электронная
72
печатная A5
419
18+
Дневники

Бесплатный фрагмент - Дневники

Книга первая

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1362-1
электронная
от 72
печатная A5
от 419
До конца акции
5 дней

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Он шел под моросящим дождем по осеннему городу. Дождь как назло норовил попасть за шиворот и от этого его плечи периодически передергивало.

Почти уверен в себе, почти счастлив, почти успешен. Да и день, в принципе, подходил под настроение, если бы не этот мерзкий дождь. Кругом сплошное «почти».

— Да что же за день такой?

Голос привлек его внимание и, сквозь летящие с неба капли, он увидел как женская фигурка, наклонившись над какой-то непонятной кучей, что-то собирает и отряхивает.

Он подошел и вместо непонятной кучи увидел гору пакетов, с гордо нарисованными названиями каких-то фирм, которые постоянно крутятся на ТВ, рекламируя то ли одежду, то ли обувь.

— Давайте помогу? — произнес он и присел рядом.

— Что тут у нас произошло? — произнес он, поднимая один за другим пакеты, с которых струйками стекал осенний дождь. Покрутив один с оторвавшимся хлястиком, он произнес:

— Мы знаем, как вас одеть, — именно этот слоган крутился по ТВ, — только пакеты как обычно, внешне красивые, а ручки сделать не могут. — В его голосе явно проскочила искорка веселья.

Последний утопающий пакет он перехватил из ее руки и, легкое мимолетное прикосновение к ее мокрой коже, взорвало его память.

— Твою мать, этого не может быть!!!

— Простите, а вас случайно не Ксенией зовут? — голос предательски вздрогнул на имени…

— Да. А мы знакомы? Произнося это, она повернула свою голову и посмотрела в его глаза. Карие, с тонким золотистым ободком. Секунды шли, и каждый удар сердца все громче бил набатом ему в виски. Вот она смотрит на него с легким удивлением, чуть наклонив голову. Спустя мгновение ее взгляд взорвался в его голове. И сквозь припухшие губы шепотом прозвучало утверждающее «ты»…

Память судорожно, как в старом кино, подсовывала ему картинки прошлой жизни. Вот она, смеясь, толкает его в сторону душа, стоя в халатике, который больше подчеркивал, чем скрывал ее тело. Тонкая ткань, соскальзывающая на пол по ее плечам и бедрам. Взгляд, прожигающий насквозь и тихий не вяжущийся с этим робкий вопрос: «Ты подождешь или со мной?». И, словно кошка, скользнула в кабинку душа, то ли от холода, то ли стесняясь своего предложения. Вот за матовым стеклом, сквозь капли, виднеется ее контур. Руки сами срывают с себя одежду, которая летит куда попало. Теплый металл ручки, парящее тепло и ее мокрая кожа. Кончики пальцев тянутся к ее руке…

— Ты? Откуда? Как? — ее голос прервал эту кинохронику и молотом вернул в холод промозглой осени…

ГЛАВА ПЕРВАЯ «Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ЕСТЬ». Дневник Кирилла

Часть первая

Утро началось с противного писка мобильника. На экране светилась веселая мордашка мультяшной кошки. «Катейка» настойчиво домогалась вылюбить мозг.

— Хватит спать, Кирыч. Сам говорил, что сегодня мы точно к первой паре поедем, — весело протараторила Катюшка.

— Давай через полчаса на остановке, я только глаза продрал.

— Ты только не передумай, а то я тебя знаю. И вообще, отрывай свою ленивую задницу, пора грызть гранит науки, — последнюю часть Катейка произнесла с интонацией заправского лектора, но сорвалась в смех и повесила трубку. Видимо с утра ее настроение было шикарное.

Бросив телефон на кресло и пробурчав что-то про кошачье счастье, он поплелся в ванную. Зубная паста, как на зло, никак не хотела давиться из тюбика. «Да чтоб тебя», — зло подумал Кир и посмотрел на предмет, вызвавший такую фразу. Тюбик, как тюбик, только крышечка была на положенном ему месте, плотно закрыв выход пасте. «Не, ну а зачем ее раскручивать было?» — мысль скользнула на подкорке и отвесила подзатыльник. Спустя 10 минут на кухне уже фыркал чайник, была прочитана записка от мамы, гласящая, что ее непутевый сын найдет бутерброды на столе, если удосужится на него посмотреть. Позавтракав, Кир поплелся одеваться, собрал рюкзак и выскочил из квартиры, предварительно чирканув на квадратике бумаги вердикт о том, что бутерброды были найдены и приговорены к съедению за слишком аппетитный вид.

Кирилл шлепал по улице в сторону остановки, и в его голове проносился дикий мыслительный поток на тему «Как свалить с пар пораньше и не огрести».

Солнце радовало последними теплыми деньками и прямо кричало, что в такую погоду нужно брать своих друзей, прыгать в машину и валить на природу. Но, маячившая на остановке точеная фигурка в красной курточке, не пойдет, ни на какие уговоры и, один фиг, будет гнуть свою линию о том, что надо ехать на пары и вообще быть более ответственным. Но это сейчас. «Посмотрим после твоей экономики», — подумал Кир и, подойдя со спины девушки, гаркнул: «Привет кошачьим». Катейка, как обычно, вздрогнула. Обернулась, произнесла: «Дурак, так и кондрашка придет». Поправила очки в модной оправе на кнопке носа и твердым голосом сообщила, что сегодня у Кирыча не получится сорвать ее планы на посещение храма знаний. «Угу, проверим», — подумал Кир, а сам кивнул и произнес клятвенно заверяя, что он даже не думал нарушать такие высокие порывы и вообще не при чем. Катейка заливисто засмеялась, и парочка новоиспеченных студентов зашагала в сторону старого, видавшего наверно самого Пушкина, автобуса. Галантно пропустив даму вперед и в полголоса констатировав, что задница его подруги вообще не очень, Кир в ответку получил кулачком в плечо и услышал, что главное Женьке нравится, а Кирыч может идти со своими наблюдениями.

Автобус чадил и мерно катился, периодически останавливаясь, чтобы выплюнуть или поглотить в свое чрево спешащих людей. Мимо окон проносились машины и Кирыч, под болтовню Катейки, начал проваливаться в дрёму.

Проснувшись как от толчка, Кирыч сперва не понял где он и почему рядом кто-то постоянно чихает. Чей-то голос произнес, что наконец-то этот хлам отбегался и на линию выведут нормальный автобус, а не это кусок металлолома. Катейка спала на его плече и, видимо, сдавала экзамен или объяснялась маме почему задержалась. Губы ее шевелились, а кнопка носа едва удерживала очки, которые отчетливо пытались совершить побег, оставив свою хозяйку в мире размытых пятен. «А все-таки Женьке крайне повезло», — пронеслось в голове Кирыча. Катейку он знал уже лет пять. Девочка с огнем в глазах и огромными очками была первой, кто подошел к нему в новой школе и, оценивающе осмотрев, констатировала: «Новенький!». Кирыч тогда ляпнул что-то похожее на: «Так точно, разрешите представиться?». Девушка заливисто засмеялась, сказала, что зовут ее Катей и вообще у нее на новенького планы по какой-то там постановке. За годы совместной учебы Катя превратилась в Катейку, основательно похорошела и сменила одни очки на другие. Их отношения переросли в крепкую дружбу, скрепленную клятвой, что если в жизни все будет плохо, то в 40 лет они распишутся в ЗАГСе. Катейка всегда поражала Кирыча своей непосредственностью и о поползновениях в ее сторону даже не думал. «Зачем портить дружбу сексом?» — сказал он однажды и Катейка весело смеялась. Жгучая брюнетка в свои 17 лет уже знала, что хочет от жизни и какие взгляды на нее бросают мужчины. Словно выточенная древним мастером, ее фигура была идеальна. С точки зрения Кирыча именно такой должны были быть девушки.

Противный голос тётки-кондукторши констатировал факт смерти автобуса, и народ начал выходить на улицу. Растолкав спящую красавицу, Кирыч выскочил из автобуса и мысленно возликовал. Эта металлическая бестия сдохла достаточно далеко, чтобы опоздать на первую пару по уважительной причине и достаточно близко, чтобы не ждать следующего автобуса.

— Ну что? Пошлёпали?

— А, пошлёпали!

Катейка задорно осмотрела место смерти автобуса и, кивнув своим мыслям, бодро стартанула в сторону универа.

Кирыч шел и думал о том, как всего лишь неделю назад их встретила альма матер речью ректора о первом шаге во взрослую жизнь и прочей фигней.

— Извините за опоздание, можно сесть на место? Автобус сломался перед мостом.

Голос Кирыча прозвучал в аудитории, прерывая монолог старушки-физички. Ее глазки скользнули по фигуре у двери, голова кивнула, а годами поставленный голос продолжил вещать, что физика есть самое важное в жизни любого человека и обещал чуть ли не кары небес за плохую посещаемость и опоздания. «Опоздания» старушка словно выплюнула в спину Кирыча, пробирающегося на «Камчатку» аудитории. Кивнув паре новых знакомых и сев за парту, Кирыч достал тетрадь и стал рассматривать спины братьев по наказанию. Полностью мужская группа, ни одной девушки… Печаль. Технические специальности редко привлекали прекрасный пол.

На первой парте усердно конспектировали каждое слово старушки два классических зубрилы. Правда один был тощий, как хворостинка, и, казалось, что если физичка достаточно громко произнесет в его сторону хоть слово, то его сломает пополам. Второй, словно шарик, занимал целую парту и таскал с собой то ли кейс, то ли чемодан. Для солидности, видимо… Ближе к концу сидели в основе своей нормальные ребята, с которыми Кирыч успел шапочно познакомиться, но не более.

«Прорвемся», — подумал Кирыч и, вздохнув, стал писать в тетради про то, что каждое действие рождает другое или не рождает. В общем, физика, господа.

Голос бабульки-физички все вещал и вещал, словно в ней работал вечный двигатель. «Вот какая ж зараза ставит по три пары физики подряд?» — подумал Кирыч и достал из кармана мобильник. Время близилось к часу дня, значит, экономика Катейки уже усиленно любила её мозг. «Ну как там? Экономите?» — смс улетела в соседний корпус и вернулась с текстом, гласящим, что Катейка находится в состоянии, готовом убивать и крошить весь преподавательский состав в целом и их преподавателя на закуску.

«Ну, вот и наш выход», — мысль еще только сформировалась в голове Кирыча, а пальцы уже строчили ответное послание с предложением после пары устроить перекур. Минуту спустя, телефон отвибрировал смс с текстом: «Отдамся за сигарету:)». «Джекпот», — на губах Кирыча возникла ехидная улыбка.

«Встречаемся у вашего корпуса. Жилетку и внимательные уши гарантирую», — отбили пальцы. Часы констатировали, что советская школа преподавательства еще полчаса будет травить молодые организмы законами Ньютона и прочей лабудой.

Спасительный треск звонка был лучшей мелодией за сегодняшний день. Бабулька что-то гундосила, но Кирыч был уже мыслями у соседнего корпуса.

«На сегодня всё», — сказала убийца и, закинув сумку на плечо, Кирыч улетел по переходам универа.

Выскочив с другой стороны студгородка, Кирыч окинул взглядом толпу будущих специалистов и инженеров и, выловив среди них красную куртку, попер ледоколом.

— Ну, как твоя экономика? — спросил он Катейку.

— Этот маразматик сказал, что у меня будет дополнительный вопрос за опоздание на его гениальную лекцию, — прошипела девушка, еще больше усиливая сходство с кошкой, — курить то будем?

Кирыч достал из кармана пачку Парламета, длинные и тонкие сигареты были фишкой Катейки и алиби на случай обнаружения родителями. Щелчком выбив сигарету, он подал ее девушке, и та нервно подкурилась от подставленного язычка пламени китайской Зиппо. Кирыч с видом заправского курильщика затянулся и выпустил дым носом. В его голове это было как минимум пафосно и круто. Катейка как всегда сказала, что так можно угробить обоняние. Он ответил, что ему в принципе пофиг. Выждав еще пару-тройку затяжек, Кирыч пошел в аккуратную атаку.

— Как в группе?

В принципе он знал, что Катейкины экономисты сплошь цветник, в котором было два кактуса мужского пола и один из них Саша (или как его там зовут) решил, что кошачьи повадки должны быть его. На этого кадра Кирыч и сделал ставку.

— Дашка проколола пупок, Маринка предлагает устроить знакомство группы у себя на даче, еще Юлька за тебя интересовалась.

— Симпатичная или так?

— Не твой типаж. Я ей сказала, что ты сейчас крутишь с парой блондинок, а то задолбает.

— А твой воздыхатель?

— Сука, сама бы его кастрировала. Прикинь, это живое воплощение голода во всем мире мне притащил сегодня кактус…

Кирыч закашлялся, поперхнувшись дымом, а потом в голос заржал. Стоящие рядом студентики смотрели на него как на психа, но как было им объяснить, что среди всей флоры возможной на этой планете, этот Казанова припер то, на что у Катейки дикая аллергия.

— А он решил тебя измором взять, — сквозь смех проговорил Кирыч и девушку тоже накрыло.

Отсмеявшись, Кир вытер выступившие слёзы, выкинул в урну остатки Парламента и стал ковать железо.

— Короче. У нас в группе проблема.

— Какая?

— Процентное содержание женщин на единицу площади равно нулю.

— Ваши предложения?

— У вас схожие симптомы, коллега, откинем этого кактусного маньяка и второго. Поэтому предлагаю провести знакомство группами.

— В ваших доводах есть смысл. Когда знакомимся?

— Завтра в обеденный перерыв устроит?

— Коллега, вы гений.

— Спасибо, коллега.

Катейка ехидно улыбнулась. Было видно, что в ее голове зреет недобрый план, который она сразу и озвучила.

— Ты сейчас сильно занят?

— Для тебя нет, а что?

— Давай кактусного попугаем немного?

— Пугаем и домой?

— Там еще две пары.

— Тогда пугай без меня. Мою психику изнасиловала маразматичная физичка-деспот, и мне срочно нужен отдых.

— Блин. Ты шантажист фигов.

— Давай Женьке брякнем? Если он свободен, то валим, если нет — едем на чахоточном пазике.

Катейка, пропустив мимо ушей вторую половину фразы, полезла в свою сумочку и в ее недрах стала искать свою модную раскладушку. Господь Бог бы сошел с ума, увидев эту сумку изнутри, а дьявол уступил бы Катейке свой трон. Такой концентрации хаоса в отдельно взятой сумке не было больше нигде. Если только в мире не было второй Катейки.

— Заааааай, а ты сейчас чем занят? Ага. А у нас перерыв. Ага. Да с Кирычем курили. Домой поедешь? А когда? Вы что с ним заранее договорились что ли? Ладно. Хорошо подойдём. Целую Зааай.

Громко щелкнув крышкой телефона, Катейка своим взглядом попыталась прожечь Кирыча, но тот стоял с невинным лицом, в котором читалось единение со всем миром.

— Ты знал?

— О чем?

— У них пары сняли

— Чесслово ни духом.

— Думаешь, я тебя не знаю?

— Я не думаю, я знаю.

— Допустим…

— Ну так что там, с кактусным? Пугать идем или где?

Катейка фыркнула, повертела в руках телефон, и, уперев руки в бока, решительно кивнула головой.

— Пошли ему этот кактус в задницу затолкаем…

Кирыч усмехнулся и парочка быстро пошла в направлении места казни воздыхателя-недотёпы…

Дневник Кирилла

Часть вторая

Зеленая десятка стояла у запущенного скверика, и из нее доносился дикий хохот, прерываемый голосом Катейки. Кирыч как обычно сидел на заднем сиденье и эпизодически вставлял свои пять копеек. Женю била форменная истерия, он смеялся, утирая слёзы своими кулачищами. Медведеподобный. Именно так его можно было охарактеризовать одним словом. При встрече с таким «Зайкой» в темном переулке любой здравомыслящий человек перейдет на другую сторону и выкопает себе могилу. В асфальте. Руками. А асфальт сожрёт. С удовольствием. Кирыч бы так и сделал. Жизнь дороже. Но по факту, Женька был крайне добродушным парнем и убить бы никого не смог, хотя сегодня чуть не угробил всех, вылетев перед фурой на встречку. Но тут уже была вина Катейки, которая сейчас рассказывала в красках, что было до фееричного появления ее «зайчонка».

Катейка рассказывала красочно и, если бы Кирыч там не присутствовал, то после услышанного, он бы точно думал, что стоял как минимум во втором ряду и видел эту экзекуцию своими глазами.

Бедняга Казанова не знал, что эта парочка достаточно долго и успешно занималась в театральном кружке и при желании могла бы, наверно, покорить далеко не одну сцену. Кирыч понимал Катейку с полуслова, Катейка читала Кирыча, как книгу. Дьявольский дуэт, замешанный на мести, сработал по нотам. Катейка всю дорогу до аудитории терла свою кнопку носа и глаза с таким остервенением, что глядя на результат ее трудов, можно было подумать только одно: девушка рыдала как минимум всю ночь. Глаза у неё слезились и Кирыч, глядя на всю эту подготовку, накачивал себя ненавистью по самые уши. В итоге в аудиторию ворвались двое — парень, на лице которого пламенем горело чувство мести, и следом, зареванная девушка. Фееричное начало представление было встречено публикой немым удивлением и вопросом: «А что здесь происходит и не пора ли рвать когти?».

— Где это Казанова кактусный? — голос Кирыча был готов заморозить вулкан в одно мгновение. Девушки, прервавшие свой трёп, расступились, и взору мстителя предстала жертва с кактусом на столе.

— А с какой стати Вы меня так называете, а? — проблеял Казанова в гробовой тишине аудитории.

— Ты, ловелас недоделаный, сперва узнай, какие цветы девушка предпочитает, а уже потом тащи свои кактусы.

— Так а что не так то, я просто хотел ее удивить, — до Казановы стало доходить, что он где-то накосячил и, похоже, крупно.

— Ты в курсе, что такое аллергическая асфикция, урод?

— Я не урод, вообще-то. И с какой радости вы на меня орёте? — баранчик решил вывернуть ситуацию в свою сторону и хоть как-то сохранить лицо.

— Значит, не знаешь? А я тебе расскажу. У нее аллергия на твои кактусы!!! Ты, животное, посмотри что с ней происходит?

Катейка демонстративно хлюпала носом и, близоруко щурясь, выворачивала свою сумку на парту.

— Кир… Кирыыыч… я таблетки дома оставила, похоже, — голос Катейки был похож на хрип и сорвался в кашель.

— Чего стоите, курицы? Помогите ей таблетки найти! — прошипел Кирыч, не отводя глаз от бледнеющего лица ухажера.

Девочки стаей сорвались и вытряхнули сумку Катейки на парту, судорожно сортируя тот кошмар, который в ней помещался.

— Запомни, животное, если с ней что-то случится — тебе пиз-дец, — Кирыч произнес последние слова по слогам и до Казановы дошло, что похоже пиздец будет в любом случае.

— Молодой человек, что здесь происходит? Что с девушкой? — поставленный голос прозвучал от дверей аудитории.

Кирыч, повернув голову, увидел молодого преподавателя с папкой и какими-то схемами в руках. «Будь, что будет», — пронеслось в его голове и, не сдерживая себя в выражениях, он в трех предложениях описал, что этот мудак подарил девушке кактус, у девушки на них аллергическая асфиксия, сейчас осень и возможно обострение, таблетки похоже забыли дома. Форменный пиздец. Преподаватель бросил свои папки на ближайшую парту и, раздвигая толпу шурудящих в вещах Катейки девушек, подошел к мстительнице, которая хрипела и шептала про таблетки.

— А если она умрет? — шепот одной из девушек прозвучал, словно выстрел в тишине аудитории.

— Дайте посмотреть, у меня жена медик, — преподаватель деловито взял Катейкино лицо в руки и приподнял.

Опухший нос, слезящиеся глаза и хрип были ему наградой. Катейка, близоруко щурясь, посмотрела на него, просипела: «Таблетки… на тумбочке… дома» и потеряла сознание.

— Тебе пиздец, Саша, — Кирыч бросил сумку на пол и метнулся к осядающей девушке. Преподаватель застыл и хватал ртом воздух. В аудиторию кто-то вошел и рёв взъяренного медведя возвестил о том, что пришел «Зайка». Дальше все закрутилось колесом, Кирыч орал, чтобы девушки собрали обратно все в сумку Катейки, препод кивал головой, а «Зая», сграбастав свою бездыханную девушку, понесся на выход. Лишь у двери он остановился и повернувшись рявкнул: «Готовь себе венок!». Кто-то из девушек тихонько завыл, Кирыч полетел с сумками за пострадавшей, Казанова был готов к своим похоронам.

Кирыч сидел на заднем сиденье и медленно курил, Женька ржал в голос, Катейка приводила себя в порядок после волшебного исцеления, как только машина, визжа покрышками сорвалась с парковки альма матер и вылетела на дорогу.

— Зай, расслабься, все нормально, — произнесла она и Женька дернулся всем телом, машину вынесло на встречку, по которой ехала фура…

Кого благодарить Кирыч так и не понял, то ли водитель фуры был готов к такому повороту, то ли Женька смог в последний момент вывернуть руль влево и уйти от столкновения на газон. Форменный пиздец.

Сигарета медленно тлеяла в руке, а Кирыч слушал, как «Зая» решил забрать свою Катейку из аудитории и провести беседу с зарвавшимся Казановой. Видимо, Катейка ему все же рассказала.

Женька говорил, что шел и думал как объяснить человеку об ответной реакции с его стороны. Открыл дверь в аудиторию, зашел и увидел, что Катейка без сознания. Что пронеслось в его голове в тот момент?

Стряхнув пепел в открытое окно машины, Кирыч краем глаза увидел, что его присутствие здесь сейчас категорически противопоказано. Щелчком отправив тлеющий Парламент в сторону скверика, он вылез из машины и кивнул Женьке, который повернувшись одними губами произнес: «Спасибо!».

Катейка вовсю лепетала о том, какой у нее «Зая» сильный и как вовремя он пришел. Женька обнимал ее своими ручищами, и только дрожащие пальцы выдавали его состояние.

Дневник Кирилла

Часть третья

Кирыч проснулся с утра в предвкушении знакомства групп. За завтраком он продумывал, каким способом уговорить группу не особо знакомых ему парней идти знакомиться с Катейкиными экономистками.

— Ты чего такой хмурый сегодня? — голос матери прервал его размышления.

— Не выспался, наверно.

Кирыч не стал объяснять, что от фуры, летящей на встречу, его начало колотить только вечером, и полночи он представлял себе варианты, если бы все пошло не так.

Катейка как всегда позвонила за полчаса до выхода из дома и счастливым голосом сообщила, что Женька отвезет их на пары и сопроводит до аудитории, чтобы закрепить эффект. Кирыч поддакнул, что идея хороша, прекрасно понимая, что Женька в ближайшее время эту актрису не выпустит из поля своего зрения.

Собрав свою сумку, Кирыч поплелся в сторону остановки. Женька и Катейка уже были там, машина весело фырчала, в салоне играл Linkin Park.

— Ну что, готов к дню Зззззнакомства? Я вчера вечером Юльке позвонила, рассказала, что ты предложил познакомиться. Дурашка, думает, что так сможет тебя отхапать.

Катейка радостно морщила нос. Ей доставляло дикое удовольствие вся эта возня и интриги.

— Я своим на второй паре скажу. Первой нет.

— А чего тогда в такую рань встал?

— Ну, буду контролировать тебя на первой паре. Вдруг что.

Катейка хихикнула, что теперь у нее два телохранителя. Женька медленно выворачивая руль выезжал с остановки.

Появление Катейки в группе было подобно явлению дивы. Экономистки окружили ее со всех сторон и требовали подробностей спасения. Катейка героически врала, что ничего не помнит, а Кирыч искал глазами кактусового Казанову.

— Кирыч, а он сегодня не пришел. Томный голос жгучей брюнетки прервал его поиски.

— Кирыч, я только для Катейки. Юлия, если не ошибаюсь? — в его голосе чувствовалось раздражение от этой мамзельки. Одна из красоток группы, но не в его вкусе.

— Можешь просто Юльчик. А ты вчера такой грозный был, я аж вся сама испугалась.

— Слушай, Юльчик, а не пойти бы тебе пощебетать с подружками? Не до тебя.

Кокетливо тряхнув своей копной, Юльчик двинула к своей группе поддержки. Катейка взглядом кричала о помощи, видимо этот ажиотаж ей был поперек горла.

— Так, девочки, расступились. Катейке сказали больше быть на открытом воздухе.

Цветник понимающе расступился и выделил пострадавшей парту у окна.

— Добрый день, садитесь. Екатерина, как ваше самочувствие? Сегодня с присмотром? И правильно.

Вчерашний преподаватель выпалил все одним предложением и облегченно вздохнул, когда Катейка подтвердила, что все хорошо.

Кирыч сидел и рассматривал спины цветника экономики, когда его внимание привлек второй представитель мужского населения. Андрей или Артем съежился под изучающим взглядом Кирыча и отвел глаза. Было видно, что вчерашнее произвело на парня очень сильное впечатление. Преподаватель что-то объяснял, водя указкой по каким-то ему одному понятным схемам. Цветник записывал, Юльчик строила глазки.

— Девушка, потерпите до перемены. Я все понимаю, но сейчас ваш интерес должен быть вот здесь.

И преподаватель громко пощелкал указкой по диаграмме на доске. Юльчик зарделась, цветник тихонько захихикал и стал шушукаться. Кирыч поднял руку и попросил разрешения выйти. Увидев кивок преподавателя, он забрал свою сумку, жестом показал Катейке, чтобы она ему позвонила, подошел к скукожившемуся Артему-Андрею и в тетради написал ему «передай кактусу, чтобы держался от нее подальше». Экономист прочитал, и резко закивал головой, давая понять, что послание будет передано.

— Девочки… до перерыва, — сказал Кирыч и вышел в тишину коридора.

Из дневников Ксении

— Вчера Ромео принес Кате кактус. Милый наивный мальчик. Совершенно не видит, что та его даже не замечает и он ей в тягость. Плюс вокруг нее так и вьются ухажеры. Его внимание ей просто противно. Звонил Ваня, наговорил кучу гадостей посреди белого дня, сказал, что видеть меня не хочет. Назвал деревенской шлюхой и бросил трубку. Смешно. Сам с деревни, а в городе решил, что вдруг стал городским. В обед Катя потеряла сознание из-за какой-то аллергии на кактусы. Один из ее почитателей Сашку Ромео чуть не убил прямо в аудитории. Ну не знал он про аллергию. Так-то зачем? А потом вообще случился какой-то сумасшедший дом. Влетел какой-то громила, схватил Катю в охапку, пригрозил Ромео смертью и втроем они улетели в больницу. Не день, а сплошная психушка. Вечером пришла Наташка с 27-ой, уговаривала пойти на какую-то встречу знакомства группами. Я сижу реву от обиды, а эта все талдычит, мол развеешься, посмотришь на мальчиков. Спасибо, насмотрелась уже. Полночи пыталась хоть как-то понять из-за чего он так со мной? В итоге уснула под утро. Все мужики — козлы!

Дневники Кирилла

Часть четвертая

На удивление ребята приняли предложение Кирыча «на ура». Даже задротов решили тащить с собой, мол, мы дружный коллектив, а по факту — выделиться, и Кирыч это понял. Парней было по-своему жалко. Хомячок был просто гениален. Ему было достаточно один раз услышать информацию и всё. Его голова это фиксировала в себе навечно. Суслик вообще не интересовался ничем кроме учебы и какой-то своей методики обработки данных. Но раз группа решила тащить всех, пришлось уговаривать. Хомячка подловил на том, что он не сможет запомнить все номера телефонов, а Суслику прогнал идею социального эксперимента. Мол, посмотреть на протяжении пяти лет обучения как сложатся человеческие отношения. В итоге эти двое чуть ли не больше всех ждали перерыва.

Территорию для знакомства выбрали нейтральную — набережную напротив альма матер. И близко и места предостаточно, и в случае чего остановки рядом.

Кирыч вел свою группу, как полководец, сзади Суслик уже на ходу что-то рисовал, то ли таблицу, то ли график. Хрен поймешь этих гениев. Хомячок пыхтел рядом и старался не отстать от Суслика. Видимо родственность душ придавала уверенности и добавляла скорости к передвижению. Прозвища к этой парочке прилипли сразу и, если Хомячок сперва выеживался, часа два, то Суслику было абсолютно наплевать. Он жил внутри своего мира, где другие стали частью его эксперимента. Сзади них шли спортсмены: два КМСника по рукопашке, парень легкоатлет и Бульдозер. Бульдозер свою кличку получил на первой физ-ре, когда играя в футбол, сшиб четверых, летя с мячом, а потом согнул турник. Он говорил, что просто его не заметил, а Кирыч был безумно рад, что эта машина смерти была с ним в одной команде. На сшибленых им было больно смотреть. Парни как кегли отлетели. Спортсмены сразу оценили масштабы Бульдозера и втихаря уговорили его согнуть оставшиеся турники, так что на утро физруки недоумевали, какой больной пригнал сюда технику и изуродовал снаряды до неузнаваемости.

А дальше шли средние ребята, у которых само словосочетание «познакомиться с девушкой» заставляло сердце биться в два раза быстрее, накачивая кровь в области штанов.

Катейка позвонила и сказала, что девочки тоже шуруют к месту икс и выразила сомнения, что завяжется разговор и «как бы ни вышло все боком». Кирыч ответил, что на этот случай у него есть Хомячок, Катейка юмор не оценила и сказала, что грызуны и девушки вещи не всегда совместимые. В общем, они друг друга не поняли, но то, что будет что-то, Катейка знала.

— Всем привет, а вот и мы, — красная курточка явилась окруженная стаей экономисток и уверенно шагнула на встречу Кирычу.

— А мы вас ждем, причем у нас возник спор: сможет ли один человек запомнить все ваши номера и, не перепутав, их повторить?

Кирыч просто выпалил эту затею как ушат воды и экономистки стояли слегка в ступоре. КМСники дружно кивнули и подтвердили, что спор был, причем спор джентльменов вещь серьезная. Мол, нельзя оставить его неразрешенным. Кирыч ехидно улыбался Катейке. Та сморщила кнопку носа и шепнула, что, друг мог бы и попроще текст им надиктовать. Типа, лица и фраза не вяжутся. В ответ Кирыч махнул рукой, что пофиг, лишь бы сработало. И предложил Катейке на правах второй стороны встречи проверить. Гордо подняв подбородок, Катейка представилась прям как театральная прима. Имя, фамилия, номер телефона и приглашающе махнула рукой остальным. Чего бояться, девчонки сперва робели, но потом прониклись экспериментом и по одной представлялись и называли свои номера. Когда последняя засветила свои цифры и имя, Катейка для чистоты эксперимента предложила КМСникам и Суслику назвать номера. КМСники оттарабанили по номеру или два, а Суслик прямым текстом всех послал, мешаете серьезной работе.

Тут пришел звездный час Хомячка. Глаза будущих финансовых воротил полезли на лоб после 6-го номера, а после 15-го уже вовсю включились в азарт. Аплодисменты Хомячок сорвал просто колоссальные. Ходячая записная книжка сработала на ура и понемногу группы перемешались, разбивались на компании, а Хомячок был в центре внимания всех. Девушки поражались памяти, а парни точно знали, что можно не записывать интересующие их номера.

Хомячок был гарантом их осведомленности. Кирыч смотрел на все происходящее вокруг и наткнулся на взгляд Юльчика. Она сверлила его своими глазами и, видимо, ждала, что он подойдет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 419
До конца акции
5 дней