электронная
Бесплатно
печатная A5
375
18+
Дорога к рассвету — 2

Бесплатный фрагмент - Дорога к рассвету — 2

Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8989-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 375
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Аннотация: Психологическая драма. Полина не выдерживает мрака души своего возлюбленного и стремится к свету, но тьма не хочет отпускать свою пленницу…

Часть вторая

Володя

Нет, ничего не изменилось

В природе бедной и простой,

Все только дивно озарилось

Невыразимой красотой.

Н. Гумилёв

Мороз крепчал уже к вечеру, несмотря на четыре часа пополудни, солнце уже начинало клониться к закату. Полина сидела, закутавшись в шерстяную шаль, в небольшом кабинете. Эту небольшую комнатёнку, обитую досками, кабинетом можно было назвать только здесь, в забытом богом и людьми посёлке, вдалеке от хорошо обустроенной жизни центральной полосы России. Полки, на которых хранились в выцветших папках документы, были сколочены из грубых шершавых досок. Закатное солнце ярко освещало кабинет, выходящий окнами на западную сторону. Это было так непривычно и радостно после долгой зимы, что настроение девушки улучшилось только от этого. В контору зашёл Матвей Иванович, начальник Полины.

— Японска мать! — выругался он и от души стукнул пачкой бумаг по столу. — Отправил же это чертово письмо! Так не пришло что-ли ещё, опять запрос прислали!

Полина улыбнулась и поинтересовалась:

— А у них электронный адрес есть?

— Да хрен их знает! Я по обычной почте отправлял, с уведомлением, между прочим!

— Можно я взгляну на реквизиты? — Полина взяла рассыпанные на столе бумаги, изучая их. — Да, есть адрес электронной почты. Так давайте я ваше письмо ещё раз отправлю, мигом дойдёт.

— А это как? — снимая бушлат, удивился Матвей Иванович.

— Ну, вот когда интернет снова появится, я сразу и отправлю.

— Да, попробуй, дочка. Авось и получат, наконец- то, его. Завтра ты, вроде, хотела в город ехать? — переключился на другое начальник, наливая с чайника кипяток в алюминиевую кружку.

— Да, в налоговую надо срочно, — подтвердила Полина, наводя порядок на столе.

— Срочно, девонька моя, не получится, — отозвался Матвей Иванович, с наслаждением прихлёбывая чай из кружки.

— Почему же?

— Да запил шофёр, Лёнька Игнатьев. Подлюга. А заменить его некем, все уже по участкам разъехались. Сезон вот — вот начнётся, я и отправил всех шоферов технику подготовить.

— Если так, то я сама могу, — ответила Полина. — Да что вы так недоверчиво смотрите, Матвей Иванович? У меня водительские права есть, я хорошо машину вожу. Меня муж научил. Он мне даже по горному серпантину машину вести доверял.

— Да ты, небось, только на автомате и ездила, дочка. А здесь уазик. Ну, как ты сама?

— Доеду, Иваныч, доеду! — отмахнулась Полина. — Не переживайте, снега не было, дорога хорошая. Утром ещё нет грязи. Справлюсь. Зинку с кадров тоже возьму, ей в больницу надо.

— Ох, бабы … — вздохнул Матвей Иванович. — Езжайте вы куда хотите! Коли так, с вами лучше согласиться, чем спорить, — и, подумав немного, добавил. — Только шибко рано не выезжайте. К поезду планируй, заберёшь заодно геологов. Они своим ходом хотели добраться, но раз ты в городе всё равно будешь, встретишь их. В налоговую с ними съездишь, в кабине тебя подождут, потом в контору их доставишь. Так по-любому они быстрее сюда доберутся.

— Ладно, всё сделаю. Всё исполню, — отозвалась Полина.

— Вот ещё чего, чуть не забыл… Трое штанов надень и валенки, о сапогах даже не думай! Вдруг машина сломается, околеете ведь. Да и так ещё холодно.

— Ладно, ладно, — сдерживая смех, согласилась Полина.

Когда Полина впервые оказалась на прииске, в душе у неё поселилось уныние. Здесь дни были короткие, а ночи длинные. Поздно расцветало, рано смеркалось. Световой день длился лишь пять часов. Какой же надо иметь огонь внутри себя, чтобы выдерживать эти вечные сумерки! Но постепенно душа девушки начала отогреваться. Люди в посёлке были простые, грубоватые, но добрые и отзывчивые, с житейским юмором. А когда в этот самый край земли пришла весна, то впервые со времени пребывания в Таёжном Полина испытала настоящую радость. Суровый север оживал. Воздух, пропитанный запахом тайги и свежести, был такой вкусный и пьянящий, что хоть режь его и глотай! Вдали от цивилизации и суеты Полина поняла, как мало надо человеку для счастья. Вот ей, например, сейчас — забрать сына из садика, поцеловать его, а поздно вечером, когда рабочее общежитие стихнет, перечитать письмо Егора, а утром увидеть лучи солнца после долгой лютой зимы. Хоть весна и пришла, но светало по-прежнему поздно. Поэтому на небе ещё были видны ночные звёзды, когда Полина и Зина добрались до гаража. Дорога в город прошла без поломок, старый уазик трясло на размытой вчерашней грязью и застывшей за ночь дороге, но он упрямо продолжал нестись вперёд с приличной скоростью. Высадив Зину возле больницы, Полина поехала на вокзал. Уже светало, небо бледнело на востоке, но фонари на вокзальной площади ещё горели. Геологов в толпе прибывших пассажиров девушка узнала сразу. Они были с большими походными рюкзаками за спиной и в толстых зимних бушлатах. Полина помахала мужчинам рукой и окликнула их:

— Вы на прииск? Я за вами. Матвей Иванович машину прислал.

Двое молодых мужчин геологов направились к девушке. Они оглядели её, одетую в шубку, большие унты, явно с чужой ноги доставшиеся девушке, укутанную в шерстяной платок и в мужской шапке ушанке.

— А шофёр где? — спросил тот, что постарше. — Вроде бы не собирался нас Ленька встречать.

— Я вместо него, — серьёзно ответила Полина и распорядилась. — Садитесь в машину, не мёрзните.

Парень, тот, что помоложе, с озорным интересом присматривался к девушке, любуясь её причудливо белыми от инея длинными ресницами. Его напарник толкнул его под бок, заставляя пошевелиться и сесть в тёплое нутро уазика.

Когда мужчины уселись на заднее сидение, Полина завела мотор.

— Сейчас, — вежливо начала объяснять она. — Подождём немного, сразу не поедет. И в налоговую сначала, не против? — продолжила Полина.

— С такой красавицей и на край света можно, на вот, угощайся, — весело отозвался молодой парень и, зашуршав чем — то, достал из рюкзака пакет с яблоками, протянул его девушке. Полина взглянула на спелые красные бока яблок, вдохнула душистый аромат и восхищённо произнесла:

— Ух, ты! Спасибо! Настоящие, давно таких не видела.

— Ну, на них не надо смотреть, их надо есть! — рассмеялся парень. Его улыбка была открытой, смех радостным, а глаза смотрели с хитрецой. Он снял шапку и провёл ладонью по светлым кучерявым волосам.

— Ну, попробуем тронуться, — деловито произнесла Полина.

— Может мне лучше за руль сесть, красавица? — предложил светловолосый. — Меня, кстати, Вовка зовут, а это — Михаил Сергеевич.

Парень весело кивнул на своего попутчика и протянул широкую ладонь Полине.

— Полина, — представилась в ответ девушка, пожимая руку парня, тёплую и шершавую. — Но спасибо, я сама.

Полинина рука выскользнула из мужской ладони и легла на руль. Машина резко рванула с места.

Быстро исполнив все поручения в налоговой, Полина заторопилась домой.

— Я понимаю, вы проголодались с дороги, можно перекусить в кафешке, но лучше всё-таки поспешить обратно, темнеть начнёт уже после трёх часов дня, — сказала она своим пассажирам.

— Да без проблем! — улыбнулся Вовка. — Домой, так домой.

— Поужинаете в столовой, Ильинична очень хорошо готовит, — утешила их девушка. Несмотря на поспешность, подъезжали к посёлку уже в сумерках. Когда подъехали к развилке, ведущей на рудник, Полина предупредила:

— Сейчас, парни, немного потрясёт.

И точно, в подтверждение её слов уазик запрыгал по щебёнке.

— Кто научил тебя водить, батя, небось? — спросил с интересом Михаил Сергеевич.

— Нет, — засмеялась Полина. — Нету у меня бати. Муж научил. Сначала на иномарке, а потом и на москвиче.

— У такой крохи уже есть муж? Как жаль! — вполне серьёзно проговорил Вовка.

— И не трудно управлять? — продолжал проявлять интерес к вождению машины Михаил.

— Руль у японок правосторонний, поначалу на поворотах путалась, но потом привыкла. Вот мы и приехали. Иваныч уже ждёт вас в столовой, я покажу вам, где это. И баня сегодня, тоже повезло, — произнесла Полина серьёзным и ответственным тоном.

— Ух, красота! — искренне восхитился Вовка. — В самый раз с дороги пыль смыть, — и чуть робко спросил. — Полина, а мы вас сегодня увидим?

— Сегодня вряд ли, но завтра обязательно, — пообещала девушка.

Предупреждение

Ты улыбнулась, дорогая,

И ты не поняла сама,

Как ты сияешь, и какая

Вокруг тебя сгустилась тьма.

Н. Гумилёв

В столовой стоял тихий гул. Оглядевшись вокруг, Полина заметила Вовку у окна и подошла к нему.

— Мне ты нужен, — произнесла она. — Доедай и поехали.

— Куда это? — поинтересовался парень, перестав есть и выжидающе посмотрев на девушку.

— Лучше спроси на чём, — ответила Полина и пояснила. — На пожарке. В гараж подходи. Воду в посёлок повезём. У них водовоз сломался, на ремонте стоит, вот нас и попросили помочь.

— Понял, поедем, — кивнул парень без лишних слов.

— Я вот чё не понял, зачем Иваныч тебя воду возить послал?

— Володя, тебе не нравится работать сегодня со мной? — серьёзным тоном спросила девушка.

— Да я с тобой, Поли, каждый день бы работал, — весело ответил парень, — Только не бабье же это дело, воду развозить!

— Вот поэтому я тебя и взяла, чтобы я за рулём, а ты — шланг таскал. Иваныч сказал, все рабочие уже разъехались по участкам, к сезону технику надо готовить. И посёлку отказать Иваныч не может.

Полина управляла машиной уверено, они уже выехали на просёлочную дорогу, и Володя с интересом разглядывал деревенскую улицу.

— Ну, а муж твой, Полин, куда смотрит? Уехал с утра на участок, и так и надо? — возмутился Володя.

— Ты об Артёме, что ли? — удивилась девушка. — Так он мне вовсе не муж. Он мой брат.

— Вот как?! — теперь уже парень удивлённо взглянул на Полину. — Ты же замужняя, а что-то я мужа твоего ни разу не видел.

Рука Полины дрогнула на руле.

— Он не здесь, — тихо произнесла Полина.

— Ещё лучше! — продолжал возмущаться Володя, не замечая смятения девушки. — Одну тебя сюда отправил? Ну, с братом, то есть… — уточнил парень.

— Он сейчас на зоне. Срок отбывает, — всё также тихо, но уже без смятения, твёрдым тоном произнесла Полина.

Володя растерянно смотрел на девушку и молчал несколько секунд, а затем произнёс:

— Извини, не хотел.

— Да ладно. Ничего страшного, — ответила Полина и продолжила сухим тоном и ровным, лишённым эмоций голосом, — Скоро подходит условно-досрочное освобождение.

— Да, вот история… — вздохнул Володя.

— Я его жду уже год и семь месяцев. Больше ничего не спрашивай. Обо всём остальном я до сих пор говорить ещё не могу, — произнесла всё так же резко Полина.

— Понял, — кивнул Володя и сразу же переменил тему, — Нравится-то тебе, Поли, в этих суровых краях? Ты же тоже, как и я, приезжая, не здешняя.

— Это да, — согласилась девушка и неожиданно для Володи взгляд её красивых голубых глаз смягчился. — Нравится мне здесь, Володя. Хотя не всем это понятно.

— Почему же? Я тебя понимаю, Поли, — улыбнулся парень. — Я сам влюблён в тайгу, в дальние дали. Помнишь старую советскую песню про север? « Если ты полюбишь север — не разлюбишь никогда»?

— Помню, — кивнула Полина с улыбкой. — Раньше не понимала. Хотелось берег моря, фрукты, тепло, а сейчас вот — понимаю.

— Повезло твоему мужу, — неожиданно произнёс Володя и серьёзно посмотрел в глаза девушке. — Я бы тоже хотел такую, как ты встретить.

Полина смутилась и быстро отвела взгляд.

Они вернулись на базу затемно, когда мороз нарастал с новой силой. В конторе было тепло, но Полина, снимая пуховик, поёжилась.

— Как же я замёрзла! — произнесла она. — Надо бы согреться, чтобы не заболеть.

— А есть чем согреться? — спросил парень, хитро прищурившись.

— У Иваныча было, — ответила Полина. — Надо посмотреть.

Девушка подошла к столу, заглянула под него, присматриваясь, передвигая бесчисленные коробки.

— Вот помню, что было же! — радостно воскликнула девушка, выныривая из-за стола. В руках она держала бутылку водки, которая оказалась уже наполовину пустой.

— Здорово, — оживился Володя. — А он ничё не скажет?

— Кто? Иваныч? Да он и не узнает! — уверенным тоном ответила Полина и осмотрелась по сторонам, затем открыла дверцу навесного старенького шкафчика. — Вот только чем закусывать? Здесь хлеб есть, с утра ещё я со столовой принесла.

— Его и порежем для закуски, — предложил парень, взял бутылку из рук Полины, разлил водку в стеклянные гранёные стаканы, тоже столовские, и порезал ножом хлеб.

— А быстро мы управились! Я сначала подумал, посёлок не маленький, до ночи не успеем. Ну, давай за наш совместный труд и его результат выпьем! — предложил тост Володя.

— Давай, — согласилась Полина, принимая из рук парня стакан с водкой.

Когда почти вся бутылка была выпита, разговор начал становиться всё более откровенным.

— Нравишься ты мне, Поли, — произнёс Володя. — Эх, почему бы мне раньше было тебя не встретить?

Он задал этот вопрос шутливым тоном и даже прищурил глаз и подмигнул задорно, но сразу же серьёзно продолжил:

— Поли, а что? Я серьёзно… Может быть, обратишь на меня внимание? Муж там, а вот я здесь, рядом. Помогать тебе буду. Ты же в общаге с ребёнком ютишься, там теснота, пьянки. А мы дом на земле купим. Я дров привезу, наколю, огород вскопаю, картошкой засадим. Ну что ж ты смеёшься-то, Поли?

Полина слушала парня и улыбалась. Затем произнесла серьёзно, перестав смеяться:

— Ты обязательно встретишь девушку хорошую, а я легкомысленная, пустая.

— Да не говори ерунды! Какая же ты легкомысленная? — возмутился парень.

— Егор из-за меня ведь на зоне, — на одном дыхании произнесла Полина и, не дожидаясь вопросов, продолжила.- Как ты думаешь, почему я сюда приехала, всё бросила? Да я из дома выйти не могла, меня каждый обсуждал и осуждал! Осуждали за то, что парня до тюрьмы довела. Я ведь актрисой была.

— Да ну! — удивился простоватый Володя и наивно спросил, — Не, правда? Тебя по телевизору показывали?

— Я в театре главные роли играла почти во всех постановках. Прима. Я была легкомысленной, думала о всякой ерунде. Мне нравилось, когда мной восхищаются, нравилось наряжаться, флиртовать. Это вот сейчас… — Полина бросила выразительный взгляд на брошенный на стуле пуховик и бабушкину шаль, и презрительно добавила, — А раньше я только туфли на высоких каблуках носила.

— Ты и в валенках принцесса. И в свитере вот в этом, — произнёс Володя с горячностью.

— Правда? — улыбнулась Полина. — Мне этот свитер Иваныч подарил, он мне большеватый, но зато тёплый. Я же когда сюда приехала, у меня тёплых вещей — ну ни одной доброй не было! Пальто модное вообще не грело. Хорошо, люди помогли. И валенки, и унты, носки, свитера, пуховик — всё дали. А там я другой была, — задумчиво произнесла Полина, взгляд её поник, затуманился. — Вот такой меня Егор и встретил. Я была студенткой театрального училища, а Егор на каждую мою постановку, каждый спектакль приходил, восхищался, любовался мной, ревновал страшно, безумно. А я делала вид, что не замечаю его ревности, играла с его чувствами. Вот и доигралась…

Полина замолчала, а Володя нетерпеливо спросил:

— А потом? Что случилось потом?

— Мне всё же хватило здравого ума, чтобы уйти со сцены. И причиной этому послужил новый сериал, который должны были начать снимать. Мне предложили в нём главную роль, и вот тут я обнаружила, что беременна… — с волнением произнесла Полина, — Я уже не могла соглашаться на роль, замуж вышла, ребенка родила. Вот жить бы спокойно, ребёнка растить, женой хорошей быть. Так нет! — Полина стукнула по деревянной столешнице ладонью. — Опять потянуло к блеску и славе, опять взялась за прежнее, и вот я в ночном клубе начала танцевать.

— И муж тебе разрешил? — изумился Володя.

— Ты не знаешь моего мужа! — с отчаянием воскликнула Полина. — Да он мне ничего не запрещал. Всем моим капризам потакал. Избаловал меня на свою голову. Нет бы, по столу кулаком стукнуть и запретить. Он ведь с характером, сильным, волевым. Но мне всё разрешал, лишь бы мне хорошо было.

— Я бы тебя тоже на руках носил, Поли, — возразил парень.

— И вот партнёр моего мужа по бизнесу на меня внимание обратил, в клуб стал каждый вечер приезжать, цветы мне присылал… — Полина замолчала, взяла со стола бутылку и стала разливать остатки водки по стаканам. Володя увидел, как при этом дрожит её рука. Девушка продолжила, — В общем, доигралась я, он силой усадил меня в свою машину и увёз к себе в коттедж, пытался там меня изнасиловать. Только благодаря Тане, подруге моей, которая видела, как меня забирали, и позвонила сразу же Егору, со мной ничего плохого не случилось. Егор сразу же после звонка Тани приехал, избил Замятина. За это и под суд попал. Давай выпьем, — внезапно прервала свою исповедь Полина и протянула Володе стакан, затем быстро выпила водку в своём стакане и продолжила с горячностью, — И ничего тому ублюдку не было. Ничегошеньки! И за то, что меня силой увёз, и за домогательства. Связи и власть у него, а Егора посадили.

— Да… Бог им судья, Полина… — вздохнул Володя и с чувством произнёс, — Но за тебя, Поли, и я бы тоже сел, если по-другому никак. Но обижать бы никому не позволил!

— Вот поэтому и хорошо, что мы с тобой раньше не встретились… — Полина улыбнулась, взгляд её слова стал светлым, живым.

— Не говори так, Поли. Если бы мы встретились раньше, ты точно стала бы моей женой, — горячо заверил Володя. Он собирался сказать девушке что-то ещё, но в это время в коридоре послышался шум. Дверь открылась, на пороге появился Матвей Иванович в тяжёлом тулупе, валенках.

— Вот тебе и на! — произнёс он удивлённо. — Что засели, голубки? Чего отмечаем?

— Конец трудовой смены, — объяснил Володя. — Садись, нальём и тебе. У нас ещё немного осталось. Замёрзли мы, пока воду-то возили, согреться решили.

— Ну, ну, замёрзли они! — ворчливо произнёс Иванович и вдруг неожиданно процитировал слова поэта, — Пусть мороз трещит, наша русская кровь на морозе горит.

Полина улыбнулась, а Володя громко и откровенно расхохотался.

— Ну, ты Иваныч, даёшь! — усмехнулся он.

— Ты это, пацан, завтра на Восточный участок поедешь, — уже серьёзно произнёс начальник.

— Надолго? — спросил Володя, и было сразу заметно, как он расстроился.

— На весь сезон, — резко ответил Иванович и, взглянув на Полину, продолжил, — А ты, девонька, с утречка -то, с самого ранку в город давай поезжай. В банк надо срочно по счетам деньги перевести. В конторе завтра никого не останется. А я тоже на развилку поеду, да тягач возьму.

— Зачем же? — заинтересовалась Полина.

— Так лесовоз, японска мать, там застрял! Днём-то грязь растаяла, он гружённый и забуксовал, — объяснил Иваныч, снимая тулуп и садясь к столу.

— А шофёр где? Замёрзнет ведь! — спохватилась Полина.

— Он ещё днём пешком ушёл, бросил машину в тайге. Завтра доставать будем, — небрежно произнёс Иванович, взял стакан Полины, а затем залпом выпил то, что там оставалось, — Ух, хороша!

— Пьёшь горилку, як водичку? — усмехнулся Володя, наблюдая за начальником.

— Ты это, Вовка, за собой разумей! Я-то уже не сопьюсь, за всю жизнь не спился и зараз не сопьюсь. А ты ещё молодой, а глаза-то как от вида бутылки загораются! — произнёс Иванович, в его тоне слышалось неподдельное беспокойство.

— Ладно, мне уже идти нужно, — быстро произнесла Полина и встала из-за стола. — Дениску с садика забирать пора.

— Ну иди, дочка, коли надо, а мы тут ещё немного покумекаем да по домам.

Полина собралась быстро, повязала платок на голову, надела пуховик. Иванович дождался, когда Полина выйдет и закроет за собой дверь, затем резко повернулся к Володе и произнёс тоже резко, сердито:

— А ты, хлопец, повертай до хаты! Несвободна дивчина, ты же видишь.

— То есть как это повертай?! — возмутился Володя. — Я сам решу, как мне с Полиной быть.

— Сынок, — уже мягче произнёс Иванович. — У неё же муж на зоне. И ждёт она его, преданно ведь ждёт. Не сбивай её с толку.

— Видно муж такой, что на зоне ему самое место, — резко перебил начальника Володя. — Со мной Полине куда лучше будет. Я её не оставлю здесь, в богом забытом месте без всякой помощи и поддержки.

— Я ей помогу! — не согласился Иванович. — И про мужа-то её не говори, чего не знаешь. Не по своей вине он там.

— Да все они там ни за что сидят! Знаем мы эти сказки. Вот что, Иванович, я понял, что ты меня на самый дальний участок посылаешь, чтобы я там до конца лета безвылазно сидел. Только ты о Полине не подумал. Каково ей — то одной здесь будет?

— Как то же справлялась она до тебя, да и я ей помогал, и буду помогать.

— Вот именно, что как-то! — воскликнул Володя возмущённо и вскочил с места.

— Не надо, хлопец, не надо! Остынь! Охолонись! Беда из этого выйдет. Езжай на участок и забудь её. Вот Манька — гарна дивчина, я её на участок пришлю поварихой.

— Да на твоей Маньке пробы ставить негде! Зачем мне такая гулящая девка?!

— Попомни мои слова, сынок. Я тебе плохого не желаю. Ни тебе, ни Полине. А только, если мужик из-за бабы в огонь и воду очертя голову бросается, он так просто от Полины не отступится. Беда будет. Если бы он другой был, я бы вам не мешал.

— Да какой другой? Ты- то что про него знаешь? Ты же даже его ни разу не видел! — парень стал быстро, лихорадочно надевать куртку.

— А мне его и не надо видеть. Я знаю, за что он сидит.

— Я тоже знаю! И что?

— Да ничего! — рассердился Иванович. — Я сказал, предупредил, ты услышал. Делай выводы и веди себя правильно. Не лезь к Полине. Не та она дивчина, чтобы заигрывать с ней.

— Я её мужа не боюсь! — уже на пороге, в дверях произнёс Володя и вышел, громко хлопнув дверью.

— Дурень, — огорчённо произнёс Иванович и вздохнул. — Ну, какой же дурень! Куда полез! Загубит ведь и себя и Полинку.

Полина лежала на узком старом диване и не могла уснуть. Было уже за полночь. Все звуки давно смолкли, в рабочем общежитии стояла тишина. И в этой тишине Полина вспоминала своего мужа. Она чувствовала, как ей физически не хватает его, как мучительно сильно она соскучилась по его настойчивым сильным рукам, насмешливому взгляду. Полина вспоминала, как раньше она отказывала ему в близости и как теперь всё бы отдала, лишь бы он снова сжимал её в своих объятиях. Полина закуталась в одеяло и вспоминала день их первой встречи в парке, их вторую встречу в кафе… Её брат категорически запретил Полине ехать к мужу на свидание, как она не просила. Да и сам Егор просил её в письмах этого не делать. Полина почувствовала, как по щеке бежит слеза. И вдруг в ночи раздался телефонный звонок. Девушка испуганно вздрогнула и быстро схватила трубку, чтобы звонок не разбудил Дениску.

— Внученька, как ты? — раздался издалека родной голос бабушки. — Ты не спишь ещё? Я, кажется, опять со временем перепутала!

— Да не сплю, не сплю! Как ты там? — взволнованно произнесла Полина.

— Ты не переживай, внученька, всё у меня хорошо…

Полина слушала голос бабушки, а по щекам её текли слёзы. Сначала Полина слушала рассеянно от сильного волнения, но вдруг содрогнулась, услышав имя своего врага.

— С Замятиным беда случилась, — произнесла Катерина Ивановна, а Полина вся напряглась. — Попал он в аварию, насмерть разбился на своей новой машине. Говорят, напарник его по бизнесу эту аварию-то и подстроил, ну, тот, кому Егор продал свою долю в автосервисе.

Полина замерла, она даже, кажется, не дышала. Неужели так бывает? Человека, из-за которого ей пришлось столько выстрадать, теперь нет?! Неужели это и впрямь возмездие?

Когда Матвей Иванович зашёл в контору, Полина печатала документы на компьютере.

— Как лесовоз? — поинтересовалась она, не отрываясь от монитора.

— Вытащили, черти его побери! Вот ведь незадача… Нет у меня в гараже ни одного механика толкового. Полька, — Иванович подсел к девушке рядом, придвинул к ней свой стул и продолжил, — Не стал я вчера при Вовке говорить… Наедине, думаю, потом спрошу. Я в курсе, где муж у тебя. Артём рассказал. Ещё он говорил, что у твоего мужа автомастерская была, так?

— Ну, была… Уже нет её, — ответила девушка напряжённо, перестала печатать, посмотрела на Ивановича испуганным, беспокойным взглядом.

— Это не имеет отношения к моей беде. Вот что, девонька, вернётся твой к тебе скоро. Артём сказал, что УДО у него к этой зиме подходит. Так, ежели суд пройдет, то к началу следующего сезона как раз успеет. Уговори его здесь остаться. Мне механик нужен, позарез как нужен! Непьющий и толковый. Артём рассказывал, как твой муж ему машину, убитую в хлам, опять ездить заставил. Да и только толковый мужик мог руководить бизнесом-то.

— А ничего, что у него судимость? — осторожно задала вопрос девушка, всё ещё не веря в происходящее.

— Ну и чего? Мне бы проблему с кадрами решить! Сама же знаешь мою проблему!

— Знаю, — улыбнулась девушка.

— Надоели мне эти пропойцы! Ну, сил нет, где сидят! — Иванович приложил ребро ладони к горлу. — А я тебе с домом помогу, найду в посёлке хороший дом на продажу, туды переедите. Не будешь больше в одной общаге с этими забулдыгами жить. А то я поселил девчонку туда, а сам себе места найти не могу, як она там с ними по соседству-то живёт?

— Матвей Иванович, спасибо вам! — Полина от волнения сжала с силой свои руки, но ладони всё равно продолжали дрожать. — Я так здесь остаться хотела, вы не представляете!

— Отчего же не представляю? — усмехнулся Иванович и по-отечески улыбнулся девушке. — Сам я в этих краях застрял, с молодости ещё. Считай, этот медвежий угол мне домом родимым стал!

Признание в любви

И я думал: «Нет, любовь не это!

Как пожар в лесу, любовь — в судьбе,

Потому что даже без ответа

Я отныне обречен тебе.

Н. Гумилёв

Весна была уже в своём праве. На проталинах показалась первая трава, ручьи неистово шумели и бежали с вершин сопок. А сами сопки покрывались цветущим багульником. Они стояли лиловые от цвета багульника, и даже издали было видно их нежное мерцание в утренних лучах солнца. Володя остановил грузовик у подножия одной из таких сопок и произнёс взволнованно:

— Вот то место, Поли, которое я хотел тебе показать. Я как здесь оказался, подумал, ну чего я не художник — то! Вот нарисовать бы это акварелями!

— Да, здесь сказочно красиво, — согласилась Полина и посмотрела мечтательным взглядом вдаль. — Душу будоражит…

Молодые люди вышли из машины. Володя обещал научить Полину стрелять из ружья. И вот они вышли на поляну недалеко от трассы. Володя снял с плеча ружьё и начал увлечённо рассказывать девушке, как заряжать ружьё, а затем, как целиться в мишень.

— Теперь сама попробуй, — предложил парень, отдал ружьё Полине и приобнял её, помогая прицелиться. — Не пугайся только, когда выстрелишь, то отдача будет. А теперь целься вот туда, — Володя указал на алюминиевую банку, которую он заранее поставил на высокий камень. — Поли, представь, что перед тобой твой злейший враг.

Полина вздрогнула, образ Замятина встал перед её мысленным взором. Она прицелилась в сторону камня, видя там того, кто так самоуверенно перешагнул через её жизнь, и нажала на курок. Прогремел выстрел, громко, пронзительно в лесной тишине. Запахло порохом.

— Попала точно! Ну, Поли, ну, умница! — изумился Володя.

— Можно ещё? — спросила Полина.

— Ну, конечно, Полька, — великодушно разрешил парень и добавил. — Не, говорили же мне, что бабы ловче нас, мужиков, стреляют. А я не верил.

Полина прицелилась опять и выстрелила и снова попала в следующую банку. «Всё, с Замятиным покончено. Я больше этого не боюсь», — подумала Полина. Третий раз она стрелять не стала. Но задумчиво проведя рукой по тяжёлому металлическому стволу оружия, чувствуя его прохладу, девушка произнесла:

— Есть в этом магнетизм. Когда у тебя в руках оружие, ты уже не чувствуешь себя беззащитным.

— Ага, так и есть, — согласно кивнул Володя. — А в тайге без него вообще нельзя.

Он присел на ствол поваленного дерева, достал с кармана брюк сигареты и прикурил. Парень смотрел на девушку пристально, не отрывая взгляда. Её стройная фигурка, обтянутая летним жёлтым сарафаном, её распущенные шоколадные волосы, голубые глаза — всё пленяло молодого мужчину, только тоненькое золотое колечко на безымянном пальчике правой руки раздражало, напоминая о том, что эта такая желанная девушка, принадлежит другому мужчине.

— Поли, я вот чего у тебя спросить хотел, — решился на важный разговор Володя. — У тебя с мужем сейчас как? Ну, он не винит тебя в том, что случилось?

— Он меня ни в чём не винит, — улыбнулась девушка и присела рядом на бревно. — Когда суд был… я ведь ничего этого не помню — кто что говорил, как вообще всё там происходило. Помню только — он смотрит на меня и улыбка его… Ласково так улыбается. Так мы и просмотрели друг на друга…

— Значит, у меня совсем нет шансов? — Володя прямо задал вопрос.

— Вовка, — Полина взяла ладони парня в свои руки, взгляд её стал грустным. И Володя понял всё ещё до того, как она произнесла, — У тебя обязательно появится милая хорошая девушка. Она будет любить тебя всем сердцем.

— Я понял. Не будем больше об этом, извини, — сухо произнёс парень и резко отдёрнул свои руки, затем также резко поднялся на ноги и произнёс с усмешкой и горечью, — Декабристка… Княжна Волконская…

Затем он неожиданно и резко схватил девушку за плечи, поднял и притянул к себе. Полина растерялась от такого сильного и неожиданного порыва, взглянула парню в глаза и произнесла дрожащим голосом:

— Катерина Волконская очень любила своего мужа, и я люблю…

Но договорить ей Володя не дал, он прижался губами к губам Полины и поцеловал долгим настойчивым поцелуем. Девушка не оттолкнула его, но и не ответила. Она просто позволяла себя целовать, отмечая холодным рассудком, что при этом она ничего не чувствует. А вот губы Егора заставляли трепетать всё её тело… Только от взгляда Егора она ощущала себя желанной женщиной, которой восхищаются и страстно хотят.

Володя отстранил губы, но не отпустил Полину, а приобнял за талию.

— Извини, не сдержался, — произнёс он, тяжело дыша, — Я на Восточный уезжаю до осени, долго не увидимся. Ну, обними меня хоть раз, Полина, улыбнись мне, как будто ты хоть на секунду моя.

Его просьба прозвучала так страстно и отчаянно, что Полина обхватила одной рукой плечо парня и смущённо улыбнулась. Володя предпринял вторую попытку поцеловать девушку, но она увернулась, и его горячие губы прижались к её нежной щеке. Волосы Полины трепал лёгкий ветерок, вся она в его руках была такая соблазнительная, что парень не удержался и ещё крепче прижал к себе её за талию, положил ладонь ей на затылок и заставил повернуть голову к нему, а когда она это вынужденно сделала, он снова поцеловал её долгим поцелуем.

— Ну, всё, Поли, теперь возвращаемся в посёлок, — произнёс он, отпуская из своих рук девушку.

Полина посмотрела на Володю долго, в упор и произнесла с чувством:

— Я хочу, чтобы ты был счастлив.

— Я могу быть счастливым только рядом с тобой, — так же с чувством ответил Володя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 375
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: