электронная
162
печатная A5
284
12+
Дневник мамы аллергика, или 7 шагов к победе

Бесплатный фрагмент - Дневник мамы аллергика, или 7 шагов к победе

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-2263-1
электронная
от 162
печатная A5
от 284

От авторов

Дорогие друзья!

Благодарим вас за внимание и интерес к нашей книге! Мы уверены, что каждый из вас найдет в ней что-то новое и познавательное.

Несмотря на то, что одна из нас является специалистом в области традиционной медицины, а вторая — последователем натуропатии, мы расскажем об аллергии такие вещи, которые не расскажет вам ни один лечащий врач.

В этой книге вы не найдете ни одного названия медицинского препарата или лечебного заведения. Зато мы научим вас, как нужно правильно организовать жизнь ребенка-аллергика, предложим вам самостоятельно разработать для него сбалансированный рацион питания, исходя из законов ортомолекулярной медицины и макробиотики, предложим несколько эффективных способов повышения иммунитета, ну и конечно, ответим на многие вопросы, связанные с возникновением аллергических заболеваний и методами борьбы с ними.

Мы постарались собрать в этой книге все необходимые факты о детской аллергии, которые обязаны знать родители ребенка-аллергика. На сбор этой информации у нас ушли годы, мы предлагаем вам их сейчас все и сразу, чтобы вы не теряли время на бесконечные походы к врачам и поиски ответов в интернете, а сразу приступили к лечению и борьбе с этим заболеванием. Еще мы постарались развеять большую часть мифов, связанных с аллергией.

А также что делать родителям, чьим детям поставлены такие жуткие диагнозы, как «пищевая аллергия», «атопический дерматит», «бронхиальная астма»?

Как не впасть в депрессию от бесконечного лечения и постоянного страха за своего ребенка?

Как адаптировать его к окружающей среде без угрозы здоровью?

Как разнообразить его диетическое меню и научить спокойнее относиться к пищевым ограничениям?

Ответы на все эти вопросы вы найдете на страницах этой книги.

Кроме того, бесценный медицинский опыт Оксаны Мелешко в области работы с детьми-аллергиками на базе спелеологического медицинского центра позволит вам глубже вникнуть в вопросы, связанные с аллергическими заболеваниями и профилактическими методами борьбы с ними.

Семь шагов к победе — это поэтапный алгоритм действий и мероприятий на ближайшие несколько лет вашей жизни в борьбе с аллергией, которые выведут вас из полосы отчаяния и безнадежности!

Елена Ваулина и Оксана Мелешко.

Первые признаки аллергии

В каждой семье, где есть дети-аллергики, своя грустная история о том, как слово «аллергия» пришло в их дом. Кто-то сталкивается с ее признаками практически с первых дней жизни, кто-то — спустя несколько лет. Иногда, чтобы поставить правильный диагноз, уходит не один месяц. Врачи мучаются в догадках, а родители и больной ребенок просто теряют время, которое становится на вес золота. Порой изначально неправильное лечение приводит к печальным необратимым последствиям. Увы, именно так произошло в случае с моим ребенком. Но обо всем по порядку.

Первые признаки аллергии проявились, когда сынишке был один месяц, в виде кожных высыпаний. Сначала на лице, потом по всему телу. К трем месяцам на нем не осталось «живого места».

Все это время мы пытались бороться с внешними признаками аллергии с помощью разных методов: в ход пошли способы народной медицины (наши бабушки, как никто, оказались специалистами в детском диатезе и просто забросали нас различными советами, начиная от печеной свеклы, которую нужно прикладывать к больному месту, и заканчивая разными травами).

Не получив видимого результата, мы переключились на лечебные гели и мази, которые оказались успешнее своих предшественников, но устраняли проблему на старом месте и не предотвращали появление сыпи в новых местах.

По рекомендации нашего педиатра мы давали ребенку антигистаминные препараты, сорбирующие гели, что тоже значительно помогало снимать покраснения, но не останавливало сам процесс.

Сутки, проведенные в интернете, научили нас тому, как нужно организовать среду обитания для аллергика. Из дома были вынесены все предметы, способствующие накоплению пыли. Всю одежду, постельное белье я полоскала в фильтрованной воде или ошпаривала утюгом с двух сторон.

Так как ребенок находился на грудном вскармливании, я сидела на строжайшей диете, доходило до того, что, кроме риса, сушек и чая с сахаром, ничего не ела, но видимых результатов это не приносило. Сыночек систематически покрывался сыпью, и логических объяснений этому не видел никто — ни я со своим дневником питания, ни наш педиатр.

По мнению нашего врача, у ребенка были проблемы с пищеварением: стул был слишком жидкий и зеленоватого оттенка, в связи с этим мы постоянно принимали пробиотики, но особо это не помогало. В три месяца мы сдали анализы кала на дисбактериоз. У нас обнаружили золотистый стафилококк (вспомнив условия в роддоме, я не сильно этому удивилась) и жуткую недостачу лакто- и бифидумбактерий. Так мы стали пациентами местного гастроэнтеролога.

Впоследствии у меня создастся впечатление, что на нас ставили опыты с различными биофагами в плане их эффективности.

Первый препарат нам не помог, и после вторичного обследования (в том числе и моего грудного молока) нам обоим было назначено лечение новым лекарством, но уже в усиленной форме — теперь помимо того, что мы глотали эту гадость, ею же делались еще и клизмы.

Две недели испытаний мы прошли, но очередные результаты анализов повергли врачей в уныние. Стафилококк немного снизил свое количество, но по-прежнему присутствовал. Надо заметить, что за время лечения наша аллергия только усилилась и помимо атопического дерматита уже стали проявляться признаки заложенности носа.

На фоне всего вышеперечисленного хочу заметить, что к имеющимся фобиям по поводу чистоты у меня добавилась еще привычка кипятить все, к чему прикасается ребенок. Всем нашим гостям выдавалась специальная стерильная одежда и обувь. Нужно ли пояснять, что такая атмосфера не сделала наш дом притягательным для гостей. Постепенно число визитеров свелось к минимуму — только родители и одна моя знакомая.

Первый шаг к победе — определить диагноз

Когда педиатр и гастроэнтеролог перестали обращать внимание на стафилококк, нас (наконец) отправили к местному аллергологу.

После приема у этого специалиста и услышав от него фразу, что причиной аллергии может быть что угодно, включая фазы луны, мы с мужем решили не вдаваться в вопросы астрономии, а разобраться хотя бы с состоянием иммунной системы нашего ребенка и стали искать квалифицированного врача в этой области.

Вскоре по многочисленным рекомендациям друзей мы оказались в одном из самых известных и дорогих медицинских центров нашего города по профилю аллергических и иммунных заболеваний. Выбранный нами врач был самой что ни на есть наивысочайшей категории, что немедленно подтверждали расценки на его услуги.

При беглом взгляде на ребенка женщина-врач тяжко вздохнула и сразу поставила диагноз — «атопический дерматит». Потом написала рекомендации по питанию, большая суть которых сводилась к тому, чтобы употреблять импортные смеси и детское питание определенной иностранной фирмы — якобы там меньше добавок и нитратов. Также составила диету для меня и ребенка. Но главная ее «фишка» заключалась в том, что она нам назначила медицинский препарат, который не был разрешен в нашей стране. Его можно было достать только в Европе и за немаленькие деньги. Количество лекарства на один курс обходилось в несколько сот евро.

«Это последняя надежда, в противном случае вас ждет печальное будущее — абонемент в детский диспансер для астматиков», — всё, что она смогла нам сказать, когда подошли к концу оплаченные нами двадцать минут ее наидрагоценнейшего времени.

Для справедливости отмечу, что прогноз врача в большей степени оправдался. Спустя полгода нам действительно поставят диагноз «бронхиальная астма» с аллергическим уклоном, а тот препарат, который она нам выпишет, поможет другим двум нашим знакомым, столкнувшимся, как и мы, с проблемой аллергии у детей. Только одному Богу известно, как, но мы тоже будем принимать это лекарство, которое нам привезут коллеги мужа из Германии. Три месяца по четыре раза на дню наш ребенок станет пить белый порошок по часам, но, к сожалению, это нам не поможет.

Не подошли нам и многие из назначенных ею продуктов и видов детского питания. Причина одна — наличие в их составе крахмала — кукурузного или картофельного, на который у ребенка сильная аллергия. На гречку, молочные продукты, яйца проявится пищевая непереносимость.

Единственное, чем мы станем пользоваться по ее рекомендации, — это косметическая линейка по уходу за кожей больных атопическим дерматитом. Регулярное использование лосьонов и кремов значительно улучшит ее состояние.

В таком режиме прошло полгода, и мне казалось, что страшнее быть не может. При росте 170 см от постоянных переживаний и сидения на диете я весила 45 кг и продолжала кормить ребенка грудью, так как ни одна из существующих смесей нам не подошла. Я извела себя, мужа, родственников мужа своими заскоками и требованиями в плане стерильности окружающей среды. Но наш ребенок продолжал покрываться коркой и постоянно чесался. Даже летом, в сорокаградусную жару, мы выходили на прогулку в колготках, рубашечке с длинным рукавом и варежках-царапках. Взгляды, которые на меня бросали случайные прохожие, я не передам.

Но самый ужас поджидал впереди. Зимой, когда сыночку было чуть больше года, мы попали в инфекционное отделение с подозрением на энтеровирусную инфекцию.

Помимо того, что все препараты, которыми нас лечили от кишечной палочки, вызывали жуткую аллергию и нас постоянно держали на преднизолоне, на третий день, когда я уже собралась увозить ребенка домой, так как все симптомы кишечной болезни сошли на нет, к нам в палату зашла врач и сообщила, что у одной из пациенток из соседней палаты обнаружена корь и нам необходимо сделать прививку.

Видя мои поистине обезумевшие глаза, она предложила написать отказ от прививки и сделать инъекцию «иммуноглобулина человеческого». Я дала согласие, так как перспектива заболеть корью меня просто лишала рассудка.

На следующий день мы выписались домой. Озабоченная тем, чтобы провести санобработку больничных вещей и квартиры, я упустила главное — предоставила возможность ребенку передвигаться по квартире без ограничений и не заметила, как он оказался на кухне и взял мой оставленный бутерброд с сыром.

Когда я это увидела, то ребенок уже стал раздуваться, как шарик, — его уши увеличились вдвое, губы стали словно резиновые, глазки заплыли — и все это буквально за секунды. Он, не понимая, что происходит, пытался со мной играть в догонялки, пока я бегала за ним в попытке влить антигистаминные капли.

Когда появился кашель, несмотря на выпитое лекарство, я схватилась за телефон и вызвала скорую. Не знаю, что помогло больше — то ли скорая оказалась под боком, то ли в голосе моем было что-то жуткое, в итоге врачи успели как раз в тот момент, когда у ребенка стал происходить отек гортани и оттуда раздавались хрипящие звуки.

Спасибо бригаде той «неотложки»! Они четкими и слаженными действиями не дали моему ребенку задохнуться, а мне — сойти с ума. Когда возник вопрос госпитализации, стало ясно, что аллергологическое отделение отпадало: нам не было еще двух лет и к тому же недавнее нахождение в контакте с инфицированным больным корью обрекало нас опять на палату в инфекционном отделении, одна мысль о котором вызвала у меня настоящую истерику.

От госпитализации я отказалась. Сотрудники скорой посочувствовали и уехали. Мы с ребенком остались вдвоем. Вечером приехал наш папа, и мы стали думать, что делать дальше.

В течение последующей недели скорая к нам приезжала через день — у ребенка были систематические приступы легкого удушья. Достав через знакомых направление в детскую областную больницу, я поехала туда с ребенком с просьбой госпитализировать нас в аллергологическое отделение –оставаться дальше дома было страшно.

Стыдно вспоминать, как я рыдала, сидя в кабинете заведующей и объясняя нашу ситуацию. Но ее вердикт поверг меня в ступор. В госпитализации нам отказали, несмотря на все обстоятельства. Я не могла поверить, но то, что мне сказала потом эта врач, я запомнила на всю жизнь. Вот ее слова: «Мы не можем вас положить без обследования, сначала вам нужно сдать все анализы, и тогда ваш врач выпишет направление, а когда в нашем отделении появятся места, мы вас положим, если в этом будет необходимость».

Я была поражена: «А разве задыхающийся по ночам ребенок — не достаточная причина для госпитализации? У нас нет времени проходить обследование самостоятельно, мой ребенок может умереть, пока до нас дойдет очередь на сдачу всех анализов!»

Но врач была непреклонна: «Запомни, ваша болезнь не лечится! К сожалению, пока не изобрели лекарство от аллергии. Можно снять обострение заболевания, уменьшить его проявление, но до конца излечить — нет. Мой совет — научись своему ребенку помогать сама, мы подскажем как. Сейчас врач напишет, что делать в каждом конкретном случае, и поверь, лучше тебя самой в здоровье твоего ребенка никто не разберется!»

На тот момент я поняла ее слова так — «кроме тебя самой, твой ребенок никому не нужен». Но впоследствии я убедилась, что смысл сказанного несколько в другом.

Тогда мне хотелось, чтобы они сняли приступы удушья, которые по-настоящему меня пугали. Врач же хотела, чтобы я перестала бояться этих проявлений, а научилась с ними бороться. А самое главное, постаралась исключить их возникновение. То есть понять причину аллергических реакций в организме моего ребенка.

Тогда был первый шаг моего осознания в плане борьбы с аллергией. Из жертвы я должна была переквалифицироваться в бойца, не трусливого и жалкого, а холодного и рассудительного, способного сопротивляться, несмотря ни на какие обстоятельства. Одним словом — мне нужно было перестать жалеть себя и подумать о том, как сделать так, чтобы мой ребенок смог жить дальше. И не просто жить, а стать полноценным членом общества.

В завершение этого могу сказать, что нам был один год и четыре месяца, пока мы не смогли получить первые результаты обследования на аллергию, которые выявили следующее:

Нам был поставлен диагноз «атопический дерматит» на основании показателя Ig E, который оказался в несколько сот раз выше нормы.

Выявлена пищевая аллергия практически на все продукты, в том числе на те, которые мы употребляли большей частью по рекомендации гастроэнтерологов и аллергологов: рис, картошка, гречка, кисломолочные продукты и т. д. С прекращением приема в пищу картофеля и риса наша кожная сыпь исчезла полностью в течение месяца.

С приступами кашля и удушья мы боролись с помощью лекарств, назначенных нашим врачом.

Комментарий специалиста (Оксаны Мелешко)

Аллергия — бич нашего времени. И самое печальное, что все чаще и чаще мы с этими проявлениями сталкиваемся в педиатрии. Самые маленькие пациенты в силу многих нюансов организма дают определенную реакцию на обычные для многих компоненты.

Все живое содержит органическое вещество — белок, который в норме, попадая в наш организм, должен расщепляться. Но при аллергии белок не расщепляется: то ли не хватает для этого сил организма, то ли организм не может распознать, что с этим «чужим» делать. Начинается реакция отторжения — самоочищения: через кожу и слизистые организм выкидывает то, что считает чужим, и вот тут мы получаем сыпь, отек слизистых.

Так как мы видим конечный этап процесса, то и пытаемся убрать именно то, что нас визуально беспокоит. Что и происходило в вышеописанном случае. Борьба с сыпью, снятие отека носоглотки — борьба с ветряными мельницами. И не потому что врачи игнорировали проблему, а потому что найти причину действительно сложно, так как в механизме аллергической реакции иммунологи еще не поставили точку.

Над причинами ломают голову и представители официальной медицины, и нетрадиционной, психологи, диетологи. Никто не может дать прогноз по каждому отдельно взятому случаю. Есть статистика, и ею руководствуются.

В большинстве случаев это заболевание хроническое и преследует пациента на протяжении всей его жизни, поэтому нужно научиться с этим жить. Есть незначительный процент пациентов, которые при определенном образе жизни перестают замечать у себя симптомы аллергии. Возможно, организм научился реагировать адекватно на аллергены.

Особо хочется отметить роль необходимого медицинского обследования больного аллергией.

Ранняя диагностика любого заболевания позволяет существенно снизить тяжесть симптомов, а в некоторых случаях и избежать прогрессирования болезни.

И если десять лет назад для аллергодиагностики необходимо было выполнение определенных рекомендаций, то сегодня инновационные методики позволяют определить аллергию в любом возрасте, начиная с младенчества, даже при приеме антигистаминных препаратов, а также в период сезона цветения.

Естественно, данные анализы можно сдать только в специализированных центрах. Муниципальные поликлиники обеспечены чаще всего реактивами, которые требуют определенной подготовки, например, отмены антигистаминных препаратов минимум за неделю до проведения тестов.

Также есть ограничения возрастные на диагностику методом prik-теста. Чаще всего такая диагностика рекомендована с 6-летнего возраста.

IgE общий и специфический показан с месячного возраста.

Какой метод аллергодиагностики приоритетнее?

Золотым стандартом в мировой медицине считается диагностика in vitro — то есть без контакта с человеком.

Но более распространенным по нашим диагностическим центрам есть метод in vivo — проведение кожных проб. Минусом в этой диагностике есть вероятность развития острой аллергической реакции.

Второй шаг — осознать и принять меры

Общие рекомендации специалиста родителям ребенка-аллергика

В том, что должен быть изменен образ жизни — нет никаких сомнений. К этому решению и пришла наша мамочка. Что значит создать комфортные условия для организма, который «завис», ведь в таком состоянии нельзя требовать слаженной работы и нормальных реакций на другие раздражители извне?

Самая первая рекомендация аллерголога — элиминация аллергена — то есть устранение аллергена от больного. Это борьба и с ингаляционными аллергенами — бытовыми (пылевой, подушечный клещ), химическими (парфюмы, табачный дым), инфекционными (грибковые поражения в помещениях), и с алиментарными — пищевыми и лекарственными — аллергенами.

Если по ингаляционным аллергенам все понятно — эти требования отвечают нормальным гигиеническим требованиям, то исключение пищевых аллергенов требует времени и анализа реакции на каждый из продуктов.

Можно воспользоваться аллергодиагностикой — определить антитела IgE к определенным продуктам, а можно идти путем исключения. В любом случае и родители, и ребенок должны знать, ЧТО в привычном рационе выделяется красной чертой — исключить!

Следующая рекомендация — одежда. Вернемся к реакции организма — самоочищению. Все, что не наше, — организм выкидывает с помощью выделительной системы, в том числе через потовые железы. Бороться с потом — это бороться с процессом уборки организма.

Можно снизить потливость как наружными, так и внутренними медикаментозными препаратами.

Можно использовать одежду, которая сорбирует в себя пот, придерживаться правил гигиены, дабы не вызывать изменение состава пота (соединение с микроорганизмами, живущими на поверхности нашей кожи, а иногда и с химическими компонентами, содержащимися на одежде, соприкасающейся с кожей).

В итоге — на бытовом уровне обращаем внимание на состав одежды, на моющие средства, на качество воды.

Особое внимание следует уделить микроклимату в комнате аллергика.

Чем дышит ваш ребенок в доме?

Качество воздуха — это не только его чистота, химический состав, а и физические параметры — температура и влажность.

Идеальным будет еще и применение ионизации отрицательными ионами. Последние параметры генерируются специальной аппаратурой, которая стоит немалых денег, а вот температуру воздуха можно регулировать банальным проветриванием.

Оптимальная температура в спальне аллергика — 20 градусов и влажность 50—60%. Для контроля этих параметров установите психрометр в спальне возле кроватки.

Со стороны здоровья — уделить внимание работе почек, кишечника и кожи — органов выделительной системы.

Наличие инфекции, которая локализуется (живет) в этих органах, например, как в случае, описанном в нашей книге (носительство золотистого стафилококка).

Опять-таки при выявлении инфекции не стоит сразу же пытаться уничтожить ее: сейчас многие инфекционисты соглашаются с решением бороться только с инфекцией, которая себя активно проявляет. «Не тревожь лихо, пока оно тихо!»

Борьба с таким агрессивным и умным микробом, как золотистый стафилококк, до сих пор заставляет нас нести потери. Лечим, но какой ценой!

Поэтому в некоторых случаях необходимо найти способы некого симбиоза — поддерживать общий и местный иммунитет, тем самым не давать микробу поднять голову и начать активно жить и размножаться.

Третий шаг — «врач-наставник»

Если так случилось, что у вашего ребенка аллергия перешла в другие формы — ринит и бронхиальную астму, то все равно постарайтесь не унывать и не впадать в отчаяние.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 284