электронная
36
печатная A5
345
16+
Другая реальность

Бесплатный фрагмент - Другая реальность

Роман, мистика


Объем:
192 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-2639-2
электронная
от 36
печатная A5
от 345

Глава 1

На пустой размытой дороге, обрамленной густыми деревьями, одиноко мчала черная Тойота. Она, как бешеная пантера, казалось, пыталась настигнуть кого-то в темноте. Ее огненные глаза-фары освещали путь, прорывая непроглядную тьму. Ее летящий силуэт размывало дождем, и только тогда, когда небо стонало, вздрагивало, и время от времени вспыхивало, она могла четко видеть перед собой свою цель — уходящую вдаль дорогу. Но ее это не останавливало, и не пугало. Она еще сильнее набирала обороты. Она рвалась вперед. В неизвестность.

В салоне тихо играла музыка, так тихо, что из-за дождевого шума, ее было еле слышно. Молодой мужчина за рулем чувствовал себя уверенно и расковано. Он был в своей стихии. Машина была его вторым я, его естественным продолжением. Его манера вождения полностью копировала его характер: стремительность, дерзость, упорство. Ему было комфортно и легко. Он чувствовал себя властелином дороги, он чувствовал себя победителем. Ничто не могло его сейчас остановить. Только вперед. Только так.

Он любил дождь, любил грозу, и чем сильнее бушевала непогода, тем больший трепет она вызывала в его душе. Она напоминала ему детство, его деревню, родителей и сестер, потому что именно в такие дни, они больше всего времени проводили вместе. Он вспоминал запах сеновала, куда они с сестрами любили прятаться в грозу. Старые покрывала, подвязанные к деревянным балкам, которые служили им вместо гамаков и, конечно же, мамины пироги, которыми они запасались в качестве провизии. В дождливую погоду, когда на улице не было работы, мама постоянно пекла пироги. Теперь, каждый раз, когда начинался дождь, мужчине казалось, что он чувствует их запах. Он снова чувствовал необычайный прилив сил, как тогда в молодости, когда он знал, что у него все еще впереди, и нет таких трудностей, которых он не смог бы преодолеть.

Из небольшой деревни Квитка в Кировоградской области, Максим переехал жить в Киев практически сразу после армии. Красивый старинный город, наполненный неограниченными возможностями, хорошо встретил молодого амбициозного парня, и быстро стал ему родным. Максиму нравилось жить в таком бешеном ритме. Это было в его стиле. Ему уже давно не хватало места в маленьком поселке, в котором проживало чуть больше двухсот человек. И то ли благодаря обстоятельствам, которые свели его в нужный момент с нужными людьми, то ли благодаря его личной напористости и трудолюбию, вскоре Максим открыл свой бизнес, который быстро процветал. Он стал опорой и поддержкой для своей семьи. Он не только обеспечивал всех материально, но и был настоящим стержнем, который держал всю семью вместе. Не маловажным дополнением к его успехам на работе стало для Максима и создание семьи. После многих неудачных попыток и разочарований, он наконец-то встретил девушку, о которой всегда мечтал. Она покорила его с первого взгляда, и сразу, тогда он решил для себя, что она будет его. Так и случилось.

Максим считал себя счастливым человеком. Все, о чем он мечтал, исполнялось. И это придавало ему еще большей уверенности и упрямства во всех начинаниях. Он был, не пробиваем, если принял какое-нибудь решение. С его мнением считались, а его точку зрения уважали, и только единственный человек на свете, мог заставить его изменить все. Ради жены, он готов был отменить все планы, все назначенные встречи, и отправиться на край света, лишь бы они могли остаться только вдвоем. Но, не смотря на это, таких незапланированных поездок у них было не много. Марина оказалась еще большим трудоголиком, чем Максим. Она работала с утра до позднего вечера, и очень часто в выходные, и даже замужество не заставило ее поменять свой образ жизни. Максим, все время занятый бизнесом, особо не старался менять привычки своей жены, и поэтому за год, проведенный в браке, совместных выходных у них было не так уж и много. Исключением были те дни, когда Марина ездила проведать свою пожилую бабку. В основном, Максим бросал все дела, и отправлялся с женой. Он с удовольствием проводил несколько дней за городом, на свежем воздухе, в старом бабкином доме.

Это был как будто кратковременный рывок из их бешенной реальности в совершенно другую жизнь. Там в деревне они чувствовали себя просто людьми и были по-настоящему счастливы. Часто по утрам, залеживаясь чуть дольше обычного, они мечтали, как однажды купят себе дом за городом, заведут детей, и будут больше времени проводить вместе. Но пока это были только долгосрочные планы, и по возвращению в город, Максим и Марина продолжали жить своей прежней жизнью, заполненной статьями, новыми проектами и контрактами. Они оба считали, что у них еще много времени, и все самое лучшее ждет их в будущем, может и не таком скором, но обязательно прекрасном.


В эту пятницу Марина не собиралась никуда ехать. Поздним вечером, уже лежа в постели, она позвонила старухе, узнать, как та себя чувствует. Разговор был обычным, и как всегда коротким. И хоть Ба, так Марина ее называла, сказала, что у нее все в порядке, но что-то внутри встревожило женщину. Голос старухи показался ей странным, а добиться правды от нее все равно нельзя было. Марина решила ехать немедленно. К сожалению, плохое предчувствие очень редко ее подводило, и наученная горьким опытом, Марина, не задумываясь, выскочила из постели и всего за несколько минут собралась в дорогу. Полусонный Максим, не понимая, что происходит, без лишних вопросов поднялся и стал собираться с женой. Именно за такие поступки, она и любила его больше всего. Ни слова упрека, а просто поддержка в любых ситуациях и любых ее решениях.


Впервые, они встретились в небольшом кафе на Январского Восстания, во время бизнес-ланча. Максим сразу заметил худенькую, даже чересчур хрупкую девушку с большими карими глазами и непослушными короткими волосами. Она была одета в узкие штаны, которые еще больше подчеркивали ее худобу, и в свободно спадающую белую кофточку. Максим не мог отвести от нее взгляд. Она как магнит снова и снова притягивала его к себе. Чувствуя пристальное внимание мужчины, Марина смутилась, что совершенно не было на нее похоже. Она так и не смогла нормально пообедать и поэтому, оставив практически не тронутой свою тарелку, женщина, набросила легкий плащ и, цокая каблуками, вышла из кафе. У нее еще было немного времени, и она решила прогуляться в Мариинском парке.

Марина шла, поднимая ногами опавшую листву. Все еще теплое солнце пробивалось сквозь грозные кроны деревьев, приятно согревая ее лицо. Конец октября, который обычно заливал город проливным дождем, на этот раз баловал его жителей хорошей погодой. Женщина нашла пустую скамеечку, и присев на нее, закрыла глаза, наслаждаясь последним теплом.

— Отличная погода, не правда ли? — услышала она незнакомый голос. Открыв глаза, Марина увидела того же мужчину, который рассматривал ее в кафе. Мурашки пробежали по ее телу, и то ли от испуга, то ли от волнения, женщина не смогла произнести ни слова. — Можно, я присяду? — спросил незнакомец, показывая на свободное место на скамейке.

Марина молча кивнула в ответ, и на лице мужчины появилась широкая улыбка. Его глаза, обрамленные мелкими морщинками, стали необычайно глубокими и добрыми. В них было что-то до боли знакомое женщине, то, чего она уже встречала в мужчинах много лет.

— Меня зовут Максим. А вас как? — спросил незнакомец, продолжая улыбаться.

— Марина, — ответила женщина, немного осмелев. Громадный мужчина больше не вызывал у нее страх, но волнение от его настойчивого взгляда и необычайно приятной улыбки, по-прежнему мешало ей взять себя в руки. Ее сердце выстукивало барабанную дробь, коленки дрожали, а язык, как будто увеличился в два раза и совершенно ее не слушался. Марина почувствовала себя неопытной и застенчивой девчонкой, которая первый раз в жизни знакомится с парнем. Такого с ней уже давно не было.

Потихоньку, разговор между ними стал налаживаться, и уже примерно через час, Максим и Марина знали друг о друге очень много. Они выяснили, что оба выросли в деревне. Марина, рассказала ему о том, что ее родители разбились в автокатастрофе, когда ей было десять лет. Максим потерял отца примерно в таком же возрасте, и по этому он хорошо понимал, что она тогда переживала. Их жизни оказались настолько похожими что, немного пообщавшись, они оба почувствовали, как будто бы знакомы целую вечность. И Марина и Максим так разговорились, что совершенно забыли о том, что обед уже давно закончился и им пора на работу. В конце концов, Максим предложил Марине вечером сходить вместе в какой-нибудь уютный ресторанчик, и продолжить там знакомство. Она не раздумывая, согласилась.


Марина сидела тихо и с нескрываемым интересом наблюдала за своим мужем. Он как будто был где-то далеко, в своем, непонятном для других мире. Увлеченный своими мыслями, он даже не замечал, что жена сидит и смотрит на него. А она не просто наблюдала за своим мужчиной, она любовалась его красивым мужественным профилем, уверенной осанкой, тем как он вел машину и время от времени сам себе ухмылялся. Максим был достаточно мощным мужчиной, высокого роста и в хорошей физической форме. Рядом с ним Марина смотрелась очень маленькой и хрупкой, но это ее нисколько не смущало, а наоборот, придавало ей ощущения, безопасности и защищенности.

Марина смотрела на мужа, и думала о том, как ей повезло. Встретить такого мужчину, как Максим, было практически не возможно, а она встретила. Год назад они только познакомились, а сейчас это был самый родной для нее человек в мире. Хрупкая и нежная женщина была за ним как за каменной стеной. Она еще никогда в жизни не чувствовала себя такой нужной и любимой. Это была ее вторая половинка, ее родной человечек.

Максим, ощутив взгляд жены, посмотрел на нее и положил свою сильную руку на ее колено.

— Почему так смотришь?

— Любуюсь тобой.

— Любуешься? Не смеши меня. Вот я сейчас остановлю машину, и начну любоваться тобой… — Держа одной рукой руль, мужчина наклонился, чтобы поцеловать жену. Он отвлекся всего на секунду, в этот момент Марина посмотрела на дорогу и громко закричала:

— Максим!

Мужчина ударил по тормозам. Машину с визгом понесло в сторону. Марина была не пристегнута, и, подлетев на сиденье, она ударилась головой об лобовое стекло. Несколько минут борьбы со скользкой дорогой, и Максим выровнял автомобиль.

— Ты цела? С тобой все в порядке? Сколько раз говорил тебе, пристегивайся! — Справившись с управлением, мужчина судорожно стал осматривать перепуганную до смерти жену. Ее лицо было белым, как мрамор, а губы тряслись. На лбу красовалась шишка. Максим обнял оцепеневшую женщину. — Тебе больно?

— Ничего серьезного, — ответила она, придя в себя. — Немного ударилась.

— Немного ударилась? Ты понимаешь, что могла вообще вылететь из машины? — Максим испугался, и немного разозлился, и на себя, что был не внимателен, и на Марину. — Ты мне скажешь, что случилось? Почему ты закричала?

Марина молча всхлипнула. Максим осторожно поцеловал жену в висок, и прижал ее к себе еще крепче.

— Ну, все, все. Успокойся. Все хорошо. Ничего ведь не случилось. Просто следующий раз, не нужно так кричать. Я же за рулем. Хорошо еще, что на трассе больше никого не было.

— Максим, прости меня, пожалуйста, мне просто показалось, что я кого-то увидела… Прямо перед нашей машиной! — голос Марины дрожал, как и она сама. — Я так испугалась, что мы можем сбить человека. Он как будто появился неоткуда!

— Да, Марина, и исчез он тоже в никуда, — ответил Максим с легкой насмешкой. — Да и где ему здесь взяться ночью в такую погоду. Кругом пустое поле, и до ближайшего поселка еще очень далеко.

— Не знаю, Максим. Но я, правда, кого-то увидела. Он появился просто перед нашей машиной. Вернее, я даже не уверена что это был он, просто человеческий облик, не то мужчины, не то женщины. Меня как окатило чем-то. Я очень сильно испугалась. — Марину продолжало колотить.

— Ну ладно, ладно, ты чего? — успокаивал ее муж. — Все нормально, все, слава богу, обошлось. Как видишь, вокруг никого нет. Мы можем ехать дальше?

— Да, только можно я выйду на минутку?

— Куда? На улице льет как из ведра! Ты за секунду промокнешь насквозь. Мариночка, потерпи, пожалуйста. Остановимся в поселке, или на заправке. Хорошо?

— Извини, но мне что-то нехорошо. Я хочу выйти, — она умоляюще посмотрела в глаза мужа, зная что Максим не сможет ей отказать.

— Ну, ладно. Только подожди, я возьму в багажнике зонтик, и прикрою тебя. — Максим поцеловал жену, и выскочил из машины.

Как только захлопнулась дверца, у Марины заиграл телефон. Покопавшись в своей сумочке, она, как обычно, не смогла его сразу найти, и когда телефон оказался у нее в руках, он уже перестал звонить. Пропущенный номер оказался не знакомым. Подумав несколько секунд, Марина нажала на вызов. Практически сразу же, гудки сменились тишиной, но ей никто не отвечал.

— Алло. Здравствуйте, это Марина Кривицкая, мне только что звонили из этого номера. — Но в ответ по-прежнему была тишина. — Ало, вы меня слышите? — она повторила еще раз. — Вам что, больше нечем заняться? Если вы ошиблись номером, можно просто извиниться и положить трубку. — Настроения итак не было, еще этот звонок. Марина отключила телефон, но она не успела положить его в сумочку, как снова раздался звонок. Она, молча, посмотрела сначала на телефон, а потом в окно, женщина вдруг поняла, что уже несколько минут сидит одна в машине. Марина не слышала звука открывающегося багажника, и, посмотрев по сторонам, увидела, что мужа нигде нет. Она положила, продолжавший звонить телефон, обратно в сумочку, и вышла из машины.

Глава 2

Дождь превращал все вокруг в одну серую массу, размывая и скрывая реальные образы. Марина вышла на улицу. Рассмотреть, что-либо вокруг было невозможно. Женщина не знала, что искала, но ей почему-то казалось, что здесь есть кто-то кроме нее. Сердце бешено колотилось. Марина сначала обошла вокруг машины, а потом заглянула под нее, там сидела черная кошка, мокрая и перепуганная. Женщина позвала животное к себе. Кошка замурлыкала, и грациозными медленными шагами подошла к ней.

— Иди сюда, не бойся, — сказала Марина, и животное за секунду оказалось у нее на руках. Ей сразу стало спокойнее. Мрачные краски как будто бы вмиг рассеялись. — Ничего себе! И откуда ты здесь такая взялась? — Удивилась она своей находке, но все же чувство, что сейчас с ней рядом есть хоть какое то живое существо, успокаивало Марину. — Ты не похожа на дикую. Ну и далеко же ты тогда убежала от своего хозяина!

Марина взяла кошку в машину. Она села на место водителя, а новоиспеченного пассажира посадила рядом на сиденье.

— Замерзла? Ну, ничего, сейчас высохнешь и согреешься. Только что ж мне с тобой делать? Что ж, пока поехали, а там посмотрим. — Женщина убрала с лица мокрые пакли волос, затем достала в бардачке салфетку и вытерлась. — Смотри, — обратилась она к кошке — как мне пришлось из-за тебя намокнуть. Мало того, что ты меня перепугала до чертиков. Я ведь могла разбиться! Тебя что родители не учили, что нельзя выскакивать на дорогу, не посмотрев по сторонам? — Женщина попыталась улыбнуться своему измученному остроумию, но из-за пережитого испуга и ужасной усталости, которую она испытывала, у нее это получилось плохо. — Странно, я увидела, что мне что-то бросилось под колеса, но никак не думала что это кошка. Ты показалась мне такой большой. Даже, не большой, а просто огромной. Признаюсь, на какое-то мгновение я подумала, что сбила человека. — Марина вздохнула с облегчением, осознавая, что все обошлось. Она завела машину и поехала.

Как только автомобиль тронулся с места, заиграл мобильный телефон. Достав его из сумочки, которая лежала на пассажирском сиденье, рядом с ее гостьей, Марина, не посмотрев на номер, сразу ответила.

— Алло, я вас слушаю!

— Марина, ты где? Ты скоро будешь? — раздался холодный, практически металлический голос Ба, который резал слух, доставая до глубины души. — Нечего тебе делать, на ночь глядя переться сюда, а мне сиди и жди. — Последние слова старухи прозвучали как приговор, после которого не минует наказание. Марина, хоть и привыкла, что ее бабка вечно всем недовольна, и постоянно причитает и вычитывает ей, но это все равно иногда ее огорчало.

— Ба, не переживайте. Я уже скоро буду. А если вы устали, то вам не обязательно меня ждать. Увидимся завтра утром. — Несмотря на свои слова, которыми Марина просто пыталась успокоить свою бабку, она прекрасно знала, что старуха без нее уже не ляжет. И она еще долго будет ворчать, когда Марина наконец-то доедет. Так было всегда. Она никогда не была рада ее приезду, во всяком случае, не показывала этого, но все же ждала. Не ложилась спать, если знала, что Марина должна приехать. Сначала женщине казалось, что она делает это. Лишь бы лишний раз на нее поворчать, но со временем поняла, что именно так она проявляет свою любовь к ней. Просто ей очень трудно делать это открыто. Такой уж она была человек. — Я уже скоро буду, — повторила Марина еще один раз, но в трубке телефона, кроме непонятного шума, больше ничего не было слышно.

— Странно. Оборвалось. Наверное, из-за непогоды. — Она повернулась и посмотрела на свою спутницу. Та громко мурлыкала и все еще сильно дрожала. — Слышала? Это была моя Ба. Мы едим ее навестить. А ей это, судя по всему, не очень нравиться. Всю жизнь она так… Живет, как в коконе. И сама не выходит, и других в него не впускает. А мне то, что делать? Она ведь моя единственная родственница. Она меня вырастила и воспитала. Хотя… — Марина тяжело вздохнула. — Воспитала, это громко сказано. Да, она меня кормила, одевала, но не больше. Ее совсем не интересовало где и с кем я провожу время, чем занимаюсь и вообще… — Она на минутку замолчала. — Но я ей все равно благодарна, — продолжила Марина рассказывать кошке свою историю жизни. Ей, почему-то, как никогда захотелось выговориться. Захотелось вспомнить все, что было в ее жизни. — Да, благодарна. Хотя бы за то, что она не отдала меня в детский дом, а ведь могла. Я же ей не родная внучка, а так, дальняя родственница. — Марина снова вздохнула. Ей всегда становилось на душе тяжело, когда она вспоминала своих родителей. И хотя она помнила всего лишь отдельные короткие эпизоды из их жизни, они все равно оставались самыми яркими ее воспоминаниями. — Ты знаешь, хотя она и не очень приятный собеседник, я все равно считаю ее доброй и хорошей. Ее поведение, это всего лишь защитная реакция от окружающего мира. Она не хочет никого пускать к себе в душу, чтобы опять не испытать большого горя и разочарования, которое она пережила, когда была еще совсем молода. Люди со временем отходят, отпускают ситуацию и продолжают жить дальше, а она не смогла. И мне ее жаль… — Марина снова посмотрела на кошку. — Она ведь тоже, как и я, очень рано потеряла родителей. Они с сестрой, моей родной бабушкой, жили в детском доме. Им повезло меньше, чем мне. Потом, когда повзрослели, бабушка Люба, вышла замуж и родила мою маму, а баба Надя, я ее называю просто Ба, так и осталась на всю жизнь одна. Она и с нами то не очень хотела общаться. Всю жизнь прожила отшельником. Даже не знаю, как она решилась забрать меня после того, как не стало моих родителей? Не знаю. Думаю, она сделала это, потому что не желала мне такой же участи, как у нее самой. Ведь кроме нее у меня тогда уже никого не осталось. — Марина вздохнула.

Полностью отдаваясь работе, все эти годы Марина жила, стараясь как можно меньше думать о своем детстве. Но тяжелые воспоминали, вопреки всему, иногда все же всплывали у нее в памяти, заставляя ее сердце неметь от боли. Она не могла это изменить, и не могла от этого уйти. И не хотела… Ведь воспоминания, это все, что у нее осталось от прошлого, если не считать слегка полоумную старушку.

— Ты как, уже согрелась? — спросила Марина свою попутчицу, отвлекаясь от грустных мыслей. Она ее погладила, и кошка снова замурлыкала. — А мы почти приехали. Я уверена, что тебе не понравиться моя Ба, но, во всяком случае, это намного лучше, чем в поле мокнуть под дождем. К тому же, ты, наверное, голодная? Ничего, скоро я тебя накормлю.

Марина сосредоточено смотрела на дорогу, но из-за густой и серой пелены дождя разглядеть что-либо было очень трудно. Дорога была прямой, и густо посаженые вдоль нее деревья создавали впечатление, что ты движешься по туннелю, которому нет ни конца, ни края. Монотонная и одинаковая картина Марину обычно успокаивала и убаюкивала, и поэтому нужно было прикладывать некоторые усилия, особенно если она ехала поздним вечером, чтобы не уснуть за рулем. Но сегодняшняя гроза не давала ей расслабиться и держала в постоянном напряжении. Непогода и одиночество действовали на Марину угнетающе, и поэтому появление кошки было как раз кстати. Тем более что она оказалась ручной и очень приветливой. Сидя за рулем своей машины, женщина теперь думала о том, куда она пристроит свою новую знакомую. О том, что Ба разрешит оставить ее у себя не могло быть и речи. А заниматься поисками ее старых хозяев, у Марины не было ни времени, ни особого желания. Да и сделать это в нынешних обстоятельствах было просто не возможно. Оставалось всего лишь два варианта: либо срочно пристроить ее где-нибудь в поселке, либо забирать с собой в город. Бросить кошку просто так на улице она не могла.

— Что поделать, — вновь обратилась Марина к животному, — придется тебе потерпеть несколько дней мою бабку, а там что-нибудь придумаем. Может быть, ее соседка согласиться тебя взять к себе? У нее уже есть выводок тебе подобных, так что думаю, кошкой больше, или кошкой меньше, большой разницы для нее не сыграет. — Марина улыбнулась и посмотрела на кошку, и ей показалось, что та буквально прожгла ее взглядом. Она протянула руку, чтобы погладить животное, но кошка зашипела, и женщина резко отдернулась. — Ничего себе, а ты оказывается с характером! Да ладно, не злись, шучу. Я так понимаю, к соседке тебе не хочется? Ну, если ты не будешь больше на меня шипеть и пообещаешь вести себя хорошо, возможно, я даже заберу тебя к себе.

Реакция у спутницы была моментальной, она легла поудобней и замурлыкала. Марина снова улыбнулась. Ее искренне позабавила такая реакция спутницы.

— Да, а я не ошиблась, ты оказывается не простая штучка, — сказала Марина и взглянула на кошку. На мгновение ей привиделось, что глаза у той вспыхнули и снова погасли.

В конце длинного, казалось бесконечного, туннеля уже виднелись огоньки. К небольшому и старенькому поселку осталось ехать всего пару километров. Эта деревенька находилась относительно недалеко от города, приблизительно сто километров, но ее расположение было настолько неудобным и отдаленным от других населенных пунктов, что со временем из ее жителей в основном остались только пожилые люди, не считая нескольких фермеров. Молодые семьи были вынуждены перебираться в другие села, где можно найти работу или, по крайней мере, чтобы из них можно было бы без проблем добираться в город. Так за последние десять лет, деревня опустела практически наполовину. Теперь каждый второй дом в ней был не жилой.

Именно в этой деревне проживала бабушка Марины. Она вела затворнический образ жизни, и никогда ни с кем из соседей близко не общалась. Да и люди, из-за ее тяжелого характера, обходили старуху стороной. Бывало так, что она по нескольку дней сидела без свежего хлеба, только потому, что ей не хотелось никого видеть. Марина прекрасно знала обо всех ее странностях, и поэтому не могла долго ее не навещать. Еще по ее просьбе, за старухой иногда приглядывала соседка. Марина оставляла ей деньги на продукты и на хлеб, но в последнее время, тетка Зина все чаще жаловалась, что Ба выгоняет ее из двора, вообще не желая разговаривать и принимать хоть какую-то помощь. Марина понимала, что это от старости она становилась еще не выносимей, но выбора у нее не было. Переезжать к ней Ба наотрез отказывалась, а Марина не могла вернуться в поселок. Во-первых, она была связанна работой, которая занимала практически все ее свободное время, а во-вторых, ей просто не хотелось этого делать. Слишком много воспоминаний было связанно с этой деревней. Марине понадобилось очень много времени, чтобы зарыть их глубоко внутри. Итак, каждый раз, когда она приезжала сюда, то снова чувствовала себя той потерянной девочкой.

Машина на небольшой скорости въехала в поселок, в котором освещалась всего лишь одна центральная улица. Остальная его часть была погружена в глубокую темень, и лишь изредка в ней просматривались одинокие огоньки в отдельных домах. Съехав с асфальтированной дороги на грунтовую, Марина снова убавила скорость. Ехать нужно было очень осторожно, так как дорога была не ровной и сильно размытой дождем. К тому же она была довольно узкой. Настолько, что если бы ей на встречу ехал какой-нибудь транспорт, то они никак не смогли бы разминуться. Но, к счастью, вероятность такого была очень мала, так как машины в этом поселке были крайней редкостью.

Внедорожник практически с легкостью преодолел весь путь, и уже через несколько минут был возле двора Ба. Она жила в старом, но довольно большом и добротном доме, большая часть которого уже давно никак не использовалась. Кругом было темно, и только из окон в гостиной мерцал слабый огонек.

Марине не хотелось вылезать из теплой машины, и мокнуть под дождем, но нужно было открыть ворота, загнать машину во двор и дождаться, пока Ба откроет двери. Передернув плечами, она выскочила на улицу и побежала к громадным деревянным воротам. Когда женщина их открывала, ей показалось, что она услышала стук дверцы своего автомобиля. Звук был настолько четким, что Марина оставила на половину открытые ворота, и, неуверенными шагами подошла к машине. Вокруг никого не было. Но, не смотря на это, женщина чувствовала чье-то присутствие. Ей показалось, что за ней кто-то наблюдает. Дышит ей в спину. Марине стало страшно. Она крикнула:

— Здесь кто-нибудь есть?

— Чего разоралась, среди ночи? — неожиданный и холодный голос бабки заставил передернуться и без того напуганную женщину. У нее внутри как будто что-то взорвалось, ноги и руки онемели, а сердце чуть не выскочило из груди. Она обернулась к стоящей возле ворот старухе, и, убедившись, что это ее Ба, немного успокоилась.

— Ба! Вы меня напугали, — ответила Марина, облегченно вздохнув.

— Чего же ты, такая пуганая, приперлась среди ночи в нашу глухомань. — Старуха стояла в белом одеянии, как призрак, и если бы ее встретил какой-то незнакомый человек, то он обязательно так бы и подумал. Но Марина, практически, привыкла к ее странностям, и по этому, это ее не удивляло.

— Ну, ладно вам ворчать. Пойдемте лучше поскорее в дом, а то вы уже вся промокли. Попьем горячего чая. Согреемся. А машину я потом загоню. — И женщина, не став дожидаться ответа старухи, направилась к дому. Уже возле двери, Марина спросила: — А почему в доме везде темно, что опять пропало электричество? Наверное, где-то провода оборвало, — сказала она и обернулась, но рядом никого не увидела. — Ба, вы, где? — Старуха не отвечала. Марина повернулась и снова направилась к воротам. В этот момент, дождь припустился с новой силой. Казалось, что он пытается стереть все на своем пути, и еще немного, и от привычного для Марины мира, ничего не останется.

Выйдя на дорогу, женщина попыталась рассмотреть что-либо сквозь густую массу дождя, но старухи нигде не было. Она позвала ее еще раз, что есть силы:

— Ба, вы где? — Обычно не пугливой Марине, сейчас стало до безумия страшно. Чувство, что за ней наблюдают, по-прежнему не отпускало ее. Шум ветра и скрип деревьев, которые тянули к ней свои руки — ветви, заставляли сердце биться все быстрее и быстрее. Марине казалось, что еще немного, и она перестанет дышать. — Да что это со мной происходит? Ведь это просто дождь! — попыталась она себя успокоить. — Ба — а? — Марина снова позвала старуху, обходя вокруг своей машины.

— С тобой сегодня явно что-то не то. — Раздался металлический голос старой женщины со стороны ворот. — Нельзя уже и на минутку отлучиться, как она снова орет. — Старуха привычно ворчала.

— Где вы были? Я нигде не могла вас найти! Я не слышала, чтобы вы куда-нибудь отходили, — растерявшимся голосом сказала Марина. Не смотря на то, что Ба появилась, плохое предчувствие не покидало женщину. Это было что-то больше, чем просто испуг, у нее было ощущение, что вокруг происходит что-то странное, то чего объяснить Марина пока не могла.

— Не слышала она… В такую погоду попробуй что-либо услышать… А я просто ходила к сарайчику. У меня там пес какой-то прибился, будь он не ладен… — Последние слова старуха договаривала уже на пути к дому. Марина, молча, последовала за ней.

«Какой еще пес?» — подумала женщина. «Она же сроду не впускала в свой двор никаких животных».

Сидя за огромным столом с чашкой горячего чая и укутавшись в теплый плед, женщина попыталась успокоиться и расслабиться. Она почувствовала, что у нее сильно болит голова. Так сильно, что казалось, будь-то, ее кто-то сжимает огромными тисками. Она потерла пальцами у висков, и подумала, что неплохо было бы сейчас выпить таблетку аспирина. Но подниматься и искать лекарства Марина не стала. Тело отказывалось ее слушаться, и она даже не стремилась преодолеть то чувство усталости, которое ее охватило.

— Так, говорите, к вам прибился песик? — спросила она старуху, и тут же вспомнила о своей странной попутчице, о которой, почему-то совсем забыла. — Черт, — она подскочила с места, быстро поставив чай на стол, — у меня же в машине кошка! — Не смотря на свою головную боль, и на ужасную усталость, Марина выбежала на улицу. Дождь, снова притих, но не прекращался. По-прежнему было темно. На небе не было видно ни месяца, ни единой звездочки. Тучи кружи вокруг дома, создавая воронку, из которой извергалось что-то страшное и непонятное. И хоть Марина ничего не видела, она это чувствовала.

— Кис, кис, кис, — позвала она, открывая машину, но кошки там не оказалось. Женщина посмотрела под сиденьем, но и там никого не было. — Странно… Что за чертовщина? Куда она делась? — Марина захлопнула изо всей силы двери автомобиля и снова направилась в дом, по дороге продолжая разговаривать сама с собой. — У меня точно с головой не все в порядке. Ну да, ладно, будем считать, что одной проблемой стало меньше.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 345