электронная
86
печатная A5
368
16+
Дочь короля и война троллей

Бесплатный фрагмент - Дочь короля и война троллей

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-1802-1
электронная
от 86
печатная A5
от 368

Поручение

— Ох, господин Вальтер! Вот уже битый час вы сидите с таким унылым видом, словно зарядил проливной дождь без конца и края.

— И впрямь, Кристиан, мне взгрустнулось. Должно быть, приключения, что мы с тобой записываем в книгах, давно закончились. Эдак я скоро расстанусь со своим прозвищем «Сказочник». Будем сидеть у окна и киснуть со скуки.

— А разве плохо живется вам в мире и покое? Глядите, королевство наше процветает, король Фридрих жив, здоров и счастлив. Леса свободны от нечисти. Все живут припеваючи, откуда взяться тоске?

— Хм, пожалуй, ты прав, Кристиан. За эти годы произошло много счастливых событий. У короля и королевы подросла славная дочка. Сын Тилля Оружейника стал сильным парнем, под стать деду и отцу. Да и ты нашел добрую жену и растишь отличных ребятишек. Единственным горем за эти лета стала смерть достойнейшей королевы Ангелики. Видно, слишком многое пришлось пережить бедняжке.

— А вы сочиняете чудесные истории, господин Вальтер. Люди вас уважают. И обо мне вы печетесь словно отец.

— Да ты и впрямь стал нам с женой родным сыном, Кристиан. Хотя негоже забывать и кровную родню. Вот что, работы у нас сейчас нет, поезжай-ка проведать своих да отвези гостинцев племянникам.

— Вот удача! Вы мои мысли отгадали, господин Вальтер! Давненько не навещал я братьев и сестер. Должно быть, они заждались. Завтра поутру и двинемся в путь.

Как только первые лучи летнего солнца сверкнули сквозь листву, повозка, до отказа набитая подарками и гостинцами, тронулась по мощеной дороге.

— До свидания, дедушка Вальтер и бабушка Грета! Не скучайте, мы скоро вернемся! — кричали ребятишки Кристиана.

Сказочник с женой долго махали им вслед, пока повозка не скрылась за поворотом.

Ах, как чудесно провел время Кристиан со своими родными. Нагостились на славу. Пора и в обратный путь. Как приехали с полной повозкой, так и уехали с битком набитой деревенскими гостинцами. Далеко за полдень путешественники выехали на лесную дорогу. Повозка так и запрыгала по кочкам.

— Ох, Кристиан, погляди-ка! — воскликнула его жена Илма. — У дороги сидит старушка. Бедняжка, верно, совсем притомилась, давай подвезем ее немного.

— Конечно, негоже проехать мимо старого человека да не предложить помощи. Эй, тетушка, далеко ли вам добираться? Мы прокатим вас с ветерком, если теснота вам не помеха.

Сгорбленная старушонка, закутанная сиреневой накидкой из тонкой шерстяной ткани с головы до пят, подошла к повозке.

— Сдается мне, ты Кристиан Хромоножка, что помогает Вальтеру писать его книги?

— Угадали, тетушка. Только я вас совсем не знаю, откуда же вы знаете мое имя?

— Уж такая моя доля: узнавать человека по имени тотчас, как увижу, — усмехнулась старуха. — Спасибо тебе, что предложил мне помощь, но у меня есть более важное дело для тебя.

— Дело? Да чем же я еще могу помочь вам, тетушка?

Незнакомка подошла совсем близко к Кристиану и достала сверток, обмотанный небеленой холстиной.

— Вот возьми да спрячь хорошенько. Отдашь его своему хозяину. Хоть Вальтер теперь зовется Сказочником, но в душе так и остался Пронырой. Никто лучше его не спрячет эту вещь. Иначе она попадет в дурные руки. И передай ему, что отдать это можно только дочери короля Фридриха, принцессе Шарлотте Альбертине. Запомни, Кристиан, никому больше. И лучше будет, если ты не станешь молоть языком о поручении.

— Да с чего вы взяли, тетушка, что мой язык сродни метле? И я, и жена моя не из болтливых. Эй, Илма, разве ты когда-нибудь говорила лишнего?

Но жена ничего не ответила. К своему удивлению, Кристиан увидел, что его семья крепко спит, уткнувшись носом в корзинки и мешки.

— Не волнуйся, Хромоножка, они проснутся ровно через четверть часа. Спокойней будет твоим родным ничего не знать о нашем разговоре. Ну, прощай, Кристиан, и скажи Вальтеру, что на его век приключений еще хватит. Но не всегда они к добру. Иным приключениям лучше бы и не случаться.

Голова Кристиана закружилась, и он мгновенно заснул прямо на козлах повозки.

— Муженек, эй, муженек, ну и сморило нас посреди дороги! — воскликнула Илма, тряся мужа за плечо. — Смотри, солнце садится, эдак до ночи не доберемся до места.

Кристиан, встряхнув головой, отгоняя сон, взмахнул прутом, и лошадь неспешно двинулась в путь.

— Ох, какой сон я видел, — пробормотал его сын Ланзо. — Как будто у дороги стояла старушка, а затем обернулась птичкой.

— И я, и я видела! — воскликнула его сестренка. — Оперение у птички было сиреневым, словно летние сумерки.

«Должно быть, мы и впрямь заснули и старуха привиделась», — подумал Кристиан. Но под полой его накидки лежал сверток. Вот и гадай теперь, было ли это на самом деле.

Ах, как заблестели глаза Вальтера, как только услышал он рассказ Хромоножки.

— Эх, Кристиан, сынок, тебе довелось повстречаться с самой Королевой Эльфов!

— Как? Да быть того не может! — воскликнул удивленный парень. — Говорят, Королева хороша собой и платье ее усыпано жемчужинами. А на шее красуется чудесное ожерелье, что сплела госпожа Мария Тересия!

— Да ты словно неразумное дитя, Кристиан! Стало быть, Королеве пришлось обернуться старухой. Это не нашего ума дело. Но всем известно, что она носит только сиреневую одежду и при случае превращается в птичку. Ну и удача выпала тебе, сынок. Не каждому за всю жизнь выпадет такая встреча. А теперь повтори-ка мне слово в слово, что сказала Королева.

Кристиан старательно передал все, что услышал, и, оглянувшись на запертую дверь, осторожно достал сверток для Вальтера.

Сказочник бережно развернул холст.

— Ну и дела, сынок! Да ведь это книга! Должно быть, она очень важна, раз ее надо спрятать.

Но любопытство так и распирало Вальтера. Он крутил книгу и так и сяк, не решаясь открыть. Видно было, что она старинная. Обложка походила на кусок засохшей коры, края словно изъедены древесным жучком. Вздохнув и оглядевшись по сторонам, Сказочник раскрыл книгу. Но, к его разочарованию, пожелтевшие страницы были исписаны непонятными значками. Решительно ни одного слова нельзя было прочесть.

Конечно, Вальтер надежно припрячет книгу, как велела Королева Эльфов, и уж обязательно постарается отдать ее юной принцессе. Но как бедняжка Шарлотта Альбертина станет разбирать эдакие закорючки?

Но делать нечего. Сказочнику поручено спрятать книгу понадежнее. А уж дальше видно будет. Он аккуратно прикрыл ее полой камзола и с пожеланием сладких снов отправил Кристиана на покой.

Ах, как права была Королева Эльфов: Вальтер постарел, но в глубине души остался молодым хитрецом Пронырой. Уж он надежно припрячет книгу.

Подземелье троллей

Меж тем в своих украшенных серебром и драгоценными камнями покоях умирал правитель троллей Олдрик.

Старик едва дышал, лежа на пуховой перине. Длинная седая борода спускалась на пол, лицо было бледным, и косматые брови нависали над глазами. Часы его были сочтены, и все ждали его смерти с минуты на минуту.

— Сын мой, — еле слышно прошептал он. — Мой путь лежит в королевство мертвых. Готов ли ты занять трон правителя и заботиться о троллях, как я?

Уродливое лицо Хенрика с большим носом и узким злым ртом порозовело. Жадность и нетерпение сверкнули в его глазах.

— Ах, отец, не стоит тратить силы и время на ненужные церемонии. Если хотите соблюдать обычаи, то помрете раньше, чем я начну клясться в верности нашему королевству.

Лицо старика болезненно сморщилось.

— Как тебе не терпится получить власть, Хенрик! А ведь именно на твое правление выпадает самое главное событие для нас.

— Да-да, знаю. Только не говорите, что мы ждали этого тысячу лет. Это знают и старики, и грудные младенцы. Озеро Превращений — вот наша главная мечта. Не беспокойтесь, когда я начну править, тролли получат его так же просто, как сорвать лист папоротника.

— Хенрик, Хенрик! Если бы это было так просто, тролли давно бы владели Озером.

— Ах, ерунда, отец! Раз я сказал, что получим, значит получим. Уж я слов на ветер не бросаю. Скоро все узнают, как смел и велик правитель Хенрик. И перво-наперво об этом узнает проклятый король Фридрих!

— Опять ты за свое! — воскликнул старик. — Оставь в покое Фридриха и его родню. Своей злобой и желанием мести ты накличешь на нас беды и несчастья!

— Ладно, ладно, не горячитесь так, отец. Считайте, что я уже позабыл о жалком короле людишек.

— Должно быть, я не доживу до полуночи, Хенрик, позови сюда свою сестру, я хочу проститься с ней.

— Хорошо, отец, — тролль неторопливо покинул комнату, в глазах его светилось злобное упрямство.

Ульрике была зла и коварна, как и брат, но на ее лице царило сострадание.

— Я здесь, дорогой отец, — почтительно произнесла она.

— Ульрике, запри дверь и подойди ближе, — прошептал старик. — То, что я скажу, не для чужих ушей.

Дочь тщательно заперла кованую дверцу и присела возле ложа правителя.

— Ульрике, мы, тролли, жадны и коварны, но твой брат еще слишком упрям и мстителен. Не такого правителя желал бы я своему народу. К прискорбию, по нашим законам я не могу отдать корону тебе: Хенрик мой первенец. Но прежде чем я отправлюсь в королевство мертвых, поклянись исполнить мою просьбу.

— Я исполню в точности все, что вы прикажете отец, — решительно ответила дочка.

— Обещай мне, что не дашь Хенрику погубить наш народ. И тролли наконец завладеют Озером Превращений.

— Клянусь, отец! Я сделаю все, как вы хотите.

— Благодарю тебя. Теперь я уйду с надеждой, и путь в королевство мертвых будет мне не так горек.

Дыхание старого правителя стало совсем неслышным, и когда часы пробили полночь, сердце Олдрика остановилось.

Скупая слезинка выкатилась из глаз Ульрике.

— Мирного пути, отец. Ваша дочь исполнит данную клятву. Даже если придется смести с дороги собственного брата.

А Хенрик ходил из угла в угол своей комнаты. Ох, как долго ждал он трона правителя! Теперь каждая минута промедления казалась ему вечностью. Ну погодите же, уж он покажет всем, что такое величие. Папаша правил слишком мягко. Так не годится. Отчего это тролли вечно стоят ниже всех сил зла? Ведь проклятый король Фридрих расправился с ведьмами и оборотнями, да и самого Блутзаугера стер с лица земли. Кто теперь может занять самое почетное место? Конечно, тролли во главе с ним, правителем Хенриком! Нет, великим правителем. Нет, королем людей — Хенриком Завоевателем! Ах, как сладко, должно быть, помыкать глупыми людишками и решать их судьбы. Хватит таиться в подземельях, не смея высунуть нос из лесу. Он станет жить в замке короля! Уж его коварства и злобы хватит, чтобы добиться цели.

Хенрик так замечтался, что не заметил, как сестра наблюдала за ним, поджав губы.

— Верно, в мыслях расправился с королем Фридрихом и примеряешь корону на свою пустую голову, братец?

Хенрик вздрогнул от неожиданности.

— Вечно ты подкрадываешься неслышно, словно крыса, сестрица!

— Уж лучше слыть крысой, чем напыщенным глупым индюком.

— Закрой свой кривой рот, Ульрике! Теперь я правитель, и ты должна служить мне, как и остальные.

— Скорее золото обернется глиной, чем дочь славного Олдрика станет прислуживать индюку!

— Вот негодяйка! От зависти твой жалкий умишко совсем покинул тебя.

— А у тебя его не было от рождения!

— Убирайся прочь, жалкая крыса, и не прищеми свой облезлый хвост дверью.

— И не подумаю, глупый индюк!

— Крыса!

— Индюк!

Хенрик и Ульрике наступали друг на друга. Их уродливые лица были красны от гнева. Рты кривились, в глазах сверкала злоба. Кулаки сжимались. Не прошло и минуты, как они сцепились в драке, щедро отвешивая друг другу оплеухи и пинки, царапаясь и кусаясь. Клочья одежды так и летели в разные стороны.

На шум вбежали тролли стражники, и вчетвером еле-еле смогли растащить детей старого правителя.

Ни Хенрик с исцарапанным лицом, ни Ульрике, потерявшая в драке целый клок волос, не смогли выйти на балкон Пещеры Правителя. Пришлось почтенному старику Дитмару объявить троллям о кончине старого Олдрика и передаче власти его старшему сыну. Дочь правителя Ульрике получает титул принцессы троллей. Относиться к ней подобает с почтением, но власть принадлежит только ее брату.

Тролли повздыхали и разошлись, покачивая головами. Что ждет их впереди? Хенрик всегда отличался несносным нравом. Дитмар, опираясь на клюку, медленно побрел к себе. За ним, оглядываясь и тихо ступая, шли четверо троллей.

— Господин Дитмар, господин Дитмар, — услыхал старик.

— Кто зовет меня?

— Это мы: Иво, Керт, Мертен и Северин Книжник.

— Должно быть, я догадался, зачем вы пожаловали. Входите, да только тихо. У нас немало желающих подслушивать и вынюхивать чужие секреты.

Тролли уселись вокруг дубового стола. Огарок свечи едва освещал их лица.

— Господин Дитмар, все знают, что тролли почти совсем приблизились к нашей мечте. Озеро Превращений может стать нашим совсем скоро. Но мы опасаемся, что новый правитель испортит все дело!

— Да, брат Иво прав. Мы еще не собрали достаточно золота и, главное, книга заклинаний не найдена.

— Ох, сдается мне, что правителя Хенрика это не остановит.

— Мы, пожалуй, лишимся всего, к чему шли долгие годы.

— Скажи-ка, брат Северин, ты копаешься в старинных книгах дни и ночи напролет, что сказано там о нашем будущем?

Северин Книжник погладил свою седую бороду и важно произнес:

— С добрый десяток лет я пытаюсь разобрать предсказания книги троллей. Мало что удалось понять, уж больно мудрено там написано. Но из того, что удалось прочесть, радостных вестей нет. Нас ожидают тяжелые времена. Каких еще не бывало в истории троллей.

— Да выкладывай быстрее, несносный старик!

Книжник нахмурился:

— Быстро я скажу или медленно, это не остановит беды. Нас ожидает война!

Тролли так и застыли с открытыми ртами. Война? Такого отродясь не бывало.

— Да, братцы, мы получим Озеро Превращений, но без книги заклинаний оно принесет больше вреда, чем пользы!

— Экая напасть на нашу голову!

— Да что же делать?

— Единственное, что я сумел разобрать в старинной книге, что нам надо идти за тем, кто соблюдает традиции и верен всем заповедям троллей, происходит из знатного рода, но лишен трона.

— Принцесса Ульрике! — в один голос воскликнули тролли. — Да, точно, речь идет о ней.

— Эй, Мертен, ты самый шустрый и молодой из нас. Проберись-ка в покои госпожи принцессы и упроси ее явиться сюда.

Вот и случилось, что королевство троллей разделила пополам жажда власти и коварство наследников старого правителя. Молодым троллям хотелось жить припеваючи, ничего не делая, а лишь купаясь в роскоши и лени. И они с радостью пошли за щедрым на обещания, мстительным кривлякой Хенриком. Троллям, немало пожившим на свете, нипочем не хотелось отступать от заповедей и традиций — эдак только беды и несчастья накличешь на свою голову. И они решительно сплотились вокруг коварной и вечно насупленной принцессы Ульрике, мечтая сделать ее единственной правительницей.

Озеро Превращений

Ночь новолуния приближалась. Со страхом и трепетом ожидали ее в королевстве троллей. И вот серебряный гонг призвал их от мала до велика собраться в заветном месте. Извилистыми подземными ходами шли они к священному для троллей месту — пещеру Цауберай.

Ах, как мрачна была таинственная пещера! Своды ее простирались далеко ввысь, и тролли никогда не видели, что таится на самом верху. По стенам стекали тонкие ручейки воды и тотчас исчезали среди камней, грудой лежащих вдоль стен. В середине пещеры стояла огромная чаша, выточенная из багрового, словно кровь, гранита. В центральной стене были выдолблены три глубокие и высокие ниши. В одной лежала целая гора меди, в другой — серебро, в третьей — золото. Ниши были заполнены до отказа, лишь гора с золотом была на четверть меньше остальных.

В пещере было холодно, ледяные струи воздуха то и дело пронзали собравшихся. В долгом ожидании тролли запахивали плотнее свои курточки, натягивали колпаки на самый нос и притоптывали ногами, пытаясь согреться.

— Эй, Дитмар, сколько фунтов меди в первой нише? — громко спросил правитель Хенрик. Эхо от его слов разнеслось по всей пещере.

— Тысяча тысяч, господин правитель.

В толпе троллей прокатился восхищенный вздох.

— А серебра?

— Тысяча тысяч, господин Хенрик.

Гул восхищения усилился.

— А золота?

— Золото всего девятьсот девяносто пять фунтов.

Тролли разочаровано загалдели.

— Так ничего не выйдет.

— К чему же правитель нас собрал?

— Эх, зря только тряслись от холода, эдак и в ледышку недолго превратиться!

— А ну замолчите, трусливые злобные человечки! — покраснев от гнева, крикнул Хенрик. — Вы что, не доверяете своему правителю? Только те, кто со мной, обретут Озеро Превращений. А остальные могут убираться вон!

Тролли смущенно замолчали, лишь Ульрике насмешливо скривила узкие губы.

— Пожалуй, я останусь. Не терпится поглядеть, как великий правитель разыщет недостающее золото до восхода новой луны.

— Жаждешь насладиться моим унижением, сестрица? Не выйдет. Золото уже здесь. Эй, Флоренц, тащи-ка сюда мешки.

Самый высокий и толстый тролль, по прозвищу Флоренц Разиня, пыхтя и отдуваясь, принес три мешка до верху наполненных золотыми монетами и украшениями.

— Вот это дело! — закричали тролли! — Ай да правитель Хенрик! Ну и молодчина! Вот как ловко раздобыл он золото. Верно, братцы, с таким правителем нас ждет удача.

Хенрик самодовольно улыбнулся и прошептал Ульрике:

— Что, сестрица, твой крысиный хвост опять прищемили? Можешь убираться прочь, тебе нечего делать в моем королевстве. А чтобы не скучать, я заведу себе крысу и назову ее твоим именем.

Но Ульрике ничего не ответила. Она напряженно глядела, как Флоренц Разиня раскладывал золото в третьей нише.

— Ах, чтоб ты провалился, ворюга проклятый, — прошипела она. — Да это же украшения отца! Он должен быть похоронен с ними!

— Закрой свой рот, сестрица. Не вздумай поднимать шум, не то я прикажу замуровать тебя в расщелину скалы.

Красная от злости Ульрике не успела ответить. Старый Дитмар и Северин Книжник заслонили ее и оттеснили подальше от правителя, шепча ей в самое ухо:

— Умоляем, госпожа Ульрике, не рискуйте своей жизнью. Без вас мы никогда не остановим Хенрика. Кто же спасет наше королевство?

Меж тем Разиня закончил свою работу, и лицо Хенрика сразу стало серьезным и значительным.

В пещере настала напряженная тишина. Вдруг высоко-высоко, где сходились своды пещеры, возник еле различимый бледный свет. Узким лучом спускался он все ниже и наконец достиг края каменной чаши.

— Прими наши дары, великий Дух Подземелья! — дрожащим от волнения голосом произнес Хенрик.

На край каменной чаши он уложил три монетки из меди, серебра и золота. Тролли опустились на колени и три раза воскликнули:

— Прими наши дары, великий Дух Подземелья.

Послышался нарастающий рокот подобно раскатам грома. Земля под ногами троллей зашевелилась, как живая. То тут, то там она поднималась кочками, трескалась и опускалась вновь. Тролли, не в силах удержаться на ногах, падали, хватаясь друг за друга. Стены пещеры гудели, по ним пробегали искры. Откалывались целые пластины блестящей руды и падали с ужасающим грохотом. Бедняги тролли только и успевали прикрывать головы руками и тщетно пытались найти укромное безопасное место.

Да закончится, наконец, проклятая тряска? Эдак скоро всех перемешает, словно в маслобойке!

Но вдруг все стихло. Тролли обрадованно вздохнули. Они вставали, отряхивали одежду и даже посмеивались над случившимся.

— Вот умора, когда Генрих кувыркался, словно бочонок.

— Ха-ха, Хардвин растопырил руки и ноги, как лягушка.

Смех смехом, но вскоре тролли почувствовали, что в пещере изрядно потеплело.

— Вот славно, братцы, наконец погрею свои косточки.

— Точно, Дитмар, а то я чуть было не примерз к земле намертво.

Но радость быстро сменилась удивлением и испугом. В пещере становилось все жарче, и вскоре от воды, бежавшей по стенам, повалил пар. Тролли стягивали куртки и колпаки, снимали башмаки и жадно ловили ртом воздух.

— Ох, видно, Дух Подземелья решил нас уморить, — застонал толстяк Флоренц Разиня.

Лица троллей покраснели, пот лился ручьем.

— Правитель, сделайте что-нибудь, иначе мы зажаримся, словно окорок на вертеле! — кричали тролли.

Хенрик стоял у края гранитной чаши и тяжело дышал. Каждый вздох обжигал ему горло. Пересохшие губы трескались, глаза налились кровью.

— Ишь, неженки, — еле ворочая языком, прошептал он. — Если мы останемся живы, я припомню всем трусам их слова.

Никто не решился спорить с правителем. Тролли тихо стонали да охали. Лишь тощая, словно вязальный крючок, Ульрике держалась прямо, хотя лицо ее пылало и серые космы намокли от пота.

— Ах, госпожа Ульрике, что дает вам сил не упасть в обморок в эдаком пекле? — прошептал Северин Книжник.

— Должно быть, жажда мести и ненависть, — усмехнулась она.

Страшный жар нарастал. Ниши с золотом, серебром и медью пылали, как кузнечный горн. И вот медная гора начала плавиться. Монетки слипались друг с другом, и вскоре показался красновато-рыжий ручеек. Затем начала оседать гора серебра. Вот и для золота наступил свой час.

Тролли как завороженные смотрели на потоки золота, серебра и меди, что стекали прямиком в гранитную чашу.

Ах, как красив был расплавленный металл! Смешиваясь друг с другом, ручьи образовывали причудливые узоры. Цвета переливались словно по волшебству. Никто даже не заметил, как чаша превратилась в озеро, наполненное до краев жидким металлом.

Опустевшие ниши начали остывать. В пещере становилось легче дышать. Вот уже вода вновь тихонько зажурчала по стенам.

Тролли робко и нерешительно стали подходить к озеру. Ну и чудеса! Вся гранитная чаша оказалась заполненной водой! Да-да, водой зеленовато-бирюзового цвета.

— Слава тебе, Дух Подземелья! — завопил Хенрик

Тролли упали на колени и, утирая слезы восторга, трижды прокричали:

— Слава тебе, Дух Подземелья!

Хенрик окинул своих поданных победным взглядом.

— Ну, остался кто-то, кто сомневался во мне? Правитель Хенрик выполняет свои обещания. Со мной вас всех ждет счастливая и богатая жизнь!

Тролли согласно кивали головами.

— Слава правителю!

— Господин Хенрик ведет нас к счастью!

— Ура правителю!

Лицо Хенрика исказила злобная улыбка.

— Что, моя дорогая сестрица, ты еще сомневаешься в моем величии?

— Подожду славить нашего правителя, пока он не научится обращаться с Озером без книги заклинаний.

— Убирайся вон, сестрица! Я сам разберусь что делать! — прошипел Хенрик.

Ульрике усмехнулась и направилась прочь. За ней, стараясь не привлекать внимания, засеменила ее верная свита.

— Ну, мои верные братья! — воскликнул Хенрик. — Думаю, сегодня мы изрядно потрудились, пора и отдохнуть. Завтра мы вновь соберемся и испытаем волшебство нашего озера.

Тут тролли почувствовали, что они и впрямь едва держатся на ногах. Верно, сил хватит лишь добраться до постели и свалиться на нее, словно куль с мукой. Многие с сожалением увидели, что пуговицы на их куртках выдраны, рубахи порваны. А сброшенные башмаки валяются неизвестно где. До того ли было, когда проклятое пекло чуть не изжарило их живьем. Куда уж аккуратно расстегивать одежду да ставить рядышком башмаки. Эх, жаль славных позолоченных пуговиц! Должно быть, теперь их не соберешь. Какой-нибудь ловкач мигом приберет их за пазуху. Зато у них есть Озеро Превращений! Теперь золото польется рекой.

Пещера Цауберай опустела. Тьма и тишина окутали ее, лишь по водной глади озера изредка пробегала рябь.

Волшебство

Хенрик так и не смог заснуть. Он торопливо шагал из угла в угол своей комнаты. Как, как же использовать волшебство чудесного озера? Вот осел, пожалуй, надо было заранее отправить троллей разыскать проклятую книгу заклинаний. А если бы поиски затянулись на годы? Жди опять, пока все сложится. Во всем виноват покойный папаша! Нечего было сидеть под землей целых двадцать лет. Подумаешь, древний обычай. Отправил бы с десяток пронырливых троллей — и книга лежала бы перед ним. Как же выкручиваться? Если тролли поймут, что Хенрик ничего не смыслит в колдовстве Озера, не бывать ему великим правителем. То-то обрадуется Ульрике. Верно, сразу заявит свои права на власть. Нет, нет, ни за что!

Добрых три часа топтался Хенрик по комнате, как вдруг замер, так и не сделав шага, и уродливое лицо его озарилось коварной улыбкой.

— Эй, стража, тащите сюда Разиню да пошевеливайтесь.

Не прошло и минуты, как перед правителем предстал заспанный увалень Флоренц Разиня.

— Мой дорогой Флоренц, — сладким голосом произнес Хенрик. — Отчего все зовут тебя Разиней?

— Да вот уж самому невдомек, — промямлил растерянный Флоренц. — Родня и соседи считают, что ростом я вышел, а умом нет. Дразнят, что самый жирный кусок вечно уплывает из-под моего носа.

— Ай-ай, дорогой мой Флоренц! Как же они ошибаются. Я-то сразу разглядел, что парень ты ловкий, сильный и храбрый. Пожалуй, твоя родня разинет рот, когда ты станешь зваться Флоренц Смельчак или Флоренц Счастливец.

— Ох, господин правитель! — Разиня плюхнулся на колени. — Вы, вы, вы… — заикаясь от счастья, произнес он. — Вы и впрямь великий, господин Хенрик!

Правитель усмехнулся и зашептал Флоренцу в самое ухо.

Тайком пробравшись в пещеру Цауберай, Хенрик и Разиня подошли к озеру.

— Отец говорил, что после заклинания из книги все, что ни опустишь в воду озера, станет золотым, — задумчиво произнес правитель. — А без заклинания никто не знает, каково будет превращение. Пока мы вдвоем, мой верный храбрый слуга, испробуем волшебную воду.

Хенрик подал Флоренцу засохший побег рябиновой ветки.

— Ступай, опусти его в Озеро, если он станет золотым, оставишь его себе.

Глаза Разини заблестели от жадности, и он с готовностью опустил ветку в зеленоватую воду.

Тотчас вода забурлила, побег закрутился, словно в воронке. Над Озером взметнулись искры. Пещеру заволокло туманом. Раздался всплеск воды. Когда туман рассеялся, на гранит, окружавший Озеро, выбросило змею.

Она высоко подняла свою треугольную голову и злобно зашипела.

— Ой, господин Хенрик! Спасите меня! — завопил Разиня.

Хенрик, слегка побледневший от страха, сердито пихнул его в бок.

— Ума ты лишился, глупый боров? Что ты верещишь на всю пещеру, хочешь, чтобы сбежались все тролли да увидали, как ты улепетываешь от змеи? Хватай камень потяжелее, мы мигом расправимся с ней.

Но пока Разиня топтался возле груды камней, оглядываясь и приседая со страху, змея преспокойно уползла и скрылась в узкой расщелине.

Флоренц утер пот со лба.

— Уф, вот проклятая, я едва не помер.

— Ну и трусоват же ты, братец, — язвительно сказал Хенрик. — Должно быть, мне надо приискать другого помощника.

— Что вы, что вы, господин правитель! Клянусь, я храбрее медведя, да только змеи отчего-то нагоняют на меня такой страх.

— Ладно, Флоренц, должно быть, ты и впрямь храбрец и послужишь мне верой и правдой. Теперь оставь меня да не вздумай молоть языком о том, что видел. Это будет нашей тайной. Видишь, как твой правитель доверяет тебе?

Разиня покраснел от удовольствия, и толстое лицо его расплылось в улыбке.

— Ах, господин Хенрик, вы не пожалеете, что выбрали меня. Уж я докажу вам свою храбрость и верность.

— Конечно, Флоренц, — усмехнулся правитель. — Ступай с миром.

Разиня, оглядываясь и продолжая кланяться, покинул пещеру.

«Экий ты простофиля, — подумал Хенрик. — Должно быть, забавно окунуть такого олуха в Озеро. Верно, он мигом превратится в глупого борова. Но, по мне, чем глупее, тем лучше. Осталось немного — и я получу все разом. Вот только Ульрике стоит на дороге, словно пень, и мешает пройти. Проклятая так и будет мутить воду. Того гляди, испортит все дело. Не помочь ли ей отправиться вслед за папашей?»

Но плану Хенрика не суждено было исполниться. Утром растерянный слуга доложил, что принцесса Ульрике исчезла.

— Как? Что ты мелешь? — закричал правитель.

— Да-да, господин Хенрик, ее нигде нет, сундуки ее комнаты пусты. И вместе с ней пропали старый Дитмар, Северин Книжник и еще добрая сотня троллей.

— Вот проклятые предатели! — завопил разъяренный Хенрик. — Я отправлю за ними погоню и жестоко расправлюсь с каждым! Где это видано, чтобы тролли самовольно оставили правителя? Они заслужили только смерть! Да их надобно схватить за шиворот да отправить прямиком в Озеро Превращений!

И тут у Хенрика вновь мелькнула коварная мысль, что со вчерашнего дня не давала ему покоя.

— Что уставился? — грубо спросил он слугу. — Вытаращился, словно баран на мельничное колесо. Иди и объяви всем, что предатели будут сурово наказаны, и тому, кто их поймает, отойдет все имущество беглецов.

Слуга метнулся исполнять приказание. Пожалуй, он и сам не прочь поймать предателей. Вот будет чем поживиться! Должно быть, сундуки госпожи Ульрике битком набиты драгоценностями.

Хенрик вскоре и думать забыл про сестру. Убралась — туда ей и дорога. Если по дороге отступников разорвут медведи, еще лучше.

Он подошел к зеркалу и, подбоченясь, подмигнул своему отражению:

— Прощай, правитель троллей, да здравствует король Хенрик Завоеватель.

Замок короля

Мирная жизнь при дворе короля Фридриха вконец избаловала придворных. Стоит ли быть настороже да держать ушки на макушке, если господин король расправился со всеми врагами? А раз так, то не лучше ли предаться праздным разговорам, веселью и развлечениям? Ведь король Фридрих так славно все устроил. Королевство процветает, даже небеса, словно по его приказу, не насылают бурю и град, слишком студеной зимы и слишком жаркого лета. На сочных пастбищах гуляют тучные стада коров и белоснежных, как облака, овечек. Пшеница гнется от тяжести золотых зерен. Словом, не предаться ли сладкой заманчивой лени? Ведь крестьянам и ремесленникам в радость их работа. Зачем же лишать их этой радости? Ни сам король Фридрих, ни королева Мария Тересия не заметили, как их окружение день за днем, год за годом, погружалось в лень и пустословие, развлечения и хвастовство. Зачем думать и занимать голову серьезными делами? Ведь на нее можно примерять премиленькие шляпы. Господам нравилось выезжать на охоту, когда трубит рог и резвые лошади несут седоков к победе. Дамам нравилось сидеть в богатых гостиных, наслаждаясь приятной музыкой и разговором.

И придворные с утра до ночи только и сплетничали друг о друге и о юной принцессе.

— Верно, лишь господин король не видит, что девчонка несносна!

— Да разве принцесса может быть такой своевольной и строптивой?

— Видно, характером она пошла в отца. Ведь господин король рос среди бедноты, да так и не выучился хорошим манерам.

— А сколько пришлось натерпеться бедняжкам фрейлинам, пока принцесса была маленькой! Вместо того чтобы сидеть сложа руки и слушать мудрые речи, убегала из замка чуть свет, одетая как простолюдинка!

— Да-да, и носилась как угорелая по двору среди служанок, кухарок и конюхов, играя с их ребятишками, словно они ей ровня.

— Принцесса Шарлотта Альбертина нипочем не хотела чинно прогуливаться по аллеям и слушать наставления.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 368