электронная
439
печатная A5
718
12+
Другая сторона истории

Бесплатный фрагмент - Другая сторона истории

Сомнения-истории и стратегии

Объем:
306 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-5049-6
электронная
от 439
печатная A5
от 718

«Какой нечуткий!» «Такая невоспитанная». «Они — просто невежи». Вы уверены, что друг, супруга, начальник, соседка или знакомый вели себя недопустимо. И — ошибаетесь…

Уже более 20 лет рабанит Йеудит Самет говорит с евреями о любви к ближнему, о благосклонном суждении. За годы она собрала сотни историй о непростительном, негативном поведении. Но при тщательном рассмотрении — оказывается — не ужасном, а вполне оправданном. Психологии подсчитали, что около 90% конфликтов — плоды недоразумений…

Эта книга рассказывает 180 смешных, трогательных и неожиданных историй, обучающих разгадывать тайны человеческого поведения, понимать других и себя. Они заденут вас за живое, изменят ваш взгляд на окружающих — и дадут вам 180 причин думать о них иначе.

Кто взял забытые в офисе серьги — она или другая сотрудница? Брат не потрудился прислать приглашение на семейное торжество — или вам это показалось? Сантехник оказался вором, учитель — некомпетентным, а няня — безответственной особой? Выводы были очевидны… пока мы не услышали другую сторону истории.

В дополнение к богатой коллекции занимательных рассказов книга научит вас эффективно применять принцип благосклонного суждения в повседневной жизни. Видеть в обвиняемом невинного человека, давать волю воображению и относиться к другим хорошо. Так мы сменим гнев на сострадание. А перестав быть мелочными, устремимся вверх по лестнице истинного личностного роста.

«Часто на наших занятиях мы слышали такие слова: „Если бы я только знала об этом сорок лет назад… моя жизнь сложилась бы совсем иначе“, „Эх, если бы эти (знания) можно было впитать в себя с молоком матери“».

Иерусалим

5777 — 2017

The Other Side of the Story
by Yehudis Samet
© All rights reserved by Am Аsefer, Gedalia Spinadel

G. Spinadel

Israel

052-890-8899

E-mail:gedaliasp@gmail.com; http://spinadel.com/

За возвышение души: Исраэль бен Ефим
Шифра бат Хаим
Валерий бен Лейб
Александра Эстер бат Давид
Рая бат Пинхас За здоровье: Хаскеля бен Шифра
Фаня бат Эстер

Заметка читателю

Бòльшая часть идей и принципов в данной книге основана на трудах великого еврейского мудреца раби Исраэля Меира Кагана (1839—1933), одного из гениальных духовных лидеров прошлого века.

Он является автором множества книг, но известен всем как Хафец Хаим по названию своей первой публикации. Сефер Хафец Хаим (Книга Желающего Жизни) — основной учебник законов о том, как не допускать лашон а-ра, злословия составлена на основе Талмуда, его комментаторов и учения раввинов. Изложенная просто и понятно, она стала классическим и надежным проводником всех поколений. Наряду со второй частью книги, «Береги свою речь» (Сефер Шмират аЛашон), она передает нам законы и глубокое понимание ценности добрых отношений между людьми. А сам Хафец Хаим вдохновенно обещает нам:

«Пути оправдания всегда
будут открыты тем, кто захочет
судить других благосклонно»

На страницах этой книги вам все время будут встречаться три понятия, которые мы решили просто транслитерировать на русский язык, оставив еврейское звучание. Дело в том, что их значение на иврите гораздо обширнее и глубже, чем может передать перевод:

зхут — заслуга, достоинство, объяснение, оправдание, защита.

дан лекаф зхут — судить по мере заслуг; также: судить благосклонно, применять презумпцию невиновности, оправдывать.

лимуд зхут — поиск смягчающих обстоятельств, оправдывающих факторов.

На протяжении всей книги, в зависимости от контекста, эти понятия будут употребляться в любом из приведенных смыслов.

Предисловие автора

Как началась эта книга. Почти тридцать лет назад мы с мужем и нашей старшей дочерью, тогда ей было четыре месяца, поселились в Кирьят Маттерсдорф, новом районе в центре Иерусалима. И несколько женщин организовали в группу для изучения классических трудов Хафец Хаима о законах лашон а-ра. Подготовка была для каждой из нас прекрасной возможностью ознакомиться с трудами Хафец Хаима, поэтому мы готовились к каждому уроку по очереди.

Прочитав его книгу в первый раз, мы устроили торжественное собрание. Признанный лидер Торы гаон рав Хаим Пинхас Шайнберг, наставник иерусалимского района Маттерсдорф и глава ешивы «Тора Ор», да будет благословенна память праведника, говорил, как судить о других благосклонно и особенно подчеркивал радость, которую сможет привнести в наши жизни позитивный взгляд на людей. Его слова вдохновили нас продолжать наши уроки.

Йом Кипур 5733 / 1973

Можем ли мы забыть утро того Йом Кипура, когда выли сирены, и мы бежали в бомбоубежища, застигнутые еще одной трагической, но наполненной чудесами войной?

Часы спустя мы выходили из укрытий, глубже осознавая, за сколь многое должны быть благодарны, как многих нужно теперь оплакивать, как много — переосмысливать. Мы заботились о физической, технической стороне нашей безопасности, а некоторые наши соседи напоминали, чтобы мы не забывали и о защите духовной. И мы решили продолжить занятия в нашем здании. Совместные встречи и изучение законов лашон а-ра должны были пойти нам на пользу, сохранить ощущение единства, которое мы так остро испытывали тогда. И, так как у меня был опыт ведения группы в прошлом, меня попросили подготовить материал урока. Именно так начался наш класс по соблюдению чистоты речи.

Сначала нас было очень мало, но с интересом к предмету возрастало и число участников. Нашими основными учебниками были книги Хафец Хаима «О законах правильной речи» и «О соблюдении чистоты речи» (Хафец хаим и Шмират а-лашон), и труды наших мудрецов, посвященные этой теме. Мы изучали и современные книги, призванные разъяснить и поддержать первоначальные источники, продолжая еженедельно постигать законы и философию «еврейской речи» с разных сторон, на множестве уровней.

Мой муж помогал мне с подготовкой к урокам, объясняя трудный материал и разбирая сложные вопросы с большими авторитетами Торы, мудрецами Иерусалима. Под его руководством были разработаны идеи и принципы, ставшие основой и наших занятий, и данной книги. Такие простые, но проникновенные слова Хафец Хаима, как «чем больше человек привыкает судить других благосклонно, тем реже попадает в ловушку лашон а-ра» — заставляли наш интерес вспыхивать с новой силой. Речь берет начало в мыслях. Правильные мысли рождают правильную речь; а мысли негативные — плодородная почва для лашон а-ра. Необходимо докапываться до корня проблемы, наставляет нас Хафец Хаим, и учиться судить о других благосклонно.

Мы решили двигаться в этом направлении, обращая внимание на повседневные случаи, когда мы неверно оценили поведение человека. Люди рассказывали личные истории, и каждая заставляла нас задуматься. Чем больше мы изливали души, тем больше анализировали, сомневались, возмущались — даже те, кто сдерживались годами. Неделю за неделей мы внимали новым рассказам, предваряемым фразой «а вы знаете, что случилось…» или «вы ни за что не поверите…». И каждая история была очень значимым уроком, где вначале мы считали человека виновным и верили, что наши заключения истинны, а в конце делали неожиданное открытие — подозреваемые оказывались невиновными.

Реакции не заставили себя ждать: «Я пришла на урок со сжатыми кулаками, а потом они разжались», «Раньше я и не знала, что есть мицва судить о людях благосклонно, а сейчас, когда она стала такой важной частью моей жизни, я просто не представляю, как жила раньше».

Участвовали все — студентки, новобрачные, мамы и бабушки, постоянные люди и гости. Многие начали проводить подобные занятия в своих общинах. А те, которые приезжали сюда на несколько лет, организовали группы, когда вернулись домой в свои страны. Какие-то занятия начались на основе аудиозаписей, которые мы им отсылали. И совсем скоро в каждой группе звучали другие, уже свои, рассказы.

В течение многих лет мы получали благодарные, восторженные звонки, письма и аудиозаписи: «Я начала вести группу у нас в районе, где мы собираемся, чтобы поделиться своими историями. Высылаю вам лучшие из них», «Наши отношения вышли на другой уровень, у них появилось новое измерение». Слова могли быть разными, но суть одна: «Наша жизнь изменилась». На занятиях академических и частных, на лекциях, проводимых по обе стороны океана, люди были захвачены идеей и делились своими историями, своим опытом.

Истории, которые вы держите в руках — достоверны. Они основаны на жизненном опыте сотен людей из разных уголков мира, представителей разных социальных слоев. Мы собирали их на протяжении последних двух десятилетий. Поскольку эти истории повествуют о людях, ведущих себя сомнительным образом, мы приложили много мысли и усилий, чтобы сохранить анонимность реальных участников. Поэтому изменили не только настоящие имена, но и «декорации», и «реквизиты» (время и место событий, пол участников или степень их родства) — все ради обеспечения их анонимности.

Однако мы не утаили и нисколько не преуменьшили некорректности поведения — ни обвиняемого, ни обвинителя. Читатель, конечно не должен воспринимать как руководство к действию или образец для подражания то, что противоречит Торе. Но важность рассматриваемого предмета требовала представить примеры необразцового поведения «во всей красе».

На страницах книги встретятся люди, недовольные широким спектром вещей: действиями одних, поступками других. Некоторые ситуации покажутся вовсе тривиальными, и тут важно помнить, что у каждого есть проблемы, которые могут казаться маловажными лишь постороннему глазу. Заповедь судить о людях благосклонно помогает нам справляться и с маленькими, и с большими препятствиями и раздражениями, которые сжимают нас в тиски и высасывают нашу энергию. Умение судить благосклонно позволяет нам возместить эту энергию и перенаправить на радостное служение Творцу и мирную жизнь с окружающими.

Благодарности

В каждой книге должен быть такой параграф, правда? Но как мне перечислить всех, кто сделал свой вклад в течение долгих двадцати лет?..

Моим дорогим родителям, господину и госпоже Харри Волкер, без чьего участия этот труд никогда не увидел бы свет. Они мечтали о том, чтобы вдохновенное учение Хафец Хаима достигло как можно большей аудитории, чтобы его мудрость принесла пользу другим. Отец считает изучение Торы главным делом любой жизни. Его заразительный оптимизм и умение видеть добро в любой ситуации прекрасный пример для нас. Мудрость мамы и ее отношение к людям были светом в нашем доме. Именно она учила нас ценить принципы, изложенные на этих страницах, и воплощать их в жизни. Ее чуткие советы и конструктивные замечания внесли неоценимый вклад в эту книгу.

Не найти слов, способных выразить всю глубину признательности за интерес и заботу, которые родители всегда проявляли ко всем нашим начинаниям. Пусть Всевышний, да будет благословенно Его имя, даст им долгие и счастливые годы жизни.

Я выражаю безмерную благодарность моему супругу, раву Йеуде Самет. С момента, когда я начала преподавать, он непременно выкраивал время из своего насыщенного расписания, чтобы объяснить мне те или иные постановления или высказывания Хафец Хаима, чтобы я правильнее и лучше донесла их до других. Я благодарна ему не только за «академический труд», но и за личный пример — как судить других благосклонно и следить за своей речью. Это книга написана под его чутким руководством, а некоторые из глав — непосредственно им самим.

Нашим детям, которые всегда были частью этой работы: за их ценный вклад на протяжении многих лет.

Я глубоко признательна госпоже Авиве Раппопорт, моему редактору и подруге, за весь организационный труд, исправления и дополнения к материалам. Ее профессиональные качества, а также исключительная изобретательность и понимание предмета оставили свой отпечаток на каждой странице. А искрометный юмор делал долгие часы работы радостными и приятными.

Огромное спасибо всем, кто рассказывал мне свои истории, пока мы ехали в лифте; приоткрывал завесу своей жизни, пока мы стояли в очереди в кассу; всем моим разговорчивым попутчикам. Тем людям, кто переходили улицу мне навстречу, чтобы рассказать, как думали, что виновата соседка, невестка или свекровь. «Но, самое смешное: оказалось, что…» И тем, кто посылал письма и звонил — по местной и междугородней связи…

Всем вам, от кого я слышала заветный пролог: «У тебя есть свободная минутка? У меня есть изумительная история для твоей книги…» Спасибо!

Мы безмерно благодарны Творцу — за то, что позволил нам закончить данный труд. Надеемся, эта книга станет хорошим помощником читателю и принесет славу Творцу.

Йеудит Самет

Вступление

Откуда вообще берется недовольство?

Подчиненный винит начальство за перекладывание его ответственности на чужие плечи. Руководитель критикует сотрудника за непродуманные требования. Женщина обвиняет невестку в надменности и упрекает другого родственника в скупости. Недовольство выражается по поводу агентов по продажам, банковских служащих, учителей, специалистов всех категорий, друзей и соседей, каждый из которых обязательно в чем-то виноват…

«Как она могла отказать мне после того, что я столько сделала для нее?»

«Мы все внесли свой вклад в это; почему же она — нет?»

«Я оставила два сообщения… но он так и не перезвонил».

«Собралась вся семья; а где были они?»

«Почему повысили его, а не меня?»

«Почему пригласили их, а не нас?»

«Он знал, что тот человек — мой клиент!»

«Ты только посмотри: они уехали, не попрощавшись!»

«Почему она сказала это?»

«И где же их „спасибо“?»

«Чего они так долго возятся?»

«Она пролезла в очередь… впереди меня… и заняла мою парковку…»

И так далее, и так далее… И мы захлебываемся в море критицизма и осуждения…

Жить рядом с другими людьми весьма проблематично: то они, то мы — нечутки, наступаем друг другу на больные мозоли, виновны в несправедливости. Однако, несмотря на все камни преткновения, жизнь в обществе дает нам огромные преимущества. Присутствие рядом наших «спутников» приносит нам материальную, интеллектуальную, эмоциональную и социальную пользу. В дополнение существует еще один, очень важный плюс: именно эта взаимосвязь является той самой сценой, на которой проверяется, насколько хорош спектакль, где главный герой — мы сами.

Как евреям, нам дано множество подсказок для успешного взаимодействия с другими людьми и преодоления сложностей общения. Заповеди были даны нам с целью создания, поддержания и укрепления мира во всем мире. Более того, мы знаем, что и Тора была дана ради мира, как сказано о ней «пути ее — пути приятные, и все стези ее — мир». Поэтому большая часть жизни еврея сосредоточена на том, чтобы быть человеком мира. Но почему тогда многие из нас преисполнены обвинений и поисков чужих ошибок, постоянных непониманий, разногласий и вражды? Наше удивление справедливо. И что делать с такой реальностью?

Если нам были даны правила для гармоничной жизни, почему мы не пользуемся ими? Может быть, необходимо принять богатство, предлагаемое Торой, заповеди которой «слаще меда и капель сот», и исполнение коих обязательно принесет мир в наши жизни — и на личном уровне и на уровне взаимоотношений с другими?

Цель данной книги — обратить ваше внимание на одну из них — заповедь о благосклонном суждении.

Голоса

Госпожа Бэк приехала на рентген уже четвертую по счету, точь-в-точь ко времени. В комнате ожидания она дождалась, когда ее, наконец, вызвали. Когда снимки сделали, ее попросили подождать нового приглашения в кабинет в коридоре. Потом медсестра снова пригласила ее войти, но не чтобы вручить готовые снимки, а чтобы извиниться. Она извинилась, что не так уложила госпожу Бэк на кушетку: некоторые снимки не получились, и теперь придется повторить два из них.

Все мускулы госпожи Бэк напряглись. Из-за непрофессионализма этой девчонки ей снова придется подвергнуться дозе облучения!

Медсестра провела ее обратно в кабинет и снова сделала все необходимые приготовления. Когда она неловко подняла кушетку выше к рентгеновскому экрану, госпожа Бэк почувствовала себя словно связанной; она была уже основательно раздражена. И снова ей сказали подождать вне кабинета.

Наконец дверь открылась, и медсестра вышла к госпоже Бэк. Она сказала, что результаты можно будет забрать через неделю. Госпожа Бэк удивилась: «Но я всегда получала их сразу же». «Не в этот раз, простите. Вернитесь через неделю», — ответила медсестра.

«Ну, это уже слишком: такой непрофессионализм и такая неуклюжесть. Так усложнять процесс и все время менять правила!» — и она уехала до того, как сказала то, о чем позже могла бы сожалеть.

Через неделю госпожа Бэк вернулась в клинику забрать результаты рентгена и передать своему врачу.

«Вот не понимаю, — выпалила она сразу же, как только села в кресло в его кабинете, — ваша больница — самая лучшая в городе. С самым современным оборудованием. Как можно было нанять на работу настолько непрофессиональный персонал?» И она подробно рассказала ему, что произошло.

Я работаю секретарем в маленьком офисе. На протяжении многих лет количество исполняемых мною обязанностей постоянно увеличивалось, и я знаю, что мой начальник, господин Грин, рассчитывает на меня. Поэтому когда мне поручили проект, который нужно было сдать через две недели, я приложила все мои усилия. Во вторник, накануне сдачи проекта, мой начальник уехал с работы рано. Я сидела за моим столом, лихорадочно стараясь все доделать, не прерывалась даже ради чашки кофе. И тут поняла, что прежде, чем продолжить, мне необходимо прояснить одну очень важную деталь. И, хотя я не люблю беспокоить господина Грина дома, это был тот самый случай, когда я знала, что он одобрил бы мой звонок.

Я набрала номер, и господин Грин взял трубку.

— Я тут пытаюсь все закончить, но вдруг поняла, что у меня проблема. Найдете минутку?

— Нет, к сожалению, нет.

— Ну, господин Грин, Вы же знаете, что клиентам эта работа нужна завтра. Мне нужно всего несколько минут.

Он ничего не ответил. На самом деле, у меня было чувство, что он вовсе и не слушает меня. Я попыталась еще раз:

— Господин Грин, я не уверена, что без Вашей помощи у меня получится разобраться. Мне нужно всего несколько минут.

— Простите, я не могу Вам помочь.

Это был его ответ… А не помните ли Вы, подумала я, что это — Ваш проект?! «Постарайтесь разобраться сами», — сказал он. И положил трубку.

Я старалась всеми силами, как могла… и ушла домой рассерженная.

Как-то раз мой дядя летел международным рейсом и стоял в очереди на регистрацию. Человек перед ним регистрировался, казалось, уже целую вечность. Он требовал к себе особого внимания и — получал его! Сотрудник авиакомпании предложил ему два очень хороших места в самолете. Но он был недоволен. Он настаивал, что ему одному нужно не два, а четыре (!) места: якобы так ему будет совсем удобно, и «полет не будет очень утомительным». Договорившись об этом, они начали регистрировать его багаж.

Дядя наблюдал, как тот человек настаивал, чтобы один из своих огромных чемоданов ему позволено было взять в салон самолета, чтобы он смог переодеться. Авиакомпания уступила. Еще было несколько моментов, которые он желал обсудить с главным менеджером компании; тот скоро пришел и терпеливо выслушивал все, что пассажир хотел ему сказать.

Наконец, настала очередь моего дяди. Он подошел к стойке и попросил всего лишь место у прохода. Сотрудник авиакомпании ответил, что ему очень жаль, но свободных мест у прохода нет. Но дядя видел обслуживание предыдущего пассажира и поклялся больше никогда не летать этой авиакомпанией.

Однажды, чтобы покрасить нашу веранду, мы наняли маляра с хорошей рекомендацией.

Он пришел и произвел хорошее впечатление расторопностью и производительностью. Но я торопился на службу и поэтому оставил его доделывать работу одного. Когда я вернулся, он уже закончил и уехал. Издалека все выглядело совсем неплохо, но чем ближе я подходил к дому, тем меньше верил своим глазам. Все огромное окно самой веранды, а так же новая стальная дверь и окна кухни были забрызганы краской.

Может быть, он еще собирался вернуться и все вымыть, но мне хотелось перестраховаться. Я быстро набрал его номер и оставил сообщение на автоответчике. На следующий день, когда я вернулся с работы, я обнаружил, что он возвращался — и оставил счет за работу в почтовом ящике. Но даже не прикоснулся к краске на окнах. А если оставил счет, то, наверняка, считает, что работа закончена! Может быть, другие его клиенты и соглашаются на подобное положение вещей, но уж я-то — ни за что на свете!

Это голоса раздраженных чем-то людей. И может показаться, что их недовольство вполне оправдано. Но только, пока мы слышали только одну сторону. Следующие главы откроют вам ДРУГУЮ СТОРОНУ ИСТОРИИ.

I
На страже чувств и предположений

Всю жизнь мы смотрим и слушаем, наш мозг постоянно регистрирует происходящие события, на основе которых мы делаем выводы. Мы живем в согласии с этими выводами, ведь они, как нам кажется, объясняют ситуации логически и правдиво. Но иногда наши впечатления шутят над нами злые шутки.

Однажды, участвуя в конференции, я увидела девушку, с которой познакомилась шестью месяцами раньше у наших общих друзей, Шульманов. Тогда я приложила много усилий и потратила время, рекомендуя ее людям, которые, в итоге, предложили ей работу в одном хорошем проекте. В последующие несколько недель мы часто общались по телефону, и я помогала ей всеми силами.

И вот теперь, после очередной лекции узнала ее и обрадовалась шансу продолжить знакомство. Я пошла ей навстречу, широко улыбаясь, она же лишь чуть заметно кивнула мне и отвернулась, чтобы поговорить с кем-то другим.

Я была озадачена столь прохладной реакцией. У Шульманов она была такой милой и дружелюбной; мы на самом деле подружились тогда. Мне было больно, что, несмотря на всю мою помощь, сейчас она вела себя столь невежливо. Может быть, она сердится на меня, поскольку ей не понравились те люди, к которым я ее направила?

Через несколько месяцев мы снова встретились на каком-то званом ужине, и опять она была так же холодна, как в прошлый раз. «Ну, выходит, что она была дружелюбна только потому, что нуждалась в моей услуге», — решила я. И перестала о ней думать; а в конце вечера неожиданно выяснилось, что мы едем домой в одной машине.

Когда мы оказались рядом на заднем сиденье, я, чтобы как-то «растопить лед», заговорила о чем-то, знакомом нам обоим — Шульманах. А она, казалось, не помнила и этого имени. «Ну, разве Вы не помните, — сказала я, удивившись ее короткой памяти, — мы виделись у них примерно полгода назад. Помните, они тогда только что переехали в новую квартиру?» Она же настаивала на том, что не знает этой семьи, и что никогда не была у них в гостях.

И только тогда я, наконец, вдруг все поняла! Она была так сильно похожа, до невозможности похожа на ту девушку, но это была другая девушка.

«Почти такая же» не значит «та самая».

Очень часто такие ошибки вызывают недоразумения и обиды. Ведь всем нам когда-то приходилось принимать одного человека за другого, или нас самих путали с кем-то еще. Иногда подобные случаи заставляют нас покраснеть, но обычно они безобидны и даже комичны. И все же, бывает, что подобные ошибки ведут к неверной оценке человека и даже к агрессивному поведению.

Тем утром я была на собрании медсестер нашего отделения. Когда все присутствовавшие разместились за столом, на одной из девушек я, к удивлению, заметила серьги, которые потеряла пару месяцев назад. Видимо, однажды я машинально сняла их во время работы и оставила где-то в отделении. Эти серьги, подарок моей свекрови, были не только дорогими; они были эксклюзивного дизайна, с необычным камнем.

«Как она осмеливается вот так просто надевать их? Почему не расклеила везде, где могла объявления, пытаясь отыскать владелицу — МЕНЯ! Видимо, предположила, что найти никого не удастся. А, возможно, поискать ей и в голову не приходило!» — возмущалась я.

Как же мне поступить? Я пыталась представить себе, как вернуть серьги обратно, но что я могла ей сказать? Что бы я ни сказала, ситуация точно будет неприятной для нас обеих. С другой стороны, отказаться от борьбы за мои украшения я тоже не хотела.

Собрание подошло к концу, но к решению проблемы я не приблизилась ни на шаг. В замешательстве я снова бросила тоскливый взгляд на свои сережки. А, ну-ка, стоп… Что-то выглядело странным и незнакомым. Я присмотрелась лучше, и мои глаза округлились от удивления. До того, как она успела заметить, что я буквально пялюсь на нее, я уже отвернулась. Правда, успев рассмотреть золотой шарик, венчавший верхний кончик каждой серьги. На моих серьгах такого шарика не было.

«Удивительно, что я сразу не заметила», подумала я, выходя из зала и радуясь, что наши мысли — невидимы.

Видите, похожими могут быть не только люди, но и предметы. Мы увидели, как легко можно спутать и их.

Такие неверные ощущения могут закончиться неприятностью или чем-то похуже. Иногда их можно вовремя «поймать» и прояснить, а иногда — нет.

Как-то утром мы с подругой вместе ехали на работу. Когда я подъезжала к одному престижному образовательному учреждению, мой взгляд упал на крышу этого шестиэтажного здания, где сейчас играла группа мальчишек. Я увидела там защитный барьер, но в нем были четыре проема, в которые можно было очень легко упасть. «Ты только посмотри на это! — вскрикнула я, напугав подругу. — Где их учителя? Как можно разрешать детям играть на такой опасной крыше?» Она посмотрела вверх и изумилась, как и я.

На светофоре зажегся зеленый свет, и мы поехали дальше, но, проезжая мимо здания, я продолжала смотреть на мальчиков. Сердце мое ушло в пятки, когда я увидела, что один из них бежит прямо к незакрытому проему. Я почувствовала приступ удушья — а потом увидела… Сначала размыто, потом чуть отчетливее, потом совсем ясно. Места проемов были надежно защищены белыми железными коваными решетками.

Нас могут обмануть не только наши глаза, но и уши.

Место действия этой истории — общежитие, где Бени жил на первом этаже, а прямо над ним, этажом выше — Ральф. В тот день Бени неважно себя чувствовал и хотел лечь спать пораньше. И только собрался выключить свет, как услышал стук сверху. Он не удивился, ведь его сосед Ральф, по прозвищу «мистер Скакалка», любил этот вид гимнастики и даже учил ему людей, которым необходимо было заниматься им для здоровья. Поэтому, когда Бени услышал, что наверху прыгают, он подумал, что «мистер Скакалка» снова тренируется.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 718