электронная
120
печатная A5
285
18+
Дорога в никуда

Бесплатный фрагмент - Дорога в никуда


Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-4080-1
электронная
от 120
печатная A5
от 285

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

История полностью вымышленная. Любые совпадения с реальными людьми или объектами случайны.

Глава 1

— Макс, да поворачивай же скорее!!

— Слушай, не говори под руку! Ни черта и так не видно!

Ещё до того, как они попали в бурю, Асе было понятно, что отпуск не задался. Нет, чтобы как все нормальные люди провести зимние каникулы дома, лёжа на диване и перессматривая любимого «Гарри Поттера», так надо было отправиться к чёрту на кулички. А всё мама. Высмотрела какой-то очередной новомодный горнолыжный курорт где-то в 1000 километрах от их родной Москвы и предложила провести каникулы, занимаясь спортом. Ася понимала, что на самом деле, обычной учительнице просто захотелось похвастаться перед своими немногочисленными подругами, что у неё хоть что-то в жизни удалось. Брак её трещал по швам. Отец все чаще задерживался на работе или же приходил с лёгким шлейфом алкоголя. Девочка подозревала, что у него есть любовница, так как сказать по чести, даже у неё не всегда хватало терпения выносить свою мать.

Сара Климова, в девичестве Романсон, была уроженкой Одессы. С отцом Аси она познакомилась на первом курсе и через пару месяцев отношений забеременела. Максим Климов, приличный парень из хорошей интеллигентной семьи, не мог оставить приезжую девушку одну в такой ситуации и предложил ей руку и сердце, хотя особо пылких чувств и не пытал. Родители Макса отнеслись к невестке хорошо, ибо, несмотря на свой вздорный характер, Сарочка была прекрасной хозяйкой и пекла вкуснейшие пирожки. На том и порешили. Свадьбу сыграли скромненько, были только родители будущих супругов. Но зато родители Макса разменяли свою трешку и купили молодожёнам квартирку, в которой они и ютились до сих пор.

Характер Сара впервые начала показывать через два месяца после свадьбы. Всё ей было не так. То любимый не так ответил на звонок, то пришёл слишком поздно, хотя будущий отец помимо учёбы в институте, ещё умудрялся и подрабатывать грузчиком, чтобы хоть как-то порадовать любимую. Это сейчас он был успешным адвокатом. Но каких усилий Максиму стоило добиться этого. Так вот. Вскоре Сару уже начало бесить, как Максим дышит, ест и спит. Поначалу он списывал это всё на беременность, потом надеялся, что с рождением дочери всё образуется. Но не тут-то было. После родов Сара впала в депрессию. Макс приходил домой в восемь вечера и наблюдал чудную картину, как его драгоценная жена, лежит в ванне с бокалом вина, в то время как трехмесячная Ася орёт в испачканном подгузнике. Тут появляется резонный вопрос. Почему бы не развестись?

Во-первых, статус. Адвокаты они ведь как политики. Вот вы пойдёте к адвокату по семейным делам, у которого у самого в семье не всё в порядке? Навряд ли. Так думал и Макс.

Во-вторых, какая-никакая, а Сара всё-таки мать. В моменты так сказать просветления, она была ласкова с дочерью.

В — третьих, на дворе стоял 87-ой год и тогда вся политика правительства была направлена на поддержание крепких семейных уз.

Вот так они и жили. Лишь один раз Максим пригрозил жене разводом. Случилось это, когда маленькому Диме исполнилось три года. Асе на тот момент было уже восемь.

На дворе стоял жаркий июль. Макс решил пораньше прийти с работы и провести время с семьей. Когда он зашел домой, то увидел, что Сары нигде нет.

— Ася, где мама?

— Она с теть Светой ушла куда-то.

— Не сказала когда вернётся?

— Нет, пап.

И тут Макса переклинило. Вроде бы ничего особенного и не произошло. Ну, позволила себе жена немного расслабиться, ушла к подруге. Дочка уже взрослая и в восемь лет вполне может приглядеть за братом. Но, знаете, как бывает в семьях, в которых день за днём происходят скандалы. Вот ты терпишь, терпишь, а потом, раз и вспыхиваешь из-за малейшего пустяка. Так произошло и с Максом. В тот вечер, отправив детей к своим родителям, мужчина впервые устроил жене взбучку и даже ударил по щеке, чего сам тут же испугался. Спустя два часа они сидели на диване, и Макс гладя, Сару по голове, рассуждал о том, что лучше уж развестись, если у них всё равно ничего не получается. Сара, будто бы испугавшись развода на некоторое время угомонилась. А спустя год у Макса появилась любовница. И на протяжении пяти лет он жил на две семьи. И вроде бы всех всё устраивало.

Глава 2

— Макс, поворачивай!

Они заблудились. Это было ясно как день. И он дурак, видел же по утреннему прогнозу погоды, что обещают метель и буран. Но нет, всё же решил поехать именно сегодня. А всё потому, что дома находиться уже было невыносимо.

— Ладно, давай доедем до ближайшей гостиницы или хостела, там переночуем, а завтра после обеда, метель должна пройти и тогда снова отправимся в путь.

— Обязательно останавливаться?

— Сар, дети устали и хотят есть и если честно, я бы тоже не отказался немного отдохнуть.

— Ладно, будь по -твоему.

Ася про себя поставила очко в пользу папы. Они проехали еще семьдесят километров, прежде, чем увидели перед собой большое трехэтажное здание. Выглядело оно посреди этой заснеженной пустыни, мягко говоря, странно. Больше всего этот великан был похож на готические замки древней Франции, чем на отель. Но навигатор Макса упрямо показывал ему, что именно здесь надо остановиться.

— Сидите здесь, я пойду, посмотрю, что это за здание.

Подойдя ближе Макс разочарованно увидел, что не какой это не отель.

«Да, чёрт возьми! Почему мне так не везёт. Нахер кому далась эта глупая поездка» — подумал мужчина про себя. А вслух прочел:

«Тихвинская психиатрическая больница для особой категории пациентов»

Макс даже присвистнул.

«Куда это нас занесло».

— Ребят, у меня для вас две новости: хорошая и плохая. С какой начать?

— Давай с плохой- Сара как всегда была в своём репертуаре.

— Это не гостиница.

— А в чём же тогда хорошая?

— Там можно переночевать.

— Что это если не гостиница?

— Психиатрическая клиника.

— Макс, ты издеваешься? Ты предлагаешь детям переночевать в психушке?

— Сара, у тебя есть ещё какие-то предложения? До ближайшего отеля нам ехать ещё часа три. Уже начинает темнеть, метель усиливается. Ты понимаешь, что на нашем «Опеле» мы дальше двухсот метров по такой погоде не уедем.

— Мам, да брось, психушка — это же здорово, как в настоящем фильме ужасов- вклинился в разговор, проснувшийся Димка.

— Главное, чтобы это на самом деле не оказалось фильмом ужасов — пробурчала Сара, даже не догадываясь насколько она была права.

Глава 3

1845 год. Август.

— Рады приветствовать вас на открытии нашей новой клиники. Как вам известно, наш главнокомандующий выделил грант на постройку филиала нашей лечебницы. Могу сразу сказать, что доселе вы точно не встречали ничего подобного. Это не обычная психиатрическая лечебница. Сюда будут отправлены на лечение самые злейшие отбросы общества. Насколько вам известно, дорогие жители, уже давно во всех прогрессивных европейских странах появились такие лечебницы и нам давно уже пора перенимать опыт более успешных коллег. Всего в больнице насчитывается 156 коек, это около 40 палат, расположенных на трех этажах. Присматривать за больными будут лучшие санитары и медсестры страны, которые уже зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. В лечении планируют применяться самые прогрессивные методы, такие как: иглоукалывание, лоботомия височной или затылочной доли мозга, трепанация черепа, воссоздание стимулирующих стрессовых ситуаций и ещё многое другое. Первые посетители прибудут к нам уже завтра. Их везут из пяти столичных тюрем. Благодаря нашим новым методам, слава покроет нашу лечебницу навсегда.

Глава 4

— И как надолго мы здесь застряли?

— Я надеюсь, что завтра буря успокоится, и мы сможем двинуться в путь. Давай пока посмотрим, где мы сможем заночевать.

— Дети, хватит носиться. Сейчас не дай Бог наткнётесь на что- нибудь. Интересно, сколько эта больница уже пустует?

— Да, мне кажется лет десять уже точно.

Пока мама и папа искали место для ночлега, Ася с Димой бродили по клинике.

— Аська, смотри, это же настоящие инвалидные коляски. Давай наперегонки.

— Пфф. Больно надо. Мне что десять лет что-ли.

— Ну, ты и зануда. А я поехал.

Ася побрела дальше. Более мрачного места она в жизни не видела. Все работники и пациенты как будто бы в спешке срывались с места и уходили с этого проклятого места. Вся мебель, кухонная утварь, кушетки, капельницы, шприцы, приспособления для трепанации, всё осталось на своих местах. В некоторых палатах на ручках кроватей виднелись еле заметные следы то ли зубов, то ли когтей. Двери во все помещения были открыты, кое-где еле-еле болтались на петлях. В коридоре пустовали инвалидные кресла, кушетки, столы. Краска на стенах облупилась, обнажив красные кирпичи. На третьем этаже в коридоре стояла ржавая ванна. Из освещения на все три этажа было всего семь лампочек. Но страшнее всего выглядел кабинет интенсивной терапии. Посреди огромного зала стояло одно огромное кресло с ремнями на рукоятках и внизу в районе ног. Сзади за креслом, расположился инструмент, чем-то напоминающий бормашину у дантиста. Только вместо всяких щёточек, иголочек и прочей стоматологической атрибутики, на нем располагались маленькие свёрла, клещи, пилки, отвертки. А венчал все это приспособление огромный шлем с решеткой на лице, как хоккейная маска. Ася почувствовала, как её затошнило, но не могла сдвинуться с места. Она наклонилась и увидела на кресле большие запекшиеся капли крови.

— Маааамааа…. И девочка упала в обморок.

Глава 5

— Мааамааа….

— Макс, ты слышал? Мне кажется, Ася кричала. Дима, где твоя сестра?

— Не знаю. Мы гуляли по больнице, потом я предложил ей прокатиться на колясках. Она не согласилась и ушла куда-то.

— Ладно, я сейчас схожу, посмотрю. Дима, иди, помоги матери.

Максу уже всё происходящее начинало не нравиться. Во-первых, он не мог избавиться от какого-то внутреннего ощущения, что обязательно должно произойти что-то плохое. Во-вторых, ему казалось, что вся больница пропиталась каким-то жутким запахом гнилья. Но выбора у них не было. Ехать куда-то по такой погоде означало верную смерть.

«Щёлк… щёлк»

«Этот день Победы…»

Где-то наверху заиграло радио.

«Да, чёрт возьми. Что здесь творится то? Куда нас занесло?»

— Ася, Ася… Ты где? Асяяяя? Доченька?

Макс оказался перед единственной запертой дверью.

«Главный врач отделения Борис Евгеньевич Смирнов».

«Если хочешь жить, убирайся» — пронеслось на мгновение в голове у мужчины.

В эту же самую минуту, у мужчины, как будто что-то щёлкнуло в голове и он увидел лежавшую на полу Асю в одной из палат. Макс со всех ног бросился в эту палату. Спустя пару секунд Ася пришла в себя.

— Папа, я хочу уехать отсюда. Мне страшно.

— Да, конечно, доченька.

Несмотря на всё более свирепствующую метель, Макс принял решение как можно быстрее убраться из этой чёртовой психушки. Да, конечно, им придётся рискнуть своей жизнью, но оставаться здесь, где он слышит какие-то голоса, причём явно не желающие ему добра, эта перспектива пугала его куда больше.

— Сара, собирай вещи, мы уезжаем!

— Ты издеваешься надо мной??!! Я только всё разложила!

— Да, йопть твою мать! Ты можешь хоть раз в жизни меня послушать и не задавать дибилоидных вопросов. Я нашёл нашу дочь без сознания. На втором этаже все палаты в пятнах крови. Я не знаю, что здесь происходило, но явно что-то не совсем хорошее. Тебе этого достаточно, чтобы меня послушаться?

— Прошу заметить, это ты нас сюда завёз.

— Да, бля, Сара, закрой ты свой рот уже наконец, хватай детей и побежали!

Наивные… Попасть то в Тихвинскую лечебницу было легко. Но, вот выбраться из неё пока не удалось никому. По крайней мере, живым.

Глава 6

— Мать моя женщина, что за рожи! В жизни страшнее не видела!!

В Тихвинскую больницу потихоньку начинали свозить пациентов. Пока договор был заключён на 15 заключённых. Но и с ними ещё надо было как-то управиться. Ведь все они были приговорены судом к психиатрическому лечению за особо тяжкие преступления.

— Михаил Смирнов. 25 лет. Одесса. Каннибализм. Убил и съел около 15 человек.

— Аглая Фёдорова. 30 лет. Москва. Убила двух своих несовершеннолетних детей.

— Константин Симонов. 20 лет. Москва. Зарубил топором свою бабушку.

— Антон Еромеев.40 лет. Санкт-Петербург. Грабёж, поджог, убийство по неосторожности.

— Фёдор Смольников. 36 лет. Изнасилование и убийство.

— Антонина Шведкевич. Ростов. 45 лет. Расчленила своего мужа.

— Олег Воронов 16 лет. Убийство 2 и более лиц.

— Макар Фёдоров. Москва. 45 лет. Изнасилование и убийство.

— Олег Смольников.31 год. Воркута. Убийство 15 женщин

— Алиса Кендерштам. Ижевск. 35 лет. Убила трех коллег.

— Дмитрий Хвостиков. 40 лет. Москва. Киллер.

— Лидия Воронцова. 18 лет. Иркутск. Заживо закопала свою подругу.

— Антон Чепурченко. 55 лет. Зарезал жену и любовника.

— Данил Васильев. 28 лет. Убийство пяти человек

— Клавдия Воронова. 21 год. Зарубила мужа. Москва.

«М-да. Внушительный списочек» — думал Борис Евгеньевич, глядя на досье, лежавшее перед ним. Он уже жалел, что дал согласие перевестись в этот филиал. Но уж слишком велик был соблазн для молодого 26- летнего врача, стать директором клиники. Пусть даже и для особо буйных граждан. Обрадовалась ли Сонечка его назначению, сказать сложно. С женой ему повезло. Тихая, безропотная Сонечка всегда с почтительной улыбкой воспринимала все новшества и изменения в их совместной жизни. Порой Борису Евгеньевичу хотелось специально ей как-нибудь насолить: привести в дом любовницу или вернуться под утро с вуалью перегара, чтобы хоть разок доказать себе, а заодно и жене, что она не ангел, а обычный простой человек, который тоже может повысить голос и высказать свое недовольство. Но стоило только ему представить большие, слегка подёрнутые дымкой Сонины глаза, её лёгкую, всепрощающую улыбку и ничего не оставалось делать, как только плестись домой, чтобы провести очередной скучный вечер перед экраном зомбоящика. Борис Евгеньевич понимал, что увидя слёзы на глазах любимой жены, он убьет любого, кто эти слёзы вызвал. Даже самого себя. Поэтому для него не было удивительно, когда в один из воскресных вечеров, сидя перед камином после ужина, на его краткие доводы, почему он согласился на эту должность и им теперь надо будет в очередной раз переезжать, Соня, как жена декабриста, ответила с лёгкой улыбкой:

— Как скажешь, любимый. Если надо, значит переедем.

И вот теперь он сидит здесь и читает эти ужасающие досье. Поначалу молодой врач растерялся. Он не верил в то, что маньяки, серийные убийцы и каннибалы способны к выздоровлению, а следовательно их пребывание в его клинике совсем необоснованно. Почему он питал такую ненависть к этим людям сложно сказать. Да, многие из нас, видя по телевизору новости, в которых передают леденящие кровь преступления, невольно начинает ненавидеть человека, их совершившего. Но, немного остыв, мы начинаем даже немного оправдывать убийцу, ссылаясь либо на его плохое детство, либо на неблагодарных женщин, либо на иные психологические травмы. Борис Евгеньевич, такой склонности не имел. Будь его воля, он бы собственноручно задушил бы всех, здесь находящихся. Но, он не мог. Наоборот, ему нужно было вести с ними долгие душещипателные беседы, выявлять их мотивы, лечить и спустя какое-то время, желательно не особо долгое, выпустить на волю, полностью обновлёнными.

«Ну, уж нет голубчики. Раз уж я директор этого заведения, то так просто вы отсюда не выйдете. Вам придётся основательно помучиться за все те злодеяния, что вы совершили».

Глава 7

— Чёртова дверь! Она не поддаётся!

— То есть, как это не поддаётся?

— Как будто кто-то запер нас снаружи.

— Что ты несёшь? Кто мог нас запереть? Мы здесь одни.

— В том- то вся и проблема.

Макс уселся на пол и уставился перед собой невидящим взглядом. Как глава семьи он должен был, во что бы то ни стало вытащить их отсюда, но как это сделать, он не понимал. В его голове потихоньку начинал складываться пазл и то, что получалось в итоге, совсем его не устраивало. На выходе получалось, что его семья попала в западню, придуманную… Кем? Призраками? Дьяволом? Чокнутым профессором? Дворецким? Да и какое это имеет значение? Куда важнее ответить на вопросы: для чего их тут заперли и почему именно их?

— Пап, глянь, что я нашла.

Девочка протянула выпуск газеты от 1945 года.

«На фоне победы нашей армии над немецкими захватчиками, все остальные события кажутся не такими уж значительными. И, тем не менее, нельзя пропустить один из неприятнейших случаев, произошедших накануне. В ночь на 11 ноября, в одном из подмосковных городов, жители стали очевидцами страшного пожара. Горела местная психиатрическая лечебница. На месте происшествия удалось обнаружить только пять трупов, два из которых принадлежат обслуживающему персоналу и три пациентам. Куда подевались остальные, это до сих пор остаётся загадкой. Софья Игоревна, жена главврача Бориса Евгеньевича, сообщила, что её муж отправился на срочный вызов в клинику два дня назад и с тех пор не выходил на связь. Поиски продолжаются, но пока безуспешно. Будем держать вас в курсе событий»

— Пап, это же про это место написано, правильно?

— Да, дочка, совершенно верно. Но, вот что странно. Конечно, поликлиника выглядит старо и обветшало, но, как и любое заброшенное место, но на следы от пожара это не похоже. Во-первых, уцелела вся мебель, во-вторых стены не почернели, нет обуглившихся материалов. Что-то тут не чисто. И куда девались остальные, если их больше не видели?

— Папочка, нам страшно, давай уедем.

— Я обязательно, что-нибудь придумаю. Дети, соберите пока свои вещи, нам с мамой надо поговорить.

— Слушай, я не знаю на самом деле что тут происходит и сколько мы тут пробудем. Но мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы защитить детей. Ты понимаешь это?

— Во что ты нас втянул?

— Сара, хватит всё время винить меня. Мы должны придумать, как выбраться отсюда.

Часы пробили двенадцать.

Глава 8

— Борис Евгеньевич. Но, ЛСД, это же не лекарственный препарат.

— Дорогая, Аннушка. С чего вы это взяли?

— Это наркотик.

— А знаете ли вы, Аннушка, что семьдесят процентов таблеток вызывают привыкание. В том числе и прописанные вам антидепрессанты.

— Нет, я не то имела ввиду -слегка потупила взор Анна Николаевна.

— И спешу вам напомнить, дорогая Аннушка, что это именно я являюсь директором этого заведения и следовательно мне и только мне решать, чем лечить пациентов.

— Но почему именно ЛСД?

— Вы знаете, что-нибудь о таком методе лечения, как стрессотерапия?

— Да, мы проходили на пятом курсе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 285