электронная
20
печатная A5
317
18+
Долгое сафари

Бесплатный фрагмент - Долгое сафари


Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9317-3
электронная
от 20
печатная A5
от 317

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Скупщик

— …Не хотите ли продать немного своего плохого настроения?..

— Чего?! — Андрей вытаращился на старичка, произнёсшего эти слова.

Старичок склонил голову набок, отвёл взгляд в сторону и смущённо дёрнул плечами, словно и сам испытывал неловкость от сказанного им.

— Вы что-то сказали? — переспросил Андрей. У него ещё была слабая надежда, что старичок ответит отрицательно и услышанное можно будет отнести на счёт «послышалось» или выпитой водки.

— Да я не знаю… — промямлил старичок, закачав ногой в давно нечищеном ботинке. Роста он был невысокого, и ноги его не доставали до земли. Андрей огляделся. В парке больше никого не было, кроме них двоих, сидевших рядышком на старой облезлой скамеечке. Бред какой-то, подумал Андрей. Это сколько же мы с Лёшкой выпили? Две? Или три? Да нет, вроде только две…

— Вы чем-то расстроены? — вдруг спросил старичок.

— Тебе-то что? — нашёл в себе смелость огрызнуться Андрей. Разговоры этот старичок вёл какие-то непонятные, но выглядел совершенно неопасным, плюгавеньким даже — соплёй перешибёшь.

— Да нет, ничего, — скорбно вздохнул старичок. — Извините, если я вас побеспокоил…

— Пожалуйста, — почему-то ляпнул Андрей.

Они помолчали, а потом старичок грустно так вздохнул. Андрей бросил на него косой взгляд. Пенсионер, видать. Может, ему денег нужно? Стесняется попросить?

— Вот у вас сейчас плохое настроение, — снова заговорил старичок, расстроено глядя в землю. — А его могло бы и не быть…

— С чего это ему не быть плохим-то? — проворчал Андрей.

— Ну, если бы вы его передали мне, — пояснил старичок.

— Кого — его?!

— Настроение… Плохое…

— А… — Андрей всё пытался сообразить, как же ему себя вести с этим непонятным старичком. Послать его подальше? Неудобно. Старичок-то вежливый… По шее дать? Вроде бы не за что…

— У вас, как и у большинства людей, есть проблемы, — снова заговорил старичок. — И плохое настроение — одна из них…

— А у тебя что, своих проблем мало?! — удивился Андрей.

— Да нет, — сокрушенно покачал головой старичок и тяжело вздохнул. — Своих проблем у меня хватает. Но могло бы быть и меньше…

— Вот ты сам тогда своё плохое настроение и продай, — предложил Андрей.

— Кому?! — старичок недоумённо вытаращился на него.

Чего-то я не то сказал, подумал Андрей. Как же он его продаст, если он же сам его и покупает?! Кого — ЕГО? Настроение.

Настроение?!

Андрей развернулся к старичку всем корпусом и принялся его внимательно разглядывать. Старичок от этого смутился окончательно и чуть ли не покраснел.

— Понимаете, — пробормотал он. — Как вам объяснить… Это всё сложно очень…

— А ты попробуй! — смело предложил Андрей.

— Существует множество миров, — заявил старичок. — Во времени и пространстве. Понимаете?

Андрей солидно кивнул, словно сам недавно во всех этих мирах побывал.

— Ну, и не везде такая жизнь, как здесь, — продолжил старичок.

— И слава Богу! — высказался Андрей.

— Что? А, ну да… — старичок задумчиво посмотрел на Андрея. — Во многих мирах жизнь сейчас спокойная, ничего плохого там не происходит, все такие вежливые и стараются друг другу помочь, никаких неприятностей друг другу не доставляют…

— И чего дальше? — спросил Андрей, видя, что старичок замолк.

— Дальше? — старичок засунул свои сухонькие ладошки глубоко в карманы старенького пиджачка и повёл плечами. — Скучно им, вот чего.

— Без этого самого плохого настроения? — уточнил Андрей.

— Да, — кивнул старичок. — Без него, родимого. Вот они и покупают его… в других мирах.

— Плохое настроение покупают? — опять переспросил Андрей.

— Да. А как же его ещё добывать-то?! Покупают, конечно…

— Хм… — с сомнением произнёс Андрей. — У нас с этим проще. У нас любой встречный так тебе настроение обгадит, что и не обрадуешься. И совершенно бесплатно.

— Они так не могут, — вздохнул старичок.

— И драк не бывает? — спросил Андрей.

— Никогда, — сокрушённо вздохнул старичок.

— Непьющие они все, что ли?

— Нет, почему же? — старичок, казалось, даже обиделся за обитателей иных миров. — Почему же непьющие?! Только они после этого дела никогда не ссорятся. Ходят весёлые, радостные, песни поют…

— Это и мы можем! — с гордостью ответил Андрей. — Если хорошая компания собирается.

— Там всегда хорошие компании, — пробормотал старичок. — Там плохих компаний не бывает…

— Ну, это всё понятно, — сказал Андрей и посмотрел на старичка с интересом. — А вот зачем им вообще нужно, чтобы у них было плохое настроение?

— Я же говорю вам — скучно, — старичок с лёгким недоумением поглядел на Андрея и тот вспомнил, что уже слышал это объяснение.

— Скучно, значит, — пробормотал Андрей. — Без плохого настроения…

— Ну да, — подтвердил старичок, вытаскивая из кармана мятый платочек. — Приедается, знаете ли… Когда день за днём — всё хорошо и замечательно. Когда всё идёт гладко, все вопросы решаются быстро и безболезненно… Скучно им…

— А вы, значит, поставляете им это самое… настроение. Так? — спросил Андрей.

— Так, — кивнул старичок, протирая платочком уголки глаз. — Только сейчас с этим нелегко стало. Дорого просят за него… за настроение…

— А сколько вы платите? — спросил Андрей. В нём вдруг проснулся интерес к этому странному старичку.

— Когда как, — уклончиво ответил старичок, заметно оживляясь.

— Вот, за моё, к примеру, сколько дадите? — напрямую спросил Андрей.

— За ваше? — старичок профессионально оглядел Андрея с ног до головы. — За ваше могу заплатить восемьсот рублей.

— Чего?! — возмутился Андрей. — Охренел ты, что ли, старый пень? За моё плохое настроение — всего восемьсот рублей?! Да знаешь ли ты, чего мне оно стоило, это самое настроение?

— Ничего оно вам не стоило, — тихонько возразил старичок.

А и верно, подумал вдруг Андрей. Ничего оно мне не стоило. Нинка мне его испортила совершенно бесплатно… Да и Сергей Иваныч — начальник отдела — тоже ни копейки не взял… Не говоря уже о Лёшке… Тот, можно сказать, «доплатил» даже — выпивку поставил, зараза!..

Плохое настроение, подумал Андрей. А ведь не мешало бы от него избавиться. Хотя, нужно будет кое-что уточнить…

Андрей пристально поглядел на старичка и спросил:

— Значит, продам я тебе своё плохое настроение, а у меня заместо него появится хорошее. Так?

— Нет, — отрицательно покачал головой старичок. — Хорошее настроение у вас не появится. Плохое исчезнет, а хорошее — нет, не появится…

— А что же появится?! — не понял Андрей.

— Ничего, — пожал плечами старичок.

— Как же так?! — недовольно спросил Андрей. — Чего же я, как дурак, совсем без настроения останусь?!

— Почему же — без настроения? — вежливо возразил старичок. — У вас будет такое настроение, которое принято называть «ровным». И только от дальнейших событий зависит уже, станет ваше настроение плохим или хорошим.

Андрей с сомнением хмыкнул. Ровное настроение — это было для него что-то совсем уже непонятное. А старичок, между тем, продолжал говорить:

— Хорошее настроение — вещь хрупкая и нежная. Оно просто так тоже на дороге не валяется. Кстати, можете его купить, — предложил старичок, с надеждой глядя на Андрея. — У меня есть немножко…

— Купить? — нахмурился Андрей.

— Конечно, — подтвердил старичок. — У меня разные настроения есть. И хорошие, и замечательные, и… разные… и недорого.

— А почём? — живо спросил Андрей.

— Тысячу двести пятьдесят, — смущённо прошептал старичок.

— Спекулянтская морда! — не выдержал Андрей. — Совести у тебя нет! Понаехали на нашу голову из… других миров! Гнать вас надо, перекупщики хреновы! Житья от вас не стало!..

Старичок молчал, стыдливо втянув голову в плечи. Было видно, что ему самому неловко.

— Понимаете, — попытался объяснить он. — Я не просто скупщик. У меня лицензия есть. А лицензии бесплатно не дают, дорогие они…

— Да, ладно тебе! — махнул рукой Андрей. — Понятно уже всё! Нажиться на мне хочешь! За моё настроение — восемь сотен, а мне подсунешь какую-нибудь дрянь, за тысячу двести пятьдесят! Знаю я вас!

— Могу за ваше добавить ещё двести рублей, — предложил старичок, тяжело вздохнув. — Хотя это уже будет, конечно же, мне в убыток…

Андрей замолчал. Лишняя тысяча рублей ему не помешала бы. Да и лишней она совсем не будет, кстати говоря…

— А если вы купите у меня хорошее настроение… — снова начал предлагать старичок.

— Да подотрись ты своим настроением! — перебил его Андрей. — На хрена оно мне сдалось? Я за тысячу себе сам так настроение подниму — закачаешься! Понял?

— Понял, — покорно кивнул старичок, с надеждой глядя на Андрея. — Так что? Продаёте? Или как?

Андрей запнулся. Одно дело, вести такие вот разговоры, когда знаешь, что они тебя ни к чему не обязывают, и совсем другое — принимать конкретное решение… А ну, как этот старичок сумасшедший? Или того хуже…

Что может быть хуже, Андрей так и не придумал, и вместо этого спросил:

— А это не больно?

— Чего?! — опешил старичок.

— Ну, когда ты настроение у меня… это самое… забирать будешь. Ничего со мной не случиться… такого…

— Да вы что?! — возмутился старичок. — Я же не дилетант какой-нибудь! И не контрабандист! Я же умею, я учился!.. Я налоги плачу, у меня лицензия есть! Сейчас, погодите-ка… — старичок полез в карман пиджака и вдруг испуганно замер, глядя в сторону тёмной аллеи.

Андрей посмотрел туда же и увидел быстро приближающихся двоих людей в дорогих костюмах.

— Ой! — испугано произнёс старичок и побледнел.

Так, подумал Андрей. Сейчас что-то будет.

И оказался прав.

Старичок быстренько соскочил со скамейки и попытался незаметно юркнуть в кусты. Но из кустов выскочил какой-то здоровенный детина в белом халате и мёртвой хваткой вцепился в старичка, обхватив того своими ручищами.

— Пусти-и-и-и!.. — тоненько завопил старичок, пытаясь лягнуться.

— Эй! Родной!!! — строго сказал Андрей. — Оставь человека! А не то в лоб получишь!

— Сиди уж! — огрызнулся громила в белом халате. — А то и тебя заберём!

— Взяли? Отлично!

Андрей повернулся. Двое в дорогих костюмах уже стояли возле него и тяжело дышали от быстрой ходьбы. Андрей поднялся на ноги и отступил на шаг в сторону. Происходящее нравилось ему всё меньше и меньше. Особенно ему не понравился настороженный и наполненный тревогой взгляд одного из подошедших.

— Вы извините, — прижал тот руки к груди. — Надеюсь, он вас не напугал?

— Ну? — непонятно ответил Андрей, окончательно переставший понимать, что же происходит.

— Это наш пациент, — продолжал говорить человек, проникновенно прижимая руки к груди. — Вчера сбежал из клиники. Насилу отыскали его!.. Он вас не напугал?

Андрей покачал головой. На душе у него вначале полегчало, а потом вдруг сделалось гнусно. Тысяча рублей, подумал он… Пациент… Вот, сучара старая!!!

— Небось, настроение предлагал продать? — захохотал догадавшийся громила в белом халате.

Видимо, в этот же самый момент он несколько ослабил свою бульдожью хватку, и старичку удалось вырваться. Громила цапнул его рукой, но старичок, пожертвовав карманом пиджачка, стремглав кинулся в кусты.

— Стой!!! — заорал громила, бросаясь следом. — Стой, псих!!!

— Вы извините, — снова заговорил один из стоявших возле Андрея людей. — Сложный случай шизофрении…

— Ага, — упавшим голосом произнёс Андрей. Случай был действительно сложным. Сложней некуда…

— Простите, нам нужно спешить, — заявил второй и потащил первого в кусты, следом за громилой.

Андрей проводил их тоскливым взглядом. Эх! Не везёт, подумал он. А если уж не везёт, так не везёт во всём! Ну, что стоило ему сразу же согласиться продать это своё настроение? Конечно, старичок-то псих, но вдруг он и вправду денег бы дал, а? Хотя… Кто его знает, что он Андрею вместо денег мог подсунуть…

Андрей опустил глаза и увидел лежавший на земле квадратик бумаги, выпавший, по всей видимости, из кармана старичка-шизофреника. Андрей наклонился и подобрал его. И развернув, прочёл.

Конечно, Андрей сегодня выпил довольно много и не всё смог разобрать. Лицензия какая-то… номер такой-то… на право заключения сделок… выдана тому-то и тогда-то… Всегалактическим отделом эмоционального распределения…

Андрей несколько мгновений тупо смотрел на мерцающие таинственным светом печати и подписи, а потом глаза его сделались совсем круглыми.

— Сто-о-ой!!! — заорал он, кидаясь к кустам, в которых скрылась вся эта компания — и старичок, и громила, и двое вежливых людей в костюмах. Но было уже поздно.

Андрей успел заметить лишь длинный всполох яркого света, прорезавший ночное небо — словно след падающего метеорита. Только двигался он ввысь, к звёздам…

Серебряное зёрнышко

Рыцарь Клаус бросил взгляд на повозку и невольно расправил плечи. Усталости его как не бывало. Душу переполнило чувство гордости и предвкушение счастья. Нелегко было одолеть Золотого Дракона, но дело того стоило! Ведь от этого зависело его, Клауса, будущее.

Жаль, конечно, что придётся уехать отсюда. Но Принцесса говорила, что пройдёт десять-двадцать лет, и Зёрнышко прорастёт. А там и до плодов рукой подать! А тогда уже Клаус сможет выкупить себе приличный замок у какого-нибудь обнищавшего барона. И они с Принцессой станут жить там, не зная горя…

При воспоминании о Принцессе Клаус нахмурился. Хорошо бы забрать её с собой. Но она — Принцесса! Она привыкла жить в роскоши и достатке. А что ей сейчас может дать Клаус? Запущенный замок? Обширные земли? На которых ничего не растёт… Всему этому не сравниться с богатством её отца — Короля.

Ничего, подумал Клаус. Пройдёт не так уж много времени, и я смогу выполнить любое желание Принцессы!

Клаус ещё раз глянул на повозку, где под кожаным чехлом лежала невидимая посторонним шкура Золотого Дракона. Тяжело было его одолеть. И ещё труднее — незаметно доставить столь ценный груз в королевский замок. Через море, где хозяйничают пираты, через Огненные Горы, полные разбойников. Мало кому это удавалось.

Клаус презрительно усмехнулся. Многие посчитали бы такую шкуру богатством. Ведь каждая чешуйка, покрывавшая её, была из чистого золота. Многие, но не Клаус. И не теперь.

Конечно, сама эта шкура тоже стоит немалых денег, но вожделенное Зёрнышко во много крат ценнее! Это просто удача, что Принцесса предупредила Клауса! Наверняка она влюблена в него по уши…

А может, не возвращаться потом за Принцессой?

Клаус даже вздрогнул от этой мысли.

Ну, в самом деле, что в Принцессе такого особенного?! Богатство? Скоро Клаус и сам будет не беднее её отца! Красота? Да с такими деньгами он найдёт себе не хуже! Одно слово, что — Принцесса! А так, больше ничего и нету…

Нехорошо это, опять подумал Клаус. Она же мне рассказала о самом главном секрете Короля.

Клаус вспомнил, как Принцесса торопливо шептала ему на ухо. Вспомнил, как горели её щёки, как она испуганно оглядывалась по сторонам — не услышал бы кто.

— Серебряное Зёрнышко, — говорила она. — Ты думаешь, откуда у моего отца столько денег? У него в подземелье целая роща волшебных деревьев! Каждое из них выросло из такого вот Серебряного Зёрнышка! И на их ветвях гроздьями висят драгоценные камни — алмазы, рубины, изумруды! Несметные сокровища! А раз в пять лет среди них распускается волшебный цветок, в котором и находится Серебряное Зерно! И когда-нибудь у тебя тоже будет такая же роща, как и у моего отца!

Клаус слушал её, затаив дыхание.

— Отец бережно хранит эту тайну, — шептала Принцесса. — Но не менее свято он держит и своё слово. Шкура Дракона нужна ему для колдовского зелья, дающего бессмертие, и он отдаст за неё всё, что угодно. Одолей Золотого Дракона и привези во дворец его шкуру! И тогда сможешь просить у Короля всё, чего пожелаешь!

— Почему же никто раньше не просил этого самого Зёрнышка? — удивился Клаус. — Ведь Король уже не в первый раз объявляет о том, что ему нужна шкура Золотого Дракона. И я знаю, что в прошлом году рыцарь Марк тоже добыл её.

— Никто не знает о волшебных Серебряных Зёрнах, — вздохнула Принцесса. — Марк попросил у Короля денег и отец ему щедро заплатил. Марк теперь богат, но не настолько, насколько будем богаты мы с тобой, Клаус!

— Король станет мне мстить, — нахмурился Клаус. — Он не позволит кому-то ещё выращивать волшебные деревья!

— Уезжай за Огненные Горы! — выдохнула Принцесса. — Спрячься! А потом, через двадцать или тридцать лет, возвращайся за мной! Ты вернёшься? Обещаешь?

— Обещаю…

Клаус вздохнул. Нехорошо, конечно, нарушать данное Принцессе слово. Но — двадцать лет! Или даже тридцать! К тому времени Принцессе будет уже под пятьдесят! А Клаус, при его богатстве…

Э-э-э! Да что там думать? Где гарантия, что эта легкомысленная особа не выдаст потом кому-нибудь секрет самого Клауса? Разболтает о волшебных деревьях — хлопот не оберёшься! А то ещё признается во всём своему отцу! Скажет ему, где прячется Клаус, и когда он обещал за ней вернуться… От Короля тогда пощады не жди! Приедет Клаус во дворец, за Принцессой, а тут его и…

Клаус передёрнул плечами.

Нет! Лучше уж не рисковать! Принцесса, конечно же, красивая, но груды драгоценных камней будут выглядеть ещё краше!

Клаус решительно вскинул голову и направился в тронный зал.

* * *

— Проси, чего хочешь! — высокомерно заявил Король. — Я обещал тебе, что исполню любое твоё желание, рыцарь Клаус!

— Премудрый Король! — громко заявил Клаус. — Я прошу у тебя всего одну вещь! До меня дошли слухи о том, что в твоём дворце хранится волшебное Серебряное Зёрнышко!

При этих словах Король согнулся, словно от неожиданной боли в животе. Лицо его налилось кровью, глаза вылезли из орбит.

— Кто?! — хрипло выдохнул он, с испугом глядя на Клауса. — Кто рассказал тебе?..

— Тот, от кого ты это Зёрнышко получил! — смело ответил Клаус, как его учила Принцесса.

— Его больше нет! — вскричал Король. — Я его сам, своими руками!..

— Он выжил! — возразил ему Клаус. — Но теперь его уже действительно нет в живых! Мой меч оборвал жизнь этого колдуна! Ни к чему остальным знать о волшебных деревьях, Король! Только мы двое! Ты и я!!!

Король, тяжело дыша, смотрел на Клауса. На лице его была написана ненависть.

— Бери всё, что пожелаешь! — прерывающимся голосом предложил он. — Хочешь, я осыплю тебя золотом?

— У меня оно и так будет! — покачал головой Клаус.

— Я подарю тебе земли от Огненных Гор и до Кровавой Расщелины! Это больше половины моего королевства!

— Я прошу у тебя Серебряное Зёрнышко!

— Хочешь, я отдам за тебя свою дочь? Прекрасную Принцессу!

— Зёрнышко! — твёрдо повторил Клаус.

Король вздохнул и откинулся на спинку трона.

— Что ж… — процедил он. — Будь по-твоему!

Он покопался в складках мантии, извлёк небольшой кожаный мешочек и протянул его Клаусу.

— Бери! — с ненавистью произнёс он. — Но помни!!! — Король резко наклонился вперёд. — У тебя есть только один день!!! От заката и до следующего заката! Для того, чтобы покинуть пределы моего королевства! После этого я объявлю на тебя охоту! Ты понял, рыцарь Клаус? И если тебе дорога твоя жизнь — беги из моих земель без оглядки!!!

Клаус спокойно протянул руку и принял из дрожащих пальцев Короля кожаный мешочек. Он осторожно развязал шнурок на нём и вытащил двумя пальцами маленькое зёрнышко из чистого серебра. Зерно сверкнуло в лучах заходящего солнца.

Какое оно маленькое, с нежностью подумал Клаус. Кто бы мог догадаться, что в нём притаилась такая неимоверная колдовская сила?!

— Благодарю тебя, Король! — склонил голову Клаус.

— Убирайся!!! — хрипло прошептал Король. — Убирайся отсюда!!!

Клаус насмешливо посмотрел на него, повернулся и вышел. А Король долго ещё смотрел на дверь, за которой скрылся рыцарь Клаус.

* * *

— А чем, ты говорила, его нужно поливать? — спросил Король.

— Лошадиной кровью, — ответила Принцесса.

— М-да… — Король покачал головой. — Ты умеешь шутить, доченька!

— Ещё бы! — улыбнулась Принцесса. — Месяц назад рыцаря Марка схватили крестьяне, когда он пытался увести у них коня. Он истратил на лошадей все свои сбережения, и ему пришлось стать конокрадом.

— И что Марк?

— Крестьяне убили его, — пожала плечами Принцесса. — Никто не поверил в то, что оборванец и ночной вор — на самом деле благородный рыцарь Марк.

— Его убила жадность, — возразил Король. — Жадность и глупость.

— А много ли у тебя ещё осталось этих зёрен? — поинтересовалась Принцесса.

— Штук сорок примерно, — ответил Король. — Скоро нужно будет заказать у дворцового ювелира ещё одну партию…

— Ну, на сорок-то дураков у нас этой ерунды хватит, — заметила Принцесса.

— Это точно, — кивнул Король и улыбнулся. — Надо же, а?! Поверить в подобные небылицы! Про все эти волшебные деревья и горы драгоценных камней!

— И отдать за кусочек серебра золотую шкуру! — подхватила Принцесса.

Они с отцом посмотрели друг на друга и снова рассмеялись.

— А что ты будешь делать, если кто-нибудь из них всё же вернётся за тобой? — с улыбкой спросил Король.

— Ты всех их достаточно напугал, — покачала головой Принцесса. — И потом, если бы кто-то из них действительно любил меня, то не променял бы на никчёмную крошку серебра…

Принцесса помрачнела, вспоминая всех тех, кто в беседе с Королём предпочёл выбрать не её, а Серебряное Зёрнышко. Так вам всем и надо, сердито подумала Принцесса. Дураки жадные…

— Трудно сейчас найти подходящего жениха для своей дочери, — вздохнул Король. — Ох, как трудно! Особенно, если она — Принцесса!..

Король с нежной грустью посмотрел на дочь и ещё раз тяжело вздохнул. Фантазёрка она у меня, подумал Король. Надо же, а?! Такое выдумать! И ведь как похоже на правду! Просто невозможно не поверить в эту сказку!

Лошадиной кровью, говоришь, поливать нужно?.. Хм…

Может, самому попробовать? А то, в дураках-то останусь я, а не все эти рыцари…

А что, если…

Портрет

С новым зеркалом с самого первого дня было что-то неладно. Начать с того, что в нижнем левом углу сразу же обнаружилась крохотная то ли царапинка, то ли трещинка. Коротенькая белёсая ниточка, почти незаметная, но достаточная для того, чтобы вызвать у Бориса лёгкую досаду. К несчастью, замечена она была только дома, на следующий день после покупки, когда возвращаться в магазин и качать права потребителя было уже поздно.

Но даже с этим небольшим изъяном новое зеркало было всё-таки лучше, нежели прежнее — маленький, почти квадратный кусочек стекла, отражающий всё происходящее исключительно со своей точки зрения. Борису вечно казалось, что в старом зеркальце его физиономия выглядела намного гаже, чем в действительности. Да, конечно! Я знаю, что вы скажете! Нечего, мол, на зеркало пенять, и так далее… Однако, вопрос тут скорее субъективный, и всё зависит от того, насколько кривой выглядит отражаемая рожа.

Прежнее зеркальце всегда вызывало у Бориса недовольство. При бритье оно отражало всё, что угодно, кроме нужного участка лица, что делало весь процесс очень утомительным — правой рукой приходилось орудовать бритвенным станком, а левой — ловить зеркалом ускользающий из поля зрения подбородок. И потом, не знаю, в чём там дело, но как бы тщательно Борис ни следил за зеркальцем, поверхность его вечно была в каких-то неприятных беловатых пятнышках. Чёрт знает, почему! Вот ведь, и тщательно вытер, и убрал в шкафчик, а утром глядишь — нá тебе! Словно перед ним целая рота домовых всю ночь старательно чистила зубы!

А ещё это зеркальце было очень нудным. Оно вечно смотрело на Бориса его же собственными глазами, переполненными самым тоскливым выражением на свете. И поведение его было совершенно таким же, как у старой и неумной уже собаки, которая всячески старается угодить хозяину, но постоянно делает что-то не то — то кофейную чашку опрокинет, то задевает куда-то свежую газету, то насмерть перепугает Ленку, заглянувшую на огонёк… Такая собака чувствует свою никчёмность, но и покинуть хозяина не в силах — куда же ей идти-то?! Старой и никому не нужной…

Вот так же и зеркальце — старое и никому не нужное — могло в самый неподходящий момент сообщить Борису о том, что по обоям за его спиной проползает здоровенный таракан. Или что пришедшая в гости Лена недовольно поджимает губы, наблюдая за тем, как Борис торопливо закрывает какой-нибудь интернетовский форум.

Однажды Борис хотел было в сердцах вышвырнуть зеркальце с балкона — когда он порезался бритвой, торопясь на свидание с Ленкой. Остановили его только вовремя всплывшая в памяти примета, да отсутствие в доме иной отражающей поверхности. Теперь же, купив новое зеркало, Борис с лёгким сердцем завернул прежний зеркальный квадратик в старую газету и опустил в мусорное ведро. И хотя на прощание зеркальце пыталось поймать его взгляд своими полными слёз глазами, Борис был твёрд. Зачем ему теперь нужно это недоразумение?! Новое зеркало — двадцать на тридцать сантиметров, в красивой рамке — радовало взгляд своей чистотой и девственностью. Чуть голубоватая поверхность его казалась частичкой прохладного пруда под жарким полуденным небом. Если бы только не эта неприятная трещинка…

Но помимо трещинки, новое зеркало имело и ещё один существенный недостаток, который также обнаружился только дома — оно не помещалось в шкафчике! То есть, на том месте, где Борис привык хранить всё, необходимое для бритья, ему не хватало места. И пришлось поставить зеркало прямо на столе, боком, прислонив к правой стенке монитора и застопорив нижний его край модемом. Тоже мало приятного — а вдруг соскользнёт? Но не вешать же зеркало на стенку, в конце-то концов!!!

А почему бы, собственно, и не на стенку, спросите вы? А потому, собственно, что Борис имел такую черту характера, которую сам он именовал ленью, но которая, строго говоря, таковой не являлась, а являлась вообще чёрт знает чем! Короче говоря, стоило ему увидеть себя в зеркале, как он мгновенно принимался рассматривать свою физиономию, находил какой-то малоприятный прыщик, принимался его спешно изгонять, прижигал образовавшуюся ранку йодом, заклеивал пластырем… или Борис вдруг обращал внимание на свою причёску, что волосы уже начинают седеть, и морщины легли в уголках глаз, а кожа имеет какой-то сероватый оттенок, да и половина зубов во рту уже злорадно поблёскивает металлом, и лет тебе уже давно не двадцать, и жизнь прошла, а ты так ничего и не…

И всё, чем он занимался до этого момента, как-то незаметно, само собой, отодвигалось на второй план.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 317