электронная
400
печатная A5
752
18+
Дневник смерти, или Вечная слава любви

Бесплатный фрагмент - Дневник смерти, или Вечная слава любви

Личный дневник

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0406-4
электронная
от 400
печатная A5
от 752

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Эту книгу я посвящаю Богу и моему возлюбленному…

В июле 2013 года умер от рака мой любимый муж, друг, учитель Роман Киселёв. Мне было несколько знаков о том, что делать дальше. Так я начала вести дневник, который долго не решалась выкладывать. Недавно я получила новый знак точно указывающий, что пора опубликовать мои записи. Что собственно и делаю.

Этот «дневник» я писала, что называется, «по горячим следам». Это моя духовная практика, мой опыт проживания и осознаваний, проживания душевной боли, смерти, Жизни и Любви, проживания всем сердцем, всей душой, всей собой. Конечно, это мой субъективный опыт, но он за пределами понимания ума, поэтому если соберётесь читать, то читайте сердцем, чувствами. Я и сама не всё понимаю, из того, что прожила и проживаю. Для меня — это живой опыт возвращения к себе, к Богу, танец Любви, за пределами моего понимания того, что происходило и происходит, и что я вообще танцую… и «Кто Я?»…


Суфий начал рыдать посреди ночи

Он сказал: «Мир подобен закрытому гробу, в котором лежим мы и где, в силу невежества, мы проводим всю свою жизнь. Когда Смерть открывает крышку гроба, те, у кого есть крылья, отлетают в Вечность. Но те, у кого крыльев нет, остаются в гробу. До того, как снята крышка гроба, стань птицей Пути к Богу. Расти свои крылья и перья. Нет, сожги свои крылья и перья, испепели себя в огне, чтобы добраться до Цели прежде других!»

Аттар

Мы все умрем. Это истина. То, что большинство считает жизнью — всегда заканчивается смертью… Факт!

Но что мы считаем жизнью? И что для нас смерть?


Для большинства жизнь — это деятельность в той реальности, в которой мы все сейчас находимся. Планета Земля, какая-то страна, народ, город, семья, друзья, работа; тело, которое мы имеем; имя, которое нам дали родители; «наши» цели и «наша» повседневность… Мы стремимся качественно прожить эту «свою» жизнь, стремимся к успеху, благополучию, отношениям, обеспечить себя и «своих» детей, «свою» старость, реализовать «свои» желания, оставить «след» в истории человечества или хотя бы память о себе. Стремимся к счастью, что бы это для каждого ни значило. И нам кажется, что у нас много всего есть: тело, имя, семья и родные, любимые, дети, отношения, деньги, жильё, машина, статус, власть, успех, молодость, здоровье, свобода, время, прошлое и будущее, наши планы и цели, мечты — просто целая вечность. У каждого есть «свой» взгляд на всё, своя точка зрения, свои ценности, убеждения, способности, религия, а может и «свой» Бог.

Для того же большинства, смерть — это смерть тела. Физическое тело перестает дышать, функционировать и жизнь заканчивается. А что дальше? И есть ли это «дальше»? Или может дальше просто пустота, ужасное ничто, неизвестность? Неужели живя такую жизнь, люди думают, что все то, что «имеют» смогут забрать с собой в могилу? Откуда столько страсти к накопительству, к удовольствиям, власти, желание что-то доказать, получить, отстоять, удержать, сохранить? Причина — в страхе смерти. По сути, мы не живём по-настоящему, мы всё время убегаем от смерти, но это бег по кругу… в духовных традициях это называется сансара. Хотя для многих духовные или религиозные традиции — это тоже бегство от смерти…


Так уж случилось, что в разных практиках и просто спонтанно я проживала воспоминания многих своих жизней. И много физических смертей в разных качествах и образах. Умирала всевозможными способами, от естественных и спокойных, до насильственных…

Одно из последних переживаний я описывала Роме как раз в конце 2011 года:

«Ничего не понимаю из того, что чувствую, вижу… Обрывки ситуаций разных — из разного возраста, культурных традиций, мужского и женского, из какого-то исторического прошлого… Одно всё это объединяет — желание умереть, и смерть разного рода, от физической (различными способами) до моральной. И чувства: усталость, боль, вина, ярость, презрение, ненависть, злость, обвинение, обида, раскаяние, одиночество, жажда смерти — огромная и единственная… И страха не испытываю, но испытываю животную ярость, когда под пули идёшь, или кидаешься на нож сам… И умираю, умираю, умираю, только толку нет… Смерть не помогает, она порождает новые жизни — а значит новые страдания… Я — все страдания сразу — во всех ролях одновременно… И нет возможности отпустить это, отвести от этого взгляд… Полное самоуничтожение… Но, невозможность умереть, а потому пребывание в этом постоянно…»

В общем, физическая смерть ничего не решает, и она для меня естественна и даже желанна. Поскольку есть убеждение, взятое из религиозных и духовных эгрегоров, что жизнь, о которой я писала выше, и, как её представляет большинство людей — это вечное страдание. А потому смерть — это выход из страдания. Прошу не относиться серьёзно к этому убеждению, оно ошибочно, это очередная ловушка на пути духовного развития. Но, так или иначе, мой опыт проживания всего этого и множества жизней, указывает точно на бесполезность физической смерти. От себя, знаете ли, не убежишь и даже с помощью смерти. От себя не умрёшь!

Я буду говорить не о физической смерти, а о смерти самой настоящей. Смерти всего, что нам так дорого, что мы ставим выше Божественной ЛЮБВИ. Смерти всего, к чему мы так сильно привязаны в этой жизни. Для кого-то это и физическое тело тоже. Но думаю все, кто читает эти записи, поднялись чуть выше просто физического существования. А потому настоящая смерть для вас это нечто более страшное, чем просто потерять тело.

Что же такое страх смерти? Это ужас, ввергающий нас в пучину страданий и боли, или движущая сила, «морковка сзади», которая подгоняет нас к развитию, к Любви, эволюции? С чем мы боимся встретиться и чего так боимся потерять на самом деле?

Любой страх, который мы испытываем — это и есть страх смерти. Поэтому, ответив себе на вопросы: «Чего же я больше всего боюсь? Что для меня самый ужасный ужас на свете?», — вы и поймёте, от какой смерти вы убегаете. Там-то и скрывается самая сильная боль, с которой вы не можете встретиться, которую не можете прожить до конца, и поэтому из жизни в жизнь продолжаете получать уроки. И именно там скрывается самое большое количество энергии.

Это может быть всё, что угодно. И часто это не один страх, а несколько, которые подпитывают друг друга. Вот самые базовые (я намеренно расширила классический список): страх отвержения, одиночества, страх боли, страх потерять себя, сойти с ума, страх неизвестности, неопределённости, забытья, хаоса, непредсказуемости; страх потерять любимого человека или чего-то очень хорошего для вас; страх унижения, беспомощности, немощности, тотальной зависимости (страх потерять свободу), невозможности управлять своим телом, будущим. Как правило, если копнуть глубже любой страх — вы придёте к чему-то из этого списка. А если ещё честнее? Чего боимся-то? Одиночества, боли, неизвестного «ничто» и «никак».

Вот, например. Есть некто — «я». Как правило, «я» — это то, с чем мы себя идентифицируем — тело, имя, семья, друзья, социальная группа, работа, статус, страна, нация, религия; набор представлений о себе, своих способностях; набор убеждений и ценностей. Это всё то, на что мы опираемся в «своей» жизни. Есть что-то наиболее важное, а есть наименее. Убери из нашей жизни и понимания своего «я» что-то малозначимое — мы, может, и расстроимся, но ненадолго, так как у нас есть более основательные опоры, которые мы начнём укреплять ещё сильнее. А вот начни убирать главные столпы — начнётся паника, появится желание удержать эти основы, борьба за них. А если их всё же убрали, то мы найдём новые и вцепимся в них ещё сильнее. Или проще: высшей ценностью была семья, но она развалилась, и чтобы выжить и найти опору, ценностью становится карьера и работа. А если и с карьерой всё плохо и с работой, то, например, буду опираться на друзей. Друзья предали — обопрусь на идею, что мир злой, и нужно от него защищаться… ну, и так далее.

Для меня оказалась самая страшная и настоящая смерть — это потерять любимого мужчину. Жить с пониманием, что он может в любой момент умереть, морально готовиться к этому, но к этому не возможно подготовиться. Это очень больно! Я у Ромы проходила много раз практики умирания, тренинги «смерти», но для меня они все были направлены на проживание своей физической смерти и на принятие своей смертности. И уж никогда не думала и представить себе не могла, как это страшно и больно, когда уходит самый близкий и дорогой человек. Не важно, как долго мы были знакомы в этой жизни, важнее — на какой глубине взаимопроникновения мы общались. И чем глубже контакт душами, чем больше внутреннего единства, тем больнее проживается расставание. Или даже так: оно не проживается — разъединиться практически невозможно — души всегда вместе или одна душа на двоих! Расставание на уровне физического контакта и проявленных отношений — для меня оказалось очень болезненно. Понимать, что больше не обнимешь, не услышишь голос, не увидишь, не посмотришь в глаза; что всем совместным планам не суждено случиться.

Уже было понятно, что он уходит. Я попрощалась, внутренне отпустила. Он уходил у меня на глазах. Остановка функций тела, последний выдох… Я сидела и молилась. Было ощущение Любви, радости и торжественности происходящего. Сама удивилась этим чувствам. Но и вправду, все было очень светло и празднично. Он ушёл по своему намерению, я ощущала это как радость его души. И я просто пела для него.

Слезы и раздирающая боль пришли позднее, когда уносили тело. И пришли осознания, о чём эта боль, и что происходило со мной и всеми, кто был рядом (родители, друзья, знакомые) последние месяцы болезни Ромы.

После 20 июля 2013

Позови меня, и будь между нами хоть адское пламя,

Моя любовь сделает легким путь сквозь огонь.


Абу Саид ибн Аби-л-Хэйр

Рома для меня был не просто любимый мужчина, учитель, друг, муж — он был и есть часть моей души. Меня тянуло к нему с какой-то атомной силой. Кто-то на одной из последних лекций спросил меня: «Легко любить Романа, он успешен, реализован, красив. А, если бы он был инвалидом, любила ли ты его тогда? И вообще, легко говорить о любви, когда все так карамельно-красиво и легко, без страданий».

Как раз для меня любовь к Роме была неразрывно связана со страданием. И это мой урок в этой жизни. Мне ничего не оставалось и не остается, как продолжать Любить его и Бога, несмотря на боль разлуки. Я научилась в боли чувствовать Любовь. Через ЛЮБОВЬ принимать всё как есть, умирать в ЛЮБВИ.

Рома, конечно не единственный, через кого Бог учил меня Любви. Но Любовь к нему для меня концентрат боли и счастья одновременно. Это просто университет Любви. Четыре года для кого-то — не срок. Но для меня это целая вечность и один день одновременно. Четыре года на мои признания он отвечал нежно и строго: «Смотри в себя». Я и смотрела в себя, искала его в себе, в своём сердце. При этом чувств и эмоций было много разных: от отчаяния, ревности, сильной боли до нежности, радости, счастья… Если бы не Любовь к нему, я не стала бы развиваться личностно и духовно с такой сумасшедшей скоростью. Он был для меня главной мотивирующей силой.

Отношения между нами были разными: любовники, учитель- ученик, но что важнее — мы стали друзьями. И для меня это было больше дружбы. Это был единственный человек который знал про меня совершенно всё. Я каждый раз умирала, когда что-то рассказывала ему о себе, о своих чувствах… О самом стыдном для меня, о самом страшном, самом сокровенном… Я открывала ему своё сердце больше и больше… И вместе с этим я училась принятию… Принятию самой себя, принятию других в любых их качествах, принятию всего Мира… Я настолько доверяла и доверяю ему, что это доверие распространилось на весь Мир и на Бога. Я настолько Любила и Люблю его, что полюбила весь Мир и Бога! Я настолько открывалась ему, что открылась для всего Мира и себя самой. А когда я совсем отпустила даже надежду, что я могу быть с ним, могу быть его возлюбленной и женой, он вдруг ответил на мои чувства.

Для него это тоже был непростой шаг, как оказалось. Полностью сдаться ЛЮБВИ. Сдаться Любви к одной женщине. Тотально быть в Любви и в отношениях.

Готовясь к последней лекции, в январе 2012, он писал о ловушках на пути к настоящей ЛЮБВИ и в конце описаний ловушек у него написано: «И как всё это становится не важно, или просто смешно, когда мы встречаемся с ЛЮБОВЬЮ лицом к лицу…».

Он мне рассказывал, о своих чувствах, когда он вдруг увидел, осознал, почувствовал, что я его принимаю целиком и полностью, любым. Что Люблю его просто так, что вижу в нем Бога. Что совершенно «обнажена» перед ним. Мне было удивительно слышать это от него, ведь Любви, принятию, доверию, открытости я научилась с его помощью, у него же. Он для меня всегда был примером принятия! А тут он проживает такие же чувства, как и я, все эти четыре года. И я очень хорошо понимаю как бывает страшно открыться в ответ, довериться, сдаться. Ведь ты открываешься не просто перед любимым человеком, а перед всем Миром, перед самим собой. Потому что любая, даже самая маленькая ложь будет видна в чистом зеркале ЛЮБВИ.

Всё, что было дальше — для меня это Божественный подарок, от Ромы, Бога ли, меня самой… Я бесконечно благодарна Ромочке за эти полтора года жизни, которые он провёл со мной. Тотально со мной, я не знаю, как это назвать ещё. Мы просто растворились друг в друге. Он был и есть для меня идеальный муж. И я Безмерно Благодарна ему за всё, что раскрылось и расцвело в нашей Любви. И за всё, что мы прожили вместе, и я ещё проживаю до сих пор…

Это неправда, что мы не знаем своего будущего. Всегда знаем. Наше сознание не воспринимает эту информацию, и не нужно этого, иначе мы бы сошли с ума. Но наша душа с самого рождения уже всё знает и радуется или страдает от этого. Времени нет, на уровне души — времени нет. Всё происходит здесь и сейчас, все события одновременно… Вы можете предчувствовать события вашего будущего, чувствовать их сердцем, интуицией… Время не линейно, но можно сказать, что оно течет одновременно от прошлого к будущему, и наоборот, из будущего в прошлое. И любая информация о вас вам доступна. Есть события, которые вы можете менять, меняя себя. А есть события, которые должны случиться обязательно, вы сами выбрали их, как уроки Любви — таков Божественный замысел для вас.

Я чувствовала всё заранее. Но не хотела воспринимать эту информацию сознанием. Я всегда знала, что он меня любит, даже когда прогоняет, когда находится с другими женщинами. Ещё более отчетливо это ощущала в последний год перед тем, как он сам сказал об этом. А сердце говорило четко и настойчиво: «времени осталось очень мало». Я очень сильно Любила Рому и хотела быть его женой, но одновременно очень этого боялась, это просто был для меня самый ужасный ужас на свете. Как я сейчас понимаю, мне было чего бояться. Потом я периодически впадала в слёзные «истерики», когда сердце разрывалось от боли, но я не понимала с чем это связано, я просто рыдала, буквально умирала, и всё время приходили слова: «Совсем чуть-чуть осталось»… Не нужно мне было знать деталей и правильно, что до сознания не доходило много информации из будущего. Сейчас я очень хорошо понимаю, о чём это всё было.

Просматривая записи его лекций теперь, я слышу что он открыто говорил о своем уходе (когда он их читал, нами как-то в серьез это не воспринималось, или пропускалось сознанием), о том сколько ещё будет на Земле, о том что ему ещё нужно прожить, какой опыт получить… Не знаю, насколько он это делал осознанно, скорее всего просто говорил, что приходило… Душа всё знает заранее.

Вы думаете, я знаю, что я делаю?

Что на одно дыхание или полдыхания я принадлежу самому себе?

— Не более чем перо знает, что оно пишет, или мяч ведает, куда покатится дальше.


Руми


Глаз создан, чтобы видеть вещи, Душа — вкушать отрады рая, А сердцу, схваченному в клещи
Любви, дано светить, сгорая!
Цель ног — погоня за Любимой, Любви — в Любимой раствориться, Ума — чтоб сделать объяснимым
Всё, что свершилось и свершится
Но Тайна вечно будет Тайной. Глаз слепнет от одной попытки
Увидеть «КАК». И мозг в отчаянии, Узнав, что карой будут пытки!
Влюблённого винят в потерях. Но лишь Любимую находит, Все умолкают, кто не верил, Завидуя его угодью
Руми

Упиваясь Любовью, мы начали планировать нашу совместную жизнь. Мне сложно передать словами переполнявшие нас чувства. В них было мало земного, но они вполне земные, мы очень сильно оторвались от материального, но любили и материально. Мы как будто встретились вновь после очень-очень долгой разлуки, которая сблизила нас ещё сильнее. Нам было смешно, как реагировали на это наши друзья, они выглядели шокированными. От Ромы они такого не ожидали, поскольку он давно говорил, что в этой жизни у него не будет семьи и детей. Мы понимали, что многие завидовали, некоторые были просто в недоумении… Наш союз был неожиданностью не только для меня, но и для всех вокруг. А вскоре, мы узнали, что у Ромы опухоль мозга и довольно большая…

И это было большое испытание и одновременно урок Любви и принятия, урок смерти и жизни… и не только для нас двоих, но и для наших друзей, которые давно знали Рому и меня, и были близки нам.

Я очень благодарна всем родным и ребятам, тем, кто поддерживал нас своим присутствием и просто молитвами. Мы собирались все вместе, целили Рому всеми возможными способами. Было забавно, но собрали все возможные направления целительства: медицина, БАДы, психология, рейки, народные целители, шаманы, духовное целительство. В день операции, друзья, которые были в это время в различных уголках мира и принадлежали разным традициям, заказали молебны за него в разных храмах и молились сами. Наши друзья в Новосибирске находились у меня дома и молились. Казалось нам или нет, но мы чувствовали, что происходило с сознанием Ромы и его состоянием. От какого-то опьянения и напряжения вначале, когда мы и слова не могли выдавить из себя, до неожиданного облегчения и песен, которые стали петь потом. Когда по нашим ощущениям всё выровнялось, ребята стали расходиться. Операция прошла очень хорошо. Примерно в то время, когда мы все почувствовали облегчение, она и закончилась. Начался период восстановления.

Слаще этого яда я не видел питья

Чудесней этой болезни я не видел здоровья.


Руми

Рома восстановился довольно быстро, за две недели. Его только выписали из больницы, как он прислал мне свой рабочий график, где были расписаны почти все выходные. По понятным причинам мы изрядно сократили этот список. Всё думали, что самое страшное позади и с волнением ждали результатов исследований на гистологию.

Пришли результаты, которые нас не обрадовали. У него был рак, глиобластома мозга. Несмотря на шок, мы были настроены оптимистично. Поддержка через Любовь была самая сильная. Я не могу говорить со сто процентной уверенностью о чувствах Романа, но могу рассказать о своих чувствах и о том, как мы жили дальше.

Все книги, которые нам приносили родные и друзья, которые мы находили сами — говорили об опыте исцеления от рака. Этот опыт был разный, но всегда положительный в итоге. Но вышло так, что наш опыт — это опыт смерти…

Рома начал ходить на облучение и через какое-то время у него начались приступы эпилепсии. Меня и родных это очень пугало. А Роме было сложно принять такие свои состояния, когда они проходили на глазах у знакомых.

Несмотря на это, мы ЖИЛИ и радовались, ЛЮБИЛИ и праздновали… Мы действительно ЛЮБИЛИ и ЖИЛИ как никогда, потому что никогда раньше смерть не была на столько близка и реальна как в это время… Несмотря на то, что результаты МРТ были хорошие, эпилепсия очень сильно напоминала о смерти. О чём можно думать и что планировать, когда знаешь, что в любой момент твой любимый или ты можете умереть, уйти из этой реальности, этого мира? Все ложные надежды и ожидания, представления о себе, ценности — всё как ветром унесло. Мы жили одним днем, наслаждались Любовью, жизнью, умирая каждый раз в Боге и друг друге.

Друзья, которые приходили к нам ожидали застать нас в унынии или мрачно напряжёнными, а на поверку оказывалось, что у нас всё светло и позитивно. Было забавно наблюдать за тревожными взглядами друзей и родных, в то время как мы сами просто купались в Любви. Особенно это было заметно на нашей свадьбе. Хотя на самом торжестве мы этого не замечали, не до того было. Но на видео видно, что самые счастливые на празднике — это мы. А у наших гостей — тревожный и озабоченный взгляд. Смерть никого не оставляет равнодушным. Она пугает в любом своем проявлении. Тем более многие ли согласятся выйти замуж или жениться на «смерти». Вступать в отношения, зная заранее, что они не вечны и коротки… Так-то всё не вечно, и все отношения временны, но многие ли думают об этом, когда создают семью, рожают детей или планируют что-то на будущее?

А мы просто тотально проживали счастье и ЛЮБОВЬ, растворение, радость, нежность… Есть только «здесь и сейчас». А здесь и сейчас — есть я и он, есть ЛЮБОВЬ…

Рома отказался от химиотерапии. Вместо неё он пил травы. Кто-то сейчас говорит об этом, но это всё страхи, требующие объяснений смерти. Это время обнажило многое, и было видно, кто и как проживает ужас перед болезнью и смертью. Друзья и родные засыпали Рому советами, рецептами, телефонами целителей и врачей, психотерапевтической помощью, но он решил слушать себя, а главное по-честному довериться Богу.

ЛЮБОВЬ не дает ничего, кроме самой себя

и не берет ничего, кроме самой себя.

Поэтому ЛЮБОВЬ не обладает ничем,

но и ею нельзя обладать,

ведь ЛЮБВИ достаточно только ЛЮБВИ.


Руми

Мы действительно перестали планировать и думать о будущем. Максимальный временной промежуток для нас был — два месяца. Это то время, которое мы хоть как-то, очень приблизительно могли заполнить планами. Мы проводили тренинги, но уже не могли планировать точно даже их. Готовились и писали программу буквально за неделю до тренинга (даже иногда за два дня), а на самом тренинге были в потоке и много импровизировали. Какие-то практики рождались прямо в процессе. Для нас было интересно находиться в сотворчестве не только друг с другом, с группой, но главное — с Богом.

Свою миссию и предназначение для себя Рома определил так: «Эволюция души (Любви и Свободы)». Распахнуть свою душу до Божественной ЛЮБВИ. Я полностью поддерживала и поддерживаю его в этом. Для меня смысл жизни, а теперь и единственная цель — ЛЮБИТЬ, распахнуть сердце и душу максимально и — ЛЮБИТЬ.

Самым важным для нас стала Любовь к Богу. ЛЮБОВЬ, которая больше Жизни и Смерти. В полной мере она раскрывалась через наши отношения, через Любовь друг к другу. Про это сложно говорить словами. Но для меня это было единственным прибежищем и опорой, так как наши отношения в этом мире (мы очень ясно это понимали) не вечны и Любовь друг к другу, всего лишь часть Божественной ЛЮБВИ.

Из всего нашего многолетнего опыта духовных практик мы пришли к тому, что все пути ведут в сердце. Быстрый или постепенный путь, в этой жизни или через несколько, ты все равно придешь к ЛЮБВИ в свое же сердце. Истинная встреча с Богом и самим собой происходит именно в сердце. И не один путь или учитель не сделает это за тебя. Они могут только показать направление, указать, но сделать шаг в сердце, Любить — можешь только ты сам. А это и есть смерть. Смерть в ЛЮБВИ. Смерть всех твоих представлений, ожиданий, опыта, прошлого и будущего, всех ценностей… Всё сгорает в Божественной ЛЮБВИ. Вы ничего не приобретаете, вы только теряете! Теряете самих себя и всё что считаете собой или своим.

В Любви к друг другу мы постоянно распахивались, обнажались. Это похоже на то, как ты снимаешь с себя одежды, маски, а когда и этого не остается, то снимаешь с себя кожу, плоть, всё телесное, потом ментальное, эмоциональное, чувственное, душевное… Это бесконечно страшно, иногда очень больно, но другого пути нет.

Я знала Рому в этой жизни не так долго, как его родители, и некоторые друзья и коллеги, но я могу сказать с полной уверенностью, что я его ЗНАЮ, как и он меня. Только Бог ЗНАЕТ нас больше. Рядом с ним я всегда чувствовала себя на своем месте. И то, что мы долго жили отдельно, было как какое-то недоразумение, ошибка. Теперь мы оба это ощущали очень ясно. Я — что на своем месте с ним, и он — что мы уже д-а-а-авно живем вместе. Что мы всегда были вместе, я всегда есть его жена, я всегда рядом, забочусь… так было, есть и будет…

Мы настолько обнажились друг для друга, что стали одним. Глядя в глаза друг другу, перед нами мелькали кальпы прошлых жизней, где мы играли разные роли, в разных мирах… Кто-то скажет, что это галлюцинации — пожалуйста, как хотите. Но это наш живой опыт, который не сотрешь. Мы учились. Или вспоминали, как тотально быть ЛЮБОВЬЮ, тотально быть друг с другом, тотально доверять друг другу и Богу, максимально раскрывать своё сердце всему, что приходит, тотально принимать друг друга и весь Мир. Мы были полностью в этом. Для нас это была возможность до прожить и до раскрыть в себе мужское и женское в полной мере, научиться идти до конца в ЛЮБВИ… И это помогало раскрыть ЛЮБОВЬ к Богу. У Ромы, как он говорил, только в это время и открылось сердце по-настоящему.

Двое сумасшедших. Мы настолько чувствовали друг друга, что нам были не нужны слова. Они были лишними. Подолгу просто молчали и смотрели в глаза друг другу. Рома начал говорить моими словами, а я его. Иногда я чувствовала, что у меня его лицо, его тело. Сначала это было удивительно, но потом стало как-то естественно. Мы не разлучались совсем. Как будто наверстывали всё то время, когда жили отдельно и были просто друзьями. Или как будто нам нужно было в очень короткий срок успеть очень многое прожить. Для меня было большим счастьем просто заботиться о нём. Я каждый день благодарила Бога за этот подарок мне — быть его возлюбленной и женой, за то, что он принимает мою Любовь, за то, что он тотально со мной, полностью. Он посмеивался надо мной, говорил, что, похоже, мне всё равно какой он, только бы был. Это правда…

В этом разрушенном монастыре тот,

у кого в глазах двоится, постоянно перемещается из

одного угла в другой. О ты, говорящий себе:

«Благо, которое ищу, можно найти там»,

если ты обретешь пару глаз, способных распознать Бога,

то увидишь, что все пространство обоих

миров наполнено Возлюбленным.


Руми

Много лет мы занимались духовными практиками. Погружались в различные духовные традиции (буддизм, шаманизм, дзогчен, адвайта, даосизм, шиваизм, христианство, веды, суфизм…), познавали и, насколько было возможно, проживали их изнутри (какие-то больше, какие-то меньше). В этот год мы начали читать книги о Кришне. На самом деле ни в какой другой традиции я не узнала столько много о ЛЮБВИ к Богу, как в вайшнаизме. Даже просто читая Бхагавадгиту мы не находили столько ЛЮБВИ, как в других вайшнавских текстах, где описываются лилы (игры) Кришны. ЛЮБОВЬ Радхи к Кришне — это высшая форма ЛЮБВИ к Богу (как говорят вайшнавы). В этой традиции все стремятся испытать, хотя бы тысячную часть такой ЛЮБВИ. Невозможно остаться равнодушными, читая такие тонкие метафоры о ЛЮБВИ. Нам всё это было очень близко и понятно, понятно на уровне сердца. В это время мы много плакали от ЛЮБВИ.

В вайшнаизме, как и в бакти-шиваизме, Любовь к Богу это не просто экстаз и блаженство… это ещё и боль разлуки… Боль, которая сводит с ума, от которой буквально забываешь всё на свете. Это постоянные слезы ЛЮБВИ по Богу. Поиск Бога, служение и верность Богу. Это смерть в ЛЮБВИ, потеря себя в ЛЮБВИ. Очень близко к Суфизму, но для вайшнавов Бог — это обязательно отдельная Личность. Подобное разделение и приводит к боли разлуки. Когда ты одновременно испытываешь экстаз ЛЮБВИ и боль. Это ЛЮБОВЬ сразу на нескольких уровнях (если так можно сказать). ЛЮБОВЬ, включающая в себя противоположности. Но единственное место, где ты обретаешь Бога — твоё сердце.

Все мантры, молитвы, зикры, баджаны, киртаны — это как ключики к состоянию «ЛЮБВИ к Богу», к твоему сердцу. Через них можно подключиться к очень возвышенным тонким вибрациям Божественной ЛЮБВИ, раскрыть сердце, исцелить душу… Пережить разные качества Божественного. А если сердце уже распахнулось, то они уже и не нужны, потому что молитва просто льется из твоего сердца, вся жизнь становится молитвой Богу и служением Богу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 752