электронная
288
печатная A5
631
18+
Древние: Интерлюдия

Бесплатный фрагмент - Древние: Интерлюдия


4.5
Объем:
488 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6328-3
электронная
от 288
печатная A5
от 631

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Данную книгу я посвящаю моему Учителю — Владимиру. Ты помог мне пройти сквозь страхи и сомнения и стать лучше. Это послужило предпосылкой к её созданию.

Книга обращается к моему прекрасному потерянному поколению Y, которое осознаёт свою индивидуальность и не хочет отдавать её в чужие руки. Она может быть интересна и тем, кто застрял в глубокой заднице будничной серости и желает всё поменять, но не может решиться и понятия не имеет, в какую сторону двигаться. Тем, с кем я на одной волне, кого обуревает внутренний интерес к устройству жизни в Мироздании, кого терзает вопрос — почему мы подавлены Матрицей и постоянно ходим как зомби из офиса домой. Кто против скучной системы с её псевдонаучными концепциями о том, что мы одни в этом холодном космосе, всем, кто за духовный поиск и саморазвитие — посвящается…

Что из написанного — фантастическая сказка, а что наша суровая реальность — вы решаете сами.


Об авторе

Мила Ярая — эксперт в области эзотерики, биоэнергетики и целительства, занимается изучением древних оккультных знаний (алхимия, каббала, йога, руны). Внедряет их в практику, трансформируя жизнь и здоровье людей.

Окончила экономический университет РЭУ им. Плеханова и год проработала экономистом в крупной российской компании. Уже тогда Мила поняла, что это не её — и пустилась в поиски «своего дела». Её творческая карьера началась со съёмок в рекламе, так она пыталась побороть страх публичных выступлений. Это и привело к изучению психотехник по раскрытию себя.

Уже 5 лет Мила Ярая изучает оккультизм и влияние позитивного мышления на жизнь. За счёт психотехник ей удаётся помочь людям решить такие непростые вопросы, как: предназначение и путь человека, его самореализация, исцеление заболеваний внутренних органов, устранение неврозов и синдромов выгорания, лечение заболеваний нервной системы, возвращение вдохновения и тд.

Также она обучает целительству и помогает ученикам узнать свое предназначение и раскрыть творческий потенциал.

Мила много внимания уделяет здоровому образу жизни и занимается йогой. Её книга, в жанре фантастической сказки, призывает людей задуматься о том кто они, об истории развития человечества, чьими целями оно живёт и куда идёт его путь в ближайшем тысячелетии.


Благодарности

За поддержку, душевную теплоту и помощь в издании книги благодарю свою семью: Макарову Елену и Макарова Дмитрия.

Хотелось бы выделить и поблагодарить Фёдора Яковлева за критику, обсуждение и разбор материала при написании одной из ключевых глав.

Владимиру Миклашу выражаю благодарность за помощь в моём развитии и становлении как хранителя и носителя древних оккультных знаний.

За вдохновение, мотивацию и веру в меня благодарю Владимира Авербаха.

Книгу читали старательные бета-ридеры Дмитрий Маренков и Анна Скворцова, огромная вам благодарность за критику, похвалу и терпение!

Иллюстрацию обложки создавал талантливый художник Алексей Кондаков — твой вклад неоценим!

За любовь к слову, уважение к авторскому стилю, терпение и редактуру текста благодарю Корниенко Зою!


Все совпадения с реально существующими персонажами

и фактами случайны. Ибо реальность ещё суровей.


Там, где лишь плазменный свет,

Где-то в районе космоса,

Мы были сотворены

И нам захотелось Воздуха.

Мила Ярая

Пролог.
Посвящение от богини Л из Хрустального Дворца

«Однажды в далёкой-далёкой галактике в Хрустальном Дворце родилась девочка. Незадолго до её рождения во время Великой Тишины её мать соткала прекрасный кокон из энергетических нитей. В нём уже сидело маленькое тельце эмбриона. Термин эмбрион — человеческий. В тех краях их называли «колОнами». Колон девочки формировался очень быстро, и столь же быстро она приобретала подвижность, волю и осознанность. Девочка большую часть времени спала внутри кокона, периодически суча своими маленькими ножками с серебристо-серой полупрозрачной кожей. Дети этой великой расы были богоподобными и частично напоминали обычных людей. Две руки, две ноги, фигура, как у человека, половые признаки тоже — они имели два пола, мужской и женский. У них были волосы, но только на голове, их не было на теле. Их череп в теменной части головы напоминал раковину наутилуса. Волосы росли под «ракушкой», спускаясь с области висков и затылка длинными прядями. Цвет волос мог быть разным — от радужных ярких цветов до, например, таких естественных для землян, как русый.

Девочка была особенной, одной из самых долгожданных детей во Вселенной. Долгожданной, потому что у неё был очень редкий Дар, на которой все очень уповали — бесконечное умение любить. Этот Дар мог как создавать целые миры, охранять их, так и разрушать. Девочка будет Посланницей — великой Матерью многих миров. Она будет Вечной Путницей, исследователем и Звёздной Защитницей. Все эти роли сойдутся в одном лишь её лице. А пока колон девочки мирно спал, освещая яркими лучиками пространство вокруг себя.

Тишину пронзил высокий и долгий звук, который был похож на пение земной иволги, только более пустое и тонкое, более музыкальное. Это мама девочки возвещала расу о пришествии родов. У этой расы колон формировался отдельно от тела матери, и роды происходили не так, как у людей. Колон появлялся после сильного энерговсплеска во время занятий любовью. Сначала он был похож на плотный шарик, который возникал меж двух сердец влюблённых. Потом будущая мать плела вокруг шарика энергонити в форме яйца, из которого через тридцать два месяца появлялся ребёнок. В процессе рождения мать пропускала через свою голову чистый Дух, он выходил у неё из горла и проникал в колон. До этого времени в колоне была закреплена лишь Душа, а Дух находился в Божественных мирах, наблюдая и ожидая воплощения. Дух, как божественная Искра, сам выбирает сосуд, в котором будет воплощён. Чтобы сильный Дух проявился в Мире — должен быть сильный сосуд», — история внезапно прервалась, потому что пифия, которая мне её рассказывала, сделала паузу.

Её лик был скрыт капюшоном. Едва заметным движением кисти она откинула ткань с лица. Голова у неё была вытянутой — тоже в форме ракушки, но башневидной, без волос. Глаза были змеиными с вертикальными зрачками и светились ярким золотисто-жёлтым светом. Они отличались от тех, какими обладали другие представители этой расы, чьи глаза были без зрачков и светились белым.

— Зачем ты мне показываешь рождение детей? — спросила я.

Мы наблюдали за её повестью через Хрустальный шар.

— Этот рассказ не о том, как рождаются дети у нас, а о том, как родилась ты и для чего, — мелодично произнесла она.

В голове вертелась смутная догадка, почему она упомянула людей. Ох, уж эти предсказатели! Любят говорить загадками.

— Так и для чего я родилась? — решила уточнить я.

— Ответить на этот вопрос ты должна сама. Только исследуя, ты поймёшь.

— И что же мне исследовать? — я совершенно не понимала, куда она клонит.

Знала лишь только, что засиделась в Хрустальном Дворце и душа жаждала приключений.

— Возле фиолетово-оранжевой гавани есть пустой корабль. Никто не знает, что он там стоит, — вместо прямого ответа произнесла пифия.

— Ты предлагаешь мне «прокатиться» и узнать? — удивлённо переспросила я. Признаться, в голову порой приходили такие безумные мысли.

— Ты и сама об этом думаешь постоянно. Но решиться не можешь…

— Кто решится на такое?! Взять и улететь из родного светлого дома непонятно куда? — мой вопрос был риторическим.

— И всё же — ты уже раздумывала над местом?.. — вытаскивала из меня информацию пифия.

— Асгард. Мир одной из соседних Галактических Систем, — произнесла я и почувствовала, как что-то внутри меня начинает бурлить и пробуждаться.

— Тогда ступай. Не волнуйся за патрули. Часть на Восточных Звёздных Вратах не заметят тебя, используй шлюз №13, — сказала она с едва заметной хитрой улыбкой.

— Ты позаботилась об этом! — догадалась я, — как тебе удалось?

— Бывшим Жрецам Храма Знаний удаётся и не такое, богиня, — последнее обращение меня удивило.

Все в моей расе были детьми богов.

— А теперь ступай. Пора, только не забудь мешок, арии любят принимать дары от чужестранцев. Этого тебе хватит, чтобы остаться с ними навсегда, — пифия телепортировала в моё энергетическое поле увесистый мешок.

— Я не планирую уходить навсегда.

— Кто знает, моя Королева, кто знает… — её беспристрастный взгляд вдруг наполнился такой любовью и печалью…

Я понимала: она имела в виду, что я очень рискую.

— Не называй меня Королевой. У трона моя семья. Если что, меня найдут, я верю, хотя, скорее всего, это и не понадобится.

Она вдруг кинулась обнять меня, а когда я открыла глаза, передо мной возникла космическая гавань…


Меня зовут принцесса Лана-А-Ли, я пришла в этот мир, чтобы напомнить вам, кто вы на самом деле.

Эта история — про Мир, который был поражён Вирусом, про ваш Мир. В давние-давние времена, задолго до пришествия мировых мессий, Мир не знал ни болезней, ни войн, ни горестей. Люди ведали, что они потомки Великих космических богов — они и сами были богами. Сырой, но тёплый воздух был заряжен энергией, Природа правила наравне с Человеком. Тишину планеты пронзали звуки космических кораблей, приносивших вести и различных посланников из Всевозможных Миров на окраину арийской цивилизации — Мидгард-Землю. Подобное разнообразие гостей было больше свойственно колыбели цивилизации — Асгарду, нежели крайним Землям вроде Мидгарда. В этой среде и жили люди.

Когда я прибыла туда впервые, то было прекрасное и благодатное время. С верхушек древесных идолов с красным рельефом струились вьюны диких растений, птицы громко пели в древних лесах, где росли могучие деревья-исполины. Люди долго жили и сохраняли молодость, лица их были свежими, с выразительными чертами, которые соответствовали золотому сечению. Они всегда были в духе, жили в гармонии с природой, строили города и машины из лёгких металлов и дерева без ущерба для окружающей среды. Все технологии работали за счёт всего лишь одного очень мощного инструмента — магии. Конечно, присутствовало множество других наук, но царицей всех наук была не математика, а магия — воздействие на внешний мир, пробуждаемое силой сознания. Многие до недавних пор могли бы сказать, что это невозможно, только тогда мир был другим — пропитан магией. Часть атмосферы Земли была намагничена токами, пробуждаемыми самой планетой. Это в корне усиливало все энергетические процессы, протекающие на Земле. Люди совершали удивительные вещи: освещали огромные пространства без проводов, летали, общались без слов на расстоянии, поднимали силой мысли огромные предметы и многое другое. Всё это было, пока однажды на планету не пришла другая сила.

Ступень I.
Задень меня, если сможешь


Глава 1. F★ck the system

Так и лезут мысли-тараканы,

Под глухую серость за окном,

Но на них расставлены капканы,

И они не проберутся в дом.

Илья Воронков


Наше время

Очнулась я, сидя на стуле. Связанные за спиной руки затекли, ноги тоже. В сумраке полуподвального помещения стояло множество бутылок, красиво расставленных в нишах, а порой и на полу вдоль стен. Вокруг была тишина, и мне чудилось, что никто вовсе и не думал приходить сюда в ближайшее время. Я ощутила, что замёрзла. Похоже, это винный погреб, поэтому тут так холодно. Мысли проносились в голове со скоростью, в миллион раз превышающую скорость света.

И угораздило же меня влипнуть в это дерьмо! Я начала с отчаянием вспоминать своё прошлое.

Я была девушкой из хорошей, достаточно обеспеченной семьи. Это могло быть залогом моего успеха. Могло — здесь не случайное слово, потому что успеха это не принесло. Однажды я, как это порой бывает, совершила ошибку. Она явилась следствием моего пристрастия к тусовкам, коими большая часть «молодёжи» этого времени не брезгует.

Я родилась и выросла в Москве. С 19 лет жила одна в двухкомнатной квартире добротного сталинского дома из светлого кирпича на метро Университет. Тогда я уже обеспечивала себя сама. Вначале это оказалось делом непростым.

Во времена своего беззаботного детства я любила рисовать. Но любовь эта помогла мне зарабатывать дополнительные деньги лишь спустя какое-то время, когда я уже училась в университете.

Говорят, студенчество — наши лучшие годы жизни. В каком-то смысле да. Учёба на экономиста давалась мне легко — в те моменты, когда я ей увлекалась. В остальное время я получала свои заслуженные тройки. Потому что интересовалась обычно отдельными вопросами и недолго. Мой строптивый ум ни за что не желал цепляться. Рисование тем меня и привлекало, что можно было побыть в себе, в самых трущобах своего внутреннего мира, уйдя от суеты внешнего. Продажа картин тогда не приносила тех денег, которые меня бы устраивали. Дело в том, что я относилась к своему творчеству с недоверием, слишком поверхностно. Поэтому в какой-то момент желание получать больше привело меня в сетевой бизнес. Я стала распространителем элитной косметики. Работа была лёгкая и не замороченная. Просто предлагала товар, красиво болтала о нём, и он шёл.

Сетевой бизнес позволил мне жить в своё удовольствие и оказываться за кулисами всевозможных интересных тусовок. Некоторые из моих клиенток были обеспеченными — эдакая уверенная прослойка среднего класса, и они звали меня на разные мероприятия. Я появлялась там, где царила непринуждённая атмосфера московских фешн-ночей, минимал-фестивалей с бесплатной раздачей шампанского, выставок современного искусства, закрытых показов киноновинок и иммерсивных шоу. Меня влекла обстановка этих мероприятий, но совершенно не интересовали люди, носившие сотни весёлых масок и мнившие себя яркими личностями. В мою работу входило общение, но больше всего на таких вечерах мне нравилось сбегать от шумной толпы. Укрывшись от неё, можно было за ней наблюдать, иногда выкуривая электронную сигарету.

Такая у меня тогда была «терапия». В стороне ото всех также можно было подумать о вечном, о том, почему наш мир такой, какой он есть сейчас, почему одни люди добиваются успеха, а другие нет.


…Смотря с позиции себя сегодняшней на себя прежнюю, я могу с точностью сказать, почему наше поколение Y постоянно тусуется. Многие его представители думают, что это «разряжает» их внутренне после тяжёлых трудовых будней, учёбы и работы. Другие поступают так потому, что на самом деле их не устраивает то, чем они занимаются. Вывод отсюда простой: люди устали и не знают, куда они идут.

Я была такой же потерянной, как и все. Стоило какому-нибудь заманчивому предложению появиться на горизонте, как я уже настраивала парус в ту сторону, откуда подул ветер, не особо задумываясь о завтрашнем дне. Живи быстро, умри молодым. Хотелось по максимуму вкушать удовольствия от всевозможных приключений. Казалось, что молодость вот-вот пройдёт, а потом будет семейная жизнь и скучная старость. Так казалось не мне одной, но и моим друзьям тоже. Мы были беспечны в этом круговороте саморазрушения, наивно полагая, что нам повезёт и за всё это не придётся платить своим здоровьем и душевным состоянием. В подобной «касте» современного общества было принято убивать свободное время вместо того, чтобы использовать его как ресурс. В этом мы преуспели.


Моя жизнь не всегда была такой. Всё началось с того, что одним зимним вечером тишину в моей квартире пронзил звонок мобильного телефона.

— Милка, привет! Какие планы на вечер? — прогудел в трубку мой приятель, Фёдор.

— Привет, да нет планов, смотрю сериал.

— Как ты смотришь на то, чтобы я и четверо моих друзей приехали к тебе немного покутить?

— Федь, я не уверена…

— Мы позовём Влада, ты ему очень нравишься, и захватим с собой ещё парочку интересных человек, гарантирую. Ещё у нас есть «вкусняшка» для тебя.

— Вкусняшка?

— Ну, да… Ты что, не поняла?

— Я люблю сладости, — ответила я с энтузиазмом.

В холодильнике как раз ничего сладкого не осталось. Мне ещё не переслали деньги за картину, и в магазин я пойти пока не могла.

— Хорошо, скоро будем.

С учётом того, что мы живём в разных частях города, они прибыли очень быстро — через час. «Вкусняшкой» оказался кокаин. Я тогда подумала — видимо, «се ля ви», мне стоит попробовать это. Вместо четверых человек приехало десять. Для моей двушки, конечно, многовато.

Вечер был в самом разгаре, алкоголь обильно лился рекой, мы включили музыку и танцевали, а из кокаина можно было создавать магистрали. Я ожидала, что нос будет раздирать, но на удивление кокс зашёл мягко, словно заботился о моей слизистой. Сначала ровным счётом ничего не происходило, просто стало как-то веселей. А потом руки сделались чуть ватными и кончики пальцев игриво занемели — по ним пошла рябь.

Я отчётливо услышала мощный стук сердца. Моя грудная клетка словно расширилась, и в ней плескалась горячая нуга с карамелью. Кажется, я понимала всё, что переживает каждый, кто находится в моей квартире. Мир уже не был таким холодным и опасным, и чувство одиночества отступило.


Вообще всё, что происходило на таких вечерах, проходило сквозь меня, не вызывая особых эмоций. То были какие-то любовные истории, попытки парней за мной приударить, ссоры и примирения парочек (иногда и из-за меня), разговоры о личной жизни, о работе и стабильности, о власть имущих-загребущих, о том, как идти против системы… Я никогда не включалась в это полностью — по большей части пребывая в бутылке, а теперь и в наркотике. Участвовала в событиях, лишь когда градус в моей крови повышался настолько, что настроение становилось позитивным. В этом состоянии я утешала скорбящих о печальной личной жизни, смеялась и шутила с теми, кто танцевал и буйствовал, обнимала тех, кто просто хотел внимания. Я была им нужна, они мне нет. Они часто сплетничали друг о друге и обсуждали бытовые вопросы, но словно не задумывались, кто они на самом деле такие. И опять мне виделись маски, сотни масок вокруг — даже среди друзей.


В тот вечер знакомства с кокаином, когда все ушли, я задалась вопросом — зачем я делала всё это? Кто я такая на самом деле? И что мне делать здесь, в этом мире? В каком направлении двигаться? Меня ничто не вдохновляло. Чем бы я ни занималась, делала это лишь из терпения и чувства долга. Мне непонятен был этот мир с его дурацкими условностями, с обязательными социальными ролями: друг, писатель, художник, бизнесмен, политик, жена, мать троих детей. Это всё меня не завораживало, не интересовало, я не ощущала от этого ровным счётом ничего. Люди вокруг придумывали массу ежедневных отговорок, чтобы только оставаться прежними. Я видела, что их зажигало то, о чём они упоминали лишь вскользь. Но им мешала лень и страхи. Почему не пойти, например, не заняться плаванием? Или не выучиться на парикмахера-стилиста? А, может, стоматолога? Ничего не менять, конечно, проще…

Мне мешало другое — я просто не понимала, чего хочу и что меня притягивает по-настоящему. Даже если бы это было мытьё полов — пошла бы драить их до зеркального блеска. Я хваталась то за одно дело, то за другое, доводила до некоего хорошего уровня и бросала.

Что же со мной не так? Быть может, я больна? Волна жалости к себе подкатывала изнутри. Я ощущала себя вилкой, которая не подходит по формату ни к одной розетке в этом мире. Слёзы покатились из глаз — видимо, кокаин перестал действовать и открылось то, что прежде маскировал его поверхностный эйфорический эффект. Какова же моя истинная природа? Мне было больно, что я не понимаю этого. Хотелось найти себя. Слёзы стали заливать листы бумаги, на которых я рисовала.

И тут я заметила кое-что. На столе откуда-то появился обрывок листа, на котором простым карандашом (и явно не моим почерком) было написано:


«Скоро твой мир перевернётся. Будь готова»


Я даже перестала плакать от удивления. Внутри пробежал волнительный холодок. Откуда эта записка? Может, кто-то из гостей подшутил? Мне почему-то стало жутко. Я смогла успокоиться, только когда включила комедийный сериал.

В тот вечер кто-то забыл у меня дома кокаин. Выкидывая мусор, я обнаружила рядом туго набитые чёрные пакеты. Конечно, я бы не была собой, если бы не вскрыла один из пакетов за подтверждением. Из него посыпался белый порошок. Я знала, что за пакетами могли прийти. И кто-то, наверное, придёт. Только вопрос — кто? Не знаю, что хуже — визит копов или тех, кто это оставил. Выкидывать в любом случае их пока нельзя, иначе буду должна драгдилерам. Это явно был кто-то из гостей. Я запылесосила дорожку с раскрытого пакета. Потом добавила сахарной пудры в порошок, запаковала открытый кокаин в другой пакет и спрятала оба пакета за бачок унитаза. Если придёт полиция, выкину всё и смою тут же. Я попыталась обзвонить всех, кто был у меня на той тусовке, и осторожно узнать, чьи это пакеты. Но никто не признался, что забывал в моём доме какие-либо личные вещи.

За кокаином ворвались в квартиру спустя пару дней и приставили к моему затылку дуло пистолета. Выяснилось, что мои друзья позвали в тот раз своих знакомых, а те забыли спьяну кокс, который получили для продажи. Этих парней повязали менты и посадили, потому что давно подозревали в распространении наркотиков. А ко мне уже пришли хозяева. Хотели забрать кокаин без свидетелей. Я умоляла девицу — высокого роста, в майке, с огромными плечами — и её худощавого напарника татарской национальности не убивать меня. Я показала девице чеки от продажи дорогой косметики и рассказала, что у меня много обеспеченных клиенток, которым можно сбыть кокаин. Готова была дать их номера и сказала, что буду молчать. Но драгдилеров это не устроило. Они пообещали мне жизнь только в одном случае: если я сама буду сбывать кокаин. Тогда, по их мнению, я точно буду молчать. У меня не осталось вариантов и пришлось соглашаться.

А позже было шикарное время. Я успела реализовать полкило кокса где-то за полтора месяца, что на самом деле задача не из лёгких для одного человека. Мои новые «работодатели» были довольны. Я придумала систему закладок: это когда прилепляешь и прячешь кокаин под лавками в парках или засовываешь его в трубы от перил возле крылец домов. По незарегистрированному номеру можно было позвонить или написать сообщение в мессенджер: «Мне нужна косметика для мамы». Я лишь спрашивала, сколько упаковок. Ответ присылали всегда одной цифрой: 1 — значило 1 грамм, 2 — 2 грамма, и так далее. После мы договаривались о передаче, я указывала адрес и место, где оставляла закладку.

Я не мучилась угрызениями совести из-за того, что распространяю кокаиновую лихорадку в обществе. Окончив университет, я первое время пыталась найти нормальную работу и завязать с распространением. Но каждое утро просыпалась в растерянности. Эти вечные поиски, раскидывание резюме, какие-то порой бесполезные звонки… Собеседования, к которым нас совершенно не готовили. Это же целое мастерство: подавать себя так, будто данная работа за гроши — вакансия твоей мечты, доказывать, что знаешь столько, будто тебя ничему не придётся учить. Как можно избежать обучения человека на практике, если он все пять лет в универе учил только теорию? Всё это вызывало у меня лишь желание зевнуть и лёгкое раздражение. Я не хотела быть как все. Система вызывала у меня отторжение.

F★ck the system! — таков был слоган моего существования тогда. Покупать или не покупать наркотики — личный выбор каждого. Я была лишь исполнителем чужой воли — тёмных сил, тех, что придумали когда-то эту дрянь. Взять хотя бы алкоголь и сигареты — вредят здоровью человека ещё хуже, чем кокаин. Этот яд убивает медленно, а кокаин — быстро. В маленьких дозах он не сильно вреден, так же, как и алкоголь. Только одно легально, а другое нет. Я не понимала тех, кто пишет законы — запретите тогда всё, и общество частично будет исцелено. Но не забывайте, что всегда и везде существовали Подпольные империи.

А я тоже сделала свой выбор — в пользу жизни, хоть для этого и пришлось согласиться на торговлю наркотиками. Мне казалось, что у моего согласия могут быть куда более негативные последствия, чем если бы меня убили тогда… Но какая-то Сила тянула меня вперёд, причём я чувствовала это в каждом мгновении, когда просыпалась по утрам.

Однажды, скрывая, кто я на самом деле, от всех и даже от самой себя, на одной из очередных тусовок я встретила свою первую любовь. Его звали Пётр, он был жилистым, высокого роста, почти двухметрового, с чёрными как смоль волосами и огромными глазами очень холодного голубого цвета. Лицо его часто озаряла очаровательная улыбка. Именно она меня и зацепила, как и то, что мы, по его словам, были отличными «корешами»…

Петя показывал мне, каково жить с правилами, обязательствами, честностью и честью, но при этом тоже многое от меня скрывал, тем самым пробуждая во мне тьму. Любила ли я его? Безусловно — да. Настоящая любовь проявляется, когда любишь человека не за какие-то положительные качества, а просто так. Просто потому, что он есть. Эти качества могут быть лишь приятным дополнением к чувствам, но могут и отсутствовать вовсе. Например, Петя часто и сильно опаздывал на встречи, постоянно критиковал меня, любил «динамить» — мог, в частности, вместо свидания со мной отправиться к друзьям. Он не ценил внимание, которое я уделяла ему. А я из-за незнания законов Мироздания подсознательно желала хоть какой-то отдачи от парня. Но любовь — это как рисковая инвестиция. И нет никакой гарантии, что она когда-либо окупится. Ты просто отдаёшь и не требуешь ничего взамен. Иначе это рыночные отношения.

В то время я этого не осознавала. Я лишь думала, что меня пленили и очаровали его мягкие манеры, его привязанность ко мне и желание быть рядом даже тогда, когда я бывала невыносимой. А невыносимой меня делало бессознательное понимание того, что он на самом деле меня не любит. Но я окунулась в него без памяти и казалась себе счастливой.

Мы какое-то время просто катались на «Rollercoaster of love», наслаждаясь брачными играми подобно обитателям африканской саванны и не замечая ничего вокруг. Мы шутили и смеялись, старались по максимуму проводить время вместе, а потом словно очнулись от этого прекрасного сна — в разных постелях.

Куривший и выпивавший Петя был, тем не менее, строгих взглядов на тему наркотиков. Однажды он узнал, что я продаю. Ему рассказала моя близкая подруга. Он устроил мне допрос, но я не призналась, утверждая, что по-прежнему занимаюсь одной косметику. История задела его, и мы расстались. Спустя месяц Петя увиделся со мной и сказал, что теперь встречается с моей подругой.

Той самой, которая меня сдала.

Я поняла, что если бы он был счастлив с ней, то не стал бы мне ни о чём сообщать. Сказанное было местью за причинённую боль… Вместе с этим он бросил мне, что я никогда ничего путёвого не добьюсь ни в личной жизни, ни в поисках себя. Я повернулась и ушла, не выдержав его нотаций и предательства.

В тот день я захотела взять вещи и уехать из города навсегда, но меня остановила череда случайных событий.

Как-то раз, выходя из павильона, где мой друг снимал короткометражку, я встретила загадочного человека по имени Александр. У него были яркого цвета голубые глаза, неестественно глубокие, смотрящие в самое нутро человека. Он не был внешне журнально красив, но обладал змеиным разрезом глаз, тонкими чертами лица, короткой, ухоженной бородой светло-русого цвета и золотистыми волосами. Роста для мужчины он был нормального — не больше ста восьмидесяти пяти сантиметров. На нём было бежевое пальто, а под ним синий костюм лаконичного кроя. Александр рассказал мне притчу о Мастере и молодом парне. Суть была в том, что парень не находил себе места в жизни и слышал о себе только, что он растяпа и идиот. Он попросил Мастера помочь ему в поисках. Мастер согласился, но при условии, что парень поможет ему продать кольцо. При этом Мастер велел не продавать кольцо, если за него дадут меньше одной золотой монеты. Скитался юноша по разным торговым лавкам, но никто не предложил ему за кольцо золотую монету. Он пришёл в печали к Мастеру, и тот велел юноше уточнить ценность кольца у ювелира. Ювелир предложил за кольцо семьдесят золотых монет. Юноша на радостях поскакал к мастеру и сообщил ему об этом. На что Мастер ответил: «Ты и есть это самое кольцо, драгоценное и неповторимое! И по-настоящему оценить его может только эксперт. Так зачем же ходить по базару, ожидая, что это сделает первый встречный?»

Тогда Александр прервал рассказ, сделал глубокомысленную паузу и дал мне свою визитку, на которой было написано: «Александр Ловилов — маг, целитель, парапсихолог».

— Этому миру нужны такие молодые и светлые умы. Вот моя визитка, позвони мне в ближайшее время, — сказал он на прощание и заторопился на съёмки.

«Светлый ум, продающий наркотики. Да-а, если бы ты знал, Александр!» — подумала я тогда.

Маги и парапсихологи вызывали у меня скепсис, а ни в каких экстрасенсов я и подавно не верила. Перед глазами прошли неприличные сцены насилия, зомбирования людей и привлечения в секту. Что-то здесь было не так. Что-то вообще в этом дне было не так.

Подходя в тот же день к дому, я увидела две полицейские машины. Они стояли прямо у моего подъезда. Как и всегда в таких случаях, там была толпа зевак, включая моих соседей и людей из других подъездов.

— Что случилось? — спросила я какую-то незнакомую мне женщину.

— Да вот, говорят, хотели арестовать одного убийцу, поехали с ордером на обыск, но перепутали адрес. Он живёт на том же этаже в соседнем подъезде. А в этом в квартире у какой-то молодой девушки нашли килограмм кокаина. Теперь её ищут.

У меня всё похолодело внутри. Я поблагодарила женщину и, прикрыв лицо лёгким шарфиком, медленно пошла сквозь дворы подальше оттуда. В голове было пусто, лишь колокольным набатом раздавался стук сердца. Каждый шаг казался медленным и тянучим, словно он зависал в пространстве дольше положенного времени. Мне хотелось перейти на бег, но пока я не могла себе этого позволить. Только когда уже прошла обычным темпом пару дворов, побежала к метро.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 631