электронная
205
печатная A5
343
16+
Дорога в никуда

Бесплатный фрагмент - Дорога в никуда

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7346-4
электронная
от 205
печатная A5
от 343

1

Я сидел под навесом своего дома и курил. Дым струился в небо медленными серыми волнами, оседал на волосах, и растворялся, как будто его и не бывало. Стояла глубокая тёмная и дождливая осенняя ночь. Дождь длинными большими каплями капал мне под ноги, по улице, по крышам и по домам всего города. До рассвета было ещё далеко, но люди уже потихоньку выходили из своих домов. К домам нашего комплекса съезжались всё новые недешёвые машины типа «Porsche», «Toyota», «Peugeot» и «Infinity». Это люди, которые возвращались после праздников поздно к себе домой. Я стряхнул длинный кривой столбик серого пепла и, глубоко вдохнув влажный воздух, привстал.

Вдруг я увидел мужской силуэт, который шатается из стороны в сторону. Мужчина направлялся ко мне. Через несколько секунд стали различимы детали его одежды: насквозь промокшие синие брюки, зелёный дождевик, сапоги и кожаные перчатки. Потом я увидел огромный ожог на пол лица, и понял, кто это.

Мужчина подошёл ко мне и протянул руку, приветствуя меня. Своим баритоном, свойственным только мужчинам лет двадцати семи — тридцати, он воскликнул:

— Женька! Сколько лет, сколько зим!.. Как жизнь, Профессор?

— Сашка! Эге! Ты что ли, Жжённый? Не узнал, не узнал!..

От Сашки Жжёного за версту тянуло перегаром. Видно, решил обмыть свою очередную добычу литром крепкого бурбона или, быть может, виски. Жжённый был тридцати двух лет, но уже имел неаккуратные, долго не стриженые усы. У него, как я уже сказал, был ожог на пол лица, от чего и пошла его кличка. У него были карие глаза и «торчащая» причёска.

Мы обменялись дружескими рукопожатиями. Я только сейчас заметил в его руках огромный мешок, из которого торчало нечто неправильной формы.

— Опять в Зону ходил? — спросил я, хотя и так знал это.

— Бывал, — он вздохнул, — Да недалеко!

— Ясно… ну, покажи вещички!

— Гляди.

Сашка достал из своего громадного мешка то «чудо» неправильной формы и стукнул по нему камнем, подобранным на дороге. Оно засветилось зеленоватым тусклым светом. Я слышал об этом, и даже имел с этим дело, ведь я же был сталкером — человеком, который рискует жизнью и свободой ради артефактов — вещей инопланетного происхождения, которые способны выполнять функции панацеи, аккумуляторов, оружия и приспособлений в быту обычного народа. Эти артефакты они продают и имеют с этого неплохие деньги. Вот и один из них. Мы назвали его Чудор.

— Как думаешь, сколько за него дадут? — как бы с надеждой посмотрел на меня Сашка Жжённый.

— Пятьсот тысяч точно. Будь уверен.

— А за это?

Он показал мне что-то в виде клинка без рукоятки тёмно-фиолетового цвета. Оно было всё в микротрещинах и порах. Честно говоря, я не знал, как этот артефакт работает. Я почесал затылок и сказал Сашке:

— Честно, я не знаю. А ты, кстати, чё так рано?

— Да, дело есть…

— Я тебя внимательно слушаю.

— Ты же знаешь Зону наизусть, это так?

— Допустим. И?..

— И… расположение ловушек?

— Не отрицаю. Так что тебе нужно-то?

— Проведи меня на Поляну, там артефактов больше, а я тебе шестьдесят процентов от продажи дам. Тебе же денежки нужны?

— Даже если бы и были нужны, всё равно бы не пошёл! Чё мне свободой рисковать? Мне свобода дороже! Да и тебе не советую, один ты там ножки протянешь.

— Женька! Профессор, по зарез надо! А я тебя снарягой обеспечу. Пожалуйста!

— Нет, — твёрдо ответил я, — Я больше сидеть не буду!

— Хоть карту-то нарисуй, Профессор! Не жадись.

— Карта неточная. Так попадешься, и будешь думать: «Написано, что через пять метров, а она вот тут!».

— Это ты прав. Ну, — он встал с моего крыльца, — Когда передумаешь, я всегда в сети.

Мои глаза слипались. После того, как я покурил, усталость чуть сошла, но сейчас снова хотелось спать. Я зашёл домой и, упав на кровать, сразу же заснул.

2

Проснулся я утром, потому что солнце светило в глаза. Я оглядел комнату, и увидел на столе пачку денег. Первый взнос мне дал, хитрец. Ну, ладно. Схожу с ним, мне-то нечего терять, да парнишку жалко. Как он, сядет ведь. Но ради доброго дела, можно!

Я оделся. На улице листья с деревьев опали и лежали на дороге. Лужи после вчерашнего дождя были по колено. Люди вовсю спешили на работу и мочили ноги в них.

Надо бы позвонить Сашке и предупредить о том, что мы сегодня отправляемся. Я набрал номер на клавиатуре своего новомодного смартфона. На том конце провода послышался сонный голос Сашки Жжёного.

— Чего звонишь в такую рань?

— Да вот хотел услышать своего друга…

— Говори, зачем я тебе понадобился, а то сейчас усну.

— Ну ладно. Помнишь, ты мне говорил про Поляну?

— Согласен что ли? — Сашка немного приободрился.

— Допустим.

— Ну, как тогда встретимся? Где и во сколько?

— Давай… около двенадцати у дома Самарянина.

— О`кей.

Послышались короткие гудки. Я стал собирать рюкзак. Как говорится: идёшь на день, бери на неделю, но я решил ограничиться лишь самым необходимым. Я положил туда весь свой запас тушёнки, там банок пять, не меньше, свой любимый, купленный у барыги ПМ, нож с длинным клинком, палатку, спички, защитный костюм, как же без него, и карту, которую я нарисовал ещё в пятнадцать лет. Всё, к походу готов.

Я дождался полудня и вышел к дому Самарянина. Самарянин у нас приезжий из Арабских Эмиратов, тем не менее, он хорошо говорит по-русски. Сюда он приехал, чтобы срубить куш, находя и продавая артефакты из уже известной читателю Зоны.

У входа в ничем не примечательный подъезд, я увидел Сашку. Они о чём-то беседовали с Самарянином. Жжённый жестикулировал, а Ахмед Самарянин только разводил руками, отмахивался и показывал размер каких-то предметов при помощи рук. Я подошёл к углу подъезда, но пара сталкеров меня не замечала.

— Отвечаю тебе, брат, вот такая штука! — Самарянин говорил на ломаном русском и очерчивал воображаемый огромный круг руками.

— Да ну! Свистишь ведь!..

— Да ты что, Жжённый, мамой клянусь!

— Ну, раз мамой так мамой…

— Ну вот скажи, я тебя когда-нибудь обманывал?

— Упаси Бог! — Сашка оглянулся и заметил меня, — А, Профессор! Ну, собрался, готов?

— Я тут пораскинул,… а что тут Ахмед делает? — я вопросительно взглянул на Самарянина, потом на Сашку Жжённого.

— В общем, тут такое дело… Ахмед с нами хочет.

— Да. У меня много полезных вещей есть, — подхватил Самарянин.

Я подошёл к Сашке, наклонился и прошептал ему, чтобы Ахмед Самарянин не слышал:

— Мы же договорились вдвоём. А ты и Самарянина сюда впутал! — я показал на Ахмеда.

— Он сам захотел. Я не виноват…

— Ладно, пусть идёт. Но если меня посадят, то первый, кому я выпущу кишки будет он, а потом ты.

— Я за ним присмотрю.

Отойдя от Жжённого, я сказал Самарянину:

— Повезло тебе, парень. С нами пойдёшь.

— Спасибо, дорогой!

— Не за что.

Сашка снял с плеч ружьё и медленно стал вставлять в него патроны.

3

После всего этого мы собрались, перезарядили оружие и пошли. Мы втроём прошли через весь город и, наконец, дошли до границы Зоны. Она была нечёткая, но, если присмотреться, то можно увидеть рядом с как будто бы протоптанной людьми травой синеватое энергетическое поле. Это одна из самых опасных аномалий в нашей Зоне в Восточной Сибири. Она может засосать человека, и никто не узнает, что с ним случается, но больше никто их не видел. В такую историю попала группа сталкеров «Лёд». Никто не знает, где они.

— Отложите два пальца от Портала и бегом туда.

— Ясно.

Всё было сделано по моему приказу. Они прибежали на поляну с не шевелящейся травой, которая распростёрлась по всей линии горизонта. Самая опасная часть нашего путешествия, если, конечно, не считать Аокигахару. Так эту лесистую часть Зоны назвали по одноимённому месту в Японии, где частенько гибнут люди. Так вот её назвали не зря. Но Аокигахара была ещё далеко, и я решил, что пусть ребята не беспокоятся раньше времени, а то в штаны наложат ещё, как пойдут тогда?

В этой части Зоны, говорят, даже водятся мутировавшие степные звери. Поэтому я нащупал свой ПМ и держал на нём руку. Ребята об этом даже не знали и спокойно шли. Я шёл сзади них и следил, как бы на них кто не выскочил.

Солнце уже стало садиться. Небо окрасилось рыжими красками. Впереди показались мёртвые деревья Аокигахары. Ночевать там опасно, поэтому я решил разбить лагерь прямо на границе Прерии и Аокигахары. Но не успели мы туда дойти, как на горизонте показался медный шар. Я вдруг крикнул так, что связки заболели:

— Стоять на месте!

Все тут же встали, как вкопанные. Они даже боялись вздохнуть лишний раз, не говоря уже о том, чтобы двигаться дальше. Я приказал отойти на два метра, и, подобрав с земли камень, кинул его в медный шар. Он взорвался, и нас задело мощной взрывной волной, но ничего не случилось. Даже больно не было. Как на подушку упали.

— Сдурели что ли? Или жить расхотелось? Под ноги не смотрите, разини!

— Мы же не знали, — оправдался за всех Жжённый.

— Молчать! Не знали они! Твой номер шестнадцатый, твоё место возле!..

Сашка замолчал. Я немного поостыл и пошёл искать дрова. Самарянин и Сашка Жжённый ставили палатку. Лес был очень странным, какая-то необъяснимая и неуёмная тревога вдруг заиграла во мне. Я набирал дрова и всё время оглядывался по сторонам. Но всё обошлось благополучно.

Я вернулся, когда уже стемнело и когда в лагере стояли три палатки. Я сложил дрова «шалашиком» и разжёг. Языки пламени облизали дерево и стали танцевать под едва различимым ветром. Смотря на огонь, я начал предаваться дрёме и вскоре уснул прямо у огня.

Я вернулся, когда уже стемнело и когда в лагере стояли три палатки. Я сложил дрова «шалашиком» и разжёг. Языки пламени облизали дерево и стали танцевать под едва различимым ветром. Смотря на огонь, я начал предаваться дрёме и вскоре уснул прямо у огня.

Очнулся я от звуков выстрелов. Ахмед Самарянин стрелял в огромного, даже для обычной особи большого, медведя. Я тоже как можно быстрее схватил ПМ и стал стрелять. Медведь разъярился и кинулся на Самарянина. Ахмед сопротивлялся, но медведь напрыгнул на него и задавил его своим весом. Сашка схватил топор и пять раз ударил зверю по черепу, но тот был ещё жив. Вскоре, он расправился с Ахмедом и сбежал, оставив разруху в лагере и один труп.

Да-да, Ахмед Самарянин был растерзан мутировавшим медведем. Кто знает, что нам ещё предстоит увидеть.

4

Мы решили, что пойдём прямо сейчас на рассвете. Когда мы приготовились идти, на горизонте показалось кровавое зарево Зоны.

Видимая конечная часть этого не подчиняющегося законам физики мира как будто бы полыхала рыжим пламенем. Через час показались зелёные просветы, будто бы нормальную зарю чем-то отравили. Потом всё небо стало зелёным, а потом затянулось серыми тучами. Из них били красные молнии, которые было отчётливо видно на фоне грозового фронта. Я с ужасом понял, что сейчас будет, и скомандовал Сашке:

— Давай, вон туда, — показал я на заброшенную деревню, — Под крышу! Пошёл, пошёл, пошёл!

Эта деревня была заброшена уже давно. В кирпичных стенах была видна огромного размера коричневая трава. На дороге трава росла самая обычная — зелёная, но слишком высокая для Земли.

Только мы вбежали в подъезд «хрущёвки» ещё времён СССР, начался кислотный дождь. Желтоватые и ядовито-зелёные капли падали на землю и растворялись с кислотным шипением и пеной. Запахло, нет, завоняло серой. В этой вони мы с Жжённым пробыли около получаса.

— И часто тут такое бывает? — Сашка Жжённый искренне не понимал, что это было.

Я ничего ему не ответил. Сталкер, тоже мне. Тьфу! Это я-то «дедуля» — всё подзабыл, зато у меня на аномалии нюх, во как! Не то, что у Сашки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 205
печатная A5
от 343