электронная
144
печатная A5
291
6+
Две Полины

Бесплатный фрагмент - Две Полины

Повесть

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-3515-8
электронная
от 144
печатная A5
от 291

Жили-были две Полины…

Одна в деревне, другая в пригороде. Наверное, в каком-нибудь микрорайоне вроде нашего Степного посёлка. И мы ничего бы о них не узнали, если бы они, как остроумно сельские люди говорят, не сэтажились. То есть если бы не переехали жить в одну городскую пятиэтажку и не стали соседями.

Сельская Полина оказалась постарше, с каким-нибудь жизненным опытом. А городская как бы немного взбалмошная, немного провокаторша. Всё-то ей чудятся ведьмы, которые охотятся за ней и за её подругами. Полине сельской в ответ на её провокации приходится раскрываться. А она очень интересная девчонка. Благодаря этой её интересности и сложилась эта весьма непростая повесть.

Обретая новую жизнь, в данном случае меняя сельскую на городскую, мы расплачиваемся за это какими-то царапающими потерями. Вот жил-был пёс по кличке Пират, любил хозяев и девочку Полю, а они его предали — продали вместе с домом. Новые хозяева собак любить не умеют, да и друг друга тоже. И вот бежит этот преданный пёс за машиной. А папа Полины за рулём сжал зубы и не оглядывается назад.

Так они и уехали в новую жизнь, и Полина теперь не может сказать, что она никогда не была предательницей. И вот за эту утраченную собачью любовь и верность, приобрела героиня этой смешной и грустной повести дорогую игрушку Фёрба, потеряв при этом дружбу с девочкой-одноклассницей, которой эта дружба так была нужна. Как и ещё одной девочке с нездоровым сердцем.

В повести много тонких и верных наблюдений за прозябанием детской души и за её взрослением. Начала наша Полина с того, что увидела себя птичкой на верхушке берёзы, дотянувшейся до пятого этажа. А чем закончит? Вопрос, и ещё какой.

Владимир Одноралов,

член Союза писателей России

Наша новая жизнь

Я теперь живу на пятом этаже. Как птичка на самой верхушке берёзы. И даже на большие деревья я смотрю не снизу, а сверху. С балкона всё видно. Вон там что-то блестит, у кустов шиповника. Надо пойти посмотреть, вдруг драгоценный камень. Тогда я продам его и куплю наш дом обратно, и тогда…

— Девочка, а девочка! Как тебя зовут?

Это вдруг с соседнего балкона меня девочка позвала. Она маленькая, загорелая и с кудряшками. Приставучая, наверное.

— Я Полина, — отвечаю ей.

— Ух, ты! Я тоже Полина. Мы с тобой, похоже, соседки. А сколько тебе лет? Мне шесть.

Ну вот, привязалась. Хоть не выходи никуда.

— Мне давно уже семь, я в школу хожу, — говорю ей и отворачиваюсь тут же.

Ну а что? Вечно вот так. Как соберёшься погрустить одна, подумать — все лезут с разговорами! Потом забываешь даже, о чём поплакать хотела. Не люблю я так.

Мы ведь новую жизнь сегодня начали. Переехали. Из деревни — в город, на пятый этаж. Я ещё стесняюсь тут всех, а ко мне уже с дружбой пристают.

— Раз мы с тобой соседки, нам нужно срочно подружиться. Слышишь? Мне мама так сказала. А твою маму как зовут?

— Тётя Ирина.

— А мою — тётя Таня. Полин, а Полин! Можно я к вам в гости приду?

Тут вышла сама тётя Таня и говорит:

— Как некрасиво напрашиваться в гости! Они только что переехали, у родителей наверняка много дел. Лучше пригласи девочку к нам.

— Ой, да! Идём, у нас есть дог Линда и кошка Юшка.

Что она такое говорит! Настоящий дог! И кошка ещё. Надо посмотреть, как они живут с собакой в квартире. Они-то и помогут маму уговорить привезти сюда Пирата!

Я ещё не успела рассказать про Пирата. Это самый умный пёс на свете! И он мой друг. Нас с ним разлучили сегодня ночью. Пират остался жить в своей будке. А мы вот — забрались на пятый этаж.

Почему Пират? Ну как же! Просто он весь чёрный, как разбойничий флаг. Вот почему. Только не подумайте, что он такой же злой. Нет! Он всё понимает на человеческом языке, а отвечает на своём — собачьем. Но стоит кому-то чужому просто посмотреть в сторону нашего двора, Пират становится грозным и даже чуточку свирепым.

Я ему командую: «Сидеть, Пират!» А он хвостом виляет, вокруг меня ходит, цепью обматывает. Потом я падаю, а Пират моё лицо лижет. Начинаем сначала. И так пока не надоест. Наконец он садится и получает угощение.

Вот и представьте, что за новая такая жизнь без него? Одно мучение сплошное.

Если я найду сокровище, куплю за дорого наш бывший дом и вместе с Пиратом буду в нём жить. А Вершковы пусть идут, куда хотят.

— Ну что, давай знакомиться? — Мама маленькой Полины очень приветливой оказалась. — Мы тоже, видишь ли, недавно переехали. Месяц назад.

Да, у них ещё не все вещи разобраны. А квартира в точности как наша — две комнаты, кухня, ванная и балкон. И собака огромная — чудище просто. Кошки не видать только.

— А мы — рано утром приехали, — говорю. — В пять часов. Вы тоже в деревне жили?

— Нет. Мы — из Молдавии. Город Кишинёв.

— Далеко, наверное, это? Нас сюда грузовик большой вёз всю ночь. А вообще, у нас дом большой был. Да! Целых пять комнат. А ещё куча разной живности, сад яблочный и огород. Вон у вас, я смотрю, тоже животные есть.

Я стараюсь тему поближе к главному перевести. Узнаю что да как. Мама зайдёт меня домой звать, а я ей — вот, полюбуйся. Живут люди! Не то что мы.

— Ох уж эта мне собака… Головная боль и больше ничего. Живёт в квартире эдакий слон, которого выгуливать некогда.

Удивила меня тётя Таня. Даже расстроила. Кажется, умная тётя. Ну как из-за собаки может голова болеть? Да, большая она. Но не бегемот же, к примеру, который и в ванне не поместится.

— Это вы зря, — говорю ей, — на собачку наговариваете. У нас вот Пират остался в деревне. Глупость сделали, что оставили. Хозяева новые в нашем доме завелись. Пашка у них — забияка, девчонкам дела нет до собак — с кошками тискаются. Один малыш к Пирату тянется. Да какой с него спрос? Нет этим Вершковым никакого доверия!

— Вершковы! Мам, мы же их застали. Это они ваш дом купили?

— Ну да. У нас обман с ними был. То есть обмен.

— Ну вот. Может, и вы подружитесь, девочки.

Дальше мы пошли с Полиными куклами знакомиться. Она очень радовалась, что нас с ней зовут одинаково. Вот во дворе путаница настанет! Но мы договорились между собой, что я буду Полина старшая, а она — маленькая Полина. Справедливо. Мне-то ведь давно уже семь, а Поля ещё даже буквы не все читать умеет.

— Смотри, какие у меня Винкс есть! Ну и Барби, конечно же. Но это ещё чего! Видишь вон ту кошку. Думаешь, она обычная? А вот и нет, Юшка меня вчера от ведьмы спасла.

Тут Полина стала шептать. А мне стало не по себе. Вообще-то я в такие враки не верю. Да мало ли…

— Не веришь? Сижу я вот тут на диване, вдруг из тёмного угла ко мне потянулась жуткая рука с длинными жёлтыми когтями. Почти схватила уже, а Юшка как прыгнет на неё, как вцепится! Ведьма завизжала и исчезла.

— Врёшь! В городе ведьмы не водятся, даже если они и бывают. Они всё больше в лесу да по болотам шастают.

— Я не могу! — Полина закатила глаза. — Двадцать первый век! Ну ты дремучесть! Они из лесов когда ещё вышли! Наверное, пока ты в деревне жила. Угу! Шмыгают в современной одежде, даже телефоны у них есть и всякое такое разное.

— Это я дремучесть? Да ты врёшь всё. И у нас в деревне… Может и не всё так по-модному, как тут. Зато с такими врушками не дружат. Вот.

— Поль, ты только не обижайся! Не уходи! Вот, гляди.

Тут она протягивает мне руку. На запястье два синяка и царапины.

— Это когда она тебя за руку тащила?

Поля кивнула.

— Вот это ты отважная девочка! Если бы со мной такое приключилось, я бы умерла на месте. А на Юшку твою не подумаешь, что она волшебная. Так себе кошка: гладкая, упитанная.

— Полина! Ты опять про ведьму шепчешься? Бегите на кухню, всё остывает!

Тётя Таня уже и блинчики приготовила, и какао сварила.

— Ой, а я уже умею блинчики печь, — вспоминаю. — В пять лет научилась. Только вот газ включать не могу — спичек боюсь.

— Ну а я жуть как люблю страшные истории, — говорит Полина. — А ты умеешь рассказывать, чтобы страшно было?

— Я знаю несколько таких, но вот рассказывать их лучше утром или днём, чтоб к вечеру забылись. Я темноту… Тоже не очень люблю, в общем.

Тут в дверь позвонили и спросили маминым голосом:

— Здравствуйте, вы маленькую девочку не видели? Мы её ищем, весь двор обежали.

Да это и есть мама!

— Вы посмотрите на неё! Ушла в гости! А предупредить? Полина, мы не в деревне. Здесь всё может случиться. Вы извините, пожалуйста, мы пойдём…

Вечером родители долго разговаривали в зале. Планы строили, о ремонте спорили. О ерунде всякой. Но куда деваться? Я сидела и слушала про обои, шпаклёвку, зубастые цены. Здесь шумно, светло, родители рядом. Так совсем не страшно. А вот в кухне и в спальне света нет. Как раз там и прячется что-то зловещее. Нас подслушивает. И ждёт. Когда я спать пойду.

— Мам, а ведьмы есть? Всамделишные! Мне Полина рассказала про одну с когтями жёлтыми. Если бы не кошка, ведьма бы её утащила. У неё и синяки остались! Она ведь не врёт? Бывают они, мам?

— Ну конечно! Они живут на свете много лет, не умываются и не причёсываются. Так что давай-ка чистить зубы — и в кровать. Время уже позднее.

— А ты собаку их видела?

— Видела. Огромная.

— Они тоже новую жизнь начали тут недавно. И начали правильно — с собачкой.

— Полина, сейчас не до того!

Вспомнила я свою новую подружку, её приключения и отважную кошку. Да, не так уж и плохо начинается эта самая новая жизнь. Если ведьм и не существует взаправду, и маленькая Полина всё-превсё сочинила, — пускай. Так даже веселее.

Я говорю сама себе: «Скорее бы завтра!» и укрываюсь одеялом с головой. Так, на всякий случай.

Ведьмин котёл

Когда случилось это «завтра», мы с Полиной не виделись. Травили тараканов. Так что, пришлось к бабушке уйти.

Зато на другой день я первым делом попросила разрешения сходить проведать подружку. И её огромную собаку. Если они меня ещё не забыли.

— Это кто там пришёл? Уходите, не то папе позвоню!

Вот дела! У Полины за дверью голос сильно дрожал.

— Это я пришла, Полина. Девочка из квартиры напротив!

— А ты не превратилась? Ты точно Поля?

— Ну, я это! Ты чего там, плачешь что ли?

Дверь открылась.

— Быстрей забегай!

Она заперлась на два замка и тут же спрашивает:

— Ты её видела?

Я никого не видела, поэтому покачала головой. А Полина торжественно объявила:

— Сейчас в эту самую дверь звонила ведьма! И как она тебя не сцапала?

Ой, мамочки, как страшно. Только я виду не подаю и стараюсь не верить в ведьму. Под одеялом уж больно душно спать.

— Да говорю же тебе! Быстрей на балкон, выследим, куда она направится. Если, конечно же, она вышла из подъезда, а не осталась караулить нас внизу.

Неслыханное дело. Ведьмы разгуливают днём и звонят в двери как ни в чём не бывало. Что-то тут не так.

— Тише, пригнись только! У них очень хороший слух… и нюх. Уж если кого задумали слопать — не отвяжутся.

На улице никого подозрительного не было. Даже бабушек на лавочке не оказалось.

— Ты её видела или она тебе приснилась?

— Ничего смешного. Я в глазок её видела и узнала. Вообще-то мне родители не разрешают подходить к двери, когда я дома одна. Но мне же интересно, кто пришёл. Ну и вот. Худая такая старушка в шляпе. В руках корзинка. А ещё трость. На зонт похожа. Только никакой это не зонт. Кто это в солнечную погоду с зонтами разгуливает?

— И что ты?

— Я нос и рот закрыла рукой и не дышала. А то учует меня и через дырочку в замке проковыряется. Она во все квартиры позвонила. Потом достала что-то из корзинки и нам в двери просунула. Потом медленно пошла вниз. Ах, она ещё хромала, вот!

— У нас-то звонок не работает, ещё не купили новый! Как думаешь, что это было? Я ничего в дверях не заметила.

— Думаю, шпиона оставила. Так что, потише!

Тогда я ей шепчу на ухо:

— Полина, нам надо срочно секретный код придумать. Ну, чтобы мы знали: это я к тебе пришла, а это — ты ко мне. Предлагаю три коротких, один длинный, один короткий звонок.

— Здорово! Давай!

— Полин, а зачем ей нас красть?

— Какая нормальная ведьма от двух девочек откажется, а?

— Но что же делать? Я теперь из подъезда выйти боюсь!

— Нам нужно завладеть её шляпой и котлом. Шляпа отнимет у неё половину силы, котёл — остальную. И не забывай про трость. Она ей превращения всякие делает. Сегодня при ведьме были все эти штуковины. Значит, собиралась расправиться со мной и Юшкой здесь же. Приготовила бы из нас супчик на маминой кухне! Ух, сколько она детей в своём котле сварила!

— Постой, Полин. А если котелок такой маленький, что умещается в корзинку, разве в нём поместится целый ребёнок?

— Ты что, глупая или в ведьмах не разбираешься?

— Ну, извини, у меня нет волшебной кошки!

— Ладно. Если хочешь знать, она уменьшает детей своей тростью до размера мыши. Тогда может варить их в этом котле целыми связками. Вот как! А иных в тараканов превращает.

Фу! Никогда не забуду этих рыжих-усатых под раковиной и обоями.

— Да… Не дай Бог из девочки в такую гадость превратиться! Мы только вчера их травили. Целая армия была!

— И ты веришь, что это были простые тараканы? Может, это дети Вершковых, и их ведьма заколдовала, а?

— Да нет. Детей я видела. Они больше на саранчу похожи. Отобрали у меня половину игрушек, побили мамину посуду… Эх, лучше бы их в тараканов превратили!

Они когда переехали, заявили, что теперь наш дом — их дом. И всё, что в нём находится, принадлежит им. «Мы, — говорят, — оставили тебе в городе кучу всяких игрушек, а ты жадничаешь». Мой летний домик для кукол разгромили, растащили все значки и наклейки. А малыш залез в мамину кладовую и побил посуду.

Противно всё это вспоминать.

— Полин, а зачем ведьме детей поедать? В супермаркете столько всего продаётся! И потом, она может себе бесплатно любое кушанье наколдовать.

— Как это зачем? Она так жизнь свою продляет. Проглатывает детские невинные души и живёт тыщу лет. Взрослые не такие нежные, да и конфеткой их в котёл не заманишь. Короче, план такой: надо её выследить, напасть на логово, стащить эти её колдовалки и уничтожить. Без них она пшик — и взорвётся на сто тысяч пауков. И если она сейчас не подслушивает, скоро мы с тобой доберёмся до этой гадины.

— Мы?! Я боюсь. Я не пойду. Может она больше не вернётся…

Ну уж нетушки! Пауков я вообще не выношу. По мне — так ведьма с самой преогромной бородавкой и та приятнее.

— А когда она будет держать тебя за ногу и кидать в кипящий котёл, как ты тогда запоешь? И сколько ещё… Юшка!

Тут из-за дивана вышла сонная кошка.

— Юшка, где ты была всё это время? Выслеживала колдунью? Не притворяйся!

Кошка лениво зевнула, потянулась и стала умываться. Никаких волшебных умений она показывать не захотела.

— Вот актриса! Прикидывается, будто ничего не случилось, как в тот раз. Только я своими ушами слышала, как она говорила ведьме, чтоб та больше не совалась сюда. Так и сказала.

— А вот Линда-то ваша не очень заботливая, — говорю. — Тебя тут чуть не скушали на полдник, а она лежит себе на диване, полёживает.

— Это дог. Они всех впускают и никого не выпускают обратно. Охранники такие.

— Да ну их, таких охранников. Вот Пират бы… Он бы меня ни за что в обиду не дал! Мама моя рассказывала, когда мы с ним очень маленькие были… Ой! Мама! Где же твоя мама, Поль? Надо ей рассказать всё срочно.

Полина замахала руками:

— Какие ещё родители! Мама и слышать про ведьм не хочет. Ей пришлось в магазин уехать срочно. Её продавщица, Настя, заболела, подмены нет.

Оказалось, что у тёти Тани свой магазинчик в торговом центре. Там продаются всякие модные шляпки, шарфики, красивые платочки.

— Как-нибудь мы с тобой к ней сходим. Вот только колдунью обезвредим.

Похоже, выхода у меня теперь нет.

Замушевые сапожки

Мы с Серёжкой, моим старшим, вечно ссоримся. Прошу его недавно:

— Серёжка, дай мультик посмотреть!

— Отцепись, — говорит.

Тогда я иду в наступление.

— Мама придёт, всё ей скажу.

— И что скажешь?

— Да хоть то, что я одна сегодня убиралась, а ты в Мортал играл весь день.

— Ага, тогда расскажи ей ещё, как в вещах копаться любишь. Да-да. И как губы красишь маминой помадой.

— Чего-о? Может, мне про спички у тебя в куртке рассказать лучше? И вообще, мне мама сама мерить свои вещи давала!

— Ну, раз тебе скрывать нечего… Ты же губнушкой не красилась…

— И не красилась! Я её просто нюхала.

— Ртом нюхала да перемазалась, чумичка.

— Ну, всё! Вот теперь точно всё! Ты меня достал! Маме будет очень интересно послушать, как одна подружка моей подружки видела тебя возле общежития, и как ты с девчонкой целовался. Вот!

— Стеклянный колокольчик. Дзинь-дзинь!

— Верни свои слова обратно!

— Возвращаю. Ты не стеклянный, ты — хрустальный колокольчик. Он громче звенит. Ха-ха-ха!

— Сам ты…

— Ну, иди, звени на всех, жалуйся!

Тут я больше не нашлась, что ответить. Просто взяла и перешагнула через него. Прямо перепрыгнула!

— Быстро назад перешагни! Давно крапиву не нюхала!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 291