электронная
120
печатная A5
318
16+
Докажи, что любишь

Бесплатный фрагмент - Докажи, что любишь

Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-5980-8
электронная
от 120
печатная A5
от 318

Обращение к читателю

Уважаемый читатель, в интернет-издательстве Ридеро выпущено не мало наших книг. Повести и рассказы, приглашаю к интересному чтиву. Для чтения достаточно выйти на любой сайт любой книги. Предлагаю роман Красный луг — романтические приключения героев книги (автор Виктор Старовойтов), Моя счастливая жизнь — стихи и проза (авторы Оленева М, Архиреева В, Старовойтов В.), Тонуть надо на мелководье — рассказы. Повести, рассказы и миниатюры. Сегодня представляю сборник рассказов — Докажи, что любишь. Об авторах сведений не даю, поскольку в тех книгах о них написано достаточно.

Чемодан

Стою на остановке автобуса, провожаю сестрёнку в Пермь. Собрались пассажиры, шумят, ругают опаздывающих водителей. Подходит автобус, все умолкают, до отправки по расписанию ещё минут десяток. Водитель дверей не открывает, ждёт кондуктора. Один из пассажиров не выдерживает напряжения, с большим чемоданом на колёсиках кидается к передней дверце, стучит в неё, вызывая водителя: — Эй, мужик, открой багажник, чемодан поставлю! — Тот никак не реагирует, но, когда надоедливый пассажир, мужчина средних лет, забегает вперёд, начинает кричать и размахивать руками, тот открывает переднюю дверь и говорит: — Зачем багажник, давай сюда поставим, никуда не денется.- Берёт чемодан и ставит около кабинки, закрывает дверь. Мужчина стоит около двери, разинув рот. Другие пассажиры тоже молчат. Кондуктор-женщина выходит из здания вокзала. Водитель заводит двигатель и автобус начинает медленно двигаться вперёд. Раздаётся крик: — всё, капут чемоданчику, уехал! — Владелец с диким визгом кидается к автобусу, стучит и что-то орёт нечленораздельное. Авто останавливается, двери открываются, кондуктор подходит и начинается посадка. Так и до инфаркта дожить можно! Зато ржали до колик…

Докажи, что любишь

Лида с Володей вместе живут уже много лет, точно сказать уже и сами не могут, обоим ныне уже за восемдесят. И вот, сидят в один из вечеров в комнате на диване и Лида говорит: — Володя, а помнишь, как мы познакомились? А помнишь, когда ты меня поцеловал впервые? А помнишь?… — А Володе совсем не хочется ворошить славное прошлое, наработался по хозяйству за день, набегался, впору бы прилечь.

— Чего тебе приспичило вспоминать, лучше бы блинчиков испекла, кушать хочется…

— Не любишь ты меня!

— Да люблю, люблю…

— Нет, не любишь. Спишь отдельно, а когда обнимал и целовал, я уж и забыла. Ну вот докажи, что любишь! Обними хоть так, чтобы почувствовала, крепко — крепко.

Володя сдёрнул старушку с дивана, на ноги поставил, обнял, да не рассчитал своих силёнок, косточки у бабки захрустели, охнула, но поверила, что любит. Около недели ходила наперекосяк, опираясь на две палки. Зато теперь больше не просит, чтобы дед доказал свою любовь, боится за свои рёбрышки…

Как жить

Жизнь прожить — не поле перейти. У всех рано или позднее уходят из жизни любимые люди, и тогда остаёшься наедине со своим горем. Умер человек — собираются родственники, соседи, друзья. Похороны, поминки… Но вот всё закончилось и остаёшься один в своей опустевшей квартире. И свет белый становится не мил, не можешь найти успокоения. Вот я и решил рассказать вам, как переживают беду разные люди, в своё время откликнувшиеся на моё горе.

Привет с Севера! Пишет Вам Тамара Фёдоровна. Мы почти соседи, я живу в республике Коми, но не в городе, а в посёлке городского типа в 200 км от Ухты. Ну, в общем-то речь не об этом, я хочу рассказать о своей боли душевной. Как бы не было тяжело, а надо жить, ведь жизнь не стоит на месте… Примите мои соболезнования и держитесь, ведь жизнь не стоит на месте и, несмотря ни на что, жить надо. Жизнь нам дана один раз…

Тринадцать лет назад у нас умерла дочь в свои тридцать лет от рака. Я год ходила как робот, как же тяжело это — хоронить своих детей. А тут и зять запил с горя, через месяц умер во время запоя. Осталась от них дочь, моя внучка, трёх лет. Не знаю, как я всё это пережила. Знакомые и друзья говорили, что нужно жить, хотя бы ради внучки, вырастить, выучить, замуж выдать… Вот так и жила. Муж работал до 65 лет. Дача была. Когда были помоложе, в девяностые годы ездили туда по грибы, ягоды. Муж был заядлый охотник, рыбак. Так вот и перерестройку пережили, самые плохие годы. Внучка подрастала, да и душевная боль приутихла, ушла в глубь сердца. Я вышла на пенсию, весь дом и хозяйство повисло на мне. Муж не касался огорода, его удел — речка, лес. Ну я не жаловалась, в работе притупляется боль, да и обиды становятся мелкими, незначительными. Только ведь беда не приходит одна. Неожиданно заболел муж, сердечко сдало. Дали группу инвалидности, в лес нельзя, на речку тоже. Ну всё же ходил иногда. Дачка-то на берегу Печоры была, летом всем семейством ездили отдыхать. Внучка закончила одиннадцатый класс, поступила в медицинский колледж. После стала работать хирургом в городе Ухте. В прошлом году поступила на заочное отделение института. Ей уже 22 года. Вроде всё в жизни налаживается, но муж теперь подолгу не выходил из больницы; то в свою поселковую ложили, то в Сыктывкар возили, там и умер два года назад. И осталась я совсем одна. Есть ещё одна дочь, ей уже 50 лет и живёт она в России. Мы, старики, не нужны детям, только под ногами путаемся. Да я и сама ни к кому не хочу, в своём доме сама себе хозяйка, никому докладывать не надо, куда пошла, да что делаю. Друзей много, общаемся. Я раньше работала в школе, дочка тоже учительницей была, так подруги её до сих пор захаживают, помогают, интересуются здоровьем. Кладбище у нас недалеко, часто хожу к могилкам близких мне людей, посижу, поговорю, вот вроде и полегче становится. Внучка часто звонит; Бабушка, ты только не болей! А я отвечаю — стараюсь! Муж умер, дачу продала, зачем она мне теперь? А в целом держусь как могу. Иногда поплачу, но, опять же, сама себя уговариваю — надо жить, надо успокоиться, ведь нервные клетки не восстанавливаются, а я не хочу быть старой истеричкой. Нет ни одного человека, которого так или иначе не коснулось бы горе, но каждый по-своему его переживает; кто-то помнит ушедших в мир иной всю свою жизнь, живёт этим, ведь это его семья, а кто-то в пьянство ударяется. Есть и такие, что через некоторое время находят замену. Я никого не осуждаю, всякому овощу свой огород. Мне же кажется, что родного человека никто другой не заменит. По характеру я одиночка, по гостям ходить не любительница, разгадываю кроссворды, читаю газеты и журналы. Когда позволяет погода выхожу на улицу, прогуливаюсь. Через журнал познакомилась с женщиной из Тюмени, она инвалид, вот уже около года переписываемся. Тоже не хочет покидать свой дом, не хочет становиться обузой детям. В этом мы схожи… Обидно, что мы профукали великую страну, отдали всё на разграбление. И никто теперь нас не слушает и не будет слушать, деньги застили глаза. Обидно и больно смотреть, как ради наживы уничтожаются леса. И не понимают люди, что нет леса, нет и покоя. Отсюда ураганы, отсутствие нормального воздуха. Всё отдано в частные руки. К нам однажды прилетели на вертолёте новоявленные хищники, остановились у реки. Ловили мальков сёмги, что запрещено, спилили ряд кедров, шишки обобрали… А кедрам лет по сто уже было, красота неописуемая. Губят и грабят наши росийские богатства и нет никакой силы, чтобы противостоять этому. С детских лет муж ходил ловить рыбу, речная вода была чистой, больной рыбы почти не было. А теперь лещ сплошь заражён, да и другая рыба тоже болеет. И всё из-за того, что много грязи поступает в реки. А ещё и жалуемся, что скоро совсем питьевой воды не будет! Ну нам, старикам, теперь уж не долго осталось…

Письмо второе. Вы хотели знать, как пережить беду? Меня звать Любой. Потеряла мужа 8 лет назад, получила сильный стресс, долго болела, а после всю горечь и боль держала в душе. Спасибо детям, окружили заботой и вниманием. На тот момент я осталась одна в большом доме. Хозяйство большое было. Корову держали, свинок. На пенсию я вышла в 50 лет по льготному стажу. Я — медик инфекционного отделения. С хозяйством нравилось возиться, что не знала, спрашивала у соседей, книги читала. Люблю землю, цветы выращиваю. Розы сама выращивала, теперь в палисаднике и во дворе растут. Красота. Теперь из живности остались куры, кролики, собака и кошка. Есть благоустроенная квартира, дети ещё при муже евроремонт сделали, я не смогла там жить. Хожу, цветы полью, в ванне помоюсь. А так безделье не моё. Свой дом — постоянная работа. Появились подружки-старушки из бывших сотрудниц, соболезнования, выпивки. Не моё! Сразу дала понять, что это мне не нужно. А потом всё продала и подалась в Москву. Здесь у меня две дочери. Старшая родила и попросила помочь, что я и сделала. И вот уже седьмой год живу в Москве. Живу с внуком, ему 22 года, работает, учится. Пока не мешаем друг другу. Внучка закончила первый класс. Это я к тому, что вся наша жизнь строится на продолжении своего рода, заботе о детях, внуках и правнуках. В этом цель нашей жизни. Конечно, иногда грустно становится, что не с кем походить по городу, не с кем пооткровенничать. Ничего не поделаешь, такова жизнь. Кому нравимся мы, тот не нравится нам… А Москва — это мне награда за всё пережитое. Здесь я почувствовала себя женщиной, раньше-то ничего и не знала, кроме работы. Люблю читать, переписываться. Получаю много журналов, интересуюсь всем; от поэзии до классиков. Телевизор не люблю, слишком уж много всякого ненужного изливается на нас. Предпочитаю час-два провести в интернете. Много гуляю, хожу на концерты. Цветы — мои спутники по жизни, они у меня везде. В нашем возрасте хоть чем-то надо себя радовать, гнать от себя депрессию, не к психологу же ходить… Я очень благодарна судьбе, что в моей жизни был единственный мужчина. С ним мы прожили 37 лет, родили троих детей. Это ли не счастье? Не признаю жадность, злобу, зависть. Жизнь наша одна и она скоротечна, жить надо здесь и сейчас, ничего не оставляя на потом.

Письмо третье. С уважением к Вам Раиса Александровна. Как же я вас понимаю! Вот уже два года и три месяца как я осталась без мужа, с ним прожили 35 лет. Я думала, что с горя потеряю рассудок, много плакала, домой не хотелось идти… Последние семь лет муж был инвалидом по второй группе, не работал. Я приходила с работы домой и меня ждал ужин. Печки истоплены, тепло, светло, чисто. Всё казалось вечностью, и всё кончилось в один миг! Время идёт, а мне всё кажется, что вот сейчас откроется дверь и мой Серёженька в неё войдёт. Боль надо пережить самому и, самое главное, не замыкаться в себе, больше находиться среди людей, в общении. Хочется плакать — поплачьте, хочется успокоения — идите в церковь.

Письмо четвёртое. Как пережить скорбь? Сложно. Но всё зависит от самого себя. Я сейчас в таком же тяжелейшем состоянии. 11 марта, сегодня 15, похоронила мужа, с которым прожила 52 года. Москвич, бывший подводник, яхтсмен, трудоголик. Построил дом, посадил сад и аллею из 32 кедров на берегу Волги, сделал яхту, путешествовал по рекам и морям. А теперь я одна, и рядом только кот Барсик. В тяжёлые первые дни были со мной два взрослых внука, но один живёт в Чувашии, второй учится в Ярославле, так что сидеть и утешать меня долго не смогли. Конечно, жизненный опыт у меня есть, прожито 75 лет,

и за эти годы каждому человеку в жизни предначертано свыше пережить не менее 3—4 потерь близких людей. И никуда от этого не денешься. Мой отец умер в 39 лет, после войны. Мне было 11 лет и горе пережилось как-то легче.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 318