электронная
180
печатная A5
736
12+
Дом ветров и закатов

Бесплатный фрагмент - Дом ветров и закатов

Книга первая

Объем:
698 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-5470-8
электронная
от 180
печатная A5
от 736

Пролог

В кабинете ир Кайтрана было прохладно. Двери, ведущие во внутренний двор, как всегда, были открыты. Лето медленно подходило к концу, как и этот погожий, солнечный день. Все было размеренно и спокойно. Умиротворенно.

Карима сидела на предложенном ей месте на удобном мягком стуле и ловила себя на мысли, что слишком широко улыбается.

— Уважаемая ри Картэнгам, — обратился к ней Хозяин дома Кайтранов, по совместительству наниматель, который восседал за широким письменным столом. Он подался вперед, облокотив руки о стол. — Я ищу мага или человека на должность юридического консультанта, по совместительству секретаря. График не нормированный, на время работы придется переехать в дом Кайтранов. Оплата хорошая, но… должен признаться: работенка не из легких.

Карима поджала пухлые розовые губы и попыталась проглотить волнение. Вэйран был весьма очаровательным мужчиной с хорошо проглядываемыми рельефными мышцами, черный камзол и светло-голубая рубашка сидели на нем идеально. Выразительные черты лица, мрачно-синие (ей почему-то на ум приходила именно эта ассоциация) глаза и темные, словно ночь, короткие волосы. Смуглая кожа в тени кабинета казалось мрачнила его чуть сильнее, что лишь подогревало интерес у юной соискательницы.

— Ир Кайтран, — обратилась она к своему (возможно) будущему работодателю, — я не боюсь трудностей и мне яснее ясного, что покрытие всех возможных убытков после того или иного задания вполне себе затратно и трудоемко.

— Однако, — словно предупреждая даже возможную мысль о возражении в глазах Вэйрана, поспешила добавить Карима, — нет ничего прекраснее тяжелых испытаний, когда по силам с ними справиться.

Карима очаровательно улыбнулась и захлопала длинными ресницами, уже неоднозначно начиная посылать определенные сигналы в сторону Вэйрана. Мужчина столкнулся с ее взглядом, но ответа не последовало, он как будто думал совсем не о том, о чем хотелось Кариме. Сомнения и тревожность читались в его глазах.

— Хорошо, — Вэйран поднялся с места и подошел к девушке. Она в очередной раз очаровательно улыбнулась, когда он галантно подал ей руку.

— Ри Картэнгам…

— Можете звать меня Карима, — задрожала от прикосновения она и сделала глубокий вздох, пытаясь унять грохотавшее от нетерпения сердца.

— Хорошо, Карима, — вежливо улыбнулся Вэйран и отпустил ее ладонь. — Думаю, нет ничего лучше практики.

Девушка на мгновение разинула рот от неожиданности, ведь в ее изящной головке вертелись совсем не те мысли, которые по-прежнему занимали Вэйрана. Кариме потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что именно имел в виду Хозяин дома Кайтранов. Улыбнулась.

— Конечно, — попытавшись придать выражению лица как можно больше доброжелательности и непосредственности, Карима опустила взгляд. — Когда бы Вы хотели приступить?

Вэйран не собирался тянуть, и предложение сделал сразу же. Деловое. Насчет практики. Хотя Карима уже вальсировала на торжественном мероприятии в честь состоявшейся их с Вэйраном свадьбы.

Отправились почти сразу же, на улице их ждал экипаж. Несмотря на желания Каримы, Вэйран не очень-то охотно шел на контакт, всю дорогу смотрел в окно и словно ожидал окончания поездки. Кариму это расстроило, но она решила, что смирится с молчаливостью мужа. Будущего, конечно же.

Следуя официальному запросу, поступившему в Департамент, пара прибыла в дом уже не молодой, но очень состоятельной дамы. Женщина встретила экипаж на улице и с тревогой приветствовала своих спасителей благодарственными речами, вперемежку с причитаниями и множественными вопросами типа: «А смогу ли я теперь вернуться домой после всего, что случилось?». Вэйран был спокоен и заверил даму о положительном исходе дела, а потом заторопился внутрь.

Сгущались сумерки, вечер подкрадывался, словно ленивый кот по возвращении домой. Карима следовала за своим предположительным работодателем по пятам, откровенно разглядывая широкую, крепкую спину, выразительный профиль (в случае, когда он внезапно оборачивался на посторонние звуки), подмечая детали и мелочи, которые откладывались у нее в памяти, словно страницы книг.

Но Вэйран по-прежнему вел себя очень профессионально.

Когда они проследовали в дом, стало неестественно тихо. Улица кипела жизнью, но внутри их встретили только мрак и холод. Вэйран обернулся к Кариме и предупредил:

— Будьте осторожны, леди.

От его «леди» у Каримы чуть сердце из груди не выпрыгнуло, но она все-таки сумела справиться с собой и поспешно вытащила из внутреннего кармана золотое волшебное перо, которое незамедлительно зависло в воздухе и приготовилось к ведению юридического протокола.

Вэйран продвигался вперед осторожно, тьма, словно кусок пирога, была осязаема и опасна. Она давила, напрягала, заставляла делать более глубокие, тяжелые вздохи. Но Карима не сдавалась, мрачные мысли не должны были помешать ее счастью.

Конечно же, она не ожидала, что Вэйран окажется столь… привлекательным. О нем только судачили везде, но он был слишком занят, чтобы появляться на светских приемах и иных мероприятиях. Поэтому за ир Кайтраном закрепился образ затворника преклонного возраста, который только и делает, что сидит и причитает о своей не легкой судьбе в своем доме.

Но этот мужчина не был похож на столь ярко описанный образ. От слова «совсем».

Пройдя еще немного вперед, Вэйран вдруг остановился и обернулся к Кариме. Девушка задержала дыхание и захлопала глазками, приготовившись записывать.

— Здесь явно обитает сумеречный дух, — сообщил он, а волшебное перо быстро записало в воздухе легким светящимся золотым следом все, что ему наговорили. По возвращении перо отлично воспроизведет каждое записанное слово на бумаге, и отчет будет предоставлен официально в Департамент. — Не заходите внутрь, Карима.

Девушка решительно кивнула — все-таки дело это уже не просто разговор — собралась, сосредоточилась и стала наблюдать за тем, как ир Кайтран заходит в самую темную и словно изолированную комнату. Здесь не было ничего, что можно было разглядеть, но тем не менее Карима всматривалась. Особенно, когда Вэйран исчез из поля зрения, девушка приготовилась ко всему…

И это «всё» последовало.

Мгновение — из тьмы вылетает Вэйран, в его хватке некое существо из… серой дымки? Перо застрочило в воздухе, едва разбирая происходящее, но протоколируя каждую поврежденную вазу, стул, кресло, столик, ковер, разбитое окно — эти двое летали по комнате, словно обезумившая птица в поисках выхода. Трещина в стене — Карима вздрогнула от удара, снаружи запричитала хозяйка дома.

Наконец они падают на пол, и серая дымка выскальзывает из хватки ир Кайтрана, устремляясь куда-то вглубь дома мимо Каримы. Девушка только и успела, что впечататься в стену, дабы избежать столкновения. Повезло…

Но это лишь иллюзия.

Вэйран поднялся на ноги, сделал несколько глубоких вздохов, затем приблизился к девушке и внимательно посмотрел ей в глаза.

— Карима, — заговорил он, — это существо сильнее, чем кажется. Мне придется применить более сильную магию.

Действие последовало незамедлительно, Вэйран призвал свои силы, и в мгновение от наполнившей дом магии девушке стало не по себе. Казалось бы: хуже быть не могло, но Вэйран на этом не закончил.

Сначала он расстегнул камзол, потом пуговицы на рубашке, распахнул их, а затем и вовсе избавился от предметов одежды, оставшись по пояс обнаженным. Дыхание Каримы перехватило, перед ней стоял «мужчина — совершенство». Рельефные мышцы, сила, мощь, идеал…

Но тут его торс несколько изменился. Сначала девушка решила, что ей просто показалось, все-таки в доме было необычайно темно, но потом она поняла, что это не так. Черные татуировки начали вырисовываться на его коже, выписывая сложные узоры из геометрических форм, расползаясь по его плечам и рукам.

Девушку пронзила вспышка страха, она тут же повторно впечаталась в стену и замерла. Что ей говорили эти татуировки? Что перед ней — маг высшей степени. Что ей говорили рисунки, украсившие плечи и ключицу мага? О том, что это магия третей или четвертой ступени. Не самая высшая, но и не безобидная.

Ни один маг высшей степени не станет без причины применять столь сильную магию. Это означало, что сейчас как раз тот самый случай. А это в планы девушки явно не входило.

Карима попыталась проглотить волнение, но времени приходить в себя и собираться с мыслями не было, Вэйран уже бросился в атаку. И тут-то и началось самое ужасное и опасное!

Серая дымка, а точнее сумеречный дух, подал признаки магической активности и стал заполонять собой весь дом. Вэйран метал в него заклинания, пытался пробиться к центру, но пока выходило не очень. Перо продолжало протоколировать количество повреждений с бешеной скоростью, а сама девушка от безысходности сползла на пол и в ужасе наблюдала за происходящим.

Дымка была словно живой, она рыскала по помещению в поисках жертвы, осматривалась, ощупывала воздух. К счастью, Вэйран держал все под контролем. Так думала Карима, пока дымка внезапно не нашла в ней свою цель.

Закричала, мир перестал существовать, и она погрузилась в ничто. Голова стала такой легкой, но тело как будто заточили в тиски. Боль, бесконечная, утопичная, поглощающая — крик вырвался из ее горла спустя миллионы лет, но это был крик такой невыносимой боли, что и не вообразить.

И тут внезапно ее начало отпускать. Дымка рассеивалась, дыханием она дрожала словно при землетрясении. Это было странное чувство, но еще страннее было слышать голос. Как будто из глубины. Он все звал ее и звал, а потом появился образ. Человек.

Нет.

Маг.

Вэйран Динари ир Кайтран.

Несколько раз моргнув, Карима наконец-то пришла в себя. Вэйран помог девушке сесть (оказывается, она лежала на полу, хотя как она туда попала, девушка совершенно не помнила).

Оглядевшись, Карима увидела сразу несколько вещей: все, что называлось когда-то мебелью, перестало ей являться, превратившись в обломки, проще говоря — бесполезный мусор. Волшебное перо, обычно заточенное на то, чтобы протоколировать максимально быстро, сгорело от развитой скорости и сейчас висело в нескольких метрах над землей и дымилось.

А что самое главное — сумеречного духа больше не было.

— Где?.. Где оно? — С испугу сразу же спросила девушка и посмотрела на Вэйрана.

Первое, что она испытала — радость и восторг, ведь ее в своих объятиях держал такой привлекательный мужчина. Он еще ей и улыбнулся — мечта!

Но в следующую секунду она вспомнила, что именно он делал, вспомнила татуировки на его обнаженном торсе и мысль о замужестве мгновенно умерла, была похоронена и вдобавок взорвана каким-нибудь действенным боевым заклятием для верности.

— Каримочка, миленькая, — постарался выглядеть максимально доброжелательным Вэйран, — все хорошо, я справился. Все живы, здоровы. Пустяки.

На последнем слове Вэйран уже понял, что перегнул палку, ведь глаза девушки расширились, она хотела что-то ответить, но потеряла дар речи и лишь бесполезно открывала и закрывала рот, словно рыба.

«Пустяки?!», — думала про себя она, не в силах выразить все свое негодование сложившейся ситуацией, — «Это пустяки?!».

Уже через несколько минут, когда Карима смогла встать на ноги, она бежала так быстро и так далеко, как только могла. И даже чуточку быстрее на всякий случай. Из-за громких звуков битвы улица на всякий случай опустела, а потому рядом с Вэйраном осталась лишь хозяйка подпорченного дома. Не очень довольная, надо заметить, хозяйка.

Дело было сделано, но в связи со скоропостижным уходом очередной соискательницы расходы вновь придется оплачивать Вэйрану самостоятельно. При этом объясняться с Департаментом тоже.

Не легкая эта работа, найти себе достойную ассистентку.

Глава первая

Вэйран

Глубокая ночь загнала всех жителей по своим домам или кабакам. Мне не хотелось ехать на экипаже, поэтому до поместья я решил прогуляться пешком. Ночные фонари светили слабо, это и не требовалось на ночных улицах, ведь по дороге от силы проедет один или два экипажа. В мой дом они уж точно не поедут, я никого не жду. А та милая девушка…

И почему так сложно найти помощницу?

До дома я добрел ближе к рассвету. Дом Кайтранов выделялся на общем фоне в первую очередь тем, что стоял на холме. Знаю, почему так было сделано много лет назад: чтобы заявить, кто здесь главный. Впрочем, закреплять право на власть нужды и не требовалось, все знали, кто здесь живет.

Дом представлял собой несколько десятков пристроек одноэтажного, максимум двухэтажного типа, соединённых между собой закрытыми галереями и внутренними аллеями под открытым небом. Все постройки из белого камня укрыты красной покатой крышей.

Подъездную дорогу украшали высокие фонари, всегда зажженные в темное время суток и пасмурную погоду. На фоне небольших домиков вокруг, дом Кайтранов выглядел словно маяк для кораблей в темном, бушующем море.

Дом, где жило мое сердце.

Несмотря на ранний час, мне навстречу уже спешила Мойла. Девчушка была еще молодой, но упорно считала себя гораздо старше своих лет. Наверное, поэтому она носила старомодное платье и колючую шаль, что обычно носят бабушки, выгуливая внуков.

— Хозяин, — быстро поклонилась она, встречая меня, — добро пожаловать домой!

Хорошо, когда тебя встречают. Однако даже столь радушный и привычный прием омрачали мысли о неудавшемся деле.

— Здравствуй, Мойла, — тяжело вздохнул я, и на немой вопрос в ее глазах добавил: — нет, она не осталась.

Молча мы двинулись к резным дверям из орехового дерева, попали в полумрачный холл, испещренный коридорами, свернули налево и проследовали в мой кабинет. По-прежнему двери, ведущие во внутренний двор, были распахнуты настежь. Воздух был чист и прохладен. Эту традицию я не нарушал никогда. Под потолком горел слабый свет лампы, очерчивая силуэты предметов.

— Не стоит расстраиваться, Хозяин, — пока я грузно усаживался в свое кресло, улыбаясь и причитая, хлопотала Мойла.

На всякий случай она одновременно успевала поправить статуэтки богов-тотемы на святом месте в шкафу в углу, хотя к ним, кроме нее никто и не прикасался. Украдкой расправила сиреневые гардины с выразительным рисунком морских рыб и чудовищ, легенды забытых лет.

В общем, Мойла, как всегда, хлопотала по хозяйству и это меня успокаивало.

— Она даже не захотела вернуться за своим экипажем, — стыдливо признался я.

А Мойла обернулась и нервно похихикала. Она всегда так делала, когда не находила нужных слов, но очень хотела меня поддержать.

— Слишком много впечатлений, — продолжала смеяться юная Мойла, а в голубых глазах старательно хотела проглядывать мудрость.

— Ну неужели я так многого прошу? — Вспылил снова я, стукнув кулаком по столу. — Четырнадцатая кандидатка! Четырнадцатая! И ведь я не прошу сражаться с духами за меня! Просто вести протокол, вот и все!

— А юная ри Картэнгам действительно лишь вела протокол? — Скопировав по меньшей мере повадки старушки, склонила голову набок Мойла.

Скривившись, я нехотя поерзал в кресле, устраиваясь в нем поудобнее и одновременно с тем сползая под стол.

— Что же… она не умерла! И на том спасибо! — Решительно заявил я.

Да, не умерла! Я ведь ее спас! Пока она там визжала и попадалась в лапы духа, чего могла бы не делать, просто отойдя в сторонку, я, между прочим, спасал ей жизнь! Разбирался с опаснейшим порождением магического мира! И если бы я с ним не разобрался!.. Неизвестно, где бы сейчас были все мы.

Но Мойле я, конечно же, ничего подобного не сказал.

— И все-таки, Хозяин, — сложила руки перед собой, словно в молитве, моя юная старушка, — может быть, не стоит всех кандидаток немедля вести на задания?

— Но так ведь они же копятся! — Снова вспылил я. — Надо же как-то с ними разбираться!

Глаза Мойлы округлились и брови поползли наверх. Проклятье! Зачем я только проговорился?

— Хозяин, так вы что? И не рассчитывали, что она останется? Просто хотели выполнить задание?

— Все в этом мире сплошная бюрократия! — Резко отбросив бумаги с отчетами в сторону, воскликнул я. — Шагу не дадут ступить без того, чтобы не заполнить какую-нибудь бумажку! Что мне остается? У людей проблемы, которые я не могу решить, потому что у меня нет юридического консультанта! Но это же не облегчает участь пострадавших!

Пока я выпаливал вполне себе хорошее оправдание, на Мойлу не смотрел, хоть она и так прекрасно знала, что обычно я так делаю, когда стряпаю хорошее оправдание. Она, как всегда, была умницей, все же виду не подала и даже улыбнулась, когда я посмотрел на нее.

— Пусть они не остаются, но хотя бы по одному делу, но я выполняю, — более спокойно заметил я. — Ты же понимаешь, я не могу просто ждать, зная, кто мои враги и откуда они пришли.

По-доброму улыбнувшись, Мойла лишь вздохнула.

— Знаю, Хозяин, — закивала она, и пара прядей ее волос цвета пшеницы выбились из собранной прически. — Я прекрасно помню, как Вы нашли и меня.

— Мойла… — предостерегающе прервал ее я.

— О, нет-нет, я вовсе не хотела поднимать эту тему! — Тут же вспыхнула девушка. — Просто порой мне кажется, что мне и жизни не хватит за то, чтобы Вам отплатить!

И она снова поклонилась так низко, как только можно кланяться. Сколько бы лет не прошло с тех пор, как она появилась в моем доме, благодарность ее не имела границ. Вздохнул, понимая, что это не изменится, наверное, никогда, но уже в который раз не взялся объяснять ей, что это все понятно и я от нее ничего не жду.

— Я рад, что ты со мной, Мойла, — лишь поддержал ее я.

Ее голубые глаза заглянули в мои и наполнились слезами счастья. Бедняжка еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Но тут нас отвлекли. В тяжелые дубовые двери кабинета коротко постучали. Судя по четырем маниакальным стукам, и я, и Мойла тут же поняли, кто пришел.

Девушка поспешно утерла слезы, и я дал ей пару мгновений, чтобы она немножко пришла в себя. Только когда она вновь мне улыбнулась, я заговорил:

— Входи, Верт.

Дверь распахнулась, и в кабинет ворвался худой, как щепка, Верт. Как всегда, улыбался он от уха до уха, с жадностью впитывая все, что он видел своим единственным уцелевшим глазом после схватки с духами. Его отличительной чертой всегда являлась безграничную радость, которой он заражал моментально.

— Хозяин! Я услышал, что Вы вернулись! — Радостно заявил он и поклонился в приветственном жесте. — Как прошло?

Я снова обреченно вздохнул, а Мойла странно засмеялась. Уже по этим двум признакам можно было понять, что все прошло и хватит об этом. Но Верт отличался тем, что жил в этом самом мгновении, не умея заглядывать ни в прошлое, ни в будущее. А еще он не очень хорошо умел считывать по лицам или поведениям людей их настроения.

— Завтрак Вам подать в кабинет? — Уточнила Мойла, собираясь идти на кухню.

— Нет, я буду на тренировочной площадке, — сообщил я.

Мойла вежливо поклонилась и ушла, а я взялся рассказывать Верту о приключениях ночи. Как всегда, он слушал с таким воодушевлением, будто самую первую и самую захватывающую историю в своей жизни. И вот, что мне особенно нравилось в Верте, так это его неутомимый оптимизм.

— Здорово, Хозяин! — Воскликнул он, как только я закончил. — Это же великолепная тактика! Ее тоже можно включить в тренировки!

Улыбнувшись, невольно поймал себя на мысли, что в который раз после общения с Вертом я снова приободрился и почти поверил в хороший исход. Ну и что, что кандидатка сбежала? Зато я очистил дом от духа, спас жителей деревеньки, справился со всем в одиночку, да еще и жив остался. Чего не радоваться-то?

С упоением и благоговением Верт снова взялся разжевывать каждый момент схватки, повторяя его слово в слово, как я рассказал, а потом, уходя в свои мысли, чтобы представить, как это было. Парень был симпатичным, и если не видишь его впервые, то совсем не обращаешь внимания на ужасный шрам, тянущийся через все лицо и отсутствующий левый глаз.

Так за впечатлениями Верта мы отправились на тренировку. К тому моменту солнце уже взошло, августовские ночи уже успели охладить воздух до легкой зяби. Пройдя узким коридором, мы с Вертом вышли через белые двери на улицу к площадке для тренировок. Она была расположена подальше от основных строений на случай, если меня немного занесет, но загорожена высоким забором, чтобы случайные прохожие, прогуливавшиеся неподалеку, увидеть, что творится внутри, не смогли.

Деревянные ширмы, украшенные рисунками диковинных птиц, пожизненно ассоциировались у меня с тренировками. Красный хохолок, белые размашистые крылья, алые всполохи огня, одинокие, но волшебные деревья — вот, что успокаивало мой разум каждый раз, когда я брал перерыв, чтобы перевести дух.

Первые мгновения тишины, в которые я угодил по возвращении ранним утром, уже прошли. Дом закипел своими привычными делами, из кухонной печи повалил дым, в колодце заскрипел насос, застучали молотки (заканчивали строить новые корпус), заскрипели по дороге в город колеса. Жизнь снова ожила.

— Снова не при делах, Верт! — Строго осадил мальчишку Грум, вышедший нам навстречу.

Уже пожилой воин Империи, отправленный несколько лет назад в отставку, по-прежнему выглядел грозно и не переставал отдавать приказы. Иногда мне кажется, что в доме Кайтранов его боятся больше меня. Даже я его иногда боялся. Особенно когда он входил во вкус и выбивал из меня дух.

Крепкий, статный, с проседью в волосах и густой бороде, морщины под темными глазами и твердость движений — Грум никогда не перестанет быть воином. Его душа осталась на полях сражений, и теперь уже не вернется к нему никогда. Как он любил иногда приговаривать: «Вот помру я и вернусь туда, где мне место».

Верт, как и все в доме, тут же испуганно вздрогнул, дернулся, и хотел было бежать, но в то же время не желал проявлять непочтительность, а потому поклонился мне и вопросительно глянул своим единственным глазом, мол, что делать?

— Пусть остается, Грум, — хмыкнул я, — чего мальчишке в конюшне делать? Там и без него разберутся.

Грум лишь вздохнул и пожал плечами. С моими решениями он никогда не спорил.

— Из столицы Империи пришли вести, — пока мы подходили к тренировочным снарядам, стал рассказывать Грум.

— Только не говори мне, что турнир отменяется, — скривился тут же я.

— О нет, — Грум посмеялся, — такое событие отменят, разве что все в Империи скоропостижно скончаются от чумы! Но даже тогда какой-нибудь шаман проведет ритуал и призовет все души, дабы турнир все-таки состоялся.

Я ухмыльнулся и начал разминать мышцы.

— Тогда что?

— Дом Ильстаров официально подал заявку на участие, — чуть тише сообщил Грум.

И правильно сделал! Потому что в следующую секунду я разнес боевой снаряд вдребезги.

— Кирай будет участвовать?! — Прогремел я.

Что Верт, что Грум предусмотрительно отступили. Я кипел ненавистью и злостью, готов был разорвать в клочья любого, кто попадется мне под руку…, но мне нельзя было проявлять эти эмоции.

Сделал глубокий вздох, успокоился, но скривился.

— Что надо этому выскочке? — Язвительно выплюнул я. — Никак не успокоится, что в Империи далеко не первый?

— И именно поэтому нам нужно тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться! — Выступил более смело Грум. — Он может быть и выскочка, но неплохо показал себя на последнем задании Императора.

Гнев пронзил меня насквозь, и я метнул ненависть взглядом.

— Император поручал ему задание?!! — Прогремел я. — Когда?!! Почему мне об этом неизвестно?!!

— Потому что тогда ты тоже был на задании. Духи шахт, помнишь? Тебе было чем заняться в то время…

— Как он посмел?! — Гнев было уже не остановить. — Поэтому он заявил об участии?!!

— Успокойся, Вэйран, — примирительно положил тяжелую ладонь мне на плечо Грум. — Гнев не поможет тебе победить. Именно поэтому я сообщил тебе эту новость сейчас, а не когда бы ты стал выступать против него на турнире.

Кирай Риари ир Ильстар. Как же я ненавидел этого прохвоста! Мало того, что он вечно лезет куда его не просят и куда не надо, так теперь еще и на турнир заявился! Я знал, что когда-нибудь нам придется столкнуться лицом к лицу, но все-таки полагал, что это случится на каком-нибудь задании, а не на турнире.

— Кто допустил его до турнира? Как Император вообще мог позволить такое?! — Бессмысленно сыпал пустыми вопросами, на которые нет ответа, я.

Конечно же, его допустили, особенно если с заданием от самого Императора этот напыщенный и самодовольный индюк справился. Но проблема не в том, что его допустили, проблема в том, что я все еще продолжаю кипеть от злости. А мне нельзя.

Стиснул зубы, прикрыл на мгновение глаза — секунда воспоминаний и я как будто вижу Учителя, который напоминает, как мне усмирить свой гнев. И все проходит. Как всегда.

Открываю глаза и смотрю на Грума — он выглядит неопределенным, как будто приготовился к войне, но в одно и то же время не хочет показывать страха. Конечно, он меня боится. В порыве гнева все меня боятся.

Не боялся меня только Учитель.

Но сейчас не об этом.

— Ладно, Грум, — стиснул зубы я и приблизился, — натренируй меня так, чтобы я упал от усталости и сразу уснул. Во что бы то ни стало мне нужно победить.

Грум несколько секунд смотрел мне прямо в глаза, а потом улыбнулся.

— Конечно, Вэйран, — кивнул он, — ты ведь знаешь меня: я стратег, а потому я всегда выбираю сторону победителя.

Эти слова приободрили меня, вернули безоговорочную веру в победу. Да, Грум умел поддержать. Он всегда такой: сначала горькая таблетка, а потом сладкая. Это мне в нем нравилось.

Мойла принесла завтрак, поставила его на небольшой столик и поинтересовалась, не нужно ли что-нибудь еще, а потом удалилась. Верт уселся на раскореженный пенек рядом с дверьми и восторженно реагировал почти на любое мое движение.

Мы с Грумом уже собирались приступать к тренировкам, как вдруг услышали приближающийся к дому экипаж. Сначала я решил, что кто-то едет мимо, но уже спустя несколько минут послышался визгливый ор, и на площадке показалась она — Монстриха из Департамента.

— Вэйран Динари ир Кайтран! — Отчеканила она, словно забивая гвозди.

Оборачиваться к ней я не спешил, сначала смотрел только на Грума, наблюдая, как его лицо перекашивает от недовольства. Перспективы не очень, но выбора не было — обернулся. Маленькая и округлая дама средних лет в нелепом ядовито-зеленом платьице и раскрасневшимися от гнева щеками. Как всегда, на голове вместо прически было свито гнездо, в котором сегодня поселились какие-то неведомые существа. Возможно из другого мира. Выглядели они как синие и зеленые пятна.

С трудом выдавив улыбку, я поприветствовал:

— Ольриха ри Старьени, как мило, что Вы заглянули сегодня.

Сразу за ней появилась виноватая Мойла, как будто она действительно могла помешать Монстрихе до меня добраться.

— Я крайне недовольна своим сегодняшним визитом, ир Кайтран! — Рявкнула она, затыкав в мою сторону своим толстым пальцем. — До меня дошел отчет о Вашем вчерашнем рейде в дом достопочтенной дамы, вдовы ир Гулата, Ваиры ир Гулат, и всеми подробностями обстоятельства дела. И должна сказать — это катастрофа!

После довольно громкого и мерзкого визга на площадке воцарилась тишина. Ольриха как будто ждала от меня объяснений. Пришлось их давать.

— Не вижу причин для столь яркого определения, — лишь пожал плечами я, — дом цел, дама цела, призрак ликвидирован.

— Но какой ценой! — Снова мерзкий визг в ответ, щеки Ольрихи уже почти походили на сливы. — Вы хоть понимаете, чью жизнь подвергли опасности?

Поскольку Монстриха снова замолчала, пришлось ударяться в догадки и предположения. И тут я вспомнил уважаемую Кариму.

— Прошу пояснить, — вежливо попросил я.

Ольриха направилась в мою сторону тяжелой поступью, грозя своим толстым пальцем.

— Карима ри Картэнгам является наследницей дома Картэнгам, единоличной и единственной любимой дочерью Грида ир Картэнгама! Когда он узнал, что с ней вчера приключилось, он написал официальную жалобу!

Невольно поникнув, я выдохнул негодование и совсем расстроился. Жалоба еще и в официальном виде ничего хорошего не сулила. Но приговор Монстриха любила выносить последним пунктом.

— До Вас, Вэйран Динари ир Кайтран, я доношу официальное постановление: до того момента, пока в Вашем штате не появится официальный юридический консультант, выезды на любые задания категорически запрещены и караются крайними мерами, вплоть до ареста!

После столь громких слов на площадке повисла очередная звенящая тишина. Почти все слуги и жители дома слетелись на крик, поэтому то, что сказала Уважаемая Ольриха слышали все. Теперь это официально.

Немного успокоившись, Монстриха выдохнула, поправила прическу и слащаво улыбнулась.

— Хорошего дня, Вэйран ир Кайтран, — пожелала она и удалилась.

Только когда экипаж увез ее обратно в Столицу, я скривился и чуть не поддался отчаянию. К счастью, подоспели мои друзья.

— Отлично же, парень! — Положил свою тяжелую ладонь мне на плечо Грум. — Больше времени для тренировок! Сделаем из тебя лучшего бойца на турнире, никто тебя не остановит!

— Хозяин! Как же здорово! — Радовался и Верт. — Теперь больше времени будете проводить дома!

— Великолепные новости! — Хлопала в ладони и Мойла. — Устроим пир по этому прекрасному поводу! Только подумайте: Вы будете целым и невредимым! Это же так замечательно!

Общему веселью я пока не поддался, медленно высвободился из хватки Грума, обошел Верта и Мойлу, еще парочку жителей дома Кайтранов, дошел до боевого снаряда и в порыве гнева разнес его вдребезги.

Второй за день. Это не к добру.

Обернулся — все, кто только что радостно поддерживали меня, сейчас были напуганы до смерти. Перегнул.

— Простите, — буркнул себе под нос. — Пир — это хорошо.

Мойла несмело улыбнулась и заторопилась на кухню, Верт чуть осмелел и радостно воскликнул. Грум просто кивнул.

А что еще оставалось делать?

Глава вторая

Валетта

В приемной ожидать было утомительнее всего. Небольшой ярко освещенный болезненными огнями холл казался камерой пыток. Но ожидание — одно из испытаний, которое необходимо пройти.

Нас здесь осталось четверо. И если бы мне не хватало здравого смысла и волнение захлестнуло меня целиком и полностью, я бы не дошла так далеко.

Испытания начались ровно год назад, когда я заканчивала правовую Академию. За неимением магических способностей выбор, куда податься, у меня был небольшой. Либо пойти по стопам родителей и заняться ювелирным делом, что в принципе не так уж плохо, но довольно скучно, либо идти на юриспруденцию и заниматься законами Империи.

Поскольку я с детства была неусидчивой, я всегда представляла себе вполне конкретную картину: мне двадцать пять, я на очередном рейде, собираю доказательства вины какого-нибудь знатного господина, возможно даже главы рода, опрашиваю свидетелей и с блеском нахожу все нужные зацепки.

Позднее в суде я представляю все доказательства по делу и выигрываю с легкостью пушинки, кружащейся в воздухе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 736