электронная
80
печатная A5
350
16+
Доклады МОИП

Бесплатный фрагмент - Доклады МОИП

Секция геронтологии. Том 68


Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0055-3049-3
электронная
от 80
печатная A5
от 350

Доклады МОИП. Том 68. Секция Геронтологии.

Сборник статей. — М.: Издательство Ridero, 2021. 106 с.

Издание выпускается ежегодно.

Издание рецензируемое, представлено в РИНЦ.


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

УДК 613.98; 612.67/.68
ISBN (т. 68)
ISBN

В сборнике представлены научные статьи авторов на основе

докладов, прочитанных на заседаниях Секции геронтологии

Московского общества испытателей природы за 2020—2021 гг.

Работы посвящены теоретическим, экспериментальным и клиническим аспектам старения.


Редакционная коллегия:

В.М.Новоселов, председатель секции, ответственный редактор;

В. И. Донцов, д.м.н., научный редактор;

В.Н.Крутько, к.б.н., д.т.н., профессор, редактор;

Гайфулин Б. Н., редактор электронного издания.

В подготовке издания принимали участие:


— НП «Национальный геронтологический центр»;

— Лаб. системного анализа и информационных технологий в медицине и экологии Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН (ФИЦ ИУ РАН).


Электронный адрес редакции:

novoselovvm@mail.ru

ИСТОРИЯ ГЕРОНТОЛОГИИ

ИСТОРИЯ И ДОСТИЖЕНИЯ Секции Геронтологии МОИП

От редакционного совета

Московское общество испытателей природы (МОИП, ранее 1917 года это Московское натуралистическое общество) создано в 1805 г. по повелению императора Александра I при Императорском московском университете и является одним из старейших научных сообществ нашей страны. МОИП — это национальное достояние России, так как здесь часть ее бесценного духа. С момента основания общество находится в комплексе зданий старого МГУ на Б. Никитской ул., дом 2 (ранее ул. Герцена).

В начале данного короткого обзора, сразу следует сказать, что основателем геронтологии весь научный мир консолидировано признает российского ученого И. И. Мечникова. В 1907 году именно он определяет задачи и направление научной геронтологической мысли в своей монографии «Этюды оптимизма». Здесь он просто и концентрированно подал идею, что наука о старении и тема длительности жизни человека — это интересная научная задача именно с практической составляющей. Илья Ильич был также и членом нашего общества.

Но и до Мечникова многие ученые занимались изучение старости и старения. В 1489 году появилась «Gerontocomia» итальянского анатома Zerbi, в 1536 году появляется монография Van Stromer. Философ Bacon (Френсис Бэкон,1561—1626) также уделял внимание вопросам старости. Затем были труды Floyer (1725), Fisher (1754, 1760, 1762), Seiler (1799), Meckel (1800), Philites (1808), Canstant (1836), Durant-Fardel (1854), Charcot (1874).

Fisher (фон Фишер, Иоганн Бернгард, 1685 — 1772), русский врач и руководитель департамента здравоохранения Санкт-Петербурга (лейб-медик и главный директор медицинской канцелярии в Санкт-Петербурге) уделял внимание вопросам старости. Позднее наибольший вклад в развитие геронтологии внес Сharcot (Жан Мартен Шарко, 1825—1893), именно он сделал Францию XIX века центром гериатрической и геронтологической мысли. Шарко также полагал, что патология и физиология в старости едины. До революции проблемами старения в Российской империи занимались Н. А. Холодковский, И. Р. Тарханов, В. В. Завьялов, С. И. Метальников, Н. А. Белов.

Многие другие выдающиеся отечественные и зарубежные ученые и естествоиспытатели, которые внесли свой посильный вклад в развитие мировой геронтологии, были действительными и почётными членами МОИП. Среди них: А. Вейсман, Ч. Р. Дарвин, В. И. Вернадский, А. И. Опарин, И. И. Шмальгаузен, Н. К. Кольцов, В. В. Алпатов, А. А. Богомолец, С. А. Воронов, В. А. Догель, М. М. Завадовский. Список далеко не полный.

В 1957 году в обществе организована секция геронтологии, её председателем стал известный биолог В. В. Алпатов, секретарём — Л. В. Комаров. Результаты работы секции отражены в материалах двух Всесоюзных совещаний МОИП 1959 и 1960 гг.: «Проблемы долголетия», МОИП, 1962 и «Проблемы старения и долголетия», Труды МОИП, т.17, 1966. В 1972 г. Л. В. Комаров организует секцию «Биологии старения» при Научном Совете АН СССР «Физиология», создает Международную ассоциацию «Искусственное увеличение видовой продолжительности жизни», журнал «Rejuvenation» (Омоложение), организует в 1978 и 1980 гг. два Всесоюзных симпозиума, организует Научный Совет АН СССР по биологии старения.

Результаты исследований членов секции представлены в материалах конференций МОИП: «Проблемы биологии старения», 1982, «Биология продолжительности жизни», 1985, «Биологические проблемы старения и увеличения продолжительности жизни», 1985, «Механизмы процесса старения», 1988.

С 1992 г. по 2018 г. председателем секции был В. Е. Чернилевский. В этот тяжелый период в 1993 г. по инициативе МОИП в ИХФ РАН была организована 1-я Всероссийская конференция с международным участием «Медико-биологические вопросы нормального и патологического старения» и в 1997 г. Российская конференция «Проблемы продления жизни». В 2001 г. в Московском медико-стоматологическом институте членами МОИП создана лаборатория геронтологии (заведующий лабораторией д. м. н. Донцов В. И.). С 1996 г. члены секции принимают активное участие в создании и затем работе Национального геронтологического центра («НГЦ)» — некоммерческого партнерства на базе ряда институтов РАН и МЗ РФ.

С 2018 г. председателем секции является Новоселов В. М., врач-гериатр. С этого момента секция значительно увеличила свою активность, провела брендирование своей позиции на сцене мировой геронтологии. В настоящее время в секции более 50 активных членов сообщества. Среди них — доктора и кандидаты наук, сотрудники институтов РАН, МЗ РФ, научно-исследовательских и учебных институтов. Привлекаются новые члены, появился заметный интерес к фундаментальным изучениям старения у клинического цеха.

Заседания секции геронтологии по традиции проводятся один раз в месяц. С начала работы общества в 1957 году на апрель 2021 года проведено 502 заседания. При введении карантинных мероприятия в 2020 году все заседания успешно переведены на платформу ZOOM.

Научно-организационные инициативы секции геронтологии МОИП и ее членов:

Секция геронтологии МОИП более 25 лет является основным организатором и координатором секции фундаментальной геронтологии ежегодной конференции с международным участием «Пожилой больной».

Секция геронтологии и ее члены МОИП участвовали в создании ряда организаций в СССР и России, международных и отечественных журналов, НП «Национального геронтологического центра», лаборатории геронтологии МГМСУ, московской секции Геронтологического общества при РАН, АНО «Научно-медицинского геронтологического центра» и др.

Члены секции геронтологии МОИП участвовали в Президентской программе «Здоровье» по созданию 500 центров здоровья при поликлиниках России, поставили сотни компьютерных программ для этих центров и методические рекомендации к ним.

Секция геронтологии МОИП инициировала международное обсуждение рекорда продолжительности жизни человека и показала однозначную несостоятельность 122-летнего рекорда Ж. Л. Кальман, который оказался на поверку сплетением усилий и заблуждений французских ученых и политико-экономических интересов.

Члены секции геронтологии МОИП выработали коллективную позицию, на основании которой на Общероссийском национальном фронте 9 ноября 2020 года Правительству РФ было рекомендовано внедрение преподавания основ геронтологии в медицинских ВУЗах. Сообщество выступило за введение в высшее медицинское образование раздельных курсов основ геронтологии на 2 или 3 курсе и гериатрии на 5 курсе.

Впервые в Правительство РФ передано письмо о необходимости создания Института старения (биогеронтологии).

Ежегодно наше общество выпускает ежегодник «Секция геронтологии, доклады МОИП», который представлен в eLibrary (РИНЦ) — крупнейшей научной базе России. В базу входят работы членов секции с 2008 года.

Члены МОИП входят многие редакционные советы международных журналов, в том числе и по геронтологии.

В настоящее время Секция геронтологии МОИП является одним из инициаторов создания Консорциума, объединяющего российских исследователей в области наук о старении.

Научные достижения членов Секции Геронтологии.

Общетеоретические обзоры и научные направления:

Биология продолжительности жизни (монография, Гаврилов Л. А., Гаврилова Н. С.).

Теория надежности биологических систем (Кольтовер В. К.)

Антивозрастная медицина, фундаментальные основы (монография, Донцов В. И. и др.).

Новая иммунная теория старения. Lambert Academic Pablishing (монография, Донцов В. И.).

Впервые в истории показано снижение скорости старения в развитых странах со средины ХХ века (Донцов В. И.).

Обратимость старения клеток при ограничении их клеточного деления в культуре — стационарное старение (Хохлов А. Н.).

Предсказано открытие фермента «теломераза» и дана формулировка теломерной теории старения (Оловников А. М.).

Показано, что слабые дозы ионизирующего облучения действуют как геропрофилактическое средство, снижая частоту возрастных мутаций (Балакин В. Е.).

Разработан системный подход к анализу феномена старения и на его основе разработаны (Донцов В. И., Крутько В. Н.):

— Общая системная теория и математические модели старения,

— Иерархия механизмов старения (Единая причина, 3 Глобальных механизма, Синдромы старения и Механизмы старения),

— Системный подход к диагностике старения,

— Системный подход к профилактике старения и антивозрастным воздействиям на старение,

— Общие перспективы и пути влияния на старение.

Разработаны структурные модели самоорганизации клеточного роста (клеточный гиперцикл), предложена новая теория происхождения иммунитета и новая иммуно-регуляторная теория старения как результат иммунодефицита особой популяции лимфоцитов, ответственных не за иммунитет, а за клеточный рост соматических тканей (Донцов В. И.).

Разработана иммунная теория остеопороза (Чернилевский В. Е.): возрастной иммунодефицит проявляется как дистрофия тканей, в том числе костной ткани.

Связь синдромов старения и хронических возрастных заболеваний определяет связь успехов здравоохранения и снижение скорости старения в наше время (Донцов В. И., Крутько В. Н.).

Старость как возраст-зависимое общесистемное мультифакториальное заболевание, патогенез которого соответствует биологическому процессу старения (Кауров Б. А.).

Старение не является болезнью, а закономерный период онтогенеза (Новоселов В. М.).

Симбиотическая теория старения, скрытый метаморфоз и общая теория старения (Згурский А. А.).

Обобщение взглядов на старение, старение и закон накопления энтропии в биосистемах (Гладышев Г. П.).

Основные методические ошибки, мифы и штампы при общем анализе проблемы старения (Чернилевский В. Е.)

Методологические аспекты проблемы старения: происхождение старения в эволюции (Чернилевский В. Е.).

Участие биоритмов в процессах старения и развития (Чернилевский В. Е.).

Проверка 122-летнего рекорда длительности жизни Кальман — доказательства фальсификации рекорда (Зак Н. Ф.).

Информационные технологии, искусственный интеллект и современные технологии e-health в геропрофилактике и здоровьесбережении (Крутько В. Н., Донцов В. И., Кауров Б. А.).

Экспериментальные работы:

Экспериментальная геронтология — методы изучения старения (монография, Донцов В. И.).

Обратимое старение клеток при ограничении их клеточного деления в культуре: стационарное старение клеток (Хохлов А. Н.).

Слабые дозы облучения активируют системы репарации ДНК и снижают накопление клеточных мутаций с возрастом (Балакин В. Е.).

Достижение анабиоза без сна методами измененного газового состава и фармакологии с продлением жизни в эксперименте у старых мышей (Чернилевский В. Е.).

Рак и старение: один механизм, разный исход (Барамия М. Г.).

Методы оценки старения в эксперименте — серия экспериментов и монография (Донцов В. И., Чернилевский В. Е.).

Иммуномодуляторы как геропротекторы в эксперименте (Донцов В. И., патент на изобретение).

Поведение фибробластов в культуре в зависимости от возраста донора клеток и при разных условиях культивирования, репликативное старение клеток (Згурский А. А., Прохоров Л. Ю.).

Антиоксиданты и старение — эпохальные разработки Института биохимической физики имени акад. Н. М. Эмануэля РАН (Мамаев В. Б.).

Клинические работы:

Иммуномодуляторы как геропротекторы у человека (Донцов В. И., Крутько В. Н., Чижов А. Я., патент на изобретение).

Возрастные особенности энергообмена жировой ткани и предпосылки к возрастному остеопорозу и ожирению, жировому перерождению клеток и дистрофии тканей (Терешина Е. В.).

Альфа-фетопротеин как потенциальный геропротектор (Донцов В. И., Чернилевский В. И., Новоселов В. М., Седых В. А.).

Трансфер-фактор как потенциальный геропротектор — теория, эксперимент и клинические наблюдения, патент на антивозрастное средство (Донцов В. И., Крутько В. Н., Чижов А. Я.).

Возможности продления жизни использованием витамина С (Белова Т. А.).

Деменция и саркопения как важнейшие проявления старения — методы их коррекции (Новоселов В.М).

Анти-старение и физические сверхнагрузки (Яшин Э. М.).

Возрастные особенности энергообмена жировой ткани и предпосылки к возрастному остеопорозу и ожирению, а также к жировому перерождению клеток и дистрофии (Терешина Е. В.).

Гипокситерапия как базовый метод для комплексной геропротекции (Стрельцов А. А., Новоселов В. М., Чернилевский В. Е.).

Комплекс компьютерных программ определения биологического возраста человека (Донцов В. И., Крутько В. Н.) и скорости старения по смертности популяции (Донцов В. И.).


Просветительское направление работы Секции:

Издана серия методичек и научно-популярных книг о старости, старении и долголетии (Новоселов В. М.), готовится ряд монографий по проблемам старения для врачебного сообщества.

Издана серия книг о культурно-исторических традициях и практиках долголетия, омоложения и бессмертия (Донцов В. И.).

Последние несколько лет активизирована работа секции: лекции, интервью, доклады и дискуссии во всех СМИ, с целью популяризации важности темы старения и активного долголетия среди населения (Новоселов В. М., Донцов В. И., Крутько В. Н., Халявкин А. В., Мамаев В. Б. и др.). Данное направление деятельности членов общество положительно воспринимается не только населением и руководством нашей страны, но и всем клиническим сообществом России.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ГЕРОНТОЛОГИЯ

«ПЕСОЧНЫЕ» ЧАСЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗРАСТА

В. М. Новоселов
Секция Геронтологии МОИП

Тема измерения или диагностики старения хорошо известна геронтологам в рамках проблемы биологического возраста (БВ). Важность ее состоит именно в том, что чтобы влиять на старение человека, его, как минимум, нужно научиться измерять. Биокорректоры, индивидуальные режимы питания и физической активности также требуют цифровых оценок изменения как времени жизни, так и ее качества, которые они вызывают. Наукообразные тексты и новые названия для данной темы больше говорят о фантазиях авторов, и не сдвигают вопрос ни на йоту. В статье предлагается самый простой метод скрининг-оценки БВ, позволяющий ставить точку в оценке оставшегося периода жизни самого человека. Показатель имеет важное прогностическое значение в случае резкого отклонения полученной оценки от показателя возраста дожития для данной возрастной когорты.

Ведение

Сегодня для определения БВ людей на территории постсоветских государств наиболее часто используется метод украинской школы геронтологии. Батарея тестов определения БВ от Киевского институт геронтологии практически не несет в себе заметных проблем.

Критически можно высказаться только к использованию показателей артериального давления, так как динамики их часто разнонаправленная, а на пороге старости, особенно при развитии старческой дряхлости или после сердечно-сосудистой катастрофы, оно даже заметно снижается.

Самооценка, которая используется в данном тесте, слишком субъективна и позволяет ряду акцентуированным личностям вводить исследователей в заблуждение.


Методы

Нужно обратить внимание, что киевляне использовали 6 временных показателей, отражающих временные характеристик и еще два, косвенно зависящих от времени. И это 8 из 11 показателей.

Я предлагаю резко сократить количество тестов определения БВ и опираться на самых легких и простых биомаркерах, которые характеризуют важнейшие функции, уровень которых неуклонно снижается (или ухудшается) в процессе старения:


Для мужчин:

БВ = Си х Ск / ИМТ


Си — показатель динамометрии ведущей руки (сила хвата)

Ск — скорость, с которой человек сможет пробежать или максимально быстро пройти 1 мин

ИМТ — индекс массы тела (вес тела к квадрату роста человека стоя)


Результаты и обсуждение

Пример 1.

Мужчина 60 лет: БВ = (42 х 10) /30 = 14 лет

При изменении образа жизни, если будет улучшен ИМТ до 25 при сохранении тех же показателей, он будет равен 16,8. Показатель ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ) для данного возраста около 15,84 лет.

Пример 2.

Мужчина 50 лет: БВ = (35 х 5) /48 = 4 года. ОПЖ = (22,36)

Действительно, этот человек не смог справиться со своими проблемами, связанные с ожирением, и умер в течении 2 лет.

Пример 3.

Мужчина 85 лет: БВ = (45 х3) /38 = 3.5 (ОПЖ = 4,92)

Пример 4.

Мужчина 86 лет: БВ = (37 х 2) /33 = 2 (ОПЖ = 4,62)

Мне как-то тестируемые задали вопрос, а если человек возьмет кистевой эспандер и начнет заниматься, чтобы получить лучший показатель БВ. Или начнет бегать и улучшит этот свой показатель? Отвечаю, во-первых, это уже хорошо, если так произойдет. Второе, без влияния на состояние всей скелетной мускулатуры, особенно, больших групп мышц, улучшения кровоснабжения и нейротрофических влияний, отдельно повысить силу кисти сложно. Третье, это те изменения, которые быстро не происходят, особенно, если человек уже в возрасте и ранее не занимался физической активностью.

Тут можно было бы спросить, а не является ли это спортивным тестом? Не вызывает сомнения, что это физиологический тест, созданный на основании знаний как спортивной физиологии, так и гериатрии, отражающий функциональные возможности конкретного организма. Поэтому это и спортивный тест, и, одновременно, сказать, что это только так, нельзя. Скорее тут потенциальная временная организация конкретного 3D тела с определенным кислородным гомеостазом и адаптацией к аэробной нагрузке, состоянием скелетной мускулатуры, количеством жировой ткани.

Большим достоинством данного теста, что он обладает высочайшей степенью повторяемости при разных условиях. Одновременно, это очень простой и значимый тест определения БВ. При этом, если сравнивать с показателем ожидаемой продолжительностью жизни, взятом из доступных таблиц смертности населения (http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lt.php?year=56), и полученный показатель окажется значительно ниже указанного значения для данного возраста, это будет указывать, что пациента стоит отправить на более точное измерение БВ.


Пример 1.

Женщина 93 лет: БВ = ((13 х 1) /35) х 2 = менее 1 года (ОПЖ для 93 лет = 3,05 по 2014 году)

Пример 2.

Женщина 71 год: БВ = ((30 х 8) /28) х 2 = 17 (ОПЖ = 13,12)

Пример 3.

Женщина 52 года: БВ = ((26 х 8) /25) х 2) = 16 (ОПЖ = 28 лет, данной пациентке рекомендуется дополнительное исследование)


Ограничением этого короткого теста является то, что не все люди в возрасте старше 80 лет и тем более 90 лет, часто уже могут прошагать одну минуту. Особенно это было заметно по людям в возрасте, переболевшим недавно COVID-19.

Часто поразительно отличающаяся картина до и после болезни, которая обрушивала их жизнеспособность. По мере реабилитации, они улучшали свои показатели, что говорит, что на БВ, как интегральный показатель жизнеспособности, можно влиять даже в высоком возрасте даже после тяжелой болезни.

Не вызывает сомнения, что малое количество критериев позволит провести массовый скрининг населения, выявить группы людей с укоренным старением и начать глобальный эксперимент по измерению старения целой популяции.

Одновременно, понятно, что малое количество параметров БВ может вести к существенной ошибке. И тут стоит провести более подробное исследование по расширенной методике, где будет уже 10—15 показателей. Без сомнений, отдельным людям, у которых БВ показал низкую жизнеспособность, стоит пройти не только более подробное изучение БВ, но и клиническое исследование.

Как же ее повысить, сколько надо добавить еще параметров и каких? В. И. Донцов пишет:

«В настоящее время, для более свободного обращения с панелями БВ, мы отошли от принципа единого набора тестов и используем показатели парциальных БВ (БВп) для каждого биомаркера с последующим вычислением среднего БВ (БВср), что делает возможным любые манипуляции с количеством и качеством биологических маркеров (далее БМ) и дает к тому же возможность оценки старения органов и систем, что является основным в подходе к профилактике старения, для чего, собственно, и определяется БВ; возможно также присвоение коэффициента для отдельных маркеров, отражающего больший или меньший вклад его в БВср».

Более подробно с параметрами, пригодными для определения БВ, можно прочитать в трудах членов секции геронтологии МОИП при МГУ [2].


Заключение

В статье предлагается простой метод скрининг-оценки БВ, позволяющий оценить оставшийся период жизни человека. Показатель имеет важное прогностическое значение в случае резкого отклонения полученной оценки от показателя возраста дожития для данной возрастной когорты.


Литература

1. http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lt.php?year=56

2. Подколзин А. А., Крутько В. Н., Донцов В. И., Большаков А. М., Борисова С. Е., Мегреладзе А. Г. Количественная оценка показателей смертности, старения, продолжительности жизни и биологического возраста. Учебное пособие. М.: 2001.


HOURGLASS OF BIOLOGICAL AGE

V.M. Novoselov

There are many articles and books of various merit, devoted to the topic of «diagnostics of aging». Often the authors of such books themselves show that they have no desire to present a critical view of the topic. Scientific texts and new names for this topic also, in my opinion, speak more about the authors than about their knowledge of this issue.

The topic of measuring or diagnosing aging is well known to gerontologists in the context of the problem of biological age (hereinafter BA). Its importance is that in order to influence our aging, we need to be able to measure this process. Biocorrectors, individual dietary regimens and physical activity also require digital estimates of the changes in both life span and its quality that they cause.

The article proposes the simplest principle for assessing BA, which allows assessing the rate of aging and putting an end to the assessment of the remaining period of a person’s life. This indicator has an important prognostic value in the event of a sharp deviation of the obtained estimate from the indicator of the age of survival for a given age cohort.

ПОПУЛЯЦИОННАЯ ГЕРОНТОЛОГИЯ

ПРИЧИНЫ ПОЯВЛЕНИЯ МИФА О ДОЛГОЖИТЕЛЬСТВЕ НА ПРИМЕРЕ ЯКУТИИ

С. С. Слепцов, С. С. Слепцова ФГБНУ Якутский научный центр комплексных медицинских проблем, Якутск Медицинский институт ФГАОУ ВО «Северо-Восточный федеральный университет им. М. К. Аммосова», Якутск

В работе рассмотрены причины возникновения и широкого распространения так называемого мифа о якутском долголетии. Сделано предположение, что в дореволюционное время завышение возраста представителями аборигенного населения было связано не только с безграмотностью населения, но и попыткой уклониться от уплаты ясака. Установлено, что аналогичная ситуация с завышением возраста повторилась в 1930-1940-х гг., в том числе из-за введения военного налога. Позднее советская пропаганда активно использовала ошибочные данные в качестве одного из доказательств успешности существующего политического режима.

Введение

Одно из самых ранних утверждений, что среди представителей якутской национальности имеется много долгожителей (90 лет и старше), появилось в отечественной печати почти два столетия тому назад. Так, в 1822 г. в журнале «Северный архив» опубликовали статью, в которой отмечалось, что «якуты долголетны и одарены крепким сложением; и столетних старцев между ними находится множество» [1].

Итоги Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. словно подтвердили вышесказанное: в Якутской области, с количеством проживающих 269 880 чел, было отмечено 1024 долгожителя, или, в перерасчете на 100 тыс. населения — 386 человек (учитывая, что долгожители преимущественно были из числа местного населения, теоретически, данное значение составляло 435 чел.).


Для сравнения, в Астраханской губернии аналогичный показатель был равен 72 чел., Киевской — 70 чел., Воронежской — 73 чел., Вологодской — 53 чел., Московской — 44 чел. на 100 тыс. населения [2]. Безусловно, подобное расхождение вызвало вопросы. Поэтому в 1898 г. управляющий Центрального статистического комитета адресовал письмо губернатору Якутской области с просьбой предоставить подробные сведения о местных старцах (НА РС (Я). Ф. И-12. Оп. 1. Д. 19778. Л. 1.). Но в результате поисков, продлившихся более двух лет, выяснилось, что полученные в ходе переписи сведения по этой группе населения являются сомнительными. Как отмечал в письме от 10.12.1901 г. один из участников поисковой работы, «хорошо помнящий свои года якут представляет скорее исключение, в большинстве случаев якуты обыкновенно теряют счет своим годам и продолжают считать по предположительным и огульным цифрам…» (НА РС (Я). Ф. И-12. Оп. 1. Д. 19778. Л. 66—67 об.). Ранее подробно мы описывали эту историю в работе «Феномен долгожительства в Якутии — миф или реальность» [3], которую изложили на юбилейном заседании секции геронтологии МОИП, проходившей 21 декабря 2020 года. Однако вопросы, связанные с причинами завышения возрастных показателей были раскрыты в ней недостаточно, и в настоящей работе мы постараемся этот пробел восполнить.


Результаты

Незначительное количество долгожителей среди аборигенного населения в XIX — начале XX вв. доказывают и различные церковные документы Якутской епархии.

Так, в результате обработки сведений метрических книг Билючанской Николаевской и Шеинской Георгиевской церквей Вилюйского округа, заполненных в период с 1874 по 1917 гг., установлено, что из общего количества умерших (n = 3014) только 1% или 31 чел. скончались, достигнув возраста долгожителя.

При этом не исключается, что и эти данные могут являться преувеличенными. Ведь одной из причин предоставления искаженных сведений о возрасте первоначально могло быть связано с попыткой уклонения от уплаты ясака, являвшегося для северян тяжким бременем. И нередко люди были готовы отказаться от традиционной веры, чтобы получить определенные льготы при уплате налогов [4]. Что же касается возраста плательщиков ясака, он был регламентирован. Согласно указу Сибирской губернской канцелярии от 10.09.1734 г., оплачивать натуральный налог обязывали мужчин в возрасте от 18 до 50 лет [5]. Таким образом, предположение, что некоторые представители аборигенного населения могли специально завышать свой возраст в попытке уклониться от поборов, вполне реально. Кстати, упоминая о ясачной политике, нельзя не умолчать о некоторых условиях выделения земель под сенокосные угодья — ясачной комиссией было установлено, что земельный надел мог получить каждый представитель мужского пола, способный оплачивать подати. Поэтому, как отмечал Н. А. Виташевский, «якут не постесняется взять в дом приемыша, лишь бы получить возможность записать на чье-нибудь имя в свою пользу лишний пай» [4]. Согласно правилам, умерший сразу лишался права на участок, из-за чего члены семьи на некоторое время могли скрыть факт смерти как от проверяющих, так и от церкви.

Не исключено, что благоприятную почву для внесения в различные документы путаницы с возрастом могло создавать однообразие имен и фамилий местных жителей. Данное явление не мог не заметить побывавший в Якутии в 1926 г. известный ученый и путешественник С. В. Обручев: «…фамилии давались, главным образом, миссионерами при крещении. Им, вероятно, лень было придумывать новые имена, да и не было достаточно воображения. Поэтому и здесь, да и в Якутии вообще, столько Поповых, Ивановых, Харитоновых, Винокуровых, Кривошапкиных, Слепцовых…» [6]. Кстати, нельзя не упомянуть об одном поверье, широко распространенном среди якутского населения вплоть до первой половины XX в. — из-за высокой младенческой смертности у двух-трех детей в одной семье могли быть одинаковые имена. Считалось, что в этом случае злой дух «запутается» в тезках и не сможет никому навредить.

Завышению возрастных данных в XIX — начале XX вв. мог также способствовать указ Синода от 1830 г., согласно которому минимальный возраст для вступления в брак для мужчин составлял 18 лет, для женщин — 16 лет. При этом священник имел право провести венчание, если жениху или невесте до совершеннолетия оставалось не более полугода. Поэтому, как отмечала И. И. Юрганова [7], ссылаясь на материалы Якутской духовной консистории, родители умышленно завышали возраст детей, подводя к венцу 12-13-летних невест и 15-16-летних женихов. Схожие данные имеются и в монографии якутского геронтолога Л. А. Львова [8]. Автор писал, что у якутов есть «обычай раннего вступления в брак» и что, к примеру, жительница Намского улуса Варвара Дмитриевна Феоктистова (1893 г. р.) вышла замуж в 13 лет, житель Верхневилюйского улуса Тит Гаврильевич Гаврильев (1885 г. р.) женился в 15 лет. Но, скорее всего, подобные ранние браки были единичны. Ведь в ходе проведённой нами верификации возраста 38 невест (преимущественно 16-18-летних), венчавшихся в вышеупомянутых приходах Якутской епархии, не зафиксировано ни одного случая, когда их реальный возраст оказался ниже минимально допустимого. Более того, не раз наблюдалось обратное явление — 18-19-летних девушек выдавали замуж как 16-летних. Мы не исключаем и то, что подобные ситуации возникали из-за языкового барьера, так как большинство священников являлись русскими, и, возможно, не каждый из них свободно владел якутским языком.

В 1926 г. работы по учету населения возобновились, но как и во время предыдущей переписи, возрастные данные у безграмотных людей собирались опросным путем, что привело к вполне ожидаемым результатам — количество якутов-долгожителей составило 1248 чел, в т. ч. насчитывалось 176 чел. в возрасте 100 и более лет.

Известно, что в 1930-е гг. в стране активно развернулась борьба с безграмотностью. Например, в целях реализации постановления от 28.02.1936 г. (№190) СНК ЯАССР и бюро Якутского Обкома ВКП (б) о работе по обучению неграмотных и малограмотных в порядке реализации постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) было принято решение сделать обязательным обучение подростков от 14 до 18 лет [9]. Динамика количества долгожителей-якутов в период с 1897 по 2010 гг. по данным статистических сборников представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Динамика количества долгожителей-якутов в период с 1897 по 2010 гг. (по данным статистических сборников)

Но согласно воспоминаниям некоторых старожилов Оймяконского района (Воспоминания старожила Оймяконского района А. Тихомирова хранятся в фондах литературно-краеведческого музея Томторской средней школы Оймяконского района Якутии), многие родители, не желая отдавать ребенка в школу, начали предоставлять искажённые данные по его возрасту. Объясняли это тем, что подросток, занятый в образовательном учреждении, переставал в полной мере помогать в ведении хозяйства.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 350