электронная
18
печатная A5
261
16+
Две Дианы, не считая принцессы

Бесплатный фрагмент - Две Дианы, не считая принцессы

Любовный детектив

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-3842-1
электронная
от 18
печатная A5
от 261

Глава 1

Экстрасенс Диана четвёртый раз перечитывала «Вечерний Петербург», правда, не всю газету, а только одну рекламу. В ней описывались немыслимые достоинства… экстрасенса Дианы.

— Нельзя сказать, что от клиентов нет отбоя! — проговорила героиня (и автор) рекламы.

Через час раздался телефонный звонок. Молодой женский голос поинтересовался:

— Записаться на приём можно?

— Здравствуйте. Вам повезло, — ответила, мысленно усмехнувшись, Диана. — У меня очень плотный график, но есть «окно»… в восемь часов.

— Годится. И сколько это «удовольсвие» потянет?

— Сто баксов. Можно рублями по курсу.

— Ни фига себе!

Диана поняла, что теряет клиентку и поспешно воскликнула:

— Деньги принесёте потом, если останетесь довольны итогами визита.

— Вот так бы сразу!

— Простите, Вас как зовут?

— Не один ли чёрт?!

— Это мне для отчёта. Назовите любое имя.

— «Наташа» устроит?

— Вполне.

— Ну, я полетела.

В трубке раздались гудки.

— Интересная «пташка» — проговорила Диана. — Такая развязная… или пытается такой казаться?!

Взглянув на автоответчик, Диана переписала в рабочий календарь телефон недавней собеседницы и рядом пометила: «Наташа??».

Девушка опоздала минут на пять, то есть можно сказать, что пришла вОвремя. Она долго мялась, наконец, промямлила:

— Я тут один поступок совершила… случайно… Можно надеяться, что Вы в «ментюшню», … то есть в родную милицию не настучите?

— Мне это не выгодно. От тебя может перепасть… впоследствии 100 долларов, а от них не дождёшься и ста, извини за выражение, рублей!

— Толково! — согласилась гостья. — … В общем, я это… одного… на стройке завалила. И с тех пор чую, что сглазили меня. Что ни делаю, не идут дела. Прямо, как на острове невезения у Андрея Миронова! (Интеллектуально извращённый автор настоящего опуса считает, что этот остров — Таити. Ведь в переводе с иврита «ТаИти» означает: «Я ошибся». ) … Может, снИмите порчу? Я за это не тО, что сто баксов, а целых… сто десять не пожалею! ПотОм, разумеется!

— Подробнее можно? — попросила экстрасенс.

— Естественно! Возвращаюсь как-то домой вечером, ну и решила угол срезать — пройти через стройку.

— ГдЕ это?

— Ну, … не один ли …? В общем, в Выборгском районе.

Диана перед визитом клиентки выяснила, что судя по первым трём цифрам её телефонного номера (560), дом Наташи (хотя скорее всего — не Наташи!) расположен где-то рядом с проспектом Обуховской обороны или на самОм проспекте. Поэтому она перебила клиенку:

— А мне кажется, что в Невском районе.

Девушка покраснела, как пионерский галстук и выдавила:

— Простите, перепутала. Это на Шелгунова.

— Вот это другое дело, — улыбнулась Диана. — Постарайся больше не… путать.

— А Вы — толковая экстрасенсиха! — уважительно проговорила девушка. — Прямо, детектор лжи! … Ну, значит, иду я по стройке, а навстречу он — высокий, красавец, усатый. И предложил он мне… как это по-научному? … Вступить в половую связь. Но он не по-научному сказал, а по простому. Другая бы обрадовалась, а я перепугалась. Дело в том, что невинная я. Не в том смысле, что не виноватая, а…

— Понятно, в каком смысле! — пришла на помощь Диана. — Продолжай.

— «Заехала» я ему с перепугу ногой меж его ног! Чуть «яичницу» ни сделала! Он, ясно дело, загнулся! … Но только в буквальном смысле. И тут я его каблуком босоножки кА-ак шандарахнула! … В смысле, не снимая с ноги! Прямо в висок. Он хлоп! И «загнулся» уже в перенОсном смысле! … Ну, так кАк? Можно снять порчу?

— Сложный вопрос! — проговорила Диана. — Ты полистай прессу на том столике, а я пока раскину карты ТарО.

Раскладывая карты, Диана размышляла о рассказе клиентки. «Усатый покойник на стройке» явно кого-то напоминал. Наконец, она вспомнила.

Около месяца назад в «Милицейской газете» была опубликована статья под названием «Убийство на стройке». Адрес стройки или хотя бы район указан не был. КАк был убит потерпевший — тоже неясно, только было написано: «со следами насильственной смерти». Была приведена фотография молодого человека с усами.

Диана вспомнила слова отца погибшего: «Убийца Вити надеется уйти от российского правосудия. Но есть ещё правосудие Божье!»

— Карты говорят, — проговорила экстрасенс, — что твою жертву зовут, … то есть звали «Виктор».

— Ой! Ведьма! — вскричала перепуганная красотка, но спохватилась и стала извиняться.

— Продолжай изучать журнал мод! — прервала её Диана. — Гадание продолжается.

Четверть часа экстрасенс «мудрила» с картами, разрабатывая дальнейший план действий. За это время посетительница так и не перевернула страницу журнала.

— Карты не говорят, где работает отец несчастного Виктора. Но они же говорят, что ты знаешь, где этот отец работает.

— Знаю, — потупилась девушка, — но боюсь делиться.

— А ты бери пример с инфузории, которая не боится делиться.

— Чего?!

— Шутка. Не бери в голову.

— А мне не до шуток! Только можно этого скорбящего папашу Вам не называть?

— Я особо не настаиваю, — сжалилась над клиенткой Диана… — Ты отняла у отца сына и этим сильно испортила свою карму. Отсюда все твои беды.

При этом экстрасенс подумала: «Ты просто легко внушаемая дурочка! Прочитала в «Милицейской газете» про Божье правосудие, и вся жизнь пошлА наперекосяк!

— ЧтО же мне делать?! — воскликнула гипотетическая Наташа. — Или ВЫ что-нибудь сделаете?

— Нет, голубушка! Поработать придётся тебе. Надо… родить ребёнка отцу Виктора!

— Чего?! — обалдела красотка, но тут же рассмеялась. — А! Ясненько! Это у Вас такой юморок своеобразный!

Диана с трудом втолковала, что это не юмор, а руководство к действию!

— А как же мне с ним познакомиться? — без особой радости проговорила гостья. — … О! Идея! Могла бы к нему машинисткой устроиться! У меня скорость печатания — как на стометровке! … Только у него наверняка своих машинисток хватает!

Экстрасенс вновь «поколдовала» с картами:

— Через две недели ему потребуется машинистка. И он даст об этом объявление в «Санкт-Петербургских ведомостях» и устроит кастинг.

Красотка оживилась:

— А я была на нескольких кастингах, правда в модельные агентства. Сказали, что по ихним стандартам дебильным я не подхожу, но переспать активно предлагали. Даже за деньги. Жаль, что пока честная девушка, а то бы подзаработала! … Ладно. Схожу не на модельный, а на машинописный кастинг. А если этот старый пень на мои «прелести» не позарится?

— На «нет» и суда нет! Но порча с тебя всё равно будет снята… при условии, что не будешь симулировать и проявишь себя во всей красе!

Как только клиентка ушлА, Диана позвонила в службу платной информации:

— Дайте, пожалуйста, адрес, соответствующий телефону 560—12—34.

— Проспект Обуховской обороны, дом 113, квартира 5.

— Там среди прочих должна жить девушка от 20-ти до 30-ти лет. Будьте добры, сообщите её фамилию, имя, отчество и точный возраст.

— Иванова Мария Васильевна 1975-го года рождения. Значит, ей сейчас…

— Двадцать один год. Большое спасибо.

Глава 2

На другой день Диана примерно вычислила время, когда клиентка должна вернуться с работы. Она тщательно загримировалась и остановила свой автомобиль недалеко от нужного подъезда. Затем стала ждать. Через час появилась вчерашняя красотка и вошла в подъезд.

Диане всё уже было ясно, однако для очистки совести она тоже зашла туда же и услышала, что на втором этаже захлопнулась входная дверь. Как раз у нужной квартиры 5.

— Ну, вот ты и попалась, Мария Васильевна! — проговорила Диана, отъезжая от подъезда.

Маскарад и «экскурсию» она провела с единственной целью — убедиться, что вчерашняя посетительница звонила из своего дОма, а не от какой-нибудь подруги.

Придя домой, Диана просмотрела имеющуюся в доме прессу, заботливо сохранённую… для сдачи в макулатуру. Наконец, нашла нужную «Милицейскую газету».

Погибшего звали «Виктор Соскин». Его отец Юрий Григорьевич Соскин, упомянувший про правосудие Божье, был главой фирмы «Альтаир». Найти адрес по телефонной книге было делом пяти минут.

На следующий день в кабинете главы фирмы «Альтаир» раздался телефонный звонок. Звонившая женщина представилась экстрасенсом Дианой.

— По какому делу? — сухо осведомился Соскин.

— По вопросу поиска убийцы Вашего сына.

— И что же по этому поводу говорит белая и чёрная магия? — усмехнулся Юрий Григорьевич. — Где, к примеру, был убит Витя?

— Стройка на улице Шелгунова.

Бизнесмен издал нечленораздельное восклицание. Около минуты он молчал, собираясь с мыслями. Затем спросил:

— КАк он был убит?

— Каблуком в висок.

— Немедленно приезжайте ко мне!

Разговор в кабинете Соскина был недолгим, но продуктивным. Диана начала без обиняков:

— Чёрно-белая магия здесь ни при чём. Цветная — тоже.

Далее последовал рассказ о визите лже-Наташи, а так же об ответном «визите вежливости» Дианы в подъезд клиентки. Факты сопровождались лаконичными комментариями рассказчицы. В заключение Соскину был дан совет родить ребёнка от убийцы его сына.

— Не верю, что Витя мог стать насильником! — проговорил Юрий Григорьевич. Правда, к прекрасному полу был неравнодушен. Говорил же ему, балбесу, что бабы до добра не доведут! Впрочем, он тогда выпил и вполне мог про совращение пошутить. А девица оказалась без чувства… дебильного юмора! … Итак, подытожим. Я должен дать в «… ведомостях» объявление, что требуется машинистка. Придёт Иванова Мария Васильевна двадцати одного года. Дальше действую по обстановке.

Диана встала:

— Приятно было общаться с деловым человеком!

Соскин молча протянул нераспечатанную пачку из ста стодолларовых купюр.

— Моя информация так много не стОит, — усмехнулась Диана. — Может, сюда входит плата за молчание?

Бизнесмен улыбнулся:

— Приятно было общаться с деловым человеком!

Диана взяла деньги и простилась. Когда она выходила, Соскин спохватился:

— А эта красотка кАк из себя?

«Вся из себя!» — подумала Диана и ответила:

— Скажу честно. На меня она впечатления не произвела. Но Вам понравится.

Соскин дал объявление в газету «Санкт-Петербургские ведомости». От кандидаток в машинистки не было отбоя. В объявлении было сказано: «Фирме „Альтаир“ требуется машинистка 20—30 лет».

Почти все кандидатки решили, что фирме требуется проститутка со знанием машинописи. Но всех превзошла некая Наташа Павленко. Она явилась в провокационном платье — вызывающем и мало что скрывающем! И прямо-таки рвалась из него, как говорил поручик Ржевский в «Гусарской балладе». Печатала прелестница двумя пальцами, чаще одним.

Пока девушка героически боролась с текстом, Соскин полистал её паспорт. Он с удивлением узнал, что эта не по годам развитая (не в смысле ума) девица пока ещё несовершеннолетняя.

Наконец, «очаровашка» кончила терзать клавиши и отдала своё «творение на проверку». Соскин аж схватился за голову. В контрольном тексте, который предлагался всем кандидаткам, было умышленно сделано много ошибок. Наташа не исправила ни одной. Даже добавила свои ошибки.

— Я строчу, как Анка-пулемётчица! — похвасталась машинистка.

— Так же безграмотно! — рассмеялся Юрий Григорьевич.

— Так же быстро! … А что? Не нравится?

Работодатель скривился.

— Ничего! — не пала духом экзаменуемая. — Зато в другом качестве обязательно понравлюсь!

— Это вряд ли. Не хочу сесть за совращение несовершеннолетней!

— Не проблема! Через три месяца я стану совершеннолетней.

— Совершенно… летней, — сострил бизнесмен, — ты станешь с первого июня!

— Чо?!

— Не напрягайся, Наташенька! Тебе это не идёт! … А ты иди…

— То есть… А! Поняла! Приду уже совершенно…, в общем, восемнадцатилетней. К тому времени я ещё больше нальюсь соками и стану ещё аппетитней!

— Если уж говорить об аппетите, то ты (увы!) не в моём вкусе!

— А мне такой безвкусный и нА фиг не нужен! — процедила Наташа и гордо вышла, хлопнув дверью. Затем презрительно фыркнула. — Подумаешь, расстроил! Мне же лучше!

Глава 3

Прошло два дня. Список отвергнутых машинисток (с указанием адресов и телефонов) составлял ужЕ полтора листа. Четверо из них (включая Наташу Павленко) жили недалеко от злополучной стройки. Была даже «Иванова», но не «Мария Васильевна», а «Ольга Павловна» и не с проспекта Обуховской обороны, а с не менее «революционного» Ленинского проспекта.

Наконец, раздался робкий стук в дверь.

— Войдите! — распорядился Соскин.

В кабинет с виноватым видом провинившейся пэтэушницы вошла худющая некрасивая девица чуть ниже среднего роста. Соскин посмотрел на неё, как кавалерист на хромую клячу и подумал: «Доска и два соскА!».

Девица в ответ метнула на хозяина кабинета презрительный взгляд и… вежливым приятным голосом проговорила:

— Я, пожалуй, пойду…

Соскин не имел ничего против, но надо было заполнить очередную строчку в списке. Поэтому он милостиво разрешил:

— Ладно уж, попечатай, коли пришла.

…По стуку клавишей бизнесмен понял. Что имеет дело с профессионалом.

— Где это ты так настропалилась? — поинтересовался он.

— В машинописном бюро на «Электросиле». Принесла оттуда характеристику.

Юрий Григорьевич приступил к просмотру принесённых документов. Бегло пролистал зачётную книжку института связи (девушка училась на вечернем отделении). Скукотища, всё одно и то же — сплошные «отл.»

«С такой мордой только и остаётся, что учиться на «отлично»! — подумал он и, шутя, спросил:

— А где аттестат об окончании школы с золотой медалью?

Машинистка достала из сумочки аттестат и удивлённо спросила:

— Ой! А как Вы узнали?

— Интуиция! — усмехнулся бизнесмен.

Чтение аттестата он оставил на потом и углубился в характеристику с места работы. В ней говорилось, что «Иванова Мария Васильевна работает на „Электросиле“ с 1992 года машинисткой в машинописном бюро. Является грамотным исполнительным специалистом…»

Соскин чуть ни вскрикнул от удивления. Может, это другая «Иванова Мария Васильевна»?

Он схватил паспорт. Напрасные надежды! Перед ним была та самая Иванова — с проспекта Обуховской обороны, дом 113, квартира 5, 1975-го года рождения — убийца его сына!

«И эта кикимора должна родить мне ребёнка?! — с ужасом подумал бизнесмен, вспомнив совет Дианы. Да я скорее смогу залезть на Эверест, чем на неё! Лучше сообщу о ней в милицию.»

Немного поостыв, Соскин решил: «Ладно! Разберусь с этим страшилищем сам. Око за око, зуб за зуб, сына за сына! … А дочери не считаются!»

И он переписАл из сберкнижки Ивановой номер её счёта.

Машинистка кончила печатать в рекордно короткий срок. Работодатель тщательно проверил текст и изрёк:

— Даже нЕ к чему придраться!

— Есть к чему, — горько усмехнулась девушка. — У меня по «Линиям связи» «четвёрка». Не люблю зубрёжку. Ну, счастлИво оставаться!

— Погоди! — остановил её Соскин и окинул оценивающим взглядом. — Я тебя к большому сожалению не возьму машинисткой, хоть ты и самая достойная кандидатура! Просто я планирую использовать тебя … «в другом качестве».

Соскин невольно воспользовался терминологией Наташи Павленко.

Маша быстро поняла, о чём речь — сразу видно, что была готова к такому предложению. Она искусно разыграла смущение и якобы растерянно проговорила:

— Это так неожиданно… Надо подумать.

— Два часа на размышление! — отрезал Соскин. — Встречаемся в пять в сквере напротив офиса.

— Не получится, — возразила девушка. — Таблетки надо принимать за 6 часов.

— А ну-ка, дай их сюда! — потребовал будущий любовник. Он хотел эффектно выбросить их в мусорное ведро.

Маша вновь довольно натурально смутилась:

— Я была уверена, что меня можно использовать только как машинистку. А для этого таблетки… не обязательны! Вот я их и не купила.

— И правильно сделала,… то есть не сделала, … в смысле «не купила».

— Так ведь (выражаясь «Ильфо-Петровски») «наличие отсутствия» таблеток ведёт к появлению наличия детей!

— Ну и пусть! Какой-то него…, в общем, кто-то убил моего сына, и мне нужен другой наследник!

Маша проявила завидные актёрские способности. Она якобы опешила на несколько секунд, затем стала пунцовой и вдруг словно засияла от радости.

— Я приду! — волнуясь, но твёрдо проговорила она и вышла.

Юрий Григорьевич непроизвольно улыбнулся и подумал: «Пожалуй, я был не прав. Залезть на Эверест всё-таки труде».

В пять часов (естественно, вечера) он встретил Машу и повёз на своём «Вольво» в свою квартиру. В пути Маша долго молчала, затем начала:

— Юрий Григорьевич!…

Соскин перебил:

— Ты своей похвальной (но в другом месте!) вежливостью даёшь мне почувствовать разницу в возрасте.

— Извини, Юра!

— ЧтО ты хотела спросить?

— КАк мы его назовём?

— Его — «Витя», а её — как хочешь. Но лучше — его!

Наконец, они приехали. На стене висела большая семейная фотография, снятая три года назад.

— Жена? — догадалась Маша.

Соскин кивнул.

— Она, видимо, в ночную смену, раз я здесь?

— Она ужЕ два года… В общем, из всех троих…

«в живых я остался один!».

— Примите соболезнования, … то есть «прими»…

— Ты сюда чтО? Соболезновать пришла?!

Маша вздохнула и приступила к делу. Она постелила постель, затем попросила кавалера отвернуться. Тот выполнил просьбу и подумал: «Толковая баба! Понимает, что с её-то скелетом стриптиз лучше не демонстрировать!»

— Я готова! — донеслось из постели.

Кавалер обернулся. Из-под одеяла на него смотрела смущённая партнёрша, одетую во взятую дОма ночную сорочку.

«Да она просто красавица!» — с волнением подумал бизнесмен и стал поспешно раздеваться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 261