и он действительно его видел.

А случилось это так: Их соседка тётя Нюра попросила сбегать в лес и поискать пропавшую Бурёнку. День был солнечный и очень жаркий. Стоял полный штиль. Блуждая по зарослям, Александр обливался потом. Он довольно быстро выбился из сил.

Где-то через час, так и не обнаружив никаких следов пропавшей коровы, парень вышел на небольшую поляну. Допив остатки воды из захваченной дома бутылки, он скинул с себя рубаху и прилёг на траву немного передохнуть.

Александр не заметил, как задремал. Проснувшись, он вскочил на ноги и уже хотел продолжить поиск бурёнки, как вдруг замер на месте. Его глаза широко распахнулись, а ноги, казалось, вросли в землю. Он неподвижно стоял и смотрел, не отрывая взгляда, на висевший в небе ярко-жёлтый диск.

Прошло не менее десяти секунд, прежде чем ему удалось прийти в себя. В глазах возникла сильная резь. Александр зажмурился. А когда вновь посмотрел на загадочный объект, тот медленно уплывал в сторону соседней деревни.

Вернувшись домой, Александр рассказал друзьям об увиденном и уговорил их пойти на поляну, чтобы, если повезёт, выследить феноменальное явление. Из-за косьбы задуманное пришлось отложить на целых три дня. И вот, наконец-то, представилась возможность побывать на поляне. Но, к сожалению, увидеть летающую тарелку им не довелось.

— Да не печалься ты так, Саня, — ударив друга по плечу, сказал Тимофей. — Сегодня не удалось — завтра удастся. Вот только, мне кажется, нам было бы не плохо раздобыть где-нибудь фотоаппарат и сфотографировать эту штуковину, чтобы потом другие нам поверили.

— Ты прав, — поддержал Михаил, — фотоаппарат не помешал бы.

— Но где его взять? — спросил Александр.

— Фотоаппарат есть у председателя, но вряд ли он его даст, — сказал Михаил. — К тому же, он нам может понадобиться не на один день. Если бы мы точно знали, когда и куда оно прилетит. А так… — и он махнул рукой.

— Это верно, — согласился Тимофей. — А вот если бы нам удалось его сфотографировать!.. Представляете, как бы мы могли прославиться? Послали бы фотографию в какую-нибудь газету, — например, в «Комсомольскую правду» или в «Труд», и вся страна заговорила бы о трёх простых парнях, увидевших настоящее НЛО!

Так они дошли до дома, где жил Михаил.

— Ну, ладно, — сказал он, — я, наверно, пошёл. До…

— Подожди! — обернувшись в сторону леса, вдруг перебил Александр. — Смотрите! — закричал он. — Смотрите, вон оно!

Михаил с Тимофеем взглянули в указанном направлении и остолбенели от изумления. Над едва видневшимися очертаниями леса висел ярко-жёлтый диск.

Мечта Александра сбылась — он доказал друзьям, что летающая тарелка действительно существует. И летает она не где-то там, а в их родных краях. Но теперь нужно было убедить в этом других, — всех жителей деревни, всех жителей Советского Союза… и необходимо было торопиться, так как никто с уверенностью не мог сказать, что уже через минуту НЛО вновь не исчезнет.

— Вы ждите здесь, а я к председателю за фотоаппаратом! — крикнул Михаил и бросился бежать к дому Дмитрия Ивановича.

— Хоть бы он был дома! — воскликнул Тимофей.

Через десять минут Михаил вернулся с фотоаппаратом в руках.

— Давай! — торопил его Тимофей. — Быстрей фотографируй! А то вдруг исчезнет.

Сделав два кадра, Михаил крикнул:

— Бежим к лесу — там будет крупней!..

Но не успели они пробежать и десяти метров, как диск, всё это время висевший неподвижно, словно его приклеили к кромке леса, стал плавно раскачиваться и медленно подниматься вверх.

— Фотографируй, фотографируй его! — кричал Тимофей.

— Быстрее, а то улетит! — вторил ему Александр.

Михаил щёлкал фотоаппаратом пока не кончилась плёнка. Диск к тому времени стал таким маленьким, что его уже не возможно было отличить от звёзд.

— Ну что, успели? — подбегая к ним, спросил Дмитрий Иванович.

— Успели! — откликнулся Михаил, убирая от глаз фотоаппарат.

— Теперь сделаем фотографии и пошлём их в газету, — поделился планами Тимофей. — Пускай весь Советский Союз узнает об этом!

Фотографии сделали, но послать в газету не успели.

Узнав о случившемся, из города приехали какие-то люди в штатском. Они изъяли плёнку со снимками, заявив, что на кадрах — обычная шаровая молния, из-за которой вовсе не стоит поднимать такой ажиотаж.

Михаилу, правда, случайно довелось подслушать часть разговора приехавших людей с Дмитрием Ивановичем. Из него выходило, что на фотографиях был запечатлён новейший советский самолёт. А ещё он утаил один из снимков, что скрыл даже от Тимофея с Александром. И, конечно же, не стал никуда его посылать, надёжно спрятав в своей спальне.

Околонаучная дискуссия (НЛО 2)

На улице шёл довольно сильный дождь. Дул прохладный северный ветер. По окнам временами стучали мелкие горошины града. Михаил с Тимофеем сидели за обеденным столом и, пользуясь отсутствием старших, играли в буру.

У них сегодня выдался выходной день, полностью свободный от учёбы и колхозных работ. Еще вчера вечером, втроем с Александром, они договорились посвятить весь день рыбалке. Утром, незадолго до восхода солнца, приятели взяли удочки и отправились на местную речку, расположенную в нескольких километрах от села. Но едва они успели дойти до берега и обосноваться у водной кромки, как погода начала стремительно портиться. Сперва думали переждать, укрывшись под раскидистым клёном, но вскоре стало ясно, что от любимого развлечения, к сожалению, придётся отказаться. Александр побежал к жившей неподалёку бабушке, а Тимофей, приняв предложение Михаила, отправился к нему домой.

— Миш, а как ты думаешь, — спросил вдруг Тимофей, — тот диск, что мы видели, вправду был сверхсекретным Советским самолетом?

— Тебе честно сказать? — в свою очередь поинтересовался Михаил.

— Разумеется!.. — поспешно ответил Тимофей.

— Ну, хорошо, — сказал Михаил и, просмотрев свои карты, бросил их на стол. — Я думаю, — я даже почти уверен в этом, — что мы видели именно НЛО. Никакой это не новейший Советский самолет.

— Но тогда зачем они наврали? Зачем забрали фотографии? — спросил Тимофей, тоже откладывая в сторону карты.

— Да я и сам этого не понимаю. Как по мне, так нет никакого резона скрывать от народа подобные вещи. НЛО — это ведь не секретное оружие и не новейшие технические разработки, о которых не должны знать в других странах. НЛО — это загадочное, трудно объяснимое явление, которое можно наблюдать почти в любой точке земного шара. Зачем засекречивать факты его появления? Этого я не понимаю… — повторил Михаил. — А вот насчет фотографий ты, Тима, ошибаешься, — загадочно улыбаясь, добавил он.

— Ты о чём? — не понял Тимофей.

— У нас не все фотографии отобрали. Я одну утаил…

— Врешь!..

— А какой мне смысл врать?

— Тогда покажи.

— Не вопрос, — ответил Михаил. — Только смотри, чтоб ни одна живая душа!.. Понял?

— Конечно! — заверил Тимофей. — Могила!..

В эту минуту кто-то не громко постучал в дверь.

— Открыто, — быстро пряча карты, отозвался Михаил.

Тимофей сразу сник. Он решил, что показ фотографии и продолжение интересного разговора откладываются на неопределённое время.

Но, увидев нежданного гостя, вновь воодушевился.

— Это я, — входя в комнату, сказал Александр. — К вам можно? Бабушка, похоже, поехала в город. Дом заперт, — пояснил он.

Александр был насквозь промокший, вода стекала с него ручьями.

— Конечно, можно, сказал Михаил. Он также обрадовался приходу Александра. Теперь начатый разговор мог перерасти в оживлённую дискуссию, как это периодически случалось, когда приятели собирались вместе. Михаил любил их жаркие споры, и не редко провоцировал друзей, побуждая высказываться на самые различные темы.

— Проходи, Сань, присаживайся, — пригласил он. — Я сейчас найду чего-нибудь вытереться, а то от тебя скоро пятый океан родится.

Михаил принёс Александру полотенце, и, подмигнув Тимофею, спросил:

— Сань, ты хочешь узнать одну интересную тайну?

— Какую? — вытираясь, безразличным голосом поинтересовался Александр.

— У Михи осталась одна фотография, — сказал Тимофей, потирая от возбуждения руки.

— Какая фотография? — не понял Александр.

— Одна из тех, что мы успели сделать, — пояснил Михаил.

— С НЛО, что ли? — уже заинтересованно спросил Александр.

Он повесил полотенце на спинку стула и присел к столу.

— Угу, — кивнул Михаил.

— Покажи!..

Михаил прошел в свою спальню и вынул из тайника, устроенного между стеной и шкафом, сокровенный снимок. На фоне темного неба и размытых очертаний леса, окутанного вечерней дымкой, был отчетливо виден огненно-желтый диск.

Несколько минут на фотографию смотрели молча. Потом Тимофей сказал:

— Да, все-таки это никакой не сверхсовременный Советский самолет.

— Такими самолеты не бывают, — согласился Александр.

— И что мы теперь с ней будем делать? — поинтересовался Тимофей.

— С фотографией, что ли? — уточнил Михаил.

— Угу, с ней.

— Оставим себе на память, — сказал Михаил.

— А я вот что предлагаю, — произнёс вдруг Александр, — надо его снова выследить, но уже не с фотоаппаратом, а с ружьем.

— И зачем это? — удивился Михаил.

— Ты его хочешь подстрелить? — рассмеялся Тимофей.

— Да, — ответил Александр. — И тут нет ничего смешного.

— Это точно: смешного тут ничего нет, — согласился Михаил. — Тут не смеяться, тут плакать нужно.

— Это почему же? — задиристо спросил Александр.

— Да потому, Саша, что твоя идея — это полный бред!.. Ну, выследишь ты его, — допустим. Ну, выстрелишь… и что дальше?

— Мы узнаем, существует ли это НЛО, или нет…

— Каким образом?

— Если пуля отрикошетит, значит это не молния…

— А Советский самолёт, — улыбаясь, перебил его Михаил. — Саш, это полная чушь!.. Галиматья какая-то… Пуля и от тарелки может не отрикашетить, потому что неизвестно еще, из чего она создана. Да и как ты в темноте узнаешь, что вообще попал? Бред все это. А НЛО существует, — и это бесспорный факт!..

— А чем ты можешь это доказать? — спросил Тимофей.

— Да, чем? Ты у нас умный, вот и дай ответ на этот вопрос! А мы послушаем и намотаем себе на ус, — явно горячась, сказал Александр.

По его тону Михаил понял, что приятель дошел до нужной кондиции, и жаркая дискуссия уже неизбежна. Лед, как говорится, тронулся, и теперь оставалось лишь заботиться над тем, чтоб он не растаял преждевременно, то есть, чтобы возникающая дискуссия получилась интересной и продолжительной.

— Хорошо, — сказал Михаил, — я попробую ответить на ваш вопрос. Я хоть и не такой уж умный, каким вы меня считаете, но на этот счет у меня свое мнение имеется. Так вот!.. Гм… гм… Начну хотя бы с того, что, кроме Земли, в космосе есть еще целые мириады небесных тел…

— Ну и что из этого? — перебил Тимофей. — Тел-то, может, и мириады, но причем тут инопланетяне?

— Да и большинство этих тел не являются даже планетами, — добавил Александр.

— Я об этом и хочу сказать, — продолжил Михаил. — Да, не все небесные тела являются планетами. В космическом вакууме, кроме планет, есть еще множество звезд, комет, астероидов, метеоритов и так далее. Но даже если отнять от общего количества небесных тел все те объекты, которые не являются планетами, все равно получится очень внушительное число…

— И что с того? — спросил Александр.

— Из этого следует, что во вселенной существует не одна лишь Земля, что планет огромное множество даже во Млечном пути, не говоря уже про иные, ещё не открытые галактики, — Михаил говорил медленно, с паузами и расстановкой, тщательно подбирая для своей речи научные термины и наиболее весомые слова. — А если их очень много, — сделав очередную паузу, продолжил он, — а если их очень и очень много, то крайне маловероятно, чтобы лишь на одной Земле были подходящие условия для жизни и развития разумных существ, какими являемся и мы с вами. Планеты, на которых есть жизнь, есть. Обратное крайне маловероятно, — окончил свою речь Михаил.

— Но ведь это одно лишь предположение, — разочарованно произнес Александр.

— Да, предположение. Теория, если хочешь. Но зато, согласись, неопровержимая, — сказал Михаил.

— Это верно, — согласился Александр, — ее сложно опровергнуть. Но и доказать с ее помощью существование инопланетян также сложно. Или даже невозможно…

— А какие ещё у тебя есть аргументы? — спросил Тимофей.

— Я думаю, то, о чем говорят миллионы, не может быть чьей-то злой выдумкой. Дыма без огня не бывает. А об НЛО говорят уже много веков,

и не только у нас в стране.

— Ну, знаешь ли, Миша!.. — воскликнул Александр. — Это уж совсем не довод. То, о чем говорит народ, может оказаться столь же далеко от истины, как и

Земля от Луны!..

— А тут ты ошибаешься, — не согласился Михаил. — Народ — это не один человек, который может взять, да и наврать. Народ — это десятки миллионов людей, не связанных друг с другом. Тем более, что об инопланетянах народ говорит в разных уголках планеты и много веков подряд. Что-то все же было, что-то послужило толчком для этих разговоров. И это точно не была выдумка какого-нибудь сказочника, — выдумки так долго не живут.

Другое дело, что народу свойственно все сильно преувеличивать и приукрашать, раздувать из мухи слона, — это есть, я согласен.

— А как ты узнаешь, инопланетяне — это муха, или раздутый из нее слон? — спросил Тимофей.

— Давай размышлять логически, — ответил Михаил. — Что объединяет все эти разговоры? вокруг чего все они крутятся? Ответ очевиден: инопланетяне и их тарелка. Это ведь главные и постоянные составляющие всех разговоров. Значит, это и есть зерно. А вот то, как они выглядят, как передвигаются, как вообще себя ведут, и что происходит во время их появления — это вопрос. Тут уже полно плевел. Народная фантазия здесь так сильно переплелась с правдой, что отличить одно от другого крайне сложно.

— то есть ты считаешь, что диск — это непременно тарелка? — спросил Тимофей.

— А что же еще? Сверхновый Советский самолет?

— Нет, диск — это не самолет, — сказал Тимофей. — Но это еще не означает, что он — НЛО. Возможно, это шаровая молния.

— Нет, вряд ли, — сказал Александр. — Я пару лет тому назад видел шаровую молнию: она намного меньше. Да и не висела она на одном месте, а двигалась, быстро двигалась.

— Но, возможно, это была её очень редкая разновидность, — предположил Тимофей.

— Возможно, — согласился Михаил. — Но только это тоже лишь догадка. Простое предположение, не подкрепленное ни единым фактом.

— Нет, какие-то необычные шаровые молнии есть — я об этом по радио слышал, — не сдавался Тимофей.

— Может, и есть, — сказал Александр. — Но зачем тогда у нас забрали фотографии? Зачем запретили рассказывать об увиденном? Нет, это была не молния, — я в этом уверен.

Они замолчали. Каждый из приятелей употребил все свои доводы и аргументы. Добавить было нечего. Дискуссия подходила к концу.

Михаил собрал со стола карты, перемешал и, подумав немного, вновь бросил их на стол.

В комнате воцарилось тягостное молчание, нарушаемое лишь монотонными ударами настенных часов да уже почти неслышным шумом затихающего дождя.

Мима окон с грохотом пронеслась забрызганная грязью полуторка.

— Ладно, — наконец произнес Михаил, — давайте считать эту тему закрытой. Вопрос хоть и интересный, но пока, к сожалению, не разрешимый.

— Это верно, — согласился Александр. — Нам эту тайну пока не раскрыть. Но от этого она становится лишь интересней и загадочней.

— Ее откроют, обязательно когда-нибудь откроют, — сказал Тимофей.

— И дай то Бог, чтоб случилось это еще на нашем веку, — закончил разговор Михаил.

Он встал, взял со стола фотографию и, окинув ее внимательным взглядом, отнес на место — в тайник за шкафом.

Там фотография лежит и по сей день, так как последовавшие вскоре события настолько увлекли троих друзей, что они напрочь позабыли об увиденном ими таинственном диске. Однако это уже совсем другая история.

Письмо-исповедь

Здравствуй, друг мой Павел!

В своём последнем письме ты спрашиваешь, откуда я знаю твоего соседа, о здоровье которого интересуюсь? Вот я и отвечаю.

Это очень длинная история, произошедшая в далёком восемьдесят первом году. О ней уже пора бы и позабыть, да вот никак не могу…

Итак. Жили мы тогда с Валерием в одном селе под Ростовом. Были мы с ним очень близкими друзьями, как говориться, не разлей вода. Вместе работали на полях, вместе ходили на рыбалку, вместе бегали по вечерам в клуб, развлекаясь там до поздней ночи…

И вот, однажды, возвращаясь с очередных гуляний, мы с ним шли по уже погрузившейся в сон деревне и комментировали весело проведённый в клубе вечер. А вернее — делились впечатлениями, произведёнными на нас двумя молоденькими девушками-сестричками, впервые приезжавшими в наш клуб из соседней деревни.

А ночь тогда стояла тихая, ясная. В небе светила полная луна, а в траве пели свою нескончаемую песню десятки или даже сотни сверчков. Как раз та пора, в которую я в те годы любил сидеть в нашем огромном и ухоженном саду, который являлся гордостью всего нашего семейства, и сочинять стихи, — корявые стихи, местами — белые, но мне и моим односельчанам очень нравившиеся.

Так случилось и в ту ночь. Дойдя до своей калитки, я распрощался с Валерием. Затем, прошмыгнув мимо окон родительской спальни, я отправился в сад, сел на своё излюбленное бревно, лежавшее вдоль ограды, достал из-под него ручку с тетрадкой, всегда там хранившиеся для подобного случая, и начал сочинять.

Меня в ту ночь, помнится, ещё очень сильно порадовала «тётушка Луна», так хорошо освещавшая мою тетрадь, что мне совершенно не нужно было в неё всматриваться. Заметив это, я даже посвятил одно из стихотворений ей, «тётушке Луне».

Я уже не помню всех стихотворений, вышедших из-под моего «пера» той ночью. И рукописи у меня также не сохранились — выбросил при переезде в Москву. Такая участь постигла большинство моих ранних творений, в примитивности которых я к тому времени уже успел неоднократно убедиться. Я несколько раз посылал их в различные газеты, и каждый раз получал примерно следующий ответ: «Если хотите стать великим поэтом, учитесь, учитесь и ещё раз учитесь!..»

Но одно я помню наверняка — это то, что все стихотворения, вышедшие из-под моего пера той ночью, кроме, конечно, уже упомянутого стихотворения о «тётушке Луне», были посвящены Ане, младшей из тех двух сестёр, о которых я уже упомянул выше.

Спустя неделю мы с Валерием снова посетили наш клуб, и опять встретили там двух сестёр из соседней деревни. В этот вечер один из Аниных танцев был и моим танцем. Она сама подошла к нам с Валерием и предложила мне с ней станцевать. Я, конечно же, ответил согласием.

В ту же ночь, мой друг Павел, я вдруг ясно осознал, что люблю эту девушку!.. Это была моя первая любовь!.. Я всю ночь провёл без сна. Всё лежал и думал о ней, повторял её имя. Шептал в ночной тишине: «Аня, я люблю тебя!..»

А на следующий день, помнится, я даже нарисовал её портрет. Он, правда, не совсем был схож со своим оригиналом, но для меня это не имело никакого

значения. Я смотрел на нарисованные золотистые волосы и голубые глаза, напоминавшие мне ясное солнышко и летнее, безоблачное небо, хоть и с перепутанными размерами, и уже мысленно дорисовывал, исправлял те черты её лица, которые у меня не получились. Так я и проводил всё своё свободное время, скрывшись от посторонних глаз и мечтая о своей королеве, столь неожиданно появившейся в моей жизни, целиком и навеки, как мне тогда казалось, покорив моё сердце, совершенно не знавшее до той поры, что такое любовь.

Примерно через месяц я решился поведать о чувствах, переполнявших всё моё существо, своему лучшему товарищу, то есть Валерию. А до этого, надо сказать, меня пару раз посещало такое ощущение, будто он, не ведомо по какой причине, старательно избегает моего общества, ссылаясь при этом то на какие-то срочные дела, то на домашние проблемы. Но я, к сожалению или, быть может, к счастью, не обратил на эти ощущения должного внимания, так как целиком и полностью был занят мыслями о девушке моей мечты, воплотившейся в реальное существо, то есть в Аню.

И вот, я всё ему рассказал.

И что же он мне ответил? Он бросил в ответ лишь четыре слова, которые я запомнил на всю жизнь. Вот они, эти слова:

«Я так и думал!..»

Сказав это, он резко повернулся и быстро зашагал в направлении своего дома. Я же и не попытался его остановить. Я стоял, словно прикованный к земле, и смотрел ему в след бессмысленным, ничего не понимающим взглядом.

А ещё через два дня он с двумя парнями встретил меня в поле. Было около двух часов дня. Вокруг не оказалось ни единой живой души, — если, конечно, не брать во внимание нескольких голубей, летавших в небе, да червей, в изобилии ползавших по недавно вскопанной земле.

— Ты предатель! — заявил Валерий, — а, таких — я не люблю.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 486