электронная
180
16+
Доброта спасёт мир, а братья меньшие помогут

Бесплатный фрагмент - Доброта спасёт мир, а братья меньшие помогут

Поэтический сборник о животных и благотворительности


Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-4716-0

Вступительное слово

У совместных сборников сообщества «Неформатные стихи» и АНО «СОВет» есть одна традиционная особенность: название для них всегда подбирается легко и естественно. Каждый год одинаково формулируя для авторов тему, я обнаруживаю в предложенных работах новый лейтмотив. В этом году он оказался подсказан и настроением большинства стихотворений, и красноречивой вдохновляющей обложкой. Доброта — чувство, на котором держится наш мир, а «меньшие братья» познали её, пожалуй, даже лучше нас — интуитивно и инстинктивно, не устают нам напоминать о ней своим примером, но в то же время сами нуждаются в ней с нашей стороны. В трудных ситуациях нам не спастись без неё и без них.

Сборник состоит из двух разделов. В первом объединены стихотворения более серьёзные, «без прикрас» поднимающие вопросы о доброте и её частом дефиците, об отношениях между людьми и природой, в которых порой не обходится без сложностей.

Второй раздел ориентирован скорее на детскую аудиторию: через вошедшие в него стихи читатель познаёт окружающий мир, учится пониманию и милосердию других, в том числе зверят, которые становятся здесь героями, наделёнными душой и характером. Сказочные допущения авторов дают тем не менее совершенно реальное представление о нашей жизни.

Галина Шляхова,

автор-составитель

1

Галина Шляхова

руководитель АНО «СОВет»,
администратор сообщества
«Неформатные стихи»

Тише

Важен каждому и отдых, и уют,

Но, пока неугомоннейшие люди

Сну в ущерб весь день хлопочут и снуют,

Кот так утруждать себя не будет.

Смысл жизни в философии кота —

Излучать и получать любовь и счастье.

Эта мудрость очевидна и проста.

Кошки чтут её всецело. Мы — отчасти.

На повестке дней всегда полно забот,

Но о главном говорю я тише.

Ведь на то оно и главное: поймёт

Его тот, кто может даже шёпот слышать.


Ты бросаешь взгляд своих янтарных глаз,

Отражающих под вечер отблеск лампы.

Вновь сосед на пианино учит джаз,

За окном машины мчатся, ну а нам бы

Отстраниться на часок от суеты.

Задремав клубочком на моей тетради

И мурлыча, наш досуг одобришь ты.

Ежедневно — и не знаю, чего ради, —

На повестке срочных дел невпроворот,

Но о главном говорю я Тише.

Ведь на то и нужен дома кот,

Чтобы главное и понимать, и слышать.

Полуторосонет

…Bu biçareler her şeye rağmen kafeslerine alışıyorlar, açık havaya kavuştukları zaman bir dal üstünde, başlarını kanatları içine gizleyerek geçirdikleri gecelerde sabaha kadar bu kafesi düşünüyorlar, küçük gözlerini pencerelerin aydınlığına dikerek hasret çekiyorlar.

R. N. Güntekin

Мы бьёмся об прозрачное стекло,

Как птицы или бархатные пчёлы,

Лишь безысходность видя на пути,

Хоть выход рядом. Мыслей невесёлых

Своих довольно, чтоб ничто нас не спасло.

Таков обряд: с мольбою «Отпусти!»

Упорно оставаться взаперти.


С какой за ним заботой ни смотри,

Зверь рвётся очутиться там, снаружи,

За прутьями… дверьми… углом… за краем…

Свободы вкус желанно ожидаем,

Как хорошо бы ни было внутри.

Вся жизнь — вольер, мы жаждем волю ту же,

А получив, на что она — не знаем.


Творим мы в фигуральном смысле то,

Что твари божьи делают в буквальном.

У них — инстинкт, духовный мир — у нас,

Но — признаваться в этом как ни жаль нам, —

Хотя различий насчитаем тысяч сто,

Мы с ними составляем общий класс,

Весь наш прогресс в законах фауны увяз.

Анонимному благотворителю

Среди лет, среди зим и вёсен

Монотонных календарей,

Вихрь которых поспешно-несносен…


Среди памятно-важных отметин

На поверхности наших дней,

Вклад которых в судьбу безответен…


Среди многих десятков, сотен,

Даже тысяч чужих людей,

Взгляд которых столь беззаботен…


Среди бесцеремонных царапин,

Нанесённых руками друзей,

От которых подвох внезапен…


И среди кровоточащих ссадин

От непрошеных новостей,

Злом которых покой украден, —


Прорывается голос неведомо чей,

И всех звуков он громче, а слов всех — добрей.

Побеждает хор грифов один соловей.

«Хочешь мир исцелить — сам душой не болей».

Мир и мы

Игорю Архипову

Не на семи слонах и трёх китах

Мир держится, а на таких, как мы.

Кто видит выход, где другие прочат крах,

Руками разводя «увы и ах».

Кто, ложь от правды отделив и свет от тьмы,

Идеей лучшего пропитан и пропах.


Нас не пугают долгие пути,

Преграды, что на них — бесспорно — ждут.

Раз цель поставлена, её — как ни крути —

Достичь мы сможем с полнотой «пять из пяти».

И, чтоб быстрей осилен был маршрут,

Рецепт один: скорей начать идти.


Извне не ожидаем мы чудес,

А на себя их сотворение берём.

Мы не ворчим по поводу и без,

Но не смиряемся, когда идёт вразрез

Со здравым смыслом, справедливостью, добром

Наш мир, словно его попутал бес.


Прагматик в тупике знакомых стен

Довольствуется «лучшим из миров»,

Пусть даже «лучший мир» лишь гниль да тлен.

Идеалист, что, если верует — блажен,

Мечты вплетать в реальность не готов.

Мы — рушим, чтобы созидать взамен.


Не редкими, но странными для масс

Являются подобные умы.

Но, хотя некоторых опыт наш потряс,

Не в уникальности совсем наш «звёздный час»:

Ведь, раз уж держится мир на таких, как мы,

Пусть в нём как можно больше будет нас.

Сонет С. П. Грызунову

Человек человеку — некто,

Так же как зверю — зверь.

Отрезать не спеши, сколько раз ни отмерь,

Можно разного ждать от другого субъекта.

Вьётся за веком век та

Нить, что свежа и теперь.

Благодарность и месть — след даров и потерь.

У людей и животных единая секта,

Где боятся и верят, себя озаботив, —

Друг выступает «против»,

Враг скажет слово «за»,

Где не знают заранее, что утвердили:

Принцип око за око или

Всё же глаза в глаза…

художник Ярославна Серебрянникова
граттаж

Джулия Роуз

автор сообщества «Неформатные стихи», участник благотворительных акций АНО «СОВет»

Птица

Настали холода в прекрасном мире.

Разверзнувшая недра тишина,

Которая становится всё шире,

Одела мир в печальные тона.

Сквозь синий дым отчаянная птица

Стремилась вниз сорваться с высоты.

Сама себе и жертва, и убийца,

И пленница беспомощной мечты.

Давно уже блуждавшая без цели,

Всегда одна в метели и дожде.

На юг другие птицы улетели.

Но ей отрады не было нигде.

Года летят, но что такое время —

Иллюзия, раз было, значит есть.

Сквозь толщу бытия пробилось семя

Из прошлого, дарующего весть.

И всё вокруг пред ликом урагана

Померкло остывающей звездой.

И воды, выходя из океана,

Смывали мир безжалостно пустой.

Настолько велика его утрата,

Насколько вдохновенны чудеса.

Кровавым отражением заката

Сияют отрешённые глаза.

Но близится великое блаженство

Поскольку ночь не может быть без дня,

Палящего эпоху декадентства

Лучами золотистого огня.

Над гладью ледяного океана

Раскинулся туманный гобелен.

И льётся из тягучего тумана

Тоскливая мелодия сирен

О том, что всё вокруг переродится,

Уйдёт закономерной чередой,

Как миг, когда отчаянная птица

Кружила над взволнованной водой.

***

На улице звонко грохочущий дождь

Пронзает сентябрьский морок.

Ты смотришь в окно и тихонько поёшь

О том, кто заведомо дорог,

О том, кто забыт, как небесная даль,

О том, кто является светом.

И ты отпускаешь дневную печаль,

Укрывшись коричневым пледом.

Пушистый котёнок, свернувшись в клубок,

Мурлычет волшебную сказку.

Пускай этот мир суетлив и жесток,

Но он же и щедр на ласку.

А ветер гудит в дымоходной трубе,

Заботясь о признаках лета.

Все мысли кого-то сейчас о тебе.

Возможно, ты чувствуешь это

Когда по ночам, закрывая глаза,

Теряешь земные границы.

На тёмном окне шелестит органза.

Чуть слышно скрипят половицы.

А ты улетаешь в туманную высь,

Всё дальше от бренного мира.

Забудь про реальность и просто струись

Чарующим звуком клавира

По чьим-то невидимым глазу мечтам.

Свети над остуженным лугом.

Однажды, без тени сомнения, вам

Дано повстречаться друг с другом.

А в эту расшитую бисером ночь

Сквозняк забирается в щели,

Стараясь забрать всё пустяшное прочь.

У дома качаются ели.

Пушистый котёнок глядит из окна

На слёзы небесного спуда.

Однажды к тебе возвратится весна,

Неся долгожданное чудо.

Наталья Рогова

автор сообщества «Неформатные стихи», участник благотворительных творческих вечеров АНО «СОВет»

***

На небесных пастбищах светлая дорога —

Долгая, священная млечная река.

И летит крылатая, звёздная пирога,

И цепляет вёслами сны и облака.

А пастух небесный смотрит с неба строго.

Он, конечно, знает снов моих секрет.

Месяц задевает золотистым рогом

Синий бархат неба, трогая рассвет.

И шатёр пресветлый высится полого,

Штопая иглою первого луча

Все мои желанья. Их не так уж много.

Он сшивает утро, душу щекоча.

На небесных пастбищах светлая дорога —

Шерсть овец слетает из-под лунных век.

И плывёт крылатая, звёздная пирога,

Покрывает землю новогодний снег.

Волчица

Слипались веки, ныла грудь,

И стая за спиной визжала.

Но если не могла уснуть,

То молча к логову бежала.

А ты купал клыки в крови,

И только ночью безмятежно

Ты ждал с волчицею любви

И знал, что это неизбежно.

Любила судороги, стон

И жар твоей горячей пасти,

И стаи вой со всех сторон,

Что сердце рвал моё на части.

Лизала твой горячий бок,

Тобой отчаянно любима.

И наших серых тел клубок

Казался неразъединимым.

Потом бежала в ночь одна

И к стае боязливо жалась.

И только полная луна

В зрачке тревожно отражалась.

Пусть будет залп. А после… тьма.

Давно устала я от бега.

Мороз.

Охотники.

Зима.

И красный след — на саван снега.

Ну вот и всё… Ты вспомнишь ту,

Но не поможешь ей подняться.

____

Так я однажды не приду

И шесть щенят, что не родятся.

***

Город выстужен напрочь всеми ветрами. Только,

Несмотря на погоду, как будто на жизнь вперёд,

Непростительно долго и так непонятно стойко

Снова вахту несёт одноглазый седой корабельный кот.


На усах стынут капли морской надоевшей соли,

Он прожил только восемь жизней из девяти.

Он не слышал прекрасной истории об Ассоль. И

Мы не встретимся. Верно? И снова весна в пути…


Город каменных львов выпускает бродить по дворам и скверам.

И апрель легковерных влюблённых в свой плен берёт.

Вот и я, как всегда, принимаю легко на веру

То, что скоро за мною придёт корабельный кот.

Михаил Бубнов

автор сообщества «Неформатные стихи», участник благотворительных проектов и творческих вечеров АНО «СОВет»

***

Приползаю в кабину без задних и прочих ног.

Мир продрог

И баланс его истин нарушен.

Всё вот-вот — и накроется чайханой.

Вдруг читаю:

«Благослови Баст

мурчанием твои ушки».


Что за диво, такое прочесть поутру!

Кто ёще верит свято в божественность кошек?

Одиночество как социальный конструкт

Надо вынести и закопать его в прошлом!


Ты пиши мне, что видишь и ощущаешь, — пиши.

Буду в рейсе, прочту на холодной стоянке.

Мне тепло твоих слов к облакам не пришить,

Облака — будто слоги для хокку и танка.

Галина Батраченко

автор сообщества «Неформатные стихи»

***

Скоро солнце превратится в луну,

А я всё думаю и никак не пойму,

Как мог Герасим обидеть Му-Му…


Всё проходит и забывается,

Вычёркивается и стирается,

Остаётся лист чистый

В книге с шуршащими страницами.

Сколько ни спрашивай, нет ответов, —

Почему страшно? И с кем теперь лето?

И пятый по счёту угол

Забрал всех твоих потерянных кукол,

Гербарий, рисунки и сны детские,

Сомнения и аргументы веские

Исчезли без следа,

На кухне капает вода

По капле, словно чьи-то годы,

Делаешь шаг опрометчиво в сторону,

Нападение — как защита,

Скоро и это будет забыто.

Время меняется и течёт

Снизу вверх и наоборот,

И вот ты у сути,

И наконец-то можно уснуть.

Овцы посчитаны, волки сыты,

Всё, что тревожило, в землю зарыто,

И солнце всё так же сменяет луну.

Только я никак не пойму,

Как смог Герасим обидеть Му-Му…

***

Все коты попадают в рай,

Очень надеюсь, и ты тоже,

Пусть тебя не тревожит,

Что до сих пор скучаю.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.