электронная
36
печатная A5
293
16+
Душа молчать не может

Бесплатный фрагмент - Душа молчать не может

Стихотворные записки

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-4989-6
электронная
от 36
печатная A5
от 293
Конарев Владимир Иванович

Творческая биография

Конарев Владимир Иванович родился 16 июля 1942 года в станице Петропавловской Краснодарского края. С 1975 года живёт в посёлке Цыбанобалке близ курорта Анапа.

Первые публикации появились в многотиражке «Кубанский сельхозинститут», районной газете «Кубанская новь», «Советское Черноморье» — стихи, миниатюры, рассказы, зарисовки: лирические, иронические, сатирические.

Публицистика печаталась в краевых газетах, а так же в журнале «Сельские зори» (г. Краснодар). Ряд рассказов — в литературных журналах: «Страна Озарение», «Союз писателей» (г. Новокузнецк), в альманахе «Парус» — коллективном сборнике поэтов и прозаиков города — курорта Анапа.

Автор победитель конкурса «Золотое перо «А.Ч.» (июнь1997 год, №101) за короткий рассказ. В 2016 году вручён Диплом лауреата третьей степени и медаль от ЦАНК имени Н. А. Испирьяна. 2013 год участник краевого семинара в г. Анапе. М С Т С «Озарение» наградил Почётной грамотой за активную деятельность в организации к 15 — летию МСТС как члена группы «Литераторы Анапы».

Изданы сборники прозы: «Вдоль по жизни», «Озарение лунным светом», «Тропы судьбы», «Вольная душа», «И вспорхнут мелодии»,

«Когда последний лист…», «Голуби-мысли на лавочке», « Фа и Фэ — кольца воображения», а так же стихотворений: « Тяга земли», «Недра души», «Звенящие линии жизни», «Утренние розмыслы», «Неизречённая мудрость земного бытия», «Музыка в душе».

На просторах интернета выставлено более 25 электронных книг

Там…

А, где неба козырёк,

Наклонился в долы,

Там профессии паёк:

 Мёд, да разносолы.

Там и зов родной земли,

Из борозд от деда,

Там и мысли славно шли,

За плугами следом.

Там и алая заря,

Зазывала в  поле,

Ожидая косаря,

Из зимы-неволи.

Там, где неба козырёк,

Там сейчас я в поле

И вкушаю тот паёк —

Жизни той и воли.

БЫВАЕТ ТАК…

Пыль, стерня и кочки, кочки,

Шаг коня и скрип двуколки,

А в блокноте строчки, строчки

Оформляют мыслей полки.

ПОЭЗИИ

Припаду к её слогам…

Не ребёнок.. плачу,

Да шепчу, дивясь же сам:

Что-то, что-то значу?

Слева, справа и в анфас…

Буду понят? Или?..

Руки в ноги… и в горб флаг,

Чтобы разлучено жили?

Чего хочу

Чего хочу от жизни этой?

Я, заблудившийся, в судьбе!

Хочу зреть книжечку поэта

Сейчас на письменном столе.

Хмур вечер поздний

Небо хмуро.

Лишь лампы свет согрел листок…

Модем компьютера скучает…

Невесел запад и восток…

И душу, душу беспокоит

Мечта моя: поэтом стать.

И сколь же стоит, и сколь же стоит

Моя мечта? Что ль жизнь отдать?

Аксиома

Солнце  маслится   в реке,

Грея гладь лучами,

А куда же деться мне

С грустными стихами?

Строчки — витязи Души —

Будьте лучше дома!..

Да кому сейчас нужны?

Эта — аксиома!

О, вести…

Сверчок включил в ночь телеграф, —

Докладывает звёздам,

О том, что яблоки в садах

Так накачали мёда,

Что гнутся наземь ветви.

…О! Вести — вкусны эти!

без размышлений…

Я, без долгих  размышлений,

Отсылаю мысль на лист;

Придаю им ритм волнений,

Но протяжный слышу свист

От обыденности стервы:

«Ты запомни мой совет:

Ты не Пушкин! Пушкин первый!

Богом посланный поэт.

Ты рифмованную прозу

В тоннах, милый, не «гони»,

Стихотворную занозу

Вынь и в урну! Мозг не гни»!

Не по сезону…

Не по сезону

Декабрь «храбрился» :

Косил газоны,

В лугах искрился…

Заиндевела

Одежда ёлки,

И зазвенели

Её иголки.

И примостилась

Царица ёлка

На новый год

В углу светёлки.

случайно…

Я  случайно,

как искорка, вспыхнул,

В Мироздании — звёздном лугу…

И судьбу — постарался —

Так выгнул,

чтоб она не согнула в дугу.

Туча

Набухает. Вызревает,

Как опара, близ печи,

А душа  моя вздыхает:

«Боже, ключ дождя  включи!»

Эх, куда не кинь…

Эх! Куда ни кинь, а глаз

В память замечает:

Невнимание ранит нас,

Грубость огорчает.

Лишь внимания тепло

Наши души греет.

И тогда  светло-светло,

Мир ещё милее!

Тьма, вечер поздний…

Тьма, вечер поздний, небо хмуро,

И лампы луч согрел листок.

Слов жадно ждёт клавиатура.

Грустят и запад, и восток.

Жжёт сердце, душу беспокоит

Мечта моя — поэтом стать.

Я принимаю жизнь изгоя,

Творить, творить, творя страдать!

Дул ветер…

Дул ветер душевной тоски…

Ни слова на лист! Ни строки!

Вздохнул… и «пропал» в огороде.

Лопатой «писал» как умел.

Ведь, я из крестьянского рода,

А «грядки стихов» не удел!

И только, на склоне заката,

Услышал я голос строки:

«То вы «виноваты»: лопата

И две, все в мозолях, руки!»

1975 год

Не все…

Не все мои строчки,

Поют и звенят.

Не все мои строчки

В обнимку стоят.

И пусть запятые,

Теснят мысль-порыв,

Меня обнимите!

Я молод! Я жив!

Ах, верю меж строчек,

Поймёте меня,

Вам мысли звоночки

Звенели, друзья?

1975 год

Кровоточат строчки…

Кровоточат строчки. Цвет их алый…

Это впились критика ножи?..

Что ты строчка милая молчала?

Ты не медли — срочно расскажи.

Эх, поэт, живей бери лопату,

Критика ножи не виноваты.

Вот земля — испей труда усладу,

Как твой прадед, думай у сохи;

Впереди заветная награда:

Выкопать достойные стихи.

1975 год

Ранним утром…

Ранним (поверьте!) утром

Слышу задорный свист.

Он взбудоражил сердце:

«Ты принимаешь стих?

Только без ризы-рифмы,

Беглый, из высоты?

Или отвергнешь снова:

И не внесёшь в листы?»

Потому…

Слыть ремесленником слова,

Ради славы,

не хочу!

Потому за звонкость слога

Сединой,

как все, плачу.

1963 год.

*

Анапскому поэту, другу Володе Бухарову

Звёздная пыль осядет

В книгах твоих стихов,

Новая мысль воспрянет —

Будет молитвослов,

Станешь молиться новым,

Терпким, как мёд, словам,

Да посещать толковый

Русский словарь, а там…

Общем, чеканить! Знаю

Труден лиричный стих,

И потому желаю

Славных стихов, крутых!

1980 год

Забота-телега…

Отгремела забота-телега,

Растрясла на подушку мне сны…

Вдруг зевнула постельная нега,

На портрет, потускневшей Луны.

И, опившись хмельного настоя,

Он спирты набирал при Луне,

Захмелела душа не покоем,

И айда на работу к Весне.

А она причесала кудряшки,

И омыла мне очи росой:

«Так вперёд! Свет душа-неваляшка

На работу дневную… босой!»

…Вслед вздыхали цветы: «Работящая!

Бог вам в помощь на долгие дни,

Дел достойных и настоящих,

Чтоб вернулись так нужные сны!»

1973 год

Выползай…

Выползай, радость-солнышко в поле,

Да расправь все косички у ржи;

Гладь зелёного моря спокойна:

Стеблевая волна не пуржит.

Моё слово: «Пора!»

Не таись! Забухикают трубы,

Как жуки поползут трактора,

И следы от протекторов грубых,

У везут моё слово: «Пора!»

Мой сад

В накидке розовой мой сад…

Объёмисто воздушен!

О! я наряду очень рад:

Мой сад, в апреле, лучший!

Листва, вплетённая в наряд,

Блистает чистотою,

Стволов зелёный, ровный ряд,

Торжественно спокоен.

В саду знаком: ветвей изгиб

И запах яблок спелых,

И шелест крон, зовущий скрип,

И скорбность листьев прелых.

Не налюбуюсь — сад в цвету.

Весь розово воздушен,

И взор любви не оторву…

Мой сад, в апреле, лучший!

1973 год

Не пью…

Не пью я славу из посуды,

В которой терпкое вино.

Живу как трезвенник, покуда

Судьба полей моё вино.

6 Июня 2000 года

Нежданный…

Нежданный ритм капели

Проснулся у окна…

Опять вот, незаметно,

Подкралась к нам весна.

Весенним ароматом

Душевно опьянён,

Приветствовать бы надо

Её мажорный звон,

А я стою, вздыхаю,

Улыбку шлю, поклон.

Здравствуй…

Здравствуй, верба! Помнишь в юность

Тонким прутиком была?

И от вздохов ветра гнулась,

Выпрямлялась и жила.

А сейчас гляжу — невеста:

«Возмужал» твой стан ствола,

И теперь, в знакомом месте,

Берег речки обвила.

Пук косичек опустила —

Вымыть в русле Чамлыка,

А вода их распушила,

Как волшебника рука.

Беззаботно, словно рыбки,

Сотни листиков, кто где,

Так задорно, даже прытко,

Веселятся на воде.

1970 год

Март -знатный «мальчик»

Щедрый он: растит нам травы,

Поит, с ложечки, луга,

И, конечно, небо славит,

Экономит корм в стогах.

Огород, взвалив на плечи,

Пашет, сеет, зелень жнёт.

И готовить завтрак в печке,

Накаляя   жаром спод.

Он коровок с пастбищ гонит,

Да вечерню мне несёт,

Лишь потом головку клонит —

Сон из неба достаёт.

А на зорьке в поле тянет

Трактора и семена,

Выдыхая воздух пряный,

Улыбается: «Весна!»

А порою «пух» развеет —

С неба вытряхнет снежок,

Да в лице порозовеет…

Люд оставит без порток.

13 августа 2015 год

Летая во сне…

Летая во сне, над землёю,

Качает реальность как днём:

То речка мелькнёт  подо мною,

Откуда — не знаешь о том.

То меж проводов пролетаешь,

Но их не цепляет рука.

Колышется лес… Зависаешь…

То бугрится даль из песка…

Проснулся… свобода и ясность,

И дали раскатаны вновь.

Чему эти «кадры» причастны?

Ответить никак не готов.

25 февраля 2016 год

Стучится в веки дрёма…

Стучится в веки дрёма…

Торопит время ночь…

Чу! Кто-то, рядом с домом,

Стенает во всю мочь.

Неужто ветер стонет,

Надрывно, тяжело…

А мозг понять не может:

«Простор теснит его?

А может злоба мира

Проснулась — треплет ночь?

И стон тому причина…

Тогда вопросы прочь.»

Вечерний разговор

Ссыпались «дробинки» —

Посланцы дождя,

Сползали слезинки

По щёчке стекла.

Роптали вопросы:

— Так чья же вина —

Исчезли колхозы,

Советы, страна?

Тут буркнул с газеты

«Свобода» ответ:

— Почили советы

И знамени нет.

— Эй, — голос за дверью, —

Не верю! Не верю!

Я — глас эсе-се-ра,

Знать слово имею.

— Да что ты «городишь»?!

Флаг новый в Кремле!

В соц сети заходишь?

В делах на земле?

Горбатишь на пашне?

Читай, глас, закон:

Что ваше-то наше,

А бизнес — на кон!

Кто демос? Кто демос?

«Еловый он лес»!

Молчанье — бесценность,

Плюс в Думе нет мест.

Ссыпались «дробинки» —

Посланцы дождя,

Сползали слезинки

По щёчке стекла.

2015 год

Эх!..

Душа, ты с крылом усечённым…

Где крылья к надежде взлететь?

Неужто жить-быть оскорблённой,

Удавит голодная смерть?

Эх!..Вера распята свободой!

Эх!..Радость ослепла в пути!

Эх!..Кроят границы народы!

О, Боже, прости нас! Прости!

Любуюсь…

Я любуюсь лиманной низиной…

Взор рисует картину глазам:

Вот сок плода апельсина —

Горизонт раскроил пополам,

Вот лохматые кучи соломы,

Как медведи, вольготно лежат…

И пеньки, очень дряхлые «гномы»,

При дороге куда-то спешат.

Вижу грузная туча к лиману,

Словно лебедь, не смело плывёт…

День чудесный, без тени обмана…

Время рядом, но шустро идёт.

…Я запомню: заката картины:

Две горбушки плода апельсина.

…День позвал на такие смотрины

Чтоб стихи сочинить… раз причина.

В курчавой мысли человека

В курчавой мысли человека

Свозит число с округлым веком.

Спит единица меж бровей,

Нули на лбу — он их «Бродвей»!

Соединить бы их! Мечтаю!

На сцену, к веку, отсылаю,

Чтоб аплодировать в 100 лет.

Танцуйте, числа! Жизнь — балет!

Ты счастлив?

Ты счастлив? Ты ищешь лишь счастье?

Ты поиском этим и жив?

Ты просишь судьбу в одночасье

Направить в приют перспектив?

Напрасно! Под сердцем оно

Живёт, ожидая улыбки.

А чьей? Да ей — всё равно!

Пусть — вашей! Не будет ошибки!

Когда ты мал…

Когда ты мал, а рост с напёрсток,

Тебе неведом вкус тоски,

Но вот — пол — жизни — перекрёсток.

На светофор судьбы гляди!

Зовёт зелёный — ты шагни!

Цвет красный — голову не гни!

У власти сна

Я у власти сна. А время

Протекает сквозь меня…

Изнывают мысли-звенья,

Ожидая выход дня.

Солнце брызнет в очи светом

Им укажет на дела,

Кадры сна, те из рассвета,

Вспомнит проза у стола!

Душа лети…

Душа, лети, обесточив

Уснувшего тела сознание.

Пытайся понять — только срочно —

Основу основ мироздания.

Слово — зерно

Оно, в душе, как колос зреет,

И верю: вызреет оно!

Чем стебель мысли посочнее,

Тем полновеснее  зерно!

Речитатив

Там, за краем пропасти,

Отрешённый мрак:

Мироздания лопасти

Трут надежды в прах.

Разминают судьбы,

Месят глину дней…

Это слишком грубо?

Сетовать не смей!

Сам бросал дни веером,

Не рубли на стол,

Не итожа вечером,

Что днём приобрёл.

Был рабом желаний,

Тех, где нет вины?

Аппетит их странный,

Как у сатаны.

Там, за краем пропасти

Могут лишь грести

Мироздания лопасти!

Бог им всё простит.

ИТАК…

Итак, забуду, вычеркну суетность

Усталых мыслей интересных мест,

И, удаляя в этих мыслях резвость,

Стихи ограню в радостную весть…

Ух!.. слово смело вышло из дыхания

Небес, небес первейшее словцо,

Чтоб тут же предъявить для опознания

Своё неординарное лицо.

И взоры букв, их линии движения;

Которые таятся  в вышине,

Чтоб подарить на склад воображению

Единственное слово в полноте?

Стихи упрячу, вычеркну суетность

Достойных  мыслей, длившихся сейчас,

И, удаляя этой речи цветность,

Дотронусь я рукою до небес!

25-12-2016 год

Заревые розмыслы

Стихотворные мысли, вы — птицы!..

От гнездовья души улетят,

Полетают над милой станицей,

Над полями — дела вспоминать.

Там, где годы мои проходили,

Где борозд собиралась, та рать,

Где дожди их поили, поили,

Ожидая, когда же пахать.

Прилетели во двор — гавань детства,

Умостились под стрехой угла,

Где когда то воробышки место,

Отмечали, любуясь, глаза.

Сели в стреху — иного размаха:

Видят матица «клюнула» ниц —

Наклонила старуха — разруха,

Раздавила пристанище птиц!

Стихотворные, мысли, вы — птицы,

Вы на ветви шелковицы сядьте…

Может мама нежданно приснится,

Или вы — поседевшие братья!

22 — 1—2016 год

Слово найти

Мне слово точное найти

И не внести в строку полову,

И, как зерно, тебя взрастить,

Тебя, единственное слово!

2000 год

Святое чувство…

Святое чувство — озарение,

Благоволение судьбы,

Души лирической свечение,

Подарок божеской любви!

1995 год

Стоп миг…

Стоп, миг!.. Озарение проснулось!

Листа, из тетради, коснулось.

Значительным стал этот лист:

Услышал приветливый свист,

Рифмы на свист оглянулись,

Слоги все в стопы сомкнулись,

Страсть в сердце слова вошла

И… небу открылась душа!

Я не ищу…

Я не ищу конфетной славы.

Мне глубину у слов познать,

А что до славы то «приправу»

Мне не по возрасту лизать!

Оно придёт значимость слова,

Достойной рифмою звеня,

И напишу вам стих толковый —

Хватило только бы меня!

В ожидании

Строки строчек перепутал.

Мысль «на ноги не встаёт!»

Всё гляжу на звёздный купол,

Снизу вверх. Стих упадёт?

1990 год

Себе

По упругим рельсам- строчкам

Чародейка — мысль звенит

И вагоны слов грохочут,

Отбивая ритм в пути:

«Выдай, выдай на-гора

Образ зримый, как звезду!

И пора, пора, пора

Слов лелеять чистоту!»

1998 год

Глядит с обложки Грибоедов

Глядит с обложки Грибоедов

В двадцатый век, в свой звёздный час.

Убийцы рядом — тенью следом —

На кинжале стальном приказ.

А нос гусиный смерть не чует:

Посланник весь всегда в делах,

Но ветер смерти злобно дует, —

Поэта вздох в чужих руках.

Везут в Россию Грибоеда,

Кряхтит персидская арба.

Бредёт за телом Чацкий следом —

Тень Грибоеда и судьба.

Равнина русская встречает,

Склонив берёзы до земли,

И песней скорбной провожают

На пьедестал коростели.

1972 год. Станица Петропавловская

Послушаю сердце — «лошадку» в пути

Способность — надежду до цели везти,

Способность тревогу торочить к седлу,

И мысль заботить, (в придачу уму!)

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 293