электронная
108
печатная A5
301
16+
Дочки-матери

Бесплатный фрагмент - Дочки-матери

Повести о подростках

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-5726-6
электронная
от 108
печатная A5
от 301

Моя мама — психолог, но я её люблю

Посвящаю книгу моей маме Збарах Татьяне,

кандидату биологических наук.

Глава 1.Школьный психолог

Ноябрьский ветер выворачивает мой зонт, дождь лупит прямо по физиономии. Но настроение у меня отменное! Я получила пятёрку по английскому, и Люда, наконец- то. сбросила мне на флешку интересный фильм. Через десять минут я буду сидеть в тепле и сухости под одеялом, на своём любимом, промятом в нужном месте диванчике и смотреть по ноутбуку эту страшилку. Мама даст что-нибудь вкусненького, оладья или вафлей с джемом. Она сегодня раньше собиралась прийти.

Открываю дверь нашей квартиры. О нет! Эти звуки!! Не может быть! Только ни это! Как, как я могла забыть!!! Мысленно рву на себе волосы и ругаю своё решето вместо башки. Вот почему пораньше! Мама сидит перед ноутбуком и голосит песню. Капитальный облом: ни фильма, ни вкусненького, ни шиша! Смотрю в мобильник. Точно — 22 ноября! «Ховайся под лавку…»

Слышу мамины завывания:

С пелёнок мы мечтали психологами стать.

Но мы тогда не знали, что будем так страдать!

Подумайте серьёзно, зачем вам этот путь?

Пока ещё не поздно обратно повернуть.

Это она по скайпу со своими сокурсниками гимн поёт, и это только начало.

Придумали по окончании университета этот бред, и самозабвенно поют его который год в свой профессиональный праздник.

Мы тоже человеки, нам хочется гулять,

Конспекты нам вовеки писать- не написать.

Студентов свора ищет, где раздобыть обед.

Духовною лишь пищей питались мы пять лет!

Сейчас они начнут чокаться в ноутбук кто шампанским, кто чаем, кто айраном.

И голосить всё с большим энтузиазмом.

Диплом уже в кармане, закончились пять лет.

Скрывается в тумане наш университет.

На рудниках, заводах тебя с надеждой ждут,

А повезёт в дурдоме местечко припасут!

Нас мало, но клянёмся, что цели прикладной

Мы не числом добьёмся, а светлой головой.

Пускай костьми мы ляжем, но новые придут

И на останках наших психслужбу создадут! Два раза.

Правда, некоторые из её однокурсников в психушке работают, двое — в наркологическом диспансере, один в Америку умотал, кто -то — частный кабинет открыл. Но основная масса — не по специальности трудится. Есть владельцы магазинов и салона красоты. Не захотели заморачиваться чужими проблемами. Что касается моей мамы, то она — школьный психолог. Как раз в моём лицее работает. Представляете, как мне «свезло»? Я там в девятом учусь. А она там — психолог. Слава тебе, Господи, она не ясновидящая и не ясно слышащая, чакры не отрывает, венец безбрачия и порчу не снимает. Мама в нашем лицее обследует учеников, беседует с родителями и учителями, выступает на родительских собраниях, ведёт коррекционных занятия, то есть всё то, что делает нормальный школьный психолог.

Я тихонько беру на кухне йогурт, банан и печенье. Надену наушники и буду читать. Когда мама оканчивала университет, профессия её была новой и редкой. Сейчас этих психологов развелось, как голубей на помойке. Они есть в поликлиниках, даже в магазинах есть специалисты по персоналу.

Все, кто узнают, кем работает моя мама, считают, что нашей семье повезло.

Так, похоже, эмоции накаляются. Пошли тосты за неиссякаемое человеколюбие, за здоровье самих психологов, за большие зарплаты и начальство с самой лёгкой степенью имбецильности. Сейчас затянут свою любимую. Наушники и стены не помогают. Да я уже слова наизусть знаю и невольно начинаю подпевать:

Мальчишки и девчонки играют на песке,

А я стою в сторонке, в печали и в тоске.

Опять дрожат колени, опять всю ночь не сплю.

Мой папа — шизофреник, но я его люблю!


Над ним смеются дети, когда он во дворе.

«Он лучше всех на свете!» — кричу я детворе.

С ним очень трудно маме, но он не виноват,

Что стукнулся об камень пятнадцать лет назад.


То лезет с кулаками, то песенки поёт.

Вчера признался маме, что он сиамский кот,

Ходил он по карнизу на пятом этаже,

И всех соседей снизу ругал на букву «Ж».


Отстал я от программы, и двойкам нет конца.

Учитель вызвал маму, сказал, что я в отца,

Что я тупой, как веник и нервы всем треплю…

Мой папа — шизофреник, но я его люблю.

Вообще-то они по скайпу чаще советуются, какие- то случаи обсуждают и новые книжки. Но сегодня их праздник и они веселятся.

Глава 2. Рисунок «Моя семья»

Тест такой есть, «рисунок семьи» называется. Как- то раз мама попросила меня нарисовать нашу семью. Всех секретов раскрывать не буду. Может и в вашей школе такое практикуют для выявления детей с психологическими проблемами и неполадками в семье. Я нарисовала, конечно, как смогла. Даже прикольно получилось. И ничего смертельного нет в том, что первой я нарисовала ни себя, ни маму, а окно на кухне. Наша кухня самое уютное солнечное место в нашем доме. И мы там втроём любим собираться за чаем. Где ещё нарисовать семью? Мама из моего рисунка сделала какие- то ужасные выводы и несколько дней пила валерьянку. А потом стала особенно опекать меня. Она решила, что надо сплачивать нашу семью, потому что в нормальной ситуации ребёнок первым изображает себя или маму, а не кухонное окно с канарейкой в клетке. Так благодаря моему рисунку в нашей жизни начался довольно хороший период. В тот год мы все вместе поехали отдыхать на море. Благо, что у мамы отпуск был целых 56 дней! Мы вдоволь наплескались в морской воде, насобирали янтаря в прибитых к берегу водорослях, наелись жареных на палочках сосисок, заготовили по мешку шиповника и облепихи на зиму. Короче, загорелые и сплочённые мы вернулись домой и в школу. С большим энтузиазмом начали новый учебный год. Особенно это касается мамы.

Мамочка моя очень активная, холерического темперамента человек, то есть подвижная до ужаса. Если она что-то дома делает, то сразу сто дел: на плите что- то варит- жарит, в машинке стирает, окна моет и ещё параллельно слушает в наушники какую — нибудь книгу по межличностным отношениям. Короче, в квартире дым коромыслом! Папа совсем другой. Он, по- маминому определению, «добротная флегма». Все дела выстроит в очередь по значимости и методично выполняет. Как они вообще сошлись?!

К примеру, папа говорит: " Хорошо, я согласен.» Это он обдумывал какое -то мамино предложение. А она уже сто раз передумала, пока он три дня обмозговывал. Папа мой — доктор, анестезиолог — реаниматолог. Добродушный уравновешенный человек и, не смотря на свою инертность, хорошо мобилизуется на работе в экстренных ситуациях. И очень надёжен. Такое сочетание спокойствия и реакции в нужный момент. И всё бы ничего, но мама свои психологические познания применяет не только на работе, но и дома. Отцу что, до него её воздействия доходят, как до жирафа. Он практически непробиваемый. Так что все её методики испытываю я, белая мышка-Маришка, Марина Лаврова. Наконец, разрешите представиться: метр шестьдесят восемь, короткая стрижка, джинсы. Человек как человек. Но по мнению мамы, у меня наблюдаются некоторые отклонения в поло ролевой идентификации. Не въезжаете? Хорошо, я постараюсь все мамины термины на русский переводить. Поло ролевая идентификация это отнесение себя к полу мужскому либо женскому. Как правило, оно происходит ещё в раннем детстве. И я чётко знаю, что я девочка. И парни из нашего класса мне забывать об этом не дают. А то, что я джинсы ношу чаще, чем юбку, свидетельствует лишь о том, что я практичная. Ну, только зазевалась, шваркнула рюкзаком по колготкам, всё — дыра! Двести рублей коту под хвост! Я люблю слушать рок — музыку, кататься на велике, плести из бисера браслеты и брелочки, читать много чего люблю, по телефону с друзьями разговаривать, естественно обожаю. Вот, с моей семьёй я вас познакомила. Стоп! Есть ещё у нас двоюродная бабуля, Пелагея Пантелеймоновна. В другом городе живёт. Старенькая уже. Но папа её называет" железное болеро». Не знаю почему, но ей подходит. И это отдельная песня. «Щас спою!»

Мама считает, что жизненно необходимо поддерживать связь между поколениями и бабушка у нас периодически гостит. Я её люблю, но эта связь между поколениями мне тяжело даётся. Напрягает меня. Бабушка Поля с порога начинает причитать, почему я отрезала косу. Теперь я не барышня вовсе. Бабуля, очнись! Какие барышни в наше время?

— Да — да, — ворчит. — Косы порезали, штаны натянули, цыгарку в рот и за баранку! Разве ж это женщины? А потом детей не хотят рожать и рОстить!

Мама ей поддакивает и начинает опять песню про поло ролевую идентифи.. тьфу. Ну, вы помните! Я надеваю наушники и погружаюсь в свои песни.

Как то прихожу из школы. Собираюсь погулять с Ирусей, одноклассницей моей. Достаю из шкафа новые джинсы… Караул!!! Что это?! Ба -а а а а! — ору я, чуть не плача.

— А что случилось? — бабушка пришаркала в мою комнату.-Что голосишь, Маринушка?

— Кто мои джинсы заштопал?

— Я. Ведь драные, аж лохмотья висят, как будто собаки драли бешаные. Спасибо бабушке скажи, а не голоси, как будты родимец тебя забирает!

— Да ты что?! Не понимаешь? Это мода такая! Последний тренд моды!

— Безобразие, а не мода! — в свою очередь возмущается бабушка. У нас в деревне Стёпка-алкаш в таких под забором обсосанный валяется. Ему не на что купить новые, всё пропил. А у тебя родители врачи. Нельзя их позорить. Виданное ли дело: порядочная девушка в ветоши ходит?

Ну, не понимает. Ни шиша не понимает. Утираю сопли и надеваю юбку.

— Вот, теперь другое дело! Иди, поешь вареников то на дорожку. Придётся поесть. Про пиццерию молчу, чтобы не слушать про «казённые харчи» и гастрит. Бабуля ещё тот психолог!

Глава 3 Мама и рок

Я обожаю слушать рок! Конечно не всё подряд. У меня есть своя любимая группа. Я слежу за всеми их новыми альбомами, гастролями и успехами в жизни. Я тихонько фанатею в своей комнате, никому не мешая, и мне никто не мешал, пока я не решила послушать своих любимцев без наушников. Это была ошибка. Большая ошибка! Рок тихо не слушают. И надо было такому случиться, что до маминых ушей донеслись слова песни о том, как муж укокошил свою неверную жену и потом зажарил, как шашлык. Видели бы вы лицо моей мамы! Сказать, то глаза у неё выпозли на лоб, ничего значит не сказать!

— Ты слушаешь ТАКИЕ ПЕСНИ?! — с этим вопросом она вошла в мою комнату.

Не песня её поразила, а то, что Я, её милая девочка, такое слушаю. Я стала оправдываться и успокаивать маму.

— Не все песни у них такие, есть и нормальные, много нормальных хороших песен. — старалась я переубедить маму.

Но она начала мне объяснять, как музыка влияет на подсознание человека, формирует его отношение к жизни, мироощущение. Разная музыка по- разному. Гармоничная, мелодичная и классическая — благотворно, а рок — разрушительно, губительно. Мол, недаром среди рок — певцов и рок — музыкантов много наркоманов и алкоголиков. И они рано уходят в мир иной. Мама стала мне рассказывать об опытах над растениями, которые якобы засыхали на корню от подобной музыки. Я почувствовала себя такой подопытной ромашкой и, честно сказать, приуныла. Хотя, благодаря моей настойчивости, мама прослушала несколько тихих композиций разных рок — музыкантов, переубедить её мне не удалось. Ясно, не видать мне моей любимой группы, как своего копчика. Дело в том, что я хотела попросить родителей подарить мне на день рождения билет на их концерт.

Представляете, они как раз будут в нашем городе на гастролях в день моего рождения! Что может быть лучше?! Когда папа меня спросил, что я хотела получить на свой праздник, я наивно сказала про билет, думая, что папа ещё не в курсе. Но мама его уже посвятила в свои опасения, и он наверняка тоже прослушал лекцию о вреде рока. Потому то и сказал: " Давай с мамой посоветуемся.» И, видя мои наворачивающиеся слёзы и краснеющий нос папа скороговоркой произнёс

— Ну, ну, я же не сказал «нет». Я поговорю с мамой.

— Нет! Нет! Нет! — Вы догадались? Это мама отвечала на папин вопрос о билете на концерт. Они закрылись на кухне, но их разговор проходил на повышенных тонах и я невольно всё слышала.

— Ду -ду-ду.- Это папа спокойно.

— Ты не понимаешь! — это мама.

— Но ведь мы же в молодости тоже ду-ду-ду. — Папа пытается доказать.

— Мы другое дело!!! — мама всё громче.

— Ду-ду-ду.-опять папины аргументы.

— Только с тобой!! — мама.

— Не могу, у меня дежурство ду-ду-ду.- папа.

— Вы меня уморить хотите! — мама.

Потом тишина, стучат ложками о края чайных чашек, размешивая сахар.

И вот дверь на кухню резко открывается, и мама сообщает мне принятое решение.

— Я пойду с тобой.

— Ты!?! Со мной?! — у меня паралич мозгов, лица, всего. Я же собиралась пробраться к самой сцене с фотиком, орать песни вместе со всеми и автограф получить на диск! В этой картине всеобщего фанатизма и восторга свою мамулю я никак не представляла.

Мама глянула на меня выразительно: мол, либо так, либо никак вовсе и ушла к себе. Я стала обдумывать эту безумную идею. Идея медленно со скрежетом эволюционировала от «Ни за что!» через «А может всё- таки…» и к ночи дошла до «Ладно, так и быть». Я согласилась и мне купили вожделенный билет.

На концерт мы с мамой отправились в джинсах и футболках: я — с названием моей группы, мама (позор на мою меломанскую голову!) — в цветочках и стразах. Надо отметить, что к моему огромному счастью, мама в клубе пошла на балкон:

— Их крики я и оттуда услышу.

А я всё-таки протиснулась ближе к сцене с намерением стоять насмерть на своих квадратных сантиметрах и не дать себя оттеснить более мускулистым и подогретым поклонникам рока. Концерт проходил в полумраке, к тому же дым сигарет окутывал всю сцену, снимки получились мутные и отрывочные. Меня раскачивало и мотало вместе со всей поющей толпой. Я прыгала, пела и хлопала вместе с такими же подростками, знающими наизусть весь репертуар группы. И к результате охрипла. Концерт закончился за полночь. Музыканты отыграли для своих фанатов на совесть и, по видимому, сил на автографы у них не осталось. Они умчались на авто, а радостная толпа разделилась на взбудораженные группки и рассыпалась по ночному городу. Мама меня ждала у входа в клуб. Оказывается она слушала не весь концерт. От шума и дыма у неё разболелась голова. Мы вернулись домой на такси, сняли с себя буквально всю одежду. И запихали её в стиралку, поскольку до нитки пропахли табаком. Папа встретил нас на кухне словами:

— От вас несёт, как после тяжелейшего дежурства, курилки. Чай пить будете?

— Лучше молока с мёдом, для успокоения. — Мама вытиралась голову после душа.

Мы долго не могли заснуть. В голове гудело и пульсировало, в ушах стоял реальный звон. В моих закрытых глазах мелькали картинки сегодняшнего праздника, а в мозге проползла хилая мысль о том, что мама в чём-то где-то права. В третьем часу ночи я упала в сон.

Утро следующего дня было тихим и хмурым. Хмурилась мама, потому что у неё болела голова. Хмурился папа, потому что мама была не в настроении. Хмурилось небо, и даже наша домашняя крыса не выползала из клетки на мамин тапок, чувствуя уныние хозяев. А же я проснулась в отличном настроении. Вот это днюха! Будет что вспомнить!

Вы про нашу Ириску ещё ничего не знаете? Страсти улягутся — расскажу.

Глава 4. Крыса как суррогат любви

У моего одноклассника окрысилась домашняя крыса. Он, естественно, стал пристраивать крысят в добрые руки. Мы с Ирой потащились к нему домой после уроков. Ируся хотела взять крысёнка на воспитание, а я просто так пошла с ней за компанию. Любопытно же! Какие они оказались потешные! Ируська выбрала самого беленького.

— Они ещё и очень умные.- Сказал Лёня, поглаживая своих любимцев, — на имя отзываются, встречают меня, как собачки, к хозяину привязываются. Если бы люди укокошили друг друга в атомной войне, остались бы на Земле крысы и создали бы свою цивилизацию. Нудел Лёнька. Бред, конечно, но я загорелась тоже иметь такого смышлёного зверька дома. Один из них как раз забрался мне на руку, похоже, я ему понравилась. Оказалось это крыска — девочка и я её сразу назвала Ириской.

— Мамочка. только сильно не кричи. — Я пыталась подготовить семью к появлению в доме Ириски, которая шебуршала у меня в рюкзаке среди учебников.

— Когда я на тебя кричала? — удивилась мама.- Я в состоянии выслушать тебя спокойно. Ну, что там у тебя?

— Да… вот.. Ира тоже взяла домой крысёнка.

— Крысёнка? Так, крысёнка.- мама повторила это слово, как бы прислушиваясь к себе. — Удивляюсь я тебе, Мариша. Ты уже большая девица, тебе об ЕГЭ думать надо, а не о мелкой помоечной живности. Это раз. А во вторых; люди заводят животных в доме в качестве суррогата любви, когда им не хватает эмоционального тепла. Началось!! Как всегда мама не может без психологических выкладок!

— Чего не хватает тебе? Мы же с папой тебя любим.

— Да всё нормально, мамуля! Просто посмотри, какая она хорошенькая и не помоечная, а декоративная. — Я достаю крысу из рюкзака и сажаю себе на плечо.

— Ой, и вправду миленькая, — мама осторожно касается пальцем спинки зверька.

— Ириска!

— Ах, уже и имя есть!? А я ещё своего согласия не давала.

— Ну, мам-а-а-а, кошки стресс снимают и собаки, и дельфинами люди лечатся. — Я продолжаю канючить. — Вот ты уроки рисования берёшь, арт- терапией называешь, а я буду после школы с Ириской стресс снимать.

— Так, чадо моё большое и неразумное, вижу ты в зоопсихологии начала разбираться. Но ей же клетку надо покупать, корм, поилку, опилки и прочее. А это незапланированные расходы.

— А вместо новых роликов? — Я чувствую, что мама начала сдаваться и иду на жертву.

— Вместо роликов?

— Да, да я ещё на старых могу кататься прекрасно! — вру я вдохновенно.

— Ладно уж, живите. Только убирать за ней будешь сама.

— Конечно, всё сама! — я чмокнула маму и понесла Ириску знакомить со своими апартаментами.

Вскоре мы действительно купили клетку, опилки и всё остальное, но крыска предпочитала свободно гулять по квартире, обследуя разные уголки. Особенно Ириска облюбовала стиральную машину в качестве аттракциона и сидела на ней, завернувшись в полотенце, когда центрифуга гудела и вся машина тряслась, как лихорадочная.

Она сидела у меня на плече, когда я делала уроки или шуршала на моём столе среди тетрадок и учебников, сильно скрашивая нудный процесс решения задач по химии. Так же она сидела на плече, когда я смотрела телевизор, и стучала мне зубками прямо в ухо, наверное, комментировала происходящие ужасы на экране. Магазинному корму она предпочитала мамину стряпню. И когда по дому разносились запахи жареного или печёного, крыска начинала беспокойно бегать по клетке и вставать на задние лапки. Ириска быстро росла, отзывалась на имя и была очень общественным существом, обожая время, когда мы все собирались на кухне.

Но идиллию вдруг нарушил возмущённый возглас отца.

— Я её прибью! Нет, вы только посмотрите на это!

Мы с мамой прибежали в большую комнату. Что могло так возмутить нашего флегматика? Папа держал в руке перегрызенный провод от компа.

— А я всю голову сломал, почему компьютер не включается?!

— Ну, успокойся, дорогой, возьми пока мой ноутбук. — Мама казалась очень спокойной (радовалась, наверное, в душе, что папа отдохнёт от компа).

— Да я уже спокоен, как удав, просто надо на ремонт раскошелиться. И посмотрите, целы ли другие провода.

Оказалось, Ириска перегрызла ещё провод от торшера, которым мы редко пользовались и провод от маминых электрических бигуди, стоявших в ванной комнате. Мама их включала перед праздниками. Ущерб, нанесённый мелким грызуном, в итоге вылился в крупную сумму, и мне было строго наказано следить за прогулками Ириски, когда я её выпускаю из клетки.

А вот когда мама действительно расстроилась не на шутку, это когда крыска прогрызла её новые сапоги, купленные на распродаже летом и ненадёванные ещё ни разу! Тут никакие техники саморегуляции видать не помогли: было очень жаль видеть мамины слёзы. Как Ириска пробралась в шифоньер, где стояли коробки с обувью, ума не приложу. В наказание эта мелкая зараза просидела в клетке под арестом несколько дней. Она поскучнела и, нам показалось, даже похудела от недостатка общения и свободы. Мама разрешила её выпускать только в моей комнате и в ванной: аттракцион же! Неожиданно выяснилось, что папа всё реже может найти пару своим носкам. Представьте, куча чистых носков после стирки и все разные! Обследовав ванную комнату, он обнаружил в углу за шкафчиком гнездо, свитое из его носков и трусов. Видать, крыска таскала их через отверстия в бельевой корзине и обустраивалась.

— Так, гнездиться хочет и размножаться. — Сделал папа свой вывод.

Она у нас жила уже почти год. И вот однажды мы нашли её лежащей в клетке. Сначала показалось, что Ириска спит. Но приглядевшись, мы поняли, что она не дышит. И на ощупь стала твёрдой.

Все мы, даже мама, опечалились. В интернете я вычитала, что если крыса не даёт потомства в домашних условиях, то живёт около года. Таков закон природы. С тех пор мы решили больше никого не заводить. Поскольку привыкаешь, а смерть даже самой маленькой, но твоей зверушки печальна, как не крути…

Глава5. Неудачное дежурство

Грохот в прихожей. Мы с мамой выскакиваем из кухни. Картина «Последний день Помпеи»: папа зацепился за вешалку, свалил зонты, полку с обувью. Понятно — было тяжёлое дежурство. Я принимаюсь поднимать упавшие вещи, а мама помогает папе снять ботинки. Приведя прихожую в порядок, я ухожу к себе. Пускай мама хлопочет вокруг папы. Он нетрезв, мягко говоря. Такое с ним случается очень редко, когда у них кто- то умирает на столе, как выражается папа. Он хотя и «броненосец» у нас, но всё же всякий раз сильно переживает, когда не удаётся спасти ребёнка. Ведь он работает в детской областной больнице. Каждый раз, когда у него на дежурстве умирает больной, он берёт у старшей медсестры спирт и напивается в драбадан. Поначалу мама ему пыталась объяснять, как можно по-другому справиться со стрессом. Без толку! Теперь она его просто обхаживает, как ребёнка. Сейчас она его разует, разденет, даст таблетку, уложит в прохладной комнате спать и будет ходить вокруг него на цыпочках. Папа замечательный врач, но в некоторых случаях даже он не может ничем пом

очь своим пациентам. Так что сегодня у нас скорбный вечер. Мама никогда не ругала отца, когда тот приходил в таком состоянии. Нет, вру! Однажды был скандал. Как то он пришёл в очередной раз нетрезвый с дежурства и мама у него деликатно так поинтересовалась

— Кто умер, дорогой?

— Кролик… — промямлил папа.

— Как кролик? — изумилась мама. — Фамилия такая?

— Н-е-ет, об-бы -ычный кролик-ик, — заплетающимся языком пояснил отец. — Дорогая, я тебе потом всё расскажу.

— Нет, сейчас! Ты приходишь пьяный и несёшь мне чепуху про какого то кролика! Если случай тяжёлый и не хочешь рассказывать, то лучше ничего не говори, чем делать из меня идиотку!

— Случ-чай тяжё -олый, но это был кролик, — не унимается папа. — У нашей старшей медсестры заболел домашний кролик- ик и она его привезла на работу спас- ссать.

— А почему не в ветеринарку? Издеваешься?!

— Ну, дорогая, ну доверие же… мне. Кто ещё сможет кролику в венку попасть? Я же спеси..тьфу, специалист высшей категории! Но даже я не смог! Печаль. Пришлось похоронить, хотя были другие предложения

— Кого похоронить? Где? — мама стояла вся красная, и мне казалось, она сейчас стукнет папу, чем попадётся

— Мы его за хозпостройками похоронили, с почестями, на больничном дворе.. Потом поминки были..

— Но на улице декабрь! Что ты плетёшь?!

— Да мы с Николаичем землю долбили, замёрзли, как цуцыки, вот и грелись потом.

И вдруг мама начала смеяться. Она расхохоталась так, что не могла остановиться, и у неё закололо в боку. Держась за бок, она присела на пуфик в прихожей. Наверное, она представила, как два врача на задворках больницы долбят мёрзлую землю и закапывают поспешно дохлого кролика!

— Тебе смешно, а это был член семьи. И старшая не дала его Николаичу в автоклаве пожарить. Жирный был кролик, может, поэтому я венку то и не нашёл. Я тоже, глядя на родителей, рассмеялась. Случай действительно из серии и смех и грех, как бабушка любит говорить. Жаль крольчишку, но лучше бы папа хоронил кроликов, а не детей…

Глава 6. Люди на полочках

У моей мамы есть такой пунктик: она любит классифицировать людей по разным признакам. Ну, на разные группы делить что ли, по разным полочкам их рассаживать.

То делит их по темпераментам — кто шустрее, кто тормозит, то по интеллекту — кто умный, кто средний, а кто вообще" тук-тук, войдите! "то по ценностям — материальным или духовным. А одно время она увлеклась какой то соционикой и делила людей на квадраты, круги, треугольники и зигзаги. Ну, мне тоже интересно к какой группе я отношусь. Я же все мамины тесты пробую.

В это время папа как раз получил сертификат по суджок — терапии. Это когда к разным точкам на теле или на руках прикладывают магнитики, иголки втыкают и вылечивают какую- нибудь болячку. У папы другой пунктик: он дипломы коллекционирует. Всё на каких- то курсах учится. У него есть диплом массажиста, спасателя на водах и чего- то ещё. И вот до кучи и суджок -терапию выучил. Решил папа открыть свой кабинет. Сидят они с мамой на кухне и обсуждают, с кем из папиных сотрудников он мог бы это дело организовать. Кто больше подходит. И тут мама начинает всех его врачей классифицировать. Умора. Этот — непредсказуемый зигзаг, может в любой момент что-нибудь выкинуть, тот — квадрат уравновешенный. Папа — сам квадрат. Два квадрата-кубика будут стоять на месте, а делу нужно движение, развитие.

— Вот, — говорит мама, — Николай Николаевич подходит. Он — треугольник, целеустремлённый.

Видела я этот треугольник! Этого Николаевича. Никаких углов. Круглый, как шар, розовощёкий, с отменным аппетитом. Не знаю, к какой цели он устремлён, но как придёт к нам, вечно по пивку ударяет с папой и только про рыбалку говорит. Где кого выловил, и как кого вялят- солят к пиву. Такая вот устремлённость в свободное время! Но папа говорит, Н. Н. — диагност от Бога. Без рентгена болячку видит в человеке. Я, разумеется, по маминой очередной типологии, зигзаг. Какой у меня поворот будет, сама не знаю. То записалась с подругой в астрономический кружок. Перистые облака наблюдали, фотографировали. Подружка там себе парня нашла и перестала на занятия ходить. Видно не звёзды её интересовали вовсе. Я мне одной надоело ходить. То в тренажёрный зал записалась. Но быстро поняла, что это не по мне, гири ворочать. Лучше на велике в парке покататься. То вдруг приспичило мне сделать татуировку на плече. Представила, что на выпускной надену платье с открытыми плечами. Все наши лопнут от зависти! Сколько я ныла, уговаривала маму. Это- круто, это модно. Вот я выслушала лекцию о знаках и символах, об эгрегорах и прочей хрени, о несвободе и заклании души разным сектам, об аборигенах Австралии и прочая, прочая! Тут не выдержал и папа и сказал своё суровое родительское слово.

— Пока мы твои родители и отвечаем за твоё здоровье, мы не разрешаем тебе портить твою кожу и разводить тут уголовную моду! И больше чтобы я об этом не слышал, иначе будешь наказана. Всё.

Я опешила. Таким суровым я не видела отца. И я притихла. Прошло время и отношение моё к татушкам изменилось на 180°. Вот, думаю, идиотка. Что бы я потом делала? Так что иногда мамины выводы верны. Я — точно зигзаг!

Глава 7. Подготовка к ЭГЕ или дышите спокойно

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 301