электронная
356
печатная A5
532
18+
Два месяца в Техасе

Бесплатный фрагмент - Два месяца в Техасе

Объем:
502 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0246-5
электронная
от 356
печатная A5
от 532

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моим родителям посвящается.

Спасибо вам за терпение, поддержку, веру…

1. Палмеры

Шел шестнадцатый час моего путешествия.

Десять часов перелета из Москвы в Нью-Йорк, шесть часов ожидания рейса на Даллас. А предстояло провести в небе еще часа четыре, прежде чем я наконец окажусь в Далласе, штат Техас.

Я сидел в зале ожидания в аэропорту имени Кеннеди в Нью-Йорке, встревоженный и вымотанный. Впервые я оказался за пределами России. К тому же один, без родителей. И кругом одни иностранцы. А мне ведь было всего шестнадцать лет!..

С того момента как я утром выехал из дома в аэропорт, поспать мне не удалось, видимо, из-за волнения. Часик вздремнул в самолете, но это не в счет. И теперь от усталости окружающий мир виделся несколько размытым, сюрреалистичным и с «запаздывающим» звуком.

Усталость взяла свое, и я задремал. Причем так хорошо, что сполз с кресла и проснулся от удара об пол. Я поспешно поднялся на ноги и, смущенно улыбаясь народу поблизости, уселся обратно в кресло.

Напротив сидел парень-индеец лет за двадцать. В голубых джинсах и черной джинсовой куртке. Мне казалось, что индеец смотрит на меня, но солнцезащитные очки скрывали его глаза. Я боялся вновь задремать и профукать свой рейс, поэтому достал из сумки, стоявшей у ног, книгу. Это была художественная литература про стычки индейцев с поселенцами Техаса в девятнадцатом веке. Я раскрыл книгу на закладке, где остановился в последний раз. И прочел следующее: «Индеец наблюдал за мной».

Я оторвался от книги и поднял глаза.

Сидящий напротив индеец вроде как действительно наблюдал за мной…

Мне стало жутковато.

Тут женский голос по-английски объявил посадку на рейс до Далласа. Я торопливо захлопнул книгу, сунул ее в карман сумки. Поднялся с кресла, радуясь предлогу убраться подальше от пугающего индейца. Подхватил сумку и чемодан, посеменил к выходу на посадку. По дороге я опасливо оглянулся через плечо.

Место, где секунду назад сидел индеец, было пустым…


Шел 1995 год. До всей этой истории о Техасе я знал немного. Знал, что есть такой штат на юге США, что он второй по величине после Аляски. На этом мои знания исчерпывались. Но я добросовестно подготовился ко встрече с Техасом: прочел всю литературу (какую смог отыскать), имевшую отношение к штату, его истории, обычаям и т. д. А кроме того, заучил дюжину фраз американского сленга вроде «let’s chill!» и «it’s no skin off my nose». И, конечно же, фразу, подходящую для большинства житейских ситуаций, — «fuck you».

«Боинг» лег на левое крыло, заходя на посадку. Стюардесса на английском сообщила, что самолет скоро совершит посадку в международном аэропорту Даллас/Форт-Уэрт и что температура воздуха 69 градусов по Фаренгейту. Я мысленно конвертировал это в градусы по Цельсию: около 21 градуса. В середине марта! Одуреть, будто летом! А я в рубашке, свитере и подштанниках!


Самолет совершил посадку, и я вместе с остальными пассажирами прошел в зал прибытия. Торопливо стянул с себя свитер, оставшись в рубашке, и комком засунул его в сумку.

Я был взволнован до предела. Один, в чужой стране…

Я медленно шел вперед, напряженно вглядываясь в лица встречающих. Их было чудовищно много, раза в три больше, чем прилетевших. Радостные, широко улыбающиеся.

— ПЕДРО! ПЕДРО! — вдруг оглушительно заорал справа от меня какой-то мужчина. — ВОТ ТЫ, ГОВНЮК! — и кинулся обниматься с усатым мексиканцем в толпе встречающих.

Я заметил женщину, которая махала мне. Над головой она держала табличку с моим именем-фамилией, написаны они были по-английски. Причем и в имени, и в фамилии было по две ошибки.

Я нерешительно направился к ней.

Женщине было сорок с хвостиком лет. Смуглая, италоамериканка, платье до пола зеленого цвета, черные волосы собраны в пучок на затылке. Женщина была вместе с мужчиной. Ему было лет пятьдесят. Прямой, колючий взгляд, гордая осанка, двойной подбородок, выпирающее из-под рубашки брюхо. Мужчина был в клетчатой рубашке, с закатанными по локоть рукавами, потертых джинсах и ковбойских сапогах, на голове ковбойская шляпа.

Женщина приветливо мне улыбалась, и это меня воодушевило.

— Добрый день, — старательно выговаривая слова, произнес я по-английски, подойдя к ним.

— Хауди! — продолжая улыбаться, отозвалась женщина. — Сразу узнала тебя по фото. Добро пожаловать в Техас! Я миссис Палмер. Можешь звать меня миссис Энн.

— Очень приятно, мэм, — пробормотал я.

Из путеводителя я помнил, что к старшим в Техасе положено обращаться «мэм» или «сэр».

— А это, — миссис Палмер кивнула в сторону угрюмого мужчины, — мистер Палмер, мистер Тед.

— Очень приятно, сэр, — сказал я ему.

Мистер Палмер с пренебрежением оглядел меня с ног до головы, бросил взгляд на наручные часы.

— Как долетел? — поинтересовалась у меня миссис Палмер.

— Порядок… благодарю… мэм… — на всякий случай я старался говорить простыми английскими словами и фразами, чтобы не опозориться.

— Ну что, идем или трепаться будем? — раздраженно спросил мистер Палмер у миссис Палмер.

Техасское дружелюбие, я читал про него.


Мы вышли из здания аэропорта. Мистер Палмер с моим чемоданом шагал впереди, миссис Палмер шла рядом со мной.

На площади перед зданием на высоких отдельных флагштоках развевались звездно-полосатый флаг США и флаг штата Техас.

— Хочу обратить твое внимание, — сказала мне миссис Палмер, — флаг Техаса висит на одном уровне с флагом США, видишь? Больше ни одному штату такое не позволяется: флаг США должен быть выше.

— О! Круто! — произнес я, не зная, что еще сказать на эту информацию.

Мы взяли курс в сторону автомобильной парковки.

— Впервые в США? — спросила меня миссис Палмер.

— Вообще впервые за границей…

Что касается техасского акцента, судя по мистеру и миссис Палмер, он оказался не столь ядреным, каким его описывали в путеводителях. Мол, техасцев зачастую трудно понять даже самим американцам. На деле это было примерно как украинский говорок для уха коренного москвича. Что-то в этом роде.

Мы подошли к дряхлому пикапу «Шевроле C-10» красного цвета выпуска начала 1970-х. Мистер Палмер небрежно кинул мой чемодан в грязный кузов. Не церемонясь, отобрал у меня сумку и отправил ее вслед за чемоданом. Миссис Палмер распахнула дверцу пикапа, и из кабины дохнуло зноем. Она скользнула на середину сидения, я примостился с краю.

Мистер Палмер занял место водителя и с силой захлопнул дверь.

— Уф, как душно! — произнесла миссис Палмер.

Знала бы она, каково мне — в подштанниках!

— Открой окно, пожалуйста, — попросила меня миссис Палмер.

Я стал вращать наполовину отломанную ручку на двери. Ручка оторвалась после трех оборотов.

— Черт подери! Лучше не трогай ничего!! — гаркнул мистер Палмер. — Не прикасайся ни к чему!! У тебя что, руки из задницы растут?!

— Тед, успокойся! Просила же!.. — воскликнула миссис Палмер.

— Сорри, — виновато пробормотал я, пытаясь приладить ручку обратно.

— Не успел сесть, как ручку оттяпал!! Двадцать лет я на этом пикапе езжу, все здесь родное! Ни одной детали сменной! А он только появился и…

— Хорош, Тед! — грубо осадила его миссис Палмер. — В руки себя возьми! Он же гость!

Ворча что-то себе под нос, мистер Палмер стал заводить «Шевроле». Стартер угрожающе скрежетал, пикап завелся не с первой попытки. М-да, оно и чувствуется, что за двадцать лет ни одной детали не менялось!

Мистер Палмер дернул вниз рычаг переключения скоростей на руле, придавил педаль газа. Скрипя подвеской, пикап вяло тронулся с места.


Из динамиков звучала заунывная музыка кантри: какая-то дама тянула песню про то, что она самая счастливая девушка в США. Как вообще могла нравиться музыка кантри? Лично я ее не переваривал.

Даллас остался позади, пикап гнал на юго-восток по широкому, как МКАД, хайвею. Мистер Палмер рулил, насупившись, глядя вперед.

— Наше ранчо находится в дивном месте, в округе Эллис, — рассказывала мне миссис Палмер. — Площадь — триста акров, чистый воздух, тишина. В радиусе нескольких миль ни одной живой души. Тебе у нас понравится!

Я глядел в окно. Поразительно, пейзаж один в один походил на подмосковный. Трава робко зеленела, некоторые деревья были уже зеленые, но многие стояли еще лысыми. Я вспомнил, что в Америке степи звались прериями.

— Понравится, точно тебе говорю, — продолжала миссис Палмер. — Такой тишины ты небось никогда не слыхал!

— А у нас в Москве еще снег лежит, — сказал я.

Минут через пятьдесят «Шевроле» свернул с оживленного хайвея на пустынное двухполосное шоссе.

— Кстати! — воскликнула миссис Палмер. — Знаешь, как такие вот дороги у нас называются?

Я покачал головой.

— Фарм-ту-маркет роуд. Это не просто дорога, а символ нашей, техасской, культуры. Она чтобы наслаждаться поездкой, чувствовать окружающую природу, дух штата. А не просто поскорее промчаться с ветерком.

Видимо, я что-то не догонял: дорога как дорога, типичное загородное шоссе в глубинке.

— В Техасе все не просто так, во всем заключен смысл и символы, — сказала мне миссис Палмер.

— Угу, — произнес я на это.

Мы ехали по фарм-ту-маркет роуд минут десять, затем свернули на неасфальтированную дорогу и спустя несколько минут оказались у въезда на ранчо. Над настежь распахнутыми воротами возвышалась металлическая кованая арка, в верхней части которой было написано «Wanderer Ranch». Территорию ограждал деревянный забор высотой чуть больше метра в стиле «ранчо»: к опорам-столбам, расположенным на одинаковом расстоянии друг от друга, горизонтально крепились деревянные планки.

— Странно… — пробормотала миссис Палмер. — Почему ворота открыты?

— Не догадываешься? — с глумливой усмешкой спросил мистер Палмер.

Пикап проехал через ворота под аркой и покатился к видневшемуся в километре впереди большому двухэтажному дому темно-коричневого цвета с террасой. Из-за него выглядывал деревянный красный амбар и ветряк на высокой мачте. Перед домом стояло множество пикапов и внедорожников, толпилась молодежь двадцати двух-двадцати пяти лет.

— А, ну все понятно! — протянула миссис Палмер.

Внезапно из-за дома, ревя двигателем, выскочил «Джип Вагонер». На капоте у него, победно вскинув одну руку над головой, распластался парень. Джип резко развернулся на сто восемьдесят градусов и стал крутить «пончики», парень на капоте цепко держался, публика ободряюще улюлюкала.

— Да они совсем без мозгов! — пробормотала миссис Палмер.

— Опять бздюхарню тут устроили! — процедил мистер Палмер.

Закончив накручивать «пончики», джип застыл. Парень-«каскадер» ловко спрыгнул с капота и раскланялся аплодирующей публике.

Пикап мистера Палмера остановился перед террасой, над которой развевался на ветру техасский флаг. Мистер Палмер выключил автомагнитолу, оборвав на полуслове кантри-певца, тянувшего историю про карточного шулера. Я выбрался из пикапа и отступил в сторону, пропуская миссис Палмер.

Молодежь креативно отжигала. Перед домом стоял раскладной стол, на нем пирамидкой высились пустые металлические пивные банки. Двое парней подняли третьего и швырнули его на стол. Парень всем весом обрушился на пирамидку из банок, сплющивая их. Стол завалился набок, и парень оказался на земле, восторженно гогоча громче остальных.

— Вы что творите, а?! — возмущенно воскликнула миссис Палмер.

— Ив! Твои предки приехали! — крикнул кто-то в сторону дома.

— Все, веселье закончено! — крикнул всем мистер Палмер. — По домам!

— Не говнитесь, мистер Тед! — отозвался кто-то.

Сердито хмурясь, мистер Палмер поднялся на террасу и зашел в дом.

— Главное, не пугайся, — шепнула мне миссис Палмер.

Мистер Палмер вышел из дома с винтовкой «Винчестер» в руках. Передернул скобу-рычаг, досылая патрон в патронник, выстрелил в воздух и заорал:

— ПРОВАЛИВАЙТЕ С МОЕГО РАНЧО, ЗАСРАНЦЫ!!

Это возымело дивно-моментальный эффект. Взбудораженная молодежь устремилась к своим автомобилям, словно вспугнутое стадо овец. Из дома выглянули несколько парней и девушек лет за двадцать. Кто с банкой пива, кто с пластиковым стаканом, кто с тарелкой с жаренным на гриле мясом. Они испуганно глядели на мистера Палмера с винтовкой.

— ВАМ ДОПОЛНИТЕЛЬНО ОБЪЯВИТЬ? — крикнул им мистер Палмер. — ВОН, СУХОБЗДЕЛЫ!!

Парни и девушки выскочили из дома и наперегонки побежали к своим транспортным средствам. Взревели запускаемые двигатели, пикапы и внедорожники, взрыхляя колесами землю, уносились прочь. В течение минуты пространство перед домом опустело.

— Отец, ты чего! Здесь тебе не Вьетнам! — на крыльцо вышла брюнетка, на вид лет двадцати.

Рубашка в клетку, повязанная узлом на талии, короткие джинсовые шорты, высокие ковбойские сапоги. Красивое смуглое лицо, злые карие глаза, черные длинные волосы зачесаны назад в конский хвост.

— Ив! — обратилась к ней миссис Палмер. — Я же просила, никаких гулянок сегодня, к нам гость иностранный приехал…

— И что теперь? — с вызовом спросила девушка. — Нельзя расслабиться в выходной? Или я вам здесь мешаю? Мне переехать жить в другое место? Вы ведь об этом мечтаете, да?

— Нет, что ты, Ив!.. Просто… это как-то…

Девушка перевела взгляд на меня и с презрением оглядела с ног до головы.

— Ах да! Нашего гостя из далекой России зовут… — миссис Палмер осеклась, вопросительно-извиняющеся глянув на меня.

— Дима, — напомнил я.

— Точно! А это — Эвелин, или просто Ив, — сказала мне миссис Палмер, указывая на разгневанную девушку. — Наша старшая.

— Короче, выходной вы мне испортили! — заявила Эвелин миссис Палмер и, развернувшись на каблуке, скрылась в доме.

Миссис Палмер смущенно улыбнулась мне.

— Бери вещи, заходи, — мягко сказала она.

Я выудил из грязного кузова пикапа чемодан и сумку и последовал в дом за миссис Палмер. Вошел в прохладную прихожую. На полу валялись пустые пакеты от чипсов, пластиковые стаканчики, банки от пива и газировки.

— Ив! А убирать кто все будет, а? — крикнула в потолок миссис Палмер.

Ответа не последовало.

Я стал разуваться.

— Не нужно! У нас так не принято! — сказала мне миссис Палмер. — Мы по дому в обуви ходим.

— Ах да, я читал про это, — пробормотал я.

— Ты, наверное, устал с дороги? Потом дом посмотришь? — спросила меня миссис Палмер.

— Да, лучше потом…

— Тем более, тут еще прибраться надо… Идем, твою комнату покажу, — миссис Палмер двинулась к лестнице, ведущей на верхние этажи.

Я поднял чемодан и последовал за миссис Палмер. Мы поднялись на второй этаж, прошли по коридору и подошли к одной из дверей.

— Вот твоя комната, — торжественно объявила миссис Палмер.

Она широко распахнула дверь и вскрикнула — посреди комнаты на спине, раскинув руки в стороны, лежал парень лет за двадцать, не подающий признаков жизни. Топлес, в трениках и дырявых носках, на лице маркером были нарисованы усы.

— ТЕЕЕЕД!!! — завопила миссис Палмер.

Топая как бегемот, мистер Палмер взбежал по лестнице и влетел в комнату. На нем были трусы-боксеры в горошек и майка-алкоголичка. Толстое, пивное брюхо переваливалось через резинку трусов.

— Боже! — воскликнула миссис Палмер. — Тед! Что за вид!

— Пиво на штаны пролил. Чего звала?

— Глянь! — миссис Палмер указала на парня на полу. — Кто это?? Он живой вообще???

Мистер Палмер присел на корточки и проверил пульс на шее парня.

— Живой. Сухобздел.

Мистер Палмер похлопал парня по щекам.

— Подъем! Подъем!! Хьюстон, прием!

Парень поморщился и вяло пошевелился.

— Ты кто? — спросила миссис Палмер парня.

— Пришелец… — еле ворочая языком, пробормотал парень.

— Какой еще пришелец?

— Из космоса…

— Понятно! — мистер Палмер рывком поднял «пришельца» с пола и, подхватив под руки, поволок из комнаты. — Ты-то и будешь в доме прибираться!

Миссис Палмер извиняющеся мне улыбнулась.

— Ну, как тебе? — поинтересовалась она.

— Веселые ребята. А кто они все?

— Да нет, я про комнату…

— А… Круто. Мне нравится, — я опустил чемодан и сумку на пол и огляделся.

Комната была поменьше моей московской. Кованая кровать, возле нее тумбочка. У противоположной стены — шкаф. Аскетичная обстановочка.

— Располагайся, — сказала миссис Палмер. — Есть хочешь?

Я помотал головой.

— Ну, отдыхай тогда. Вечером приедут остальные дети, познакомишься. Если что понадобится — я внизу.

— Окей, — кивнул я. — Спасибо. Мэм.

— Миссис Энн. Лучше зови меня так.

— Хорошо, миссис Энн.

Коротко улыбнувшись, миссис Палмер вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Я постоял, прислушиваясь к ее удаляющимся шагам. Когда они стихли, я снял ботинки, штаны и стянул подштанники. Какой кайф! Как же долго я этого ждал!

Я подошел к окну.

За ним виднелась огромная поляна, а далее — метрах в трехстах — виднелся куцый, еще толком не озеленившийся перелесок.

Я повалился на кровать, она противно заскрипела. Я жутко устал — не спал почти сутки. Именно столько в общей сложности со всеми поездками в аэропорт/из аэропорта, перелетами, пересадками заняла у меня дорога из спального района Москвы в эту попу мира — на ранчо в центральном Техасе. И за все это время я лишь пару раз сомкнул глаза.

Лежа на спине, я закрыл глаза.

И… моментально отрубился.


Когда я проснулся, за окном горел закат. Чужой, техасский.

Я переоделся в более соответствующее техасскому климату — футболку, джинсы и кроссовки. На скорую руку разобрал вещи, рассовал все по полкам шкафа. Пинками задвинул сумку и чемодан под кровать.

Я стоял у открытого окна, вдыхая свежий воздух. И воздух тут был какой-то другой, иностранный. Я подумал было выкурить сигарету, но не стал. Вышел из комнаты и отправился на поиски туалета. Я читал, что в домах американцев на каждом этаже по туалетной комнате. Так что он должен быть здесь, на втором этаже. Я обнаружил загадочное помещение с ванной и раковиной, однако оно было завалено коробками, пакетами со старой одеждой и книгами.

Я хотел было спуститься на первый этаж, но тут услышал из-за закрытой двери возле лестницы приглушенный голос Эвелин — она разговаривала с кем-то по телефону. Я остановился, навострив слух.

— …Разумеется поэтому! Нет, Брайан! Нет другой причины!.. Слушай, я не готова еще, как-то это слишком стремительно…

Неожиданно дверь распахнулась. На пороге стояла угрюмая Эвелин, прижимая к уху трубку радиотелефона. Я оторопело уставился на нее.

— Чего надо? — грубо спросила Эвелин.

Я поспешил вниз по лестнице на первый этаж.

В гостиной орал телевизор. Я заглянул туда. Мистер Палмер храпел, сидя в кресле, напротив орущего телевизора, положив ноги на журнальный столик.

Я окинул взглядом гостиную. Стены песочного цвета, кожаная мебель коричневого цвета, массивный книжный шкаф, камин, обложенный камнем. На полу шерстяной ковер с длинным ворсом. Под потолком гигантская кованая люстра, похожая на канделябр с подсвечниками. На стене над камином висело двуствольное ружье. Интересно, оно здесь для красоты или — с намеком?..

Я возобновил поиски туалета. Кладовка, спальня. Следующая комната непременно должна была оказаться туалетом. Я толкнул дверь. Бинго! Это действительно был туалет. На унитазе сидела брюнетка лет шестнадцати со спущенными джинсами.

— Уииии! — испуганно завизжала она.

— Ой, сорри! — сгорая от стыда, я поспешно прикрыл дверь.

В конце коридора возникла встревоженная миссис Палмер в фартуке и с деревянной кухонной лопаткой в руке.

— Что случилось? Кто кричал?

— Да нет, ничего… недоразумение…

— Уф! Я подумала, кому-то палец защемило!.. Хорошо выспался?

— Да, вполне.

— Идем, хочу тебя кое с кем познакомить.

Столовая и кухня были совмещенные. Начищенные до блеска сковороды были подвешены над буфетом, керамические тарелки стопками стояли на навесных полках. Посреди столовой стоял массивный обеденный стол, рассчитанный на большую семью, со скатертью ручной вышивки. У стола — стулья с высокими спинками.

Возле буфета стоял парень лет девятнадцати в кожаной куртке-косухе и рваных джинсах. Длинные черные волосы сзади заплетены в косичку, на голове ободок-пружинка, серьга в ухе. Подобных персонажей я неоднократно видел в американских фильмах категории «Б» в образах сутенеров. Он стоял, оперевшись на стол, с выпученными, слезящимися глазами, глотая ртом воздух.

— Ричард! — с укором сказала ему миссис Палмер. — Опять сальсы хватанул?

— Ма! — прохрипел парень, утирая слезящиеся глаза. — Зачем же ты ее такую острую делаешь??

— Так ты ее с тортильей ешь, а не просто так из миски!.. Что же ты за техасец, Ричард, если острые соусы не любишь! Никак не могу понять!

— Да, хреновый из меня техасец, — прохрипел парень.

— Это Ричард, или Рич, как тебе удобнее, — представила мне парня миссис Палмер. — А это… Дима, да?

— Добрый вечер! — кивнул я.

Парень исподлобья глянул на меня.

В этот момент на кухню зашла брюнетка — та, которую я застукал в туалете. Волосы чуть ниже плеч, карие глаза. Привлекательная, хоть и слегка полновата.

— А это — Маргарет, — представила мне брюнетку миссис Палмер.

— Хауди! — улыбнулась мне брюнетка. — Можно просто Мэгги.

— Привет, — кивнул я в ответ. — Дима.

— Мы вроде как уже познакомились…

— Прости, я не хотел… дверь была не заперта…

— Ничего, там замок сломан.

— Серьезно? Он два месяца будет у нас жить?? — вдруг воскликнул Ричард, обращаясь к миссис Палмер. — Обалдеть! Могли бы кого-нибудь поприятней прислать!

У миссис Палмер округлились глаза.

— Заткнись, Рич! — выкрикнула Мэгги.

Ричард набрал побольше воздуха, чтобы нанести достойный ответный удар.

— Успокойтесь! Оба!! — гаркнула миссис Палмер, опередив его. — Выйдите с кухни! Живо!

Бросив свирепый взгляд на Мэгги, Ричард покинул кухню. Мэгги последовала за ним. На всякий случай я тоже направился к выходу.

— Нет-нет, ты останься, — сказала миссис Палмер.

Я остановился. Вздохнув, миссис Палмер опустилась на стул.

— Прости Ричарда, он это так брякнул, не подумав… Мне стыдно за его поведение… Больше тебя никто в этом доме не обидит.

— Не волнуйтесь, мэм. В смысле, миссис Энн. Я могу за себя постоять.

Миссис Палмер устало-благодарно мне улыбнулась.

— Ах да, звонил мистер Уэйкфилд, — сказала она.

— Кто?

— Куратор твоей программы обмена. Интересовался, как ты доехал. Я сказала, что все окей. Он оставил номер телефона и просил передать, что если возникнут проблемы — звонить ему… Или, может, ты хочешь сам ему позвонить?

— Да нет, не хочу, спасибо.

— Что ж, ужин скоро будет… Мистер Палмер обещал нас сегодня порадовать барбекю, но, видимо, благополучно забыл… Осмотри пока дом, если желаешь.

— Попозже… Я воздухом подышу.

— Да, конечно. Как пожелаешь.

Я вышел с кухни и пересек фойе. Толкнул дверь, вышел на террасу.

Окончательно стемнело, угасли последние краски заката. Безоблачное небо из темно-синего превратилось в черное, усеянное множеством ярких мерцающих звезд. Протяжно постанывал на высокой мачте ветряк, бледный лунный свет отражался от его вяло крутящихся лопастей. Приятный теплый ветерок обдувал лицо, было градусов 18—19.

Меня поразила тишина. Такой в городе я точно не слышал. Ни шума машин, ни звука ремонта в соседних квартирах, ни детских воплей-визгов со двора. Природная, расслабляющая тишина… И никаких признаков цивилизации вокруг. Наверное, есть в этом своя прелесть. Но я к сельскому спокойствию не привык, городской шум и людские толпы мне были куда привычней.

Справа от дома под навесом я заметил силуэт машины. Не может быть! «Транс Ам» собственной персоной!! Я спустился с террасы и приблизился к машине. Точно, это был он. «Понтиак Фаерберд Транс Ам» 1977 года выпуска, черного цвета с золотистыми линиями. На таком же гонял Берт Рейнольдс в «Смоки и Бандите»! Сам фильм мне не особо нравился, а вот в «Транс Ам» я влюбился с первого взгляда. На мой взгляд, он был главным персонажем.

Я обошел «Транс Aм», восхищенно оглядывая, робко коснулся крыши. Интересно, заперто?..

Я взялся за дверную ручку с водительской стороны.

В этот момент протяжно скрипнула открывающаяся москитная дверь, из дома выглянула миссис Палмер.

Я поспешно отпрянул от «Транс Ама».

— Ужин готов! — махнула мне миссис Палмер.


Мистер Палмер, миссис Палмер, Ричард, Мэгги и я — все мы сидели за огромным столом в столовой. Меня посадили между Мэгги и мистером Палмером. Стол был заставлен блюдами: печеный картофель с луком и сметаной, стейки из говядины, хот-доги, салат с курицей, салат гуакамоле, чизкейк. Плотновато как-то, ужин будто обед!..

В углу столовой стоял телевизор, показывали новости. Мистер Палмер, вывернув голову, загипнотизированно смотрел на экран. Я сразу просек, что мистера Палмера интересовали не столько последние новостные сводки, сколько сисястая ведущая.

— Поскольку ты у нас гость, предлагаю тебе произнести молитву, — сказала мне миссис Палмер.

Я в растерянности уставился на нее.

— Перед каждым приемом пищи мы произносим молитву, — пояснила миссис Палмер. — У вас в России разве не так?

— Нет…

Миссис Палмер нахмурилась.

— Ты атеист?

— Нет-нет, просто мы перед едой как-то не молимся…

Миссис Палмер надменно поджала губы.

— Что ж, тогда я произнесу.

Все Палмеры сложили руки, склонив голову и закрыв глаза. Чтобы не выглядеть невежей, я последовал их примеру. Миссис Палмер начала произносить текст застольной молитвы. По завершении молитвы все приступили к ужину.

Некоторое время за столом царило молчание.

— У нас замок на двери в туалете сломался, — сказала миссис Палмер, многозначительно глянув на мистера Палмера. — Кто-нибудь починит?

Мистер Палмер не изъявил желания, он был занят любованием телеведущей на экране.

— Ах да, я же не сказала! — воскликнула Мэгги. — Меня на работу взяли!

— Фотомоделью? — хмыкнул Ричард.

— Хватит! ХВАТИТ!! Ненавижу эти намеки про мой лишний вес, ты же знаешь, Рич!

— Тихо-тихо, Мэгги! — закудахтала миссис Палмер. — На работу, говоришь? В «KFC»?

— Да!!

— О! Замечательно! — воскликнула миссис Палмер. — Учебе это не повредит?

— График гибкий, легко смогу совмещать.

— Слышал, Тед? Мэгги на работу взяли!

— Угу, — равнодушно отозвался мистер Палмер, накладывая себе в тарелку очередную неслабую порцию печеного картофеля.

— Мам, мне машина нужна! — заявила Мэгги.

— Но у тебя же есть! — удивилась миссис Палмер.

— Да это не машина! Она не ездит, а ползает! Все гудит, гремит, отваливается на ходу. Стыдно ездить на ней! Во всей школе у меня самая бздевая машина!

— Мэгги! Что за слова! — охнула миссис Палмер.

— «Бздевая»?! — возмутился Ричард. — Да это классический «Бонневиль» шестьдесят седьмого года!

— «Классический»? Для тебя! Потому и приволок ее со свалки. Она постоянно ломается. И скоро опять сломается, я чувствую! На чем я тогда на работу ездить буду?

— Сальсу дай! — потребовал мистер Палмер.

Миссис Палмер поспешно передала ему миску с соусом. Мистер Палмер тотчас вывалил половину содержимого себе в тарелку. У меня резануло в животе: я представил, каково будет, если жахнуть ТАКУЮ порцию жгучего соуса. Я хорошо помнил «экстаз» Ричарда на кухне. Однако мистер Палмер ел и ни малейшего дискомфорта не испытывал. Ни фига себе закалка!

— Я нормальную машину хочу! — заявила Мэгги.

— Глядишь, может, в «KFC» заработаешь, — с усмешкой высказал ей Ричард.

— Пошел ты, Рич!

— Мэгги! — укоризненно сказала миссис Палмер.

— Иди ты сама, Мэгги! — парировал Ричард.

— Рич! — укоризненно воскликнула миссис Палмер.

В столовую вихрем влетела Эвелин. Молча заняла пустое место, предназначавшееся, по всей видимости, для нее.

— Пошел ты, Рич! — повторила Мэгги.

— А где гуакамоле? — грозно спросила Эвелин, окинув взглядом блюда на столе.

— Я его съел, — Ричард сыто, протяжно срыгнул.

— Ив, не волнуйся! Сейчас еще гуакамоле приготовлю, — миссис Палмер суетливо поднялась из-за стола, — это быстро.

— Не надо! — остановила ее Эвелин, испепеляюще глядя на Ричарда.

Рывком она поднялась со стула и покинула столовую. Спустя несколько секунд на втором этаже громко хлопнула дверь комнаты Эвелин.

— Ив как-то слегка неадекватно себя ведет, только мне так кажется? — обратилась к присутствующим Мэгги.

— Если только самую малость, — отозвалась миссис Палмер и, глянув на меня, нервно хохотнула: — Это просто день какой-то сегодня такой. Обычно у нас все не так!..

Я понимающе кивнул.

— Па, хот-дог передай, — попросил Ричард.

— А чего сегодня вечером интересное показывают, Ричард? — полюбопытствовал мистер Палмер, передавая Ричарду тарелку с хот-догами.

— А я почем знаю! Я этот зомбоящик уже года три не смотрю!.. Ма, — обратился Ричард к миссис Палмер, — может, для разнообразия уберем из меню печеный картофель? У меня уже чесотка от него.

— «ИЗ МЕНЮ УБЕРЕМ»??!!

От вопля миссис Палмер у меня аж вилка выпала из руки.

— РИЧ, ДА ТЫ СОВСЕМ ОБОРЗЕЛ!! МОЖЕТ, ДОСТАВКУ ТЕБЕ ИЗ РЕСТОРАНА ЗАКАЗЫВАТЬ?! ТЕД, СЛЫХАЛ?.. ТЕД! АУ!! ХЬЮСТОН, ПРИЕМ!!

Мистер Палмер отвлекся от сисястой ведущей новостей в телевизоре и непонимающе уставился на миссис Палмер.

— О чем разговор?


По окончании ужина я вместе с Мэгги сложил грязную посуду в раковину. Миссис Палмер в глубокой задумчивости стояла у окна. Мэгги стала надевать кухонный фартук.

— Я сама! — холодно сказала миссис Палмер. — Свободна.

Обиженно глянув на нее, Мэгги положила фартук обратно и вышла с кухни.

— Прости за несдержанность за ужином, — сказала мне миссис Палмер. — Просто порой так все достает…

В этот момент на кухню вразвалочку зашел Ричард, ковыряясь зубочисткой в зубах.

— ВЫЙДИ ОТСЮДА, РИЧ!! — гаркнула миссис Палмер. — ДАЙ ОТДОХНУТЬ ОТ ТЕБЯ!!

Ричард вылетел пулей.

Миссис Палмер глянула на меня и виновато улыбнулась.

— Представляю, что ты думаешь о нашей семье!..

Да нет, вряд ли она могла вообразить, в каком офигении я от их семейки.

— Ничего-ничего, все окей, — заверил я.

Миссис Палмер вымученно улыбнулась.

— Завтра тебе надо в школу съездить, — сказала она. — Подать документы для поступления, ну и все необходимое сделать.

— Окей, — кивнул я.

— Выспись, завтра рано вставать.

— Во сколько?

— Занятия начинаются в семь тридцать. Мэгги встает в шесть.

Ни фига себе! В моей московской школе занятия начинались в 8:30. Это ж в какую рань надо вставать?!

— Родителям звонил?

Я помотал головой.

— Позвони.

— Это дорого, наверное… Звонок в другую страну все-таки…

— Не бери в голову! Позвони. Я расскажу тебе, какие коды набирать.

Я глянул на наручные часы, на которых еще было московское время.

— Э-э… там четвертый час утра сейчас.

— Тогда завтра позвони. Когда из школы вернешься.


Я не мог уснуть. Возможно, из-за смены часовых поясов. Возможно, потому что это была моя первая ночь в чужом доме, в чужой стране. А, возможно, от того, что слишком плотно поужинал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 356
печатная A5
от 532