электронная
100
печатная A5
313
18+
Дочь Волкодлака

Бесплатный фрагмент - Дочь Волкодлака

Часть первая

Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-4789-3
электронная
от 100
печатная A5
от 313

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ГЛАГОЛЕТ ИСТИНА УСТАМИ МАЛЫШЕЙ…

часть первая, раздел четвёртый

(для неопубликованных фотографий с Анной)

Фотокомментарий №0001

Рассвета луч скользнул к губам Аннушки спящей:

«Доброе утро, Ань… Привет от Волкодлака!

Просил, чтоб я тебя коснулся, настоящей:

он ведь целует лишь в ночи созвездье Рака…


(спящая рядом дочь «Привету» улыбнулась…)

Зверя слова проникли в сон твоей малышки,

в мир, где живут её рисунки, куклы, книжки?»

— Ой, Волкодлак… привет!

                                           Мам, ты уже проснулась?


Как это… спишь ещё и даже не будить?

Я развлекать должна одна, что ль, Волкодлака?

Так я совсем другого знака зодиака,

да и вообще, боюсь тебе, мам, навредить:


вдруг что не так, или не то, иль даже вдруг —

стыда потом не оберёшься средь подруг;

впрямь заколдованный из отношений круг:

я, мама, Волкодлак и папа — муж-супруг!


— Ну хорошо, мам, пусть любовный «треугольник»,

только меня вычёркивать нельзя никак:

я тоже дама ведь, к тому же Девы знак,

да и манеры знаю, как любой дошкольник!


Только лишь Зверь меня, мам —

                                                  Дочкой! — обожает…

Кстати, ты будешь просыпаться или нет?

Ах, «дальше будем спать» — таков приказ-совет?

— Слышь, Волкодлак, как меня мама обижает?


Коснулся локона причёски луч рассвета:

«Ань, я ваш с дочкой разговор будить не стану —

лишь поцелуем солнечным на лик твой гляну

ещё раз… и истаю ароматом лета!»

Фотокомментарий №0002

— Папуль, ты с «Ласточкой» своей

                                                      побыть не хочешь?

Слетай в гараж, свози её на СТО,

на автомойку загляни — тож ничего!

(так я и знала, что «спасибо» забормочешь…)


Ты же с дивана с TV-пультом не слезаешь!

Рад, что из дома в выходной дочь выгоняет?

Мамуля тоже про «сюрпризик» мой не знает…

вот удивится! — Волкодлак, ты представляешь?


Сейчас на «выход» своего папу отправлю:

пускай во взрослые игрушки поиграет;

мама не знает, как её я позабавлю

(возможно, я седых волос себе добавлю —

у малышей от стресса всякое бывает…),


зато впущу тебя и дверь на ключ закрою!

Конечно, выброшу в окно или с балкона:

хватит мамуле трепетать у телефона,

вздрагивать-вскрикивать от твоего дозвона —

я уж сама ваше свидание устрою!


Привыкла, блинн, не Волкодлака целовать,

меня мусоля поцелуями-слезами!

Хотя бы пусть «соприкоснутся рукавами»,

а там, глядишь, и от любви не убежать…


— Папа, ты что? Тебе не нужно возвращаться!

Дождик на улице? Открою, погоди…

— Вот незадача, Волкодлак, ты погляди:

прежде чем встретиться, приходится прощаться!


А впрочем, мама — «по уходу за ребёнком»:

может с тобою встретиться в рабочий день,

если тебе, конечно, в дверь звонить не лень —

пушистым станет мама и белым котёнком,


как только я тебя в квартиру приглашу,

дверь отомкнув — в знак приглашенья Волкодлака!

Согласна, трудно котиком представить Рака,

если добавочно мамулю всполошу


видом твоим, особенно её глаза —

как будто Волкодлаков в жизни не видала,

но всё ж попробую не допустить скандала:

вместо тайфуна, уверяю, лишь гроза


на горизонте будет ждать тебя за дверью;

котёнки тоже ведь царапаться умеют,

но мне испортить настроенье не посмеют —

нет же альтернативы детскому доверью?


Звякну с домашнего, ты знаешь, как всегда,

а то смартфон мамуля прячет от меня!

Помнишь, звонком застукала (себя виня…)

меня на том, что отправляла, не ценя

платы за SMS, тебе? Да ладно, ерунда:


подумаешь, пришло от мамы сообщенье;

не знаю — сколько, но уж точно, что не пять!

Как маме папе не пришлось всё объяснять?

Если б не ты, глазеть на светопреставленье


пришлось бы мне, соску жуя вместо груди,

даже на цыпочки привстав в своей кроватке:

мамина грудь тоже участвует ведь в схватке!

Что ж, Волкодлак, пока… — Папуля, заходи!

Фотокомментарий №0003

— Ой, Волкодлак, привет… ты снова под балконом?

Да, заходи через него — окно открыто!

Что? Мама где? Трясётся там, над телефоном,

уверив страхом меня, что всё шито-крыто,


что абонент в нём постоянно типа занят!

Не понимаю я тебя — зачем звонить?

Не проще ль в дверь мою и мамы позвонить?

Хочу увидеть, как у мамы барабанят


от страха пальцы, руки, ноги и глаза —

забавно смотрится мамуля-«Егоза»:

она тебя впрямь ненавидит, так любя,

что просто киснет молоко, меня злобя!


Вот сам попробуй… пососи у мамы грудь!

Должна же дать она тебе когда-нибудь?

Ой, мамочка идёт! Потом выйду на связь…

Ты представляешь: мама плачет, матерясь —


папулю пьяного так в детстве не боялась

(а уж мы с папой, как по струнке, дома ходим:

он — в основном, а я — когда с куклой нашкодим):

— Мам, Волкодлак ушёл! Ого, как рассмеялась…

Фотокомментарий №0004

Трепеща крыльями, бабочки вкусно льнут

к нектару-аромату яблони цветов…

Зеркальным отражением из грёз иль снов,

лепетом дочки из бессвязных звуков слов,

смещаясь временем, к Зверю мысли плывут:


«Доброе утро, мам… тебе привет-«салам»!

Ну и когда ты сменишь гнев на Анны милость?

Не знаешь, кто дверь охраняет по утрам?

Ты Волкодлака в гости пригласить решилась?


Ой, не краснела бы я так, мам! Ты при чём?

Я, собственно, только себя в виду имела…

Нет, погоди, мама! И ты тоже хотела

увидеть Волкодлака? Вновь слёзы ручьём…


Платочков точно на тебя не напасёшься:

и так истратила у куклы весь запас!

(Вспомнила Волколака, блинн, в недобрый час…)

Что, спрашиваешь «Почему?» Ты рассмеёшься:


Зверь красоту мою когда-то должен видеть?

Небось, приятно маму — в дочке! — угадать?

Да прекрати ты так плакать-страдать:

в гости идут не для того, чтобы обидеть…»

Фотокомментарий №0005

Солнца металлом дел кузнечных Ювелир

форму потешил, украшая содержанье:

к золоту рамки, окаймляя глаз сиянье

Анны и дочери, смотрящих в Зверя мир,


приладил трепет живых роз и лепестков,

тягучим ароматом влившись в снимок лета —

поближе к Анне! — из корзины для букета,

вобрал в себя Зверь шёпот детских мыслей-слов:


«Слышь, Волкодлак… да знаю я, что ты за дверью!

Нет, мама спит — сама к тебе я приползла,

и даже (как его…) страх свой превозмозгла!

Ключ у меня, но как открыть? Плохи дела:

мешает возраст мой взаимному доверью!»


Зрачков рентген-лучи сканируют пространство:

там, за железной тканью, вход в дом защитившей,

спит Анной, жизнь мою Мечтою заменившей,

волшебницу в малышке-дочке воплотившей,

царство судьбы моей… и вилайет… и ханство…


За дверью лепет «Солнышка» ласкает слух:

«Ты, Волкодлак, на маму уж не обижайся!

Вот вырасту примерно я до лет до двух

и — на здоровье! — к моей маме прикасайся…»

Фотокомментарий №0006

Кисти художника подвластно волшебство

изображенья, обрамлённого цветами!

Дочери грёзы станут Аннушки мечтами

иль Волкодлак лишь знает рифм колдовство?


Солнечным Днём вновь заглянул в Анны окно:

«Пальчики „Солнышка“ грудь мамы теребят?»

Сияньем счастья мысли дочери звенят:

«Ты Волкодлака, мам, ведь любишь всё равно?»

Фотокомментарий №0007

— Ты представляешь, мам,

                                        кто ночью мне приснился?

Твой Волкодлак! Он моим папой был во сне:

рассказывал, как он в тебя, в Анну, влюбился…

Мам, он доверил твою тайну только мне!


Потом, откуда-то… пришла в мой сон и ты:

будто и вправду из «ромашкового рая»,

к себе большой букет ромашек прижимая!

Мой Волкодлак, мам, подарил тебе цветы?


Такой счастливой я давно тебя не знала…

Красивой мамой Волкодлак тебя нашёл,

когда в твой офис (не случайно ведь?) зашёл!

Душа твоя, мам, в нём судьбу свою узнала?


Ты столько плачешь, мам, когда я засыпаю…

и вижу сны, где мы гуляем с Волкодлаком:

я будто в сказку волшебства, мам, уплываю

под твоим взглядом, ставшим зодиака знаком,


мерцаньем звёздочек украсившего день,

в котором я лишь с Волкодлаком, без тебя…

но имя Анна следует за мной, как тень —

так Волкодлак придумал, мам, меня любя!


И, представляешь, мама… твоё Имя — Анна! —

прямо на небе облачками рисовалось,

в мои ладошки радугою опускалось!

Я, мам, сказала тебе правду, без обмана…


Жаль, на ладошках имени цвет взволновался:

мне Волкодлак шепнул, что дождь сейчас заплачет,

и потому он в кулачок мой маму спрячет,

чтобы дар неба — красками! — не проливался…


А после, мам, ты представляешь: дождик лил…

и в каплях света мы увидели твой взгляд!

Наверно, дождь, мам, о тебе тоже грустил?

Неправда, мама, да? Так люди говорят…


Потом я, мама, твоё Имя отпустила,

раскрыв ладошки… и радуги имя — Анна! —

вновь засияло среди неба-океана

Золотой Рыбкой, чтобы мама не грустила…


Вот потому я Волкодлаку только верю!

Мне хорошо с ним, мама, так же, как с тобою…

Ну, хватит плакать, мама, а то я заною!

Кто возместит потом мне слёз потерю?


Как я хочу, чтоб ты дружила с Волкодлаком…

чтоб папа-Зверь всегда был с нами и везде —

он поклоняется тебе, мам, как звезде!

Я тоже стать хочу любимым его Знаком…


Жаль, не Ракиней зодиака! Ну и пусть…

Как же с созвездьем тебе, мама, повезло!

Я стану Зверя главным Знаком — всем назло!

Мама, ну почему в твоих глазах лишь грусть?


Когда же счастья радость в маме я увижу?

Наверное, когда ему откроешь дверь?

Ты словам Зверя как мне, дочери, поверь:

«Я никогда, дочь, твою маму не обижу…»

Фотокомментарий №0008

— Ну почему, мама, мой папа не похож

на Волкодлака твоего? Совсем никак!

В нашей семье он числится мужчиной всё ж,

а Волкодлаку он — «ни друг, ни враг, а так»…


Мой папа снова от тебя, мам, отказался?

Верней, от номера смартфона твоего?

Значит, и от достоинства, мам, моего,

когда по телефону объяснить старался,


что не по адресу, мол, «волко-чмо» звонки:

такие, дескать, здесь совсем не проживают!

А «волко-чмом», мама, нарочно обзывают?

Знают когда, что не достанутся пинки?


Тогда мой папа, мама — точно! — Терминатор:

от жидкокристаллического монстра спас

себя, тебя, мама… меня — в общем, всех нас,

только глаза папы были — с иллюминатор!


Действительно, мне тоже было очень страшно:

такой вид папы, разумеется, пугает —

со Зверем папа, как кот с мышкою, играет…

Вот только кто из них так выглядит ужасно?


— А почему, мам, ты смеялась про себя,

когда в смартфон мой папа шёпотом орал

на Волкодлака твоего? Чтоб не узнал?

Так же, как ты, небось, Зверя душой любя?


Наверно, потому ты папе подыграла,

супруга подтвердив слова: «Номер — не Анны»?

Вот только вид был у тебя уж очень странный…

Ты сообщеньем Волкодлаку «моск трепала»?


Маму, оказывается… Кымбат зовут!

И папа мой тогда, видать, совсем казах?

Зверю «джихад» устроить видимо Аллах

папе велел?

                 Вот почему папа сменил пряник на кнут!


Жаль, Волкодлак как-то не очень испугался,

но вид у Оборотня был оторопевший —

слушая папу, впрямь молчал, как протрезвевший:

«Ужель по-пьяни на чужой номер кидался?»


Мой папа даже имена Зверю назвал:

мамы и собственное, чтоб не ошибался

звонивший маме; вежливо так обзывался,

что материться под конец совсем устал!


И перестал мой Волкодлак маме звонить…

Правда, не сразу, только через два-три дня:

имя казахское у мамы — не фигня!

Да и раз Анны нет, зачем за связь платить?


— Зря, мама, ты об этом папе не сказала,

что Волкодлак встретиться с папою хотел:

на твоём номере все два-три дня «висел»…

Ты почему, мама, в ответ всегда молчала?


За то, что папа так трусливо отказался

от номера? Так ведь он твой же, мама!

Я — взрослой — тоже бы не захотела срама,

который папа сообщеньем скрыть старался!


Лучше бы встретился со Зверем и набил

милую мне и маме морду Волкодлаку,

чтобы попятился назад, подобно раку, —

естественно, если у папы хватит сил


кровопролитную атаку завершить,

в чём сомневаюсь даже я — папиной дочкой:

не заменяет многоточие Зверь точкой —

Хищнику нравится им всё вокруг крушить!


Как жаль, что Волкодлак нам перестал писать…

Мне мама вслух читала Зверя сообщенья:

папы уход утром не портил впечатленья

от SMS для мамы, но ведь кто мог знать,


что папа встрянет — психом! — в это отношенье

моё и мамы с Волкодлаком нашим тайным?

— Мама, давай мы папу назовём случайным,

тем самым недоразумением! Как твоё мненье?»

Фотокомментарий №0009

Штрихи Художника в невидимых движеньях

запечатлев фигурки в окруженьи лета,

красок сиянием из теплоты и света

забыть заставили мир обо всех сомненьях,


и о проблемах, и вопросах тем текущих,

влив в душу Зверя безмятежность и покой!

В пространстве звуками затрепетал слов рой,

взглядами Анны с дочерью к себе зовущих…


C cолнечным «зайчиком» играет Анны дочь:

«Мам! Я уверена, что это Волкодлак…

Как я — его, не может он совсем никак

тебя поймать, мама! Иль ты уже не прочь?


Нет, я, конечно, взрослых тем не понимаю,

но всё равно — как баба бабе — я скажу,

тем более что здесь понятно и ежу

(я иногда и остроумной, мам, бываю!):


Зверя присутствие мы оба ощутили!

Согласна, мама? Или в плаче спорить будем?

Ни я, ни ты стихов его мы не забудем:

мы ведь за это Волкодлака полюбили?»


Пальчики «Солнышка» ласкает луч тепла,

грея ладошку голограммой Волкодлака:

«На Козерога взглянет ли созвездье Рака?»

— Мам, да впусти его! Ты раньше ведь могла…

Фотокомментарий №0010

Мама, веди себя прилично!

Пусть папа рулит, всё отлично:

мы в гости едем, как обычно!

Да знаю я, что непривычно


тебе увидеть Волкодлака

там, впереди… на тротуаре!

Нет, мама, это не в кошмаре:

Зверь улыбнулся нам! Ждёт знака?


— Эй, Волкодлак! — Ой, пап, прости…

нет, ничего! — Правда ведь, мам?

Так улыбнулась — просто срам!

— Мама, сейчас же прекрати


счастливую изображать:

ты же дрожишь — насквозь видать!

Твой Зверь давно уж позади…

Надо же так страхом изойти!


— Ой, пап, не спрашивай, рули,

мама ругается со мной…

— Ты мною, мам, глаза прикрой:

слёзы ведь тушью потекли!


Всё! Перестань, мам, завывать:

машина всё же не кровать!

— Пап, хватит недоумевать…

Да что ж такое, твою мать?


Всё, Волкодлака больше нет —

уже в автобус сел, исчез!

Вот же, блинн, «чудо из чудес»:

на тебе, мам, лица ведь нет!


— И хватит так сердцем стучать:

твой Волкодлак уехал, мам…

Вижу, что рада — по глазам!

Ну, прекрати же целовать


моё лицо, глаза и губы!

Мам, Волкодлак тебя так любит,

как ты — меня… не папу ведь:

ему, я знаю, не суметь


в себя влюбить, насмерть пугая,

как с тобой сделал Волкодлак —

демон «ромашкового рая»,

мамин любимый, папин враг!

Фотокомментарий №0011

Нежностью аромата хрупких орхидей —

в звёздочных искорках рассыпанных жемчужин,

с которыми бумаги лист остался дружен,

как звуки слов дружат с мелодией речей,


вернее, мыслей-размышлений Волкодлака, —

я в чистоту дочки глазастости вливаюсь

затем, что устоять Зверем очень стараюсь

пред взглядом женского созвездья зодиака:


«Наверно, в дочке отразилась красота

Аннушки, пусть и Недотроги-Кареглазки:

её улыбки вкусность, взгляда чистота!

Снимают женщины всё ж иногда и «маски»,


когда ни подо что подлаживать не нужно

душу иль под кого… самой собой бывая,

мысли свои подлизываньем не ругая,

и для мужчины-парня не смеясь натужно,


а легко вглядываться и общаться дружно

с тем, кто твой мир души вниманьем озаряя,

интересуется, вопросом замирая:

«Малышка Ангела «ромашкового рая»

смеётся как, Ань… серебристо иль жемчужно?»

Фотокомментарий №0012

Нежность сиреневых узоров, как багета —

в мерцаньи бусинок, рассыпанных средь роз, —

пусть защитит Анну и дочь от всех угроз,

что дотянуться могут до фотопортрета!


В звёздочках искр розовых оттенков света,

украсивших — сияньем! — бархат лепестков,

взор Волкодлака затаился среди слов,

жаль, только дочери — от Анны нет ответа:


«Мам, выгляни! Там, под балконом, Волкодлак…

Сама боишься — поднеси меня к окну!

Какой трусливый из тебя, мамуля, Рак…

Ну ладно, можешь оставлять меня одну,


только закрой дверцу стеклянную балкона:

мало ли что случиться может, согласись?

Как это… «к дверце пальчиками не тянись»?

Мам, уходи иль побыстрей поторопись

дверцу захлопнуть: простывать мне нет резона!»


В окне возникли счастья детского глаза:

«Ой, Волкодлак? Привет-«салам»! А мама дома…

делает вид, будто с тобою незнакома!

Ты прав: действительно, такая «Егоза»!

Фотокомментарий №0013

Вновь непогодою тоски заплакал вечер,

ветром стучась в отблески лунных окон Анны:

«Солнышко», ключик ты стащи у своей мамы —

там, у двери,

                  твой Волкодлак ждёт с мамой встречи!»

Фотокомментарий №0014

Всё не могу никак забыть вчерашний день…

вернее, утро: встречу Волкодлака с мамой!

Мама тогда не выглядела светской дамой —

продлить больничный надо было бюллетень…


И мы как будто бы спешили не спеша

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 313