электронная
173
печатная A5
382
16+
Добро или зло? Оборотни против вампиров

Бесплатный фрагмент - Добро или зло? Оборотни против вампиров

Любовное фэнтези


5
Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-5986-0
электронная
от 173
печатная A5
от 382

От автора. Введение

Когда-то наша планета была прекрасной и живой. Мы не помним, из-за чего началась война, не знаем, откуда появился вирус, откуда появились ОНИ. Теперь человек — исчезающий вид.

Сейчас Земля похожа на большой безжизненный шар во Вселенной, на котором жалкие людишки изо всех сил пытаются выжить. Нет больше ядерного оружия, распрей и космических гонок между странами. То время, в котором мы сейчас живем, не похоже на ваше. Мы не можем гулять на закате и смотреть на звезды без страха. У нас нет королей и царей, президентов и премьер-министров. Мы не молимся в храмах и церквях, ибо наша планета — АД. Все наши страхи воплотились в них — ужасных существах, которых мы, люди, называем вампирами. Единственными нашими защитниками являются ОНИ, не знающие страха, боли, усталости и жалости…

Глава 1. Начало

Наше современное общество не помнит, как все началось. Сейчас все наши города изолированы друг от друга. В них введены комендантские часы. На улицах не встретить людей, гуляющих по вечерам, а по темным переулкам передвигаются огромные звери, похожие на волков. Эти существа — наша защита и наша надежда на будущее. ОНИ — оборотни, защищающие спокойствие людей в ночное время суток. ОНИ — гарантия того, что человек не исчезнет с лица Земли.

Нет единого источника на планете, который до конца смог бы рассказать нам о том, как они появились и откуда пришли. Те немногочисленные данные, которые остались, повествуют о том, что после III Мировой Войны планету охватил хаос. Неизвестный вирус поразил большую часть жителей планеты, и лишь немногие уцелели. Их называли иными. Иные обладали иммунитетом против биологического оружия массового поражения, и именно они начали воссоздавать мир прошлого по крупицам. Многие века прошли, прежде чем им что-либо удалось. Помогали иным оборотни, которые сильно отличались от людей. Высокие, красивые, атлетически сложенные мужчины, обладающие нечеловеческой силой, сравнимой лишь с силой вампиров.

Сейчас оборотни находятся на вершине пищевой пирамиды. Это элита нашего общества. В каждом доме, магазине и на каждом приеме они являются почетными гостями, пользующимися особыми привилегиями. Днем — люди, а ночью — волки.

Глава 2. Решение всей жизни

Стоял теплый и солнечный день. Детишки и их мамочки гуляли по дорожкам, ведущим к небольшому озерцу в самом центре парка. На одной из лавочек, стоящей вдоль аллейки, сидела девушка. Она была больше похожа на прекрасную фарфоровую куколку, нежели на человека. Взгляд ее был направлен на водную гладь, а мысли явно уносили далеко от этого места.

***

«Как же хорошо и вместе с тем грустно, ведь последние дни лета пролетают так быстро. Тепло солнечных лучей и щебет птиц уносят далеко от этого города в лес, где нет магазинов, заводов, людей, забот. Так не хочется возвращаться в реальность. Но надо. Как мне сказала Тамара Николаевна? Ах, да: „Сегодня ты сдала последний экзамен и, становясь частью нашего общества, не забывай, чему научилась здесь“. Действительно, такой вопрос попался про НИХ! Никто ведь так и не смог разгадать до конца, откуда они появились, почему так все устроено, как сейчас. Что мы о них знаем? Ничего. Все наши знания — это несколько крупиц в бесконечном океане из песка. Их происхождение неизвестно, а вокруг этого вопроса возникает до сих пор множество споров. Столько легенд и преданий, но среди них нет той, которая бы на сто процентов объясняла все. Есть очень интересная теория: оборотни — пришельцы, прилетевшие с другой планеты. Но зачем им тогда спасать нас, людей, которые практически погубили свой дом, свою планету? В другой говорится, что они — жертвы вируса, но и здесь возникает слишком много вопросов. А может, оборотни — мутанты?»

Девушка слегка улыбнулась, откинулась на спинку скамейки, небрежно заложила руки за голову и посмотрела на водную гладь и круги, появляющиеся то тут, то там от мелких рыбешек и водомерок, снующих из стороны в сторону.

«Тогда почему же нет больше подобных мутаций? Странно. Ведь оборотней становится все меньше и меньше. Как они появились?»

Её прекрасные брови нахмурились. Внезапно возникший порыв ветра взмыл лежавшие на ее плечах каштановые локоны вверх, а затем также неожиданно исчез. Настя аккуратно поправила волосы, уложив их на место.

«Долго ли мы, люди, сможем выживать в этом мире, ведь полноценной жизнью это сложно назвать. Сколько это может продолжаться? Все наши города сегодня — это четкая граница между добром и злом, между богатыми и бедными. Живя на окраинах, мы постоянно боимся нападений среди ночи. У нас нет возможности быть защищенными, а тот подвал, сделанный в нашем доме, не поможет, если вампиры решат добраться до нас. И тогда я, мама, папа, брат, его жена и даже маленький племянник… Нет, не хочу об этом думать!»

Девушка резко встала со скамьи, мотнула головой, как бы отгоняя плохие мысли, и пошла в сторону воды. Казалось, что она увидела что-то очень страшное. В уголках глаз скопились предательские слезы, а лицо стало еще более бледным. Но, тем не менее, она была все также прекрасна, как и мгновение назад. Сарафан, который был на ней надет, не отличался особой изысканностью и богатством, но прекрасно подчеркивал ее фигуру с осиной талией, а длинные каштановые волосы еще отчетливее стали обрамлять ее бледные скулы. Она дошла до дерева, растущего на берегу небольшого озера, положила на его шершавую кору руку и остановилась. В глазах все еще читалась не то боль, не то грусть.

«Да, на вершине находятся только ОНИ и те, кто им прислуживает. Среди нашего общества единицы могут сравниться по достатку с людьми-волками. Мы работаем, чтобы их содержать. Оборотни живут, чтобы нас защищать. Они получают баснословные деньги… Но нет! Как же я могу так думать?! Ведь без них не было бы и нас, людей. Не было бы меня, родителей, друзей, знакомых. Нет! Без оборотней нам не жить. Мы находимся в своеобразном симбиозе, который, если разрушится, может всех нас погубить. Как же, наверное, повезло тем немногим, которые вырвались на вершину. Например, жены оборотней. Они такие же почетные граждане нашего города, как и сами люди-волки. Вот что я упустила на экзамене, за это и получила четверку у Тамары Николаевны, а могла бы стать отличницей…»

На лице девушки появилась легкая улыбка, от которой веяло грустью.

«Что же я все-таки могу про них вспомнить? Бессмертны до тех пор, пока они состоят с ними в браке. Все, и даже час смерти, решает муж-оборотень. Ни один из НИХ не потерпит измены и предательства. Наказание — смерть. Обычно союз складывается на всю жизнь, как у волков в волчьей стае. Жены общаются только друг с другом в своем узком кругу. Никто не знает полностью всех подробностей жизни их своеобразных семей. Хотя нельзя забывать и о другой стороне медали: жена для оборотня — это еда. Фу, как мерзко! Неужели девушка может отдать свое целомудрие, сердце и жизнь в лапы волков?! Неужели они соглашаются на это добровольно?! Позволяют себя кусать и пить свою кровь?! Но, нет. Это ведь такой же симбиоз. Ведь были времена, когда почетных доноров уважали и ставили в пример?.. Сегодня в пример ставят тех немногих, которые согласились стать спутницами для волков. Да-а-а, наш мир совсем не похож на тот, что был раньше, он стал другим».

Девушка оторвала взгляд от водной глади озера и посмотрела вокруг себя. Людей на улице уже почти не осталось. Солнце еще высоко светило в небе, но мамочки поспешно собирали своих ребятишек домой. Город начал потихоньку «вымирать».

«Уже много времени. Магазины начали закрываться, значит, и мне пора домой», — подумала Настя, смотря на часы.

Вдруг раздался звонок. Она достала из сумочки старенький телефон и нажала кнопку вызова.

— Да. Я уже иду… Да-да. Нет… Я поняла, скоро буду.

Девушка положила его обратно и быстрыми шагами направилась к «остановочному комплексу», находящемуся недалеко от входа в парк. До сумерек оставалось всего несколько часов.

***

В дверь негромко постучали. Женщина в сарафане и фартуке прошла в прихожую и открыла ее.

— Привет, мам!

— Почему так поздно?! Ты ведь знаешь, как я за тебя волнуюсь! Ты смотрела на часы?! Комендантский час скоро!

— Ма-а-ма-а! Я помню. Просто немного в парке задержалась.

— Настя, никогда больше так не делай! А теперь марш на кухню, еда остывает!

— Хорошо, мам. Я только умоюсь.

— Мы все ждем лишь тебя, поторопись!

Девушка оставила сумку на тумбочке в прихожей и направилась в ванную комнату. Послышался плеск воды. Через некоторое время она уже была на кухне. За столом все собрались. Почетное место, как и полагалось в любой семье, занимал хозяин. Это был плотного телосложения мужчина пятидесяти лет с загорелой кожей и копной седых волос на голове. Около плиты суетилась хозяйка дома, накладывая еду по тарелкам. Женщине было чуть больше сорока, сарафан с оборкой и белый фартук выгодно подчеркивали все еще прекрасную фигуру, а ее длинные каштановые волосы ниспадали на плечи и грудь. Слева от хозяина сидел юноша двадцати пяти лет и девушка, держащая на руках маленького мальчика.

Настя подошла к свободному стулу и присела за стол рядом с женой брата и племянником. Напротив нее уже стояла тарелка с жареной картошкой, посыпанная свежим зеленым луком, и стакан с чаем, больше напоминавшим воду.

— Продукты заканчиваются, — сказала Ольга Сергеевна, вздыхая и садясь рядом с мужем. — Если ты не получишь завтра деньги, вскоре нам нечего будет есть.

— Я надеюсь, что до этого не дойдет, — ответил ей Сергей Владимирович, взяв руку жены в свои шершавые и загрубевшие от тяжелой работы ладони. На его лице появилась мягкая улыбка, от которой всем становилось теплее на сердце.

«Сколько можно так жить?» — подумала Настя, перекладывая в тарелке с места на место зеленый лук. — «Ведь если ничего не изменится, то рано или поздно мы просто умрем с голоду».

Никто за столом больше не проронил ни слова, только лишь маленький Алексей капризничал и не хотел есть картофелину.

После еды Настя помогла матери убрать грязную посуду со стола, а Лена ее помыла. За окном начало смеркаться, и Сергей с отцом стали закрывать окна деревянными ставнями. Объявили комендантский час.

«Каждый вечер одно и то же. Ставни, комендантский час, подвал. Ничто не сможет, видимо, это изменить. Только изредка нам удается поспать наверху, в доме, но сегодня у мамы было плохое предчувствие, и все мы опять спим здесь, где пахнет сыростью и плесенью, а стены и пол обдают холодом земли и камня. Нет, так не должно быть! Так не должно быть…» — думала Настя, спускаясь в подвал дома.

***

Ночь прошла на удивление спокойно. Ничто не потревожило сна семейства. А с рассветом все вышли из подвала наружу.

«Странно… Давно я не спала так спокойно, тем более в подвале, как этой ночью. Не помню, когда заснула, и даже запах сырости и плесени не помешал в этот раз моему сладкому сну. Что это? Конец моим кошмарам? А может, это затишье перед настоящей бурей?» — этого, к сожалению, Настя знать не могла.

Завтрак был столь же скудным, что и ужин накануне. Ольга Сергеевна осталась на кухне, а Сергей Владимирович отправился на завод, где он трудился целыми днями. Сергей же, брат девушки, каждое утро пытался найти работу, но в ответ все чаще и чаще слышал лишь отказы.

— Куда ты пошла? Опять к своему тренеру? — с усмешкой спросил он у своей сестры.

— Да, а что?

— Тебе бы стоило найти более подходящее занятие для себя. На этой работе слишком мало платят, а нам нужны деньги, по крайней мере сейчас, пока я не найду себе работу. — Сергей грустно усмехнулся и вздохнул.

— Я не хочу менять эту работу на другую. Сейчас нужны любые средства, к тому же, нам не по карману будут мои занятия. Мне платят деньги и при этом бесплатно обучают борьбе на мечах. Пойми, для меня это важно. Я надеюсь, что вскоре ты сможешь найти достойную работу, а у меня будет возможность найти лучшее применение моим знаниям и умениям, но пока это невозможно.

Настя быстрыми движениями рук заплела косу, вплетая в нее алую ленту, схватила чехол с мечами и открыла дверь.

— Мамуля, пока! — крикнула она, выходя из дома. — Я скоро буду!

— Не опоздай к обеду! — ответила ей мама вдогонку.

— Хорошо!

Девушка улыбнулась и выскочила из дома, захлопнув за собой дверь.

***

«Какой прекрасный день! Теплый и такой солнечный. Конечно, по утрам уже не так хорошо как днем, но прохлада и свежесть, окутывающие город, бодрят. Как же мне хочется, чтобы мои близкие больше не страдали, чтобы я могла заниматься своим любимым делом и не думать о том, что меня ждет на обед и ужин. Не думать о том, что может не быть ни того, ни другого… Патрик, наверное, уже на работе. Интересно, сколько сегодня будет ребятишек на пробном занятии? К сожалению, не всем так интересно то, чем мы занимаемся. Ведь борьба на мечах отнимает много сил и времени. Многие забрасывают ее в самом начале, а жаль. Может, пора уже и людям начать думать о войне с этими ужасными существами? С вампирами? Может, найдутся смельчаки, которые смогут убивать этих мерзких тварей? Смельчаки, которые рискнут всем, ради благополучия человечества? Нет. Такого не случится. Не в этом веке. Оружия, способного их уничтожить, не осталось, а человек слишком эгоистичен и слаб для того, чтобы безвозмездно отдать свою жизнь и душу на растерзание вампирам. Слишком сильно мы боимся их, слишком много их на Земле».

Анастасия шла по улице, где начали открываться магазины и лавки. Город с первыми лучами солнца потихоньку оживал. Детишки собирались в школу, и то тут, то там раздавался их громкий смех. Эта ночь, по-видимому, была спокойной для всех. Не было ни взволнованных речей, ни слез, ни криков. Все было так естественно и спокойно, что у Насти пробежали мурашки по коже, и она, пытаясь от них избавиться, поежилась.

«Слишком тихо. Слишком все хорошо. Слишком безмятежно», — подумала девушка, проходя мимо очередного магазина с мягкими игрушками и детской одеждой.

Этот район был районом бедняков. В магазинах не было дорогих и модных вещей, лишь простенькие платья и брюки, футболки и майки. На витринах стояли плюшевые медвежата и зайчата, слоны и обезьянки.

До работы оставалось всего несколько кварталов, когда ее окликнула лучшая подруга Маша:

— Настюша, привет! Как у тебя дела?

— Привет, Машуль. Все хорошо. Иду на работу. Патрик уже заждался меня, наверное.

— Заходи сегодня ко мне в гости. Я буду рада тебя видеть. Хоть расскажешь мне, как у тебя жизнь. Может, что-нибудь новенькое случилось? — Маша кокетливо подмигнула своей подруге.

— Хорошо. Я постараюсь освободиться пораньше. А то опять придется оправдываться перед мамой за то, что я задержалась, — девушка улыбнулась.

— Позвони, когда освободишься. Я тебя встречу.

— Договорились.

— Вот и хорошо. Ну ладно, я пойду. До встречи.

— Пока.

Маша помахала своей подруге и побежала в сторону магазинчика с дешевой бижутерией, а Настя поспешила дальше, чтобы не опоздать на работу.

***

— Патрик, привет! — Настя ускорила шаг, увидев молодого человека, открывавшего двери школы для посетителей и учеников. — Я не опоздала? — спросила она, подходя ближе.

— Нет. Ты как раз вовремя. Занятия начнутся с новичками через тридцать минут. Приготовься. А потом я с тобой отдельно потренируюсь. Я решил, что ты готова для новых приемов, — он улыбнулся.

— Я рада это слышать, но мне сегодня нельзя сильно задерживаться. Мама…

— Не беспокойся. С твоей техникой боя это не займет много времени. А завтра мы еще раз все закрепим. Договорились? — молодой человек подмигнул девушке.

— Договорились, — ответила она ему.

Патрик вновь улыбнулся своей ровной белоснежной улыбкой, которая многих девушек уже свела с ума, и направился в спортзал. Настя тем временем пошла в раздевалку, чтобы переодеться. Вскоре в зале уже начали собираться юные ученики и их родители, которые хотели узнать больше об этом виде спорта. Занятие, как и всегда, не доставило особых хлопот. Все остались довольны, а родители отправились вносить оплату за первые несколько уроков.

После того, как все ребятишки и их родители ушли, Настя направилась к Патрику. Он обучал новым приемам свою группу учеников, которые делали успехи, несмотря на то, что сама группа практически полностью состояла из молодых девушек семнадцати и восемнадцати лет. Настя встала в дверном проеме спортзала и начала наблюдать за процессом обучения.

«Патрик… Этот прохвост двадцати семи лет может одурманить практически любую молоденькую девушку, что совсем неудивительно: белоснежная улыбка, прекрасная физическая форма, голубые глаза и волнистые волосы, которые отдавали золотом, — настоящий сердцеед. А если ко всему этому добавить владение в совершенстве, как мне кажется, мечом и хорошо подвешенный язык, становится даже не по себе».

На лице девушки появилась легкая улыбка.

Патрик, как всегда, закончил занятие без задержек. Обернувшись к выходу, он увидел Анастасию, которая смотрела на него и улыбалась.

— Чему ты так рада? — подойдя ближе, молодой человек весело посмотрел на девушку. — Давно я не видел тебя в таком хорошем настроении.

— Я просто задумалась о том, почему у тебя в группе всегда собираются только молоденькие девушки.

— И с чем же это связано, по твоему мнению? — молодой человек лукаво посмотрел на Анастасию.

— А ты сам не догадываешься? Ты видел, как они на тебя смотрят? — она кивнула в сторону собирающейся группы.

— Меня не интересует то, как они на меня смотрят. — Патрик перестал улыбаться и приблизился практически вплотную к Насте. Его лицо было напряжено, а глаза стали серьезными. — Ты ведь прекрасно знаешь, что я не вижу рядом с собой никого, кроме тебя. И я не хочу думать иначе.

— Патрик, мы с тобой уже обсуждали это, — на лице девушки появился легкий румянец, а взгляд выдавал смущение и волнение одновременно. Она опустила глаза вниз и молча, ничего не говоря, прошла в центр зала, взяв с собой мечи.

— Обсуждали…

Молодой человек ударил кулаком по дверному косяку и направился следом за ней. Было видно, что он не был рад такому ответу, но, как истинный «джентльмен», не хотел оказывать давление на девушку, надеясь, что сможет рано или поздно добиться ее расположения.

Они встали в центре зала, поклонились друг другу и приняли оборонительную позу. В следующее мгновение их клинки скрестились. Это было больше похоже на танец, нежели на бой. Движения рук были так быстры, что не сразу удавалось различить их из общего потока выпадов и блоков. Это было ужасающе красиво. По всему залу раздавался лязг металла и боевые кличи, вырывавшиеся из груди сражающихся.

После занятия Настя приняла душ и переоделась в свою повседневную одежду. Недалеко от выхода она увидела Патрика. На нем была белоснежная рубашка и черные брюки. Пиджак небрежно перекинут через плечо, а сам он, скрестив ноги и прислонившись к дереву, смотрел на проходящих мимо людей. Волосы развевались на легком ветру, а его лицо было спокойным и напряженным одновременно. Он ждал ее.

Настя не спеша спускалась по ступенькам крыльца, когда молодой человек, оторвав свой взгляд от прохожих, посмотрел на нее.

— Я хотел бы тебя проводить, если ты не возражаешь, — абсолютно спокойно сказал Патрик, подходя ближе.

— Хорошо, но я не домой. Меня подруга в гости позвала. Здесь недалеко. — Казалось, что она оправдывалась перед ним, а может, перед собой?

— Тогда пойдем?

Девушка спустилась с последней ступеньки и взяла молодого человека под руку, стараясь не смотреть ему в глаза.

— Пойдем.

«Не знаю, зачем я согласилась на это?» — подумала Настя, но возражать было уже поздно.

— Я не хочу давить на тебя, — начал Патрик. — Ты прекрасно знаешь о моих чувствах. Почему же ты не хочешь дать мне хотя бы один шанс? — он испытующе посмотрел на девушку, идущую рядом с ним.

От этих слов у нее в груди с неимоверной силой забилось сердце, по телу пробежала мелкая дрожь, а на лице появился алый румянец. Она не хотела смотреть на молодого человека и продолжала молчать, опустив голову вниз.

— Настя, ответь мне, пожалуйста, хоть что-нибудь. Неужели, у меня нет ни малейшего шанса?! Я хочу это знать. — Юноша резко остановился и развернул ее к себе лицом, обнял за плечи и притянул ближе. Их взгляды наконец-то встретились. Он наклонился к ней и поцеловал.

«Господи, что же мне делать? Как приятно. Вот-вот сердце мое выскочит из груди. Он такой красивый, умный, сильный, но… Нет! Я так не могу! Нет!..» — мысли одна за другой проносились в голове, дыхание перехватило, отчего стало трудно дышать.

Патрик обнял свою любимую за талию и еще плотнее прижал к своему сильному телу. Казалось, поцелуй длился целую вечность. Вскоре, их губы разомкнулись, юноша посмотрел на нее и улыбнулся. Девушка еще сильнее покраснела от смущения и стыда.

— Я… я не могу, — сказала Настя, аккуратно отодвигаясь от юноши.

— Что не так? Скажи мне. — Патрик все еще не отпускал Анастасию, обхватив ее узкую талию руками.

— Я… Ты мне нравишься, правда, но… я тебя не люблю! — слова вырвались с уст его любимой, как порыв ветра, который уже нельзя остановить. Глаза наполнились слезами, а сердце рвалось из груди после пережитого. — Я не могу так! — она оттолкнула юношу и быстрым шагом пошла прочь.

Патрик не стал ее догонять. Он знал, что сейчас ничего не изменить словами. Что было сделано, то уже произошло. Теперь он мог надеяться лишь на то, что этот поцелуй не окажется последним. Он смотрел на удаляющуюся хрупкую фигурку возлюбленной и не мог пошевелиться. Ни один мускул его тела не дрогнул в этот момент, лицо было напряжено, а глаза наполнились грустью. Лишь только ветерок шутливо играл с его волосами, не желая оставлять юношу в покое.

«Зачем я позволила ему это сделать?! Дура! Да, именно дура! Как же я это допустила? Что мне сейчас делать?» — Настя шла по тротуару, не замечая ничего вокруг себя. Она злилась на себя за то, что не смогла предвидеть все заранее. Предвидеть то, что произошло. Или не хотела? — «Зачем он это сделал?! Как я теперь буду смотреть ему в глаза, как буду работать с ним? А уроки?» — слезы предательски покатились по ее щекам. Она уже больше не могла, да и не хотела, сдерживать эмоции. Ей хотелось кричать на всю улицу, но этого делать было нельзя.

***

Настя дошла до ближайшей лавочки в небольшом скверике и села на нее, вытирая рукой мокрые дорожки от слез. Она отчаянно пыталась найти решение в сложившейся ситуации. Несмотря на все произошедшее, ей завтра опять надо будет идти на работу, где она, несомненно, встретится с Патриком. Она должна будет остаться с ним наедине во время занятия, где придется опять говорить с ним о том, что произошло сегодня. Никогда еще Настя не была так зла и подавлена. Ее взгляд будто пронизывал насквозь всех проходящих мимо людей, а сердце было заполнено гневом на саму себя. Наверное, девушка так бы и просидела на этой лавочке до самого вечера, если бы в сумочке не зазвонил телефон, который вернул ее в реальность.

«Только бы это был не Патрик!» — с ужасом подумала она, нажимая кнопку вызова. К счастью, это оказалась подруга.

— Я слушаю… Да. Все нормально. Прости, я забыла… Хорошо. Скоро буду.

Девушка положила телефон обратно в сумочку, взяла мечи и направилась к дому своей лучшей подруги. Из-за случившегося она забыла позвонить. Теперь у нее будет возможность поделиться своими переживаниями с Машей, которая наверняка сможет дать ей хороший совет.

Глава 3. Судьба или проклятие?

Раздался стук в дверь. Маша выбежала из комнаты в прихожую, посмотрела в зеркало, поправляя свою причудливую прическу (она всегда так делала), и открыла дверь. На пороге стояла Настя, которая была чем-то очень сильно расстроена. Глаза еще не до конца просохли от слез. В них читались тревога и боль.

— Настя?.. Проходи. Что случилось?! — взволнованно спросила Мария, приглашая подругу в дом.

Девушка зашла внутрь и расплакалась. Маша отвела ее в свою комнату и усадила на диван. Настасья ничего не говорила, а лишь плакала и легонько всхлипывала. В руках она нервно теребила маленький хлопчатобумажный платочек. Подруга не торопилась с расспросами, зная, что иногда просто необходимо выплакаться. Так порой становится легче.

— Машуль, что мне делать?

— Что случилось? Что-то с родителями?

Та помотала головой из стороны в сторону, убирая слезы платочком, и сказала: «Я… Мне… Патрик».

— Причем тут Патрик? Он обидел тебя? — Маша окончательно запуталась.

— Нет. Он поцеловал меня, — ответила Анастасия дрожащим от волнения и смущения голосом.

— Настюша, не пугай меня так больше! Поцелуй это не конец света! — Маша улыбнулась, пытаясь приободрить девушку.

— Ты не понимаешь… Я его не люблю. Точнее…

— Что точнее? — было видно, что она очень хотела узнать все подробности.

— Он признался в любви, снова, а потом поцеловал меня. Я его не оттолкнула сначала, а потом… потом сказала, что не хочу этого. Что не люблю его!

На некоторое время в комнате повисла тишина. С улицы доносились негромкие разговоры, визг и веселые крики детей. Где-то недалеко проехала повозка, запряженная лошадьми.

— Как я покажусь теперь ему на глаза? — немного успокоившись, спросила девушка.

— Может быть, ты слишком на всем этом зацикливаешься? Попробуй с ним замутить, вдруг понравится?

— Маша, ты в своем уме! — воскликнула она, вскакивая с дивана.

— А, что? — удивленно спросила Мария. — Он высокий, красивый, сильный. Он — это все то, что женщина ценит в мужчине! Если бы Патрик не был так безнадежно в тебя влюблен, я и сама не прочь была бы за ним приударить. Но ведь он больше ни на кого не смотрит, кроме тебя! — говоря это, Маша привстала с дивана и легонько повела своими пышными бедрами, кокетливо посмотрев на подругу. Девушки звонко рассмеялись. От тревоги и страха не осталось и следа.

Подруги еще долго разговаривали на совершенно разные темы: о жизни в целом, о погоде и последнем школьном экзамене по истории, который сдала накануне Настя, о прошлом и грядущем, о самых сокровенных мечтах и желаниях.

— Спасибо тебе, Машуль, — сказала девушка, одевая светло-бежевые босоножки на невысоком каблучке. — Мне стало намного легче.

— Обращайся! — Маша подмигнула ей и обняла. — Не раскисай больше так, подруга! Ты в более серьезных ситуациях не теряла самоконтроля, а здесь — ерунда.

Настя попрощалась с Марией и отправилась домой. Она была уже на полпути, как вдруг раздался сигнал тревоги. Девушка посмотрела на часы. До комендантского часа было еще далеко.

— В чем дело?! Что это?! — выкрикнула она, но ей никто не ответил.

Поднялась паника. Сирена могла означать лишь одно — ВАМПИРЫ!

«Этого не может быть!» — подумала в ужасе Настя и посмотрела на небо. Весь хаос улиц превратился в ничто, когда девушка увидела большой черный диск, закрывающий солнце с каждой секундой все больше и больше.

— Затмение… Господи, спаси наши души, — почти шепотом произнесла она.

Паника ворвалась в сознание, оплетая разум своими липкими лапами, как паутиной. Двери и окна магазинов и зданий запирались наглухо. Люди бросали свои повозки и вещи. Все, кто не успел добежать до своих домов, прятались, где попало. Повсюду слышались крики, плач детей и ржание испуганных лошадей. Ужас охватил город — никто не хотел умирать.

Настя бросилась в сторону своего дома. До полного затмения оставались считанные минуты. В сумочке зазвонил телефон. Это была ее мама.

— Мама, где вы?! Нет, я не успеваю! Прячьтесь сами, а я постараюсь найти укрытие! — она выключила телефон и судорожно начала искать место, где можно было спрятаться.

Улицы опустели. Город накрыла тишина, от которой веяло смертью.

***

…Я взглянула на небо. В это мгновение дыхание мое перехватило от внезапно нахлынувшего ужаса, сердце сжалось в груди, а паника полностью овладела мной. Вокруг бегали люди. Я слышала крики и плач детей сквозь некую пелену, которая окутала мое сознание. Тело отказывалось двигаться, а мышцы свело от судороги. Я не верила своим глазам: СОЛНЕЧНОЕ ЗАТМЕНИЕ! Не помню, как это произошло, но на улице я осталась одна. Дом был далеко, а тьма наступала. Вдруг я услышала стук в дверь и крик ребенка. На противоположной стороне улицы маленькая девочка лет десяти изо всех сил била кулачками и ножками в деревянную дверь одного из домов. Решение пришло мгновенно. Я бросилась к малышке, взяла ее на руки и стала еще громче барабанить руками и ногами в эту злополучную дверь, надеясь, что люди, живущие в доме, опомнятся. И тут она наконец-то открылась. Я уже не помню, как втолкнула девочку внутрь. За спиной раздался приглушенный рык. В следующее мгновение я взглянула на опустевшую дорогу и увидела ИХ — трех оборотней, которые шли мимо меня. Это были волки около полутора метров в холке, покрытые густой клочковатой шерстью. Их глаза горели в последних отблесках солнечных лучей желтым огнем, а клыки сверкали устрашающей белизной. Впереди группы шел огромный волк с черной блестящей шерстью, достигающий в холке, как мне показалось, не меньше двух метров. Он был не таким, как остальные оборотни, — другим. Проходя мимо, волк посмотрел на меня своим пронизывающим взглядом, от которого мурашки пробежали по телу. Казалось, он глядел прямо мне в душу, от чего становилось еще страшнее. Я перешагнула порог дома, плотно закрыла дверь, и наступила тьма, сопровождающаяся мертвой тишиной. Лишь изредка вдалеке слышался волчий вой. Город превратился в Царство Мертвых.

***

Пожилая женщина, с трудом передвигаясь, подошла к двери и открыла ее. Незнакомка лет семнадцати впихнула маленькую девчушку за порог. Девушка была больше встревожена, нежели испугана. На улице послышалась мягкая поступь огромных волчьих лап и ровное дыхание. Вдалеке раздался вой.

Девушка прижала к своей груди девочку и стала ее успокаивать. Женщина села на кровать и еле слышно начала читать молитву. В доме повисла давящая тишина, которую нарушали лишь короткие всхлипывания малышки.

Минуты длились вечность. Вдруг послышались негромкие шаги. Мощный удар, и дверь разлетелась в щепки. Девочка, которая уже успела немного успокоиться, вскрикнула и еще сильнее прежнего заплакала. Старушка схватилась за сердце, лицо ее побелело. На пороге стояли трое мужчин. Один из них был ранен.

Настя бросилась к пожилой женщине, при этом не спуская девочку с рук.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 173
печатная A5
от 382