электронная
200
12+
Доверьте музыку стихам

Бесплатный фрагмент - Доверьте музыку стихам

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-9689-2

* * *

Как рождаются строки? —

спроси у поэта.

Как из слов выплетается то,

Что способно на свет,

появившись из Света,

Прорубить в толще жизни окно.

И на каждый вопрос черно-белого цвета,

Дать ответно — цветное кино.

Как рождаются ноты —

спроси… у поэта.

Как аккордностью строфы звучат?

Как слагаются слезы и вздохи в куплеты,

И напевностью слух бередят?

Как рождаются краски —

спроси… у поэта.

Как из вязкой чернильности туч,

Он рисует стихи многорадужьем цвета,

Обмакнув в небо перышко — луч.

Как рождается жизнь —

спроси… у поэта,

Как из букв льются тысячи рек

И, сливаясь в единое русло планеты,

Дали имя ему — Человек.

2009

* * *

Подыграй мне, непогода,

Я спою тебе стихи.

Все, как есть — без перевода —

От тоски и до доски.

Подыграй мне, непогода —

Я спою в своих стихах

Этим — дальняя дорога,

Тем же — ближняя беда,

Этим в час по чайной ложке

Из порожнего хлебать.

Подскажи мне, непогода,

Как мне думу сгоревать.

Отмолчаться иль отпеться —

Все одно, как ни крути.

Помоги мне, кажи место,

Где слагаются пути.

Прохудилось в сердце что-то,

Льет печаль строкой на лист,

Чтобы выплакав до срока —

Он пустым мешком повис.

Подыграй мне, непогода,

Допою строку свою;

На пол тона взять попробуй

Выше — паузу мою.

2009

* * *

Позови меня, жизнь,

Я приду на свиданье с тобою.

Позови меня, жизнь,

Надели своей дружбой мужскою.

Дай мне руку свою,

Я с тобою пойду на край света,

Позови меня, жизнь,

В этот год, в этот миг, в это лето.

Позови меня, жизнь,

Я услышу, поверь, я услышу.

Позови меня, жизнь,

В путь, что дальше, и глубже, и выше.

Ничего не возьму

Я с собой, лишь, одно только слово.

Позови, позови, я готов

На любые мучения снова.

2009

* * *

Нет, не мечта меня ведёт

Сквозь время отведённой доли,

Не помысел и не совет,

Не каждодневность, не приказ.

А понимание того,

Что создан я благою волей

Что ради этого же блага

Во мне Вселенная зажгла

Свои невидимые зори —

Их метагалактичный свет,

Все радости мои, все гори,

Все «да» мои с моими «нет».

Благодарению служу.

Мне вечность — миг дала на это

И всё, чем в жизни дорожу,

Я Слову, Слову — не поэту —

Смиренно в жертву приношу.

2009

* * *

Вышел в свет. По простому — родился.

Вышел в свет с отошедшей волной…

Представляете, Атом — влюбился!

Углеродовый атом простой.

Взял он в жены себе Атомиху,

Создал с нею молекулу — дом,

И сказал: Мы родим человека,

А точнее — в него перейдем.

Чтобы стать человеком разумным,

Мы делиться с тобою должны.

Знай, родная, наш путь будет трудным,

От страданий взойдет до страды.

Через девять столетий покинем

Мы утробно-невидимый мир.

Выйдем в свет — человеком всесильным,

Станем — новым творением с ним.

23 июня 2009

* * *

Полулунье. Звездь да тишь.

Завтра — новая неделя.

Ночь крадётся, ты расслышь,

Потаённым шагом зверя.

Я не сплю и замечаю —

Серебристостью лучист,

Словно спинка горностая —

В полудрёме каждый лист.

Воздух протуманен синью,

И в причудливых чертах,

Кажется, что звёздной пылью,

Раскрошился слог в стихах.

Я чернилю вместе с ночью.

Шепчутся, шурша листы,

И поблескивают точки

Бисеринками росы.

Пятый час. Светая — тает…

Ночь. Рисую «перенос».

Стих-кораблик уплывает,

Парус выгнув под вопрос,

По реке — до океана.

К новым странам — там, где странны,

Непонятны языки —

По-колумбовски упрямо

Держат путь мои стихи.

2009

* * *

Дойти до потери потерь —

Шагая от века до веку.

Из изверга вырасти в зверя,

А дальше — линять в Человека.

А дальше — привстать и тянуться,

Сначала — до кончика носа,

Потом дальше — неба коснуться,

Вот также легко бы и просто.

И, став человеком раз-умным

Остаться им и во второй —

Пошагово и поминутно

Вселенский осваивать строй.

И выучить русский, чтоб — звёздный

Потом без труда понимать.

И бук-Вы, и… бук-Ты, и просто —

Пустые страницы читать.

2009

Плач

Тело умерло, а душа —

Ходила вокруг да около.

Всё кругами, да-ель дыша

То всхлипывала, то охала.

Тело умерло, а душа —

Стала душенькою бездомной,

Во, действительно, где ни шиша,

Даже фиги не сложишь скромной.

Даже кукиш простой не выкусишь,

Ни к чему теперь эти накаси.

Тело умерло, пожалеешь лишь,

Ни забот теперь и ни радостей.

А душе без рук, а душе без ног

Не потрогать да не потопаться.

Слава Богу, что рядом с душою Бог,

Да молитвою можно штопаться.

Ах, душа, ты, душонка-нищенка

Даже телом тебе не прикрыться…

Во благих душе водворитися!

Во благих душа водвориться!

2009

* * *

Все ближе мы к передовой,

А там — кресты, венки, оградки…

Последний раз сыграют в прятки

С преставленными на покой.

Коснется солнце будто дверцы

Лица холодного и рук,

Последний раз расслышит сердце

Не свой, а молотковый стук.

Последний раз усопший крикнет,

Но не услышится тот крик.

Блины, компот, кутья из риса —

Так и закончится дневник.

Так и закончится кино:

Без всяких «нет», без всяких «но».

2009

* * *

Проходит жизнь. Уходит сладость —

Бежит от жизни босиком.

Что после? — радость — только радость,

Но с ней, пока что не знаком.

Старею… и не только я —

Стареют памяти картины.

Наполовину нет меня.

Теперь уже наполовину!..

В альбомах — юные совсем.

Я перестал снимать на фото.

Как быстро все таки ко мне

Пришла седая Неохота.

2009

* * *

Ничто так долго не живет,

Как поэтическое слово.

И день пройдет, и ночь пройдет…

И станет новое — не новым.

И золото померкнет в кладах,

Иссохнут реки… Только речь

С неизреченною прохладой

К воззвавшим к Слову будет течь.

2009

Численник

Жизнь мимо пролетела днем

И в ночь упала, вспенив вечер.

Над отрывным календарем

Задумавшись свисала вечность.

И числа падали беспечно

Подобно высохшей листве,

И было все бесчеловечно

На этой радиоволне.

Под гнетом скрючилась осанка —

Гасились старостью огни

Тех фонарей на полустанках,

Что принимались мной за дни.

Доволочило-таки тело

Себя до бездны бытия,

И нет ему, поверишь, дела —

Кем был, кто есть, чем стану я.

Зажав в руке остаток строчки

И мелочь знаков препинанья,

Забил я наглухо все точки

Над «и», над и-грами сознанья.

8 июля 2009

* * *

Мету слова и буквы к обочине листа,

Пишу осеннее, кляксую с ним по лужам.

И жмется рифмами из сердца немота —

Смываясь горечью и делаясь ненужной.

Пишу осеннее задумчивой рукой

Морщиню лоб, мусолю карандаш

И за последнею, как водиться, строфой

С заглавной завершаю фразой «Ваш…»

Пишу осеннее — мету слова и буквы,

Стопами-каплями чеканю по воде.

Снимаются запреты, цепи, путы,

Чтоб вечное разворошить в судьбе.

2009

* * *

Листопад… Вырывает листы из тетради

И летят перелетные строфы на юг.

Я писал о любви, о любви писал ради,

Я — любовью писал…

Мой единственный друг,

Прочитай и сожги эти строки,

как хворост,

Запожарь, как положено, черновики.

Кто-то вторит со мною

в единственный голос:

Выгорает печаль, остаются — стихи!

Остаются стихи на душе поцелуем,

Остаются дыханьем на сердце они.

Не жалей и сожги их горячим июлем,

Не жалей, и листвой облетевшей сожги.

Листопад… Вырываю листы из тетради,

Выжимаю рябиновый сок для чернил.

Осень. Ветер и… дождь.

Ах, как все же он кстати! —

Горечь ягоды спелой собою размыл.

2009

* * *

Скупое солнце, день ненастный,

Сижу и слушаю как дождь

Стучит по крыше безучастно:

Одно и тож… одно и тож

За каплей капля утекает

Дрожит картинка за стеклом.

Закрыл глаза и вспоминаю…

Тот чудный сад и старый дом.

В овраге скучился лабазник,

Где дикий плющ к земле припал.

И дождь… ты помнишь? Ах, проказник,

Нам нагуляться не давал.

Нет, юность — не за поворотом.

Она — исчезла навсегда…

Как струйками сбежав по стеклам

Исчезла резвая вода.

Скупое солнце блеклой брошью

Дрожит на старом платье туч.

Листаю память осторожно —

Боюсь сорвать с нее сургуч.

2009

* * *

Бывает, что проснешься рано

И видишь, как по облакам

На время, отпустив охрану,

Гуляет сонная Луна.

Ещё немного и с востока,

Как и положено за ней,

Также устало одиноко

Взойдёт мерило наших дней.

С пришедшим днем придет в движенье

Вся пробуждённая Земля.

Проснётся царь, затихнут тени,

И пробудятся в каждом «я».

За эту малость, что зовется

Днем жизни, а теперь — поверь,

Бывает — всё перевернётся

В твоей судьбе, в судьбе моей.

Откроется, родится, сгинет…

Появится иной расклад,

Что с мёртвой точки стрелки сдвинет,

Пусть — произвольно, наугад.

Пока ленивое светило

Идёт из пункта «а» в пункт «я»

Мы станем чуточку счастливей,

А вслед за нами — наши «я».

Так день за днем, от ночи к ночи —

Уводят нас от мёртвой точки.

От первой буквы, слога, слова —

До часа смертного и…

снова…

2009

Модерн I

Завечерело. Тишь да тени.

По облакам, как по ступеням

Размеренно, как генерал,

Ступает солнца ржавый шар.

А может быть и в самом деле,

Допиты вины и допели

Все песни, умолкает день

и уступает колыбели

Вершить ночные канители.

И не понятно, что на деле —

То ль безысходность, то ли лень.

Этюдю. Стих пишу мазками.

Пастозно ляпаю на лист.

Пергамент… — как звучит! Пер-га-мент!

Пергамент! — повторю на бис.

Ещё немного… Нет, не сникну!

Чернилю на ночь вензеля,

Ещё немного, и воскликну:

Земля! Эй! Впереди — земля!

Зюйд-вест гребите, что есть мочи,

По волнострочию листа,

Вот только бы добраться к ночи

В созвездье Южного Креста.

2009

Модерн II

Ещё немного и сорвётся

Лист, этот ярко красный лист.

И упадёт. Нет, нет, коснётся —

Земли, отеческой земли.

О сколько раз, живя средь кроны,

И духом воспарив к корням,

Он, меря царские короны,

Паденьем грезил по ночам.

И в трепетном порыве ветра,

Ему казалось, что вот-вот,

Он, оторвав себя от веток,

Там — на земле покой найдет.

Сольётся с вечностью навечно,

И станет скрученносухим.

Тем — воплотит мечту — беспечно,

В осенний превратившись, дым.

Ещё чуть-чуть, совсем немного

И ярко красная душа,

Достигнет, отчего порога,

Всей утончённостью шурша.

2009

Модерн III

Бледна… Как ты бледна сегодня,

Полубогиня, полусмерть.

Скажи, ответь, какая сводня

Тебе позволила воспеть

Полупрозрачные виденья

И слиться с тонким миром грёз.

Став воплощённым приведеньем

С благоуханьем вялых роз,

Точёным образом камелий,

Строкой средневековых саг…

Где тот поэт, тот дерзкий гений?

Кто для тебя он друг иль враг?

Кто он? Подобно Прометею,

В тебе нарушивший закон.

В попытке дерзкой Галатею —

Создал, а может — это сон?!

И ход времён им не нарушен

И эта бледность лишь декор…

Но шепчут мне сквозь страх и ужас:

Не верь, Анкор, ещё, анкор…

2009

* * *

Прозренья, мысли, откровенья,

Ложатся в строфы чередой.

Так мимолётные мгновенья —

Становятся моей судьбой.

Моим желанием, стремленьем,

Моим всевластным божеством,

Моим единственным спасеньем,

Моим бичом и торжеством.

И, оставляя поколеньям,

Своей поэзии ростки,

Я счастлив тем, что вдохновеньем

Избавлен здесь я от тоски…

Тоски о детстве промелькнувшем,

Печали от потерь и бед,

Любви ушедшей иль заблудшей.

Стихи — моя дорога в свет…

2009

* * *

Когда б меня спросил мой друг:

Любил ли ты когда-нибудь?

Ему ответил бы — не знаю,

Но знаю, что любовь — мой путь.

Когда б меня спросил мой друг —

В чём вера для тебя открылась?

Ему ответил бы — не знаю,

Но знаю, для меня то — милость.

Когда б меня спросил мой друг —

Надежда… есть ли смысл в мечтаньях?

Ему ответил бы — не знаю,

Но знаю — есть конец для мук.

Когда б меня спросил мой друг —

А есть ли Бог на этом свете,

То я б ответил: да и… нет,

И был бы прав в своем ответе.

Когда б меня спросил мой друг —

А счастье, есть ли счастье где-то?

То я ответил бы, что — да,

Оно — здесь — в каждом из ответов.

2009

* * *

Есть в самовыражении страданье:

Усталость, измождённость и печаль,

О муки творчества — поэту испытанье,

Древневековая нещадная мораль.

Кто не зарыл таланты, знайте это:

За каждый отвечать настанет срок.

Художников, ваятелей, поэтов

Ждёт творчества мучительный урок.

Певцов и зодчих, лекарей, учёных

Настигнет скорбь от безответных тем.

И только свет — из сердца извлечённый —

Подарит утешение взамен.

2009

* * *

Я видел столько серых жизней,

И каждый раз, встречая их,

Я задавал вопрос о смысле —

А есть ли смысл путей моих?

Кто я?! — исхоженный судьбою

И отчего всё так — кто знает? —

Стою с поникшей головою

Одним из тех, кто не решает.

Нашедший, многое познавший,

Тем не ушёл в тоске от них,

От тех, ктов жизни обветшавший,

Со скукой век свой волочит.

Им — скука, мне ж печаль досталась.

Едина откровенья суть.

В колоде карт не оказалось —

Лишь той, что указует путь.

2009

* * *

Доверьте музыку поэтам,

Доверьте живопись стихам.

Смотрите! Сколько в слове цвета,

В нём ноты льются по слогам.

И образ, созданный строфою,

С мелодией вернётся к вам;

Доверьте живопись поэтам,

Доверьте музыку — стихам!

2009

* * *

Я одинокая звезда.

Мои лучи — мои начала —

Те, что цыганка нагадала,

Когда мне было тридцать два.

Она меня предупреждала,

Что друг — предаст, что будет — слава,

Чтоб не ходил, куда иду…

Ведунью слушал я устало.

Она, быть может, и не знала,

Что шёл я — к другу своему.

Теперь на этом самом месте,

Часовня-маковка стоит;

Святитель Николай мне светит

Покоем вечного пути.

Звезда ж ведёт, как зазывала,

Сквозь тайны ночи, сумрак дня.

Теперь её лучи начала

И продолженья для меня…

2009

* * *

Наверное, смерть — хороший редактор, ведь, когда подходит близко, люди пишут о самом важном…
поэт Игорь Алексеев

Распят непогодой в кровати своей,

На древе туманов — гвоздями дождей.

И в сорок девятой завис на восьмом,

Ни дато-ни-взятый мой тон-полутон.

Допит и добит, и перья по ножнам.

Пишу нынче в стол,

а значит, — всё можно!

И в ящик, как в печь летят дневники,

И светят и греют деньки-угольки.

Пишу нынче в стол: поэт-истопник.

До лучших времён — гори мой дневник!

2009

* * *

Час рассветный… Дом, вздыхая

Просыпается, кряхтит.

Ходит утро сквозняками —

Половицами скрипит.

С недосыпа утро смялось,

И немного утро жаль.

Не уехала — осталась

Погостить со мной печаль.

Час рассветный — как в монетном

Блеске каждый уголок.

И окрашен лунным цветом —

Полусонным — потолок.

Я лежу под одеялом,

Жмурясь, сплю, но слышу всё.

Утро саморасплескалось,

Знать, пришёл-таки черёд.

Утро — все четыре буквы

Меня будят, лезут в стих.

Нелегко, сказал бы — ртутно,

Собираются в мотив.

Напеваю, слов не зная.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.