электронная
180
печатная A5
389
16+
Другая жизнь

Бесплатный фрагмент - Другая жизнь

Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1649-4
электронная
от 180
печатная A5
от 389

Лучшей маме с любовью

Пролог

Я остановился, опустив руки на колени, почти не дыша.

— Чего ты встал? Быстрее! — крикнула мне напарница.

Она зашла сзади и толкнула меня вперед, давая знак бежать.

Позади снова послышались выстрелы. Пули свистели, пролетая почти рядом с телом. Мы побежали, уже ощущая, как быстро сокращается расстояние между нами и преследователями. Я выдавливал из себя все возможные и невозможные силы. Их почти не было. Изредка оглядывался и, не замечая сухих тонких веток, снова царапал себе лицо. Девушка бежала следом, с каждым выдохом вкладывая все больше энергии в скорость. Мы отчаянно мчались к цели. Мы должны добраться туда. Но куда же мы бежим? В неизвестность. И я не знаю, как долго нам еще блуждать среди деревьев, прежде чем мы достигнем того, чего желаем достичь.

Неожиданно девушка вскрикнула, и я остановился, чтобы посмотреть, что случилось. Ее тело с шумом упало на землю. Она пыталась терпеть, сдерживая крики, но ее серьезно ранили, и наверняка боль была невыносимой. Из ноги сочилась кровь, смачивая собой плотную ткань, оставляя черный след хорошо заметный на темно-зеленых штанах. В темноте, которую освещала поднимающаяся сквозь кроны деревьев луна, были хорошо заметны мука и страдание, которые испытывала девушка.

— Беги, Рэй! Осталось чуть-чуть! — кричала она мне.

Я подошел ближе. Она зажала рукой кровоточащую рану на ноге, не давая крови возможности стремительно покидать тело, затем достала пистолет и начала стрелять без разбору по размытым вдалеке фигурам. Я схватил ее за руку и потянул за собой.

— Вставай! Я знаю тебя! Ты сильная, ты справишься! — сквозь зубы прорычал я.

Я искренне хотел ей помочь, но не задумывался, что она не может идти, и, что стараясь ее поднять, я причиняю ей еще больше боли.

— Я не могу двигаться! Иди дальше один! — ответила она, торопливо отцепляя мои руки от своих. Снова целясь в людей, которые сливались с темнотой лесного мира, напарница нажимала на курок и с каждой пулей все яснее понимала, что ничего уже не поможет.

Выстрелы врагов становились все громче, а значит, времени медлить нет. Я склонился над ней и просунул руку под колени, а второй подхватил под спину. Подняв ее на руки, рванул с места что было сил.

Она прорычала от боли, пронзающей ее бедро, и еще сильнее сжала то место, откуда неумолимо сочилась кровь.

— Что ты делаешь? Иди без меня, я буду только мешать!

Я пропускал все ее просьбы мимо ушей.

— Я не собираюсь жить с виной, что не спас тебя! — продолжая движение, проговорил я каждое слово.

— Ты попросишь, чтобы за мной пришли, когда доберешься!

Кого попрошу? Кто там, в контрольной точке? Друзья? Предложение прозвучало так, как будто эта храбрая девушка на мгновение утратила свое мужество.

— Нет, — твердо произнес я.

Убедившись, что споры не помогут, поскольку я не изменю своего решения, она вновь достала пистолет и стала делать четкие и ровные выстрелы. По нескольким вскрикам где-то вдали я понимал, что с каждым выстрелом оставалось все меньше врагов.

— Они близко. Поторопись!

Я споткнулся и, уронив напарницу, упал вместе с ней, приземлившись на локти. Что произошло? Я не могу пошевелиться, у меня не получается. Причина в том, что прямо под сердцем у меня застряла пуля.

— Рэй, посмотри на меня! Ты не можешь так просто умереть! — истошно кричала девушка.

Боль… Совсем рядом с сердцем. Опускаю глаза, вижу кровь, ощущаю пулевое отверстие. Пуля застряла где-то внутри меня и либо задела легкое, либо я просто так стал захлебываться кровью. Сотни игл, пронзив это место, побрели по всему телу, постепенно отнимая у меня возможность контролировать конечности. Девушка подтянула меня к себя, крепко вцепившись в одежду. А я был похож на овощ, я не мог спасти ее. Напарница застонала от боли, продвигая нас обоих здоровой ногой подальше от преследователей. Мне нужно бороться. Крики стрелков приближались, и мы уже не могли ничего с этим поделать. Ни убежать, ни защищаться. Я лежу, лежу беспомощно, ожидая чуда, но с каждой секундой теряю надежду. Девушка отчаянно стреляет по врагам, но наверняка не может попасть, слезы мешают ей, она уже давно поняла, что нам не выжить. Они совсем близко, уже слышны их шаги, ломающие ветви под ногами. Неужели это все? Да, это все. Все кончено…

Часть I. Избранные

Глава первая. Гостья

Я резко вскочил, стараясь быстрее избавиться от кошмарных видений. Один и тот же сон снится мне уже девятый день подряд, и каждый раз, проснувшись, я не могу вспомнить лицо этой девушки. Каждый раз, когда я пытаюсь сосредоточится и увидеть ее черты, словно туман застилает мои глаза и не позволяет узнать. Не контролируя себя во сне, я вынужден проживать одни и те же события. Каждый раз она кричит, чтобы я бежал без нее, и каждый раз я беру ее на руки и бегу от врагов, которые стреляют мне в спину. Они попадают, и я падаю на землю. Снова понимаю, что не спас ей жизнь, снова чувствую ту боль и снова просыпаюсь и забываю образ напарницы. Возможно, я ее где-то видел, а может быть, мой разум решил сыграть со мной злую шутку, показывая несуществующего человека. Девушка с темными волосами, практически черного цвета. Лицо упорно скрывала темнота и спадавшие на него волосы. Только глаза изредка блестели в свете неполной тусклой луны — большие и глубокие. Остальные черты словно намеренно стерты во избежание непоправимых последствий.

На моих часах мигают красные цифры, показывая, что через две минуты прозвенит будильник и поднимет меня с кровати. Сколько снится сон, столько я просыпаюсь за несколько минут до сигнала заведенных часов. Семь ровно и электронная коробочка подала мне знак, что пора просыпаться. Я стучу по кнопке будильника и опускаю ноги на прикроватный коврик. Затем делаю несколько шагов и, принимая на ступни весь холод паркетного пола, бреду в ванную комнату. Я встаю под еле теплую струю воды, стараясь не думать о преследующих меня кошмарах. Пройдя все водные процедуры, я бреду к барной стойке, которая отделяет мое спальное место от кухни, где я готовлю и иногда бессонными ночами роюсь в холодильнике в поиске легкого перекуса. Снова бросаю взгляд на мигающие цифры и понимаю, что пора собираться на работу.

— Сколько времени? — послышалось со стороны кровати.

Проведя взглядом по фигуре, скрытой одеялом, я невольно улыбнулся.

— Самое время мне собираться на работу, — я открыл холодильник и достал все необходимое для завтрака.

— Собирайся, я все приготовлю.

Мария сладко потянулась в кровати и выбралась из-под одеяла. Я побрел к шкафу, который стоял слева от моей кровати. Достал брюки и рубашку.

Мы с Марией познакомились очень давно. Она мне ближе всех на свете, ведь все мои родные умерли, когда мне было семь лет. Родители погибли в авиакатастрофе. Затем меня приютила тетя Руби — сестра моей мамы. В мои восемнадцать у нее случился инсульт — первый шаг к моему одиночеству. И через год ее не стало. Диагноз врачей — повторный инсульт. Самое страшное — когда ты остаешься один. Нет никого рядом, хорошо, что мне было уже девятнадцать, и меня не оформили в детский дом. Я остался жить в квартире Руби и живу до сих пор (она оставила ее мне в наследство, так как сама не имела детей). Я устроился на работу барменом, чтобы хоть как-то проплачивать обучение. После того, как я получил высшее образование в самом элитном университете этого города, куда за символическую плату меня устроила давняя подруга тети, я получил высокооплачиваемую работу. Моя тетя была не очень богата, но хотела светлого будущего для меня. Ее цель достигнута. А с Марией я встречаюсь уже три года и хочу сделать ей предложение.

— Мари, а как насчет того, чтобы сходить сегодня в ресторан. Я разрешаю тебе выбрать самое дорогое место в городе, — сказал я, застегивая ремень.

Она подняла глаза и расплылась в широкой улыбке.

— А я думала, ты опять забудешь о годовщине нашей первой встречи.

Вот черт! Я совсем забыл о годовщине! Как хорошо сложились обстоятельства. Я собрался сделать ей предложение в годовщину нашей первой встречи, вот это совпадение.

— Как ты могла подумать о таком?! — я упрекнул ее, а она продолжила резать сыр с широкой не сходившей с лица улыбкой.

Позавтракав, я направился к выходу, она пошла за мной. Накинув пальто на выглаженную синеватую рубаху, я чмокнул ее в губы и покинул свою квартиру.

Сегодня, как назло, дождливое и ветреное утро. Сверху накрапывает дождик, падает еле заметными, но тяжелыми капельками, пропитывая меня влагой, а ветер продувает до дрожи в теле. Надо застегнуться, болеть не входит в мои планы. Я аккуратно закрыл дверь в подъезд. Мимо меня ходили люди, спешившие на работу, ездили машины. Неожиданно мой взгляд упал в переулок напротив, через дорогу. Когда я разглядел то, что скрывалось в тени между домами, моя душа ушла в пятки.

В переулке стояла полупрозрачная фигура. Я не видел лица, но четко понимал, что оно следит за мной. Я не двигался с места, как будто меня прибили к асфальту, простояв несколько секунд в таком оцепенении, я пришел в себя, когда кто-то задел меня плечом. Я отвлекся от незнакомки, посмотрев вслед этому человеку. А когда снова взглянул в переулок, никого не увидел. Быстрыми шагами я миновал улицу и последовал в переулок, где только что показалась мне полупрозрачная фигура. Никого нет. Показалось. Несколько раз глубоко вдохнув, я торопливо направился по дороге к зданию, где работаю, и обнаружил, что опаздываю. Моя профессия связанна с офисом. Я офисный клерк и ничуть не радуюсь этому, даже когда наступает день зарплаты. Денег достаточно, что бы прожить без забот целую жизнь, но как тяжело они мне даются. Кроме меня, никто не делает свою работу. И поэтому мы часто запаздываем с оформлением всех документов. Поскольку я самый трудолюбивый и пунктуальный, все незаконченное делать приходиться мне. Босс особенно меня любит, уже целых два года не дает мне отпуск. Но я добьюсь своего, может быть.

Дорога до главного офиса занимает не больше получаса пешком. И вот я уже толкаю большую стеклянную дверь. Здороваюсь с нашим охранником и прохожу к лифту. Лифт оказался свободным, поскольку я очень сильно опоздал. Я преодолел несколько этажей и шел к своему рабочему месту, где вешаю пальто на ближайшую вешалку и включаю рабочий компьютер. Сегодня понедельник, и день будет наверняка сложным, а я еще и опоздал.

— Привет, Рэй, — крикнул кто-то за спиной.

Я обернулся. Это был Нейт. Он держал в руках два дымящихся стакана.

— Привет, — я устало протянул руку и забрал свою кружку. — Спасибо за кофе!

— Да не за что! Устал тебя ждать, вроде раньше за тобой опоздания, старина, не водились, — веселые нотки в голосе его особенность.

Я опустил глаза и посмотрел в черную муть жидкости. Не зная сам, по какой причине, я рассказал Нейту о прозрачной фигуре в переулке. В конце рассказа мне хотелось себя убить. Ну почему я всегда честно отвечаю на вопросы.

Когда я рассказывал Нейту свою историю, у него всего больше округлялись глаза, и он смотрел на меня как на сумасшедшего.

— Ты сегодня явно не в настроении, я угадал? — настороженно поинтересовался друг. — Твои фантазии не имеют границ.

Я отпил из кружки и присел на стул. От своей честности меня затошнило. В особенности меня злит, когда моей правде еще и не верят.

Друг сидел за соседним столом, и когда приземлился на свое место, принялся задавать новые вопросы.

— Опять кошмары?

В памяти снова всплыла та же картинка. Я вижу простреленную ногу напарницы и пытаюсь унести девушку в неизвестном направлении.

— Да. Один и тот же сон девять дней подряд! — перевел я взгляд на появившиеся иконки среди песков, застеливших экран моего компьютера. — Это явно ненормально.

Он посмотрел на меня понимающим взглядом, снова отпил от содержимого в своем стакане и принялся за работу.

Я поступил так же. Спустя час монотонного клацанья по клавишам клавиатуры я откинулся на спинку кресла. Я оглянулся по сторонам. Вокруг ходили люди, некоторые просто сидели за своим рабочем столом и ничего не делали. И вдруг боковым взглядом я увидел мелькнувший силуэт, тот самый, что напугал меня до смерти сегодня утром. Сомнений не осталось, привидение точно пришло по мою душу. Словно удивившись, прозрачная фигура подняла руки и стала их осматривать. Теперь мне совсем непонятно. С чего бы это призраку смотреть на себя, словно проверяя? Мимо нее прошла женщина, которая не заметила взмаха прозрачной руки. Я ничего не понимаю. Одно только вижу, что фигура — прозрачная девушка. Привидение проверяло, видят ли ее другие люди.

Увидев мое испуганное выражение лица, Нейт потеребил меня за плечо.

— Ты чего это? — насторожившись, спросил он.

Я повернулся в его сторону, затем посмотрел в сторону загадочной гостьи: там уже никого не было.

— Не обращай внимания, просто не выспался, — пробормотал я ему.

Он посмотрел на меня внимательным взглядом, слегка прищурив глаза, но поверил. Теперь мои мысли были захвачены неизвестным явлением.

Прошло несколько часов, и уже близился обед. Как всегда, я взял свою верхнюю одежду и поплелся в кафетерий в соседнем здании. Рядом стремительными шагами шел Нейт. Он, как всегда, был всем доволен. Только вот у меня сегодня настроение невеселое. Слишком измотан. Да еще эта пугающая история. По-моему, я схожу с ума.

Мы вышли на улицу, где я вдохнул прохладный весьма загазованный воздух и направился в сторону кафетерия. У друга, все еще идущего рядом, зазвонил телефон, и он принялся рыться по всем карманам. Наконец он нащупал то, что искал, и нажал на кнопку принятия вызова.

— Надо вибрацию поставить, — бросил он мне, перед тем как ответить.

Я дружелюбно улыбнулся, и он начал свой разговор. По тому, как он флиртовал с собеседником, можно было догадаться, что на том конце провода была его девушка. Он мне несколько раз говорил о ней, но ее я ни разу не видел. Но слышал, что Нейт вот-вот сделает ей предложение. Думаю, все серьезно.

— Да… А ты как думаешь? А ты? Нет, я первый спросил! — заигрывал он с девушкой.

Я погрузился в свои мысли.

Наверное, мой сон — это некий знак. Быть осторожнее с огнестрельным оружием? Наверняка нет… А что же означает появление того призрака? Это точно знаки, которые мне следовало бы разгадать прежде, чем случится что-то страшное.

Осталось несколько метров до дверей кафе. Вдруг я почувствовал резкую боль в боку, и меня шатнуло в сторону. Я не выдержал и врезался в стену. Внезапно зарябило в глазах.

— Я перезвоню, — оборвал он разговор с будущей женой и, отключив телефон, обратился ко мне. — Все в порядке?

— Да, все просто… — я не смог договорить, мне становилось все хуже.

Боль застучала в висках, заставляя тереть их все сильнее, что бы хоть чуть-чуть ее усмирить. Глаза затянуло густой пеленой. Необычное чувство. День сегодня явно не задался, осталось только больницей закончить.

Ослабели все мышцы. Я попытался устоять, но тщетно, и вскоре приземлился на каменную дорожку. Мне нужен врач. Сквозь эхо, звучавшее в голове, я услышал голос Нейта. Такой беспокойный. Он звал меня по имени, просил о помощи других людей. Но его как будто не слышали, все проходили мимо, я смутно различал безразличные лица. Кое-кто, правда, остановился, набирая на телефонах номера скорой помощи.

В одночасье потемнело в глазах, и все вокруг затихло: машины, разговоры, крики Нейта. Внезапно я увидел прозрачную фигуру. Опять она, девушка-призрак, не дает мне покоя. Ее почти невидимые руки потянулись ко мне. Сейчас она достаточно близко, чтобы я смог разглядеть ее лицо. Всмотревшись, я узнал в ней человека, которого меньше всего хотел увидеть. Передо мной стоял призрак Марии. Резкий удар и темнота.

Глава вторая. Старинная легенда

Я чувствовал тяжесть, не мог вздохнуть полной грудью. Я мог слышать, но еще не мог пробудиться окончательно. Неожиданно я услышал голоса.

— Учитель, что-то пошло не так, — отчаянно пробормотал до боли знакомый голос.

— Меня сейчас волнует не то, что он тебя мог видеть, а то, что я не могу поставить ему печать… — устало пробормотал человек, к которому обратились. — Что-то мешает, не могу понять, что.

В этот момент я не мог думать, будто все извилины были парализованы.

— Если у меня не получится, то тогда… — учитель прервал свои размышления, — он очнулся, срочно дай ему еще наркоз.

Игла впилась мне в шею. Какие-то странные у врачей наркозы пошли. При чем здесь печати, и почему они говорят о призраке из переулка? Да, наркоз — вещь непредсказуемая. Я снова впал в забытье. В промежутке между моим пробуждением на операционном столе и окончательным возвращением к здравому смыслу я увидел еще один сон. Он был о девушке, на этот раз я увидел остролицего мужчину, чьи глаза были наполнены такой ненавистью, что хотелось скрыться от них, убежать туда, где они не смогут больше посмотреть на меня. Он внимательно осмотрел меня с ног до головы, затем сказал, что я нужен ему. Однако вскоре фигура незнакомца растаяла, и я открыл глаза.

Все вокруг плыло, пальцами я нащупал свое лицо. Координация была немного нарушена, и я не сразу смог толком протереть глаза. Я попытался приподняться, но тошнота подкатила к горлу. Нет, меня не вырвало, но ощущения были не из приятных.

Я лежал в роскошной кровати посередине комнаты, отделанной дорогими панелями из дерева. Атмосфера в помещении больше напоминала дорогие апартаменты в гостинице, нежели больничную палату.

— Все в порядке? — заставляя обратить на себя внимание, задала вопрос девушка.

Я повернул голову в ее сторону и не смог поверить глазам.

— Мария? — выдавил я из себя. — Что ты тут делаешь? Что вообще происходит?

Она пренебрежительно подняла бровь.

— Позволь прояснить ситуацию. Я не Мария…

— Что значит: ты не Мария, если ты — она и есть! Какого черта! — прервал я ее на полуслове. — Я требую немедленных объяснений!

Она спокойно выслушала мои вопли, затем продолжила.

— Все ответы ты получишь, когда…

— Все ответы я получу сейчас же! — снова я ее перебил, вставая с кровати.

— Ты заткнешься или нет! Ты даже предложение не даешь закончить! Как я могу тебе рассказать, в чем дело, если ты не даешь ответить?! — взорвалась собеседница.

Последовала небольшая пауза.

— Спасибо, — ехидно бросила она мне. — Теперь слушай…

— Начнем с того, кто ты на самом деле.

— Я сейчас тебе врежу!

Она явно не шутила. Она крепко сжала кулаки и была готова сорваться с минуты на минуту.

— Ты? Врежешь? Легче за день Землю обойти, — съязвил я. — Ты даже паука без моей помощи убить не можешь, а уж ударить кого-то…

— Слушай сюда, ты, мерзкий слизняк!

— Что? Я — слизняк? Мария, я только что узнал твою темную сторону, — не унимаясь, говорил я.

Она уже почти сорвалась.

— Я не Мария!

— У тебя раздвоение личности? Я слышал, это лечиться.

Она резко ринулась ко мне и схватила за грудки. Девушка потянула меня в сторону, я и подумать не мог, что в Марии столько силы. В то же мгновение я сильно ударился спиной о ближайшее препятствие. Она крепко сжимала ткань рубашки и злобно смотрела мне в глаза.

— Что ты…

Не успев договорить, я увидел приближающийся к моему лицу кулак.

— Рия! — послышалось со стороны входа.

Я открыл глаза и увидел побелевшие костяшки, остановившиеся в полу сантиметре от моего носа.

— Тебя и на минуту одну оставить нельзя, — прогромыхал голос.

Этот голос принадлежал высокому парню, примерно на полголовы выше, чем девушка. В его внешности было что-то схожее с ней.

— Ну извини! — натянуто проговорила она.

— Что за монстр мне достался?! — разочарованно пробормотал парень, прикрывая рукой глаза.

Она удивленно округлила глаза и направилась к выходу.

— Ты пострашнее меня будешь, — бросила она ему, проходя мимо.

Он безнадежно выдохнул.

— Как это понимать? — не выдержал я.

Как я понял, у нее есть другой. Или она действительно не Мария, или мне наставили рога. Что-то тут явно нечисто.

— Для начала покажи мне спину, я хочу удостовериться в том, что она не сделала ошибки, — сказал парень.

— Что вообще происходит? Я чуть ли не умираю на глазах моего друга, потом оказываюсь здесь, вижу свою девушку, которой сегодня собирался сделать предложение, а у нее, оказывается, есть… роман, — прошипел я, повышая тон.

— Покажи мне свою спину! — спокойно продиктовал собеседник.

— Неужели от этого что-то изменится?!

— Если на спине ничего не будет, то ты отправишься домой к своей Марии, — довольно убедительно прогромыхал он.

Я расстегнул пуговицы, рывком стянул с себя голубоватую ткань одежды и повернулся спиной к парню. Тот выхватил из кармана устройство, похожее на мобильник, и сфотографировал меня.

— Посмотри на фото, ничего нового не замечаешь?

Ниже моих лопаток появились яркие родинки, которых я раньше не видел.

— Полярная звезда в созвездии Малой Медведицы, — сказал незнакомец.

Действительно, родимые пятна располагались таким образом, что при их соединении образовывался маленький ковшик, а самая яркая родинка находилась на месте той самой Полярной звезды, о которой говорил этот подозрительный тип.

— Что это? — указал я на выпуклую фотографию. Не знаю, что это за устройство, но оно показывало трехмерные изображения без дополнительных элементов, таких как очки.

Парень несколько раз задумчиво цокнул языком, потом все-таки решил ответить:

— Нужная нам комбинация родимых пятен. Рия не ошиблась, ты здесь не просто так. Если хочешь, можешь называть себя избранным.

Обычно после того, как тебя назвали избранным, ты должен идти и спасать планету от грядущего разлома. Что за бред они все несут? Только этого мне сейчас и не хватает. Своих проблем выше крыши. А тут еще и сумасшедшие украли. Что они будут делать со мной? Продадут в рабство в далекую Африку?

— Надо же, некоторые вещи ты угадал, а остальные нет. Придется планету спасать. Пошли, я познакомлю тебя с профессором, он опишет тебе всю серьезность сложившейся ситуации.

— Но я ничего не говорил, — насторожился я.

Он довольно ухмыльнулся.

— Этого и не потребовалось, ты же подумал об этом.

Что за странный намек. Я ничего не говорил, тогда откуда он знает, о чем я подумал, если только…

— Да, если только я не умею читать мысли, — на его лице снова появилась та же ухмылка, и он проследовал к дверям, из которых недавно появился. — Тебе лучше поторопиться.

Читает мысли, да?! Да этот идиот даже не подозревает, что у меня в голове.

— Этот идиот уже устал ждать, когда наш Рэй Великий соблаговолит, чтобы его сопроводили к профессору.

Я не на шутку перепугался, когда он повторил мои слова, прозвучавшие у меня в голове. Он и правда читает мысли. Нужно быть осторожнее с ним.

В нескольких шагах от выхода парень остановился и, ожидая, смотрел, как я на ходу пытаюсь застегнуться. После нескольких кропотливых попыток я все-таки достиг цели и догнал уже уставшего ждать юношу.

Мы вышли в огромный коридор. На полу расстилался красный ковер с коротким ворсом, а стены были обклеены черными обоями с золотыми нечеткими узорами. Потолок тоже красный и блестящий, но все эти цвета не вызывали отвращения своей насыщенностью и яркостью, скорее наоборот, они гармонично дополняли друг друга. Мой сопровождающий повернул налево, и я последовал за ним. Мы шли мимо множества дверей, постоянно встречающихся нам на пути. Чем дальше мы шли, тем чаще нам попадались некие перекрестки коридоров. Наверное, на этом этаже были жилые комнаты. После недолгих скитаний по уже почти знакомому мне этажу мы подошли к лестничным пролетам. Заключающим элементом интерьера были ступеньки из мрамора и перила, обрамляющие край лестницы. Пока блуждали по коридорам, мне удалось составить первое свое впечатление об этом месте: дорого, изысканно, утонченно.

— Нам наверх, сам потом все осмотришь.

Мы зашагали по натертым до блеска мраморным плитам все выше и выше, пока не добрались до следующего этажа. Как ни странно этот этаж отличался от нижнего своими размерами. Если внизу очень много коридоров и дверей, то здесь небольшой коридор длиной примерно пятьдесят метров и всего лишь три двери. Две стандартного размера, а вторая — в два раза больше. На каждой висела табличка с названием и номером кабинета. На первой от лестницы двери и самой громоздкой были цифры 1.3 и надпись «Зал спортивно-боевой подготовки», следом шла дверь с номером 1.1, она расположилась напротив двух остальных и имела табличку, на которой написано «Лаборатория. Посторонним вход воспрещен». Осталось только одна дверь с номером 1.2, «Кабинет магии».

— Кабинет магии?! — я непонимающе прищурил глаза.

Парень удивленно посмотрел на меня.

— Ну да… А-а-а, совсем забыл, что ты из другого мира, который отвергает все сверхъестественное, — его наигранность начинала бесить. Он мне явно не нравится.

— Что означает «из другого мира»? — потребовал я от него ответа.

— Ты на другой планете. Не скажу, что будет легко, но со временем привыкнешь, — он развел руками и снова начал движение.

— Но на других планетах нет жизни.

Он устало вздохнул, затем подошел к двери, ведущей в лабораторию, и распахнул ее.

— Все земляне так считают… практически, — прошипел парень.

Наверное, мне следует узнать его имя…

— Клий, — незамедлительно дал он мне ответ.

— Рэй, — сказал я и прошел внутрь помещения вслед за спутником.

Дверь вела в небольшое помещение. Оно было полностью серым и не превышало размера обычной однокомнатной квартиры. Осмотревшись, я заметил, что несколько людей в белых халатах работают за устройствами, расположенными прямо перед огромными стеклами. Ничего, кроме белого цвета, за ними я не видел, они в свою очередь дергали за рычажки, набирали на клавиатуре разные коды и постоянно записывали их в большую тетрадь. Клий окликнул меня и позвал за собой. Мы зашли в стеклянный лифт, и он нажал кнопку с цифрой 1. Мы поехали вниз. Стоило нам спуститься ниже пола, на котором мы несколько минут назад стояли, моему взору предстала неописуемая картина.

Благодаря тому, что лифт был прозрачным, я смог увидеть огромный ангар со стенами металлического цвета. В самом низу стояли огромные устройства, по сравнению с которыми люди казались совсем маленькими. В своих замасленных комбинезонах инженеры подкручивали детали в уже почти готовой конструкции. Вокруг них суетились люди в белых халатах, как в той маленькой комнатке.

В лаборатории присутствовали уровни помещений. К одним вели лестницы, а к другим поднимались на лифтах, но эти «комнатки» были примерно в четыре раза больше той, из которой вышли мы.

— Ну и как тебе наша лаборатория? — неожиданно отозвался Клий.

— Это просто неописуемо, я и подумать не мог, что такое вообще возможно. Но меня волнует один вопрос: ведь второй этаж не такой уж и маленький по сравнению с третьим, но я не вижу никаких уступов или углов на стенах.

Он показал мне стену, которая была справа от нас.

— Видишь те окна? Именно там находиться весь «мозг» нашего комплекса.

— Комплекса? — задал я очередной вопрос.

— Это комплекс, который готовит высококвалифицированных бойцов, обучая магии и прочим нужным наукам.

Вспомнив размер второго этажа, по которому мы так долго бродили, я примерно смог представить, какой размер имеет этот самый «мозг» комплекса. Тем временем мы уже спустились в самый низ лаборатории и вышли из лифта на железный помост, который располагался по периметру помещения. Клий повел меня направо в сторону лестницы, идущей к двери в основную часть этой лаборатории. Поднявшись по ступенькам, он снова открыл дверь и прошел первым, не пропуская меня. Мы стали блуждать среди столов с компьютерами и столов с различными деталями для устройства, которое создавали.

— Профессор ЛеГод, я привел его, — крикнул парень куда-то вперед.

Пройдя еще несколько шагов, мы остановились около огромного стола.

— Теперь покажи мне горы на седьмом Лерме, — сказал седоватый мужчина, стоявший к нам спиной. На столе сразу образовались выпуклости, чем-то похожие на горные страны. — Приблизи седьмую высоту. А теперь покажи участки неустойчивой породы.

Голубоватые лоскутки проекции послушно преобразовались в вершину и ярко выделили поверхность одного склона, подробно расписав его предложениями, которые всплывали в воздухе.

Я не знал, как на все это реагировать. Поэтому просто воздерживался от каких либо эмоций, но их было очень много: начиная с непонимания, заканчивая восторгом.

— Профессор ЛеГод… — позвал его Клий, — мы уже тут.

— Да, сейчас… — отмахнулся седовласый профессор, поднимая руку и давая знак, чтобы мы ждали.

Он начал что-то записывать в планшет и, поставив финальную точку, решил уделить внимание нам. Профессор резко повернулся и поправил съехавшие очки.

— Добрый день, молодой человек.

Я немного удивился. Со спины он выглядит моложе, чем спереди.

Клий издал подавленный смешок, прочитал мои мысли, но сразу же осекся. Я не сводил пытливого взгляда с ЛеГода.

— Очень приятно.

— Так значит, вы теперь наш новый боец, как некоторые выражаются модным языком — избранный… М-м-м… Хорошо! — протянул он.

Я посмотрел куда-то в сторону.

— И где же я, мне сегодня хоть кто-то объяснит?

Он вложил ручку в зажимку планшета и повернулся обратно к проекциям.

— Покажи мне все сведения приготовленные для Рэя Блэка.

В воздухе сразу появились фото и тексты, они были цветные, но на прозрачном синем полотне.

— Итак, подойдите ближе.

Он зацепил пальцами два фото и притянул ко мне.

— Начнем с того, что вы в данный момент находитесь не на планете Земля, — он указал на две практически похожие планеты, но одна была на более темном фоне, чем другая. — Вы находитесь на планете Гистофис.

— Я не совсем понимаю. Что за планета такая? И вообще, что за ерунда, — сказал я, скептически глядя на фото.

Профессор прокашлялся.

— Для вас пока это смотрится дико, но постарайтесь поверить. В Солнечной системе находится точная копия Земли, за Солнцем, на орбите вашей родной планеты. Мы постарались надежно спрятать ее от ненужных глаз, но ваши ученные все же начинают постепенно доказывать существование Гистофиса.

Я скрестил руки на груди. Зачем весь этот спектакль?

— Продолжу. Эта планета является местом поселения второй цивилизации Солнечной системы. Миллионы лет назад Марс был поселением человечества, но после неудачного столкновения с ядром Фаэтона эта планета стала ржавой пустыней. Все марсиане заселили Землю во время всемирного потопа, так как другого выхода у них не было. К тому же, жить на вашей планете оказалось комфортнее, чем на Марсе.

— Такое впечатление, что я попал в религиозную секту! — не выдержал я.

— Я смотрю, вы сторонник теории Дарвина?! Давно ли вы, Рэй, занимались изучением своих корней? Ах да, результаты исследований на Земле обнародуют только через тысячу лет! Да, Рэй, слишком много скрыто от неблагоразумных людей, так много, что при попытке все рассекретить, у многих поедет крыша! Извиняюсь за прямоту.

— С чего вы взяли…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 389