электронная
80
печатная A5
498
18+
Дневник

Бесплатный фрагмент - Дневник

Эксперимент

Объем:
380 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9522-0
электронная
от 80
печатная A5
от 498

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дневник

Пролог

Небо мрачнело с невероятной быстротой. Свинцовые тучи сгущались над лесом. По гладкой, как зеркало, дороге медленно ехал черный джип. Свернув по указателю, проехал несколько метров и остановился перед высоким кованым забором.

Серые стены оплетали лианы до самой крыши. В узких окнах не горел свет, а из каминной трубы не шел дым. Казалось, дом пуст.

Через секунду ворота распахнулись с тихим скрипом. Машина медленно въехала на территорию мрачного дома.

Джип проехал по каменной дорожке и остановился у массивной двери. Из машины вышла стройная женщина в длинном черном плаще. Придерживая кожаную сумку, она взглянула на темное небо.

Где-то вдалеке сверкнула яркая молния. Крупная капля упала на ладонь. В мрачном лесу зашелестела листва. Поднялся ветер.

Ступая по каменным плитам, хозяйка направилась к массивной двери. Едва она взялась за дверную ручку, как за ее спиной стеной пошел дождь.

В глубине дома тихо играла музыка. Мягкий свет горел в гостиной в противоположной стороне дома. Внутри было тепло.

Женщина скинула на пол тяжелый плащ, отбросила в сторону сумку и грацией дикой кошки медленно пошла на звук музыки.

Тонкие шпильки громко стучали по роскошному паркету. Ее силуэт отражался на поверхности стоящего у стены комода со статуэткой дракона. В углу — пара кресел и маленький столик посередине с позабытым журналом у самого края. Изысканная и дорогая обстановка.

Вскинув голову, она на ходу поправила выбившийся локон и завернула за угол. В гостиной под высоким потолком горела хрустальная люстра. Яркий свет освещал все уголки просторной комнаты. Первое, что бросилось в глаза, это шелковый ковер ручной работы. На нем валялись листки бумаги. Они валялись повсюду: на кожаном диване и креслах, на столике, что стоял у окна, и низких стульях, на светильнике и даже на китайской вазе в углу.

Женщина удивленно вскинула тонкую бровь и облокотилась на дверной косяк.

— Как я понимаю, ты снова бунтуешь! Что случилось на этот раз?

Ее глаза были устремлены на кучу тряпья на диване. На ее голос куча медленно пришла в движение. Сначала она увидела мужскую руку, а затем широкую грудь с порослью темных волос. Мужчина был пьян.

— Оставь меня! Уходи.

Она лишь усмехнулась в ответ. Оттолкнулась от двери и шагнула в комнату; носком туфель отбросила в сторону пустую бутылку виски.

— Я возненавидел себя за свою слабость. За то, что не смог противостоять тем чувствам, что ты, чертовка, во мне пробудила.

— Ник, ты должен прийти в себя. Встань и иди в ванну. Умойся и приведи себя в порядок. Не желаю видеть тебя в таком виде.

Она встала у дивана. Скрестив руки на груди, внимательно посмотрела на его лицо. Легкая щетина на скулах и подбородке. Взъерошенные волосы. Широкие брови и густые ресницы. Что и говорить, а Ник был красавчиком. Даже в таком непристойном виде как сейчас.

Женщина взяла со стола китайскую вазу с цветами. Отбросила букет и вылила содержимое Нику на лицо. От неожиданности он распахнул глаза и резко сел.

— Лучше?

Ей было наплевать, что у него на душе. Какое ей вообще было до него дело? Наблюдая за тем, как он стирает с лица липкую воду, она издевательским тоном промурлыкала:

— С добрым утром, милый!

Ник с трудом пришел в себя. Быстро проморгался и, наконец, огляделся вокруг.

— Опять этот кошмар, я больше не вынесу. Ты должна отпустить меня.

Он уронил голову на руки и устало потер лицо. В полном отчаянии своего положения медленно стал раскачиваться из стороны в сторону.

Женщина вытянула руку и погладила его по голове как ребенка. Но через секунду — сжала волосы в кулак и повернула его лицо к себе.

— Ты мой раб! Ты будешь делать то, что я велю. Беспрекословно, без истерик и слез. Таких, как ты, у меня было десятки. И все они шли от меня вперед ногами. И знаешь почему? Потому что я так решила. У тебя Ник нет выбора. И тебе не помогут ни слезы, ни стенания, ни истерики. Будет лучше, если ты смиришься с этим.

— Я не могу видеть тебя.

— Разве?

Она оттолкнула его от себя; закинув голову, громко рассмеялась. Ник был таким предсказуемым, таким обыкновенным.

Глава 1

Мила отодвинула занавеску и посмотрела за окно. Ветер срывал с деревьев листву и кружил ее в воздухе. Мрачное небо и проливной дождь. По улицам бежали прохожие, спасаясь от ливня.

Девушка пожала плечами и отвернулась. В квартире было тепло и уютно. Мягкий свет от напольной лампы в углу освещал комнату.

Этим вечером она решила никуда не ходить, а остаться дома. Как оказалось, не напрасно. Ей совсем не хотелось попасть под дождь и промокнуть до нитки.

Мила опустилась в мягкое кресло и, поджав ноги, взяла со столика книгу. Твердый переплет и гладкие страницы. Книга была единственным спасеньем от мучительных мыслей.

Девушка погладила корешок и задумчиво распахнула книгу, нашла нужную страницу и погрузилась в чтение.

Тишину нарушал шум дождя за окном и тиканье часов. В комнату бесшумно вошел черный котенок. Он игриво покосился на хозяйку своими ярко-голубыми глазами. Дернув лапкой, поиграл с краешком ковра и испуганно отпрыгнул в сторону.

Девушка посмотрела на котенка поверх страниц:

— Чертенок!

Маленький комочек спрятался под креслом. Голубые глаза недоверчиво покосились на хозяйку.

— Ну-ка, выходи! Не бойся!

Девушка невольно улыбнулась, глядя, как котенок снова спрятался от нее. Его ушки предательски торчали из-под края обивки.

Мила захлопнула книгу и поднялась с кресла. Ступая по ковру, она позвала его по имени:

— Чертенок, выходи. Я знаю, где ты спрятался. Ну же, дружок!

Котенок и не думал ее слушаться. Махнув хвостиком, он перебежал в противоположный угол комнаты. Сел на задние лапки и тихо замяукал.

— Должно быть, ты устал и хочешь спать? Беги ко мне, я поглажу твою шерстку.

Девушка присела на корточки и протянула к нему руки. Чертенок послушно побежал к хозяйке.

— Так-то лучше.

Мила подняла котенка с пола и направилась к дивану. Поглаживая Чертенка, села на самый край и откинулась на мягкие подушки.

Голубые глазки-бусинки следили с большим любопытством за всеми ее движениями. Девушка накрыла котенка теплой ладонью и легонько погладила до самого хвостика. Чертенок зевнул и закрыл глазки.

Мила смотрела на черный комочек в своих руках. Наслаждаясь этими минутами, девушка невольно вспомнила тот день, когда увидела это чудо в коробке.

В двадцатый день своего рождения она получила подарок от старшего брата — коробку с пестрой лентой на боку. Предвкушая что-то особенное, Мила дрожащими руками развязывала бант. Едва открыв крышку, увидела черный комочек с ярко-голубыми глазами.

Котенок был очень маленький и такой беззащитный, что девушка едва не расплакалась, глядя на него. С тех пор они не разлей вода. Чертенок всегда рядом с ней.

Когда к ней в дом приходят гости, котенок прячется и не выходит. Наблюдает за людьми из-под шкафа. Кто бы ни позвал его, он ни за что не выходит из своего убежища.

Внезапно в квартире раздался звонок. Мила осторожно положила котенка на подушку и поднялась с дивана. Бесшумно ступая босиком по полу, она подошла к двери.

— Кто там?

— Людмила, это я, Вера Васильевна из сорок пятой квартиры.

Послышался лязг замков. Распахнув дверь, девушка широко улыбнулась нежданной гостье.

Перед ней стояла милая старушка лет семидесяти. Седые волосы, выщипанные брови, розовая помада. Когда она улыбалась, то на краешках серых глаз просвечивались многочисленные морщинки.

— Добрый вечер, — прошептала Мила.

— Деточка, надеюсь, я не отвлекла вас от дел?

— Нет, что вы. Все в порядке. Проходите на кухню.

Старушка вошла в квартиру. Несмотря на свой возраст, она держалась довольно уверенно. Мила заметила, что женщина держит в руках тарелку, наполненную пирогами. Закрыв дверь, девушка последовала за старушкой следом.

— Дорогая, — начала соседка, оглядывая аккуратную кухню, — у меня снова мигрень разыгралась. Не могла бы ты снять боль?

— Да, конечно.

— С самого утра голова болит и ничего не помогает. Кучу таблеток приняла и все без толку.

— Присаживайтесь на табурет. Я постараюсь вам помочь.

Женщина поставила тарелку на край стола. С некоторым усилием отодвинула стул туда, куда указала хозяйка, и села.

Девушка посмотрела на часы. Начало десятого вечера. Что ж, не так поздно.

— Вы готовы?

— Разумеется.

Мила встала за спиной старушки и стала массировать ей виски. Ее движения были отточенными и уверенными. Под ее волшебными руками боль понемногу стала отступать.

— Боже мой! Людмила, у тебя исцеляющие руки.

Девушка улыбнулась. Еще с одиннадцати лет она открыла в себе этот дар — лечить руками и снимать боль.

Самым первым человеком, который понял это, был ее отец. Поранив руку, он прикладывал различные мази, но рана лишь еще сильней болела и ныла. Мила взяла его руку и погладила ладонями. Каким-то магическим образом рана быстро затянулась, не оставив и следа. С тех пор слух о ее способностях быстро облетел всю округу.

Многие соседи и друзья приходили к ней за помощью. Однажды кто-то подарил ей книгу заговоров. Мила подробно изучила ее и даже попробовала применить некоторые из приемов.

— Как хорошо, боль уходит, — шептала старуха, облегченно прикрыв глаза.

— Через полчаса вам станет намного лучше.

— Твои родители гордились бы тобой, будь они живы. Царствие им небесное.

Девушка лишь коротко кивнула. Все ее внимание было сосредоточено на своих руках. Когда Миле было десять, ее мать погибла. С крыши упала двухметровая сосулька, когда та проходила под козырьком собственного дома. Трагическая случайность, после которой в их семье наступил долгий траур.

Отец долго не мог прийти в себя. Посидел за неделю. Черные как смоль волосы стали белее снега. Стараясь чем-то отвлечься от тяжелых мыслей, он стал больше работать — пропадать до поздней ночи на родном заводе. Спустя пару лет, дети лишились и его.

Все произошло в один из обычных дней. Отец возвращался со смены. Шел по темным улицам. Кто-то напал на него сзади, пырнул ножом в спину и забрал допотопный мобильник. Его можно было спасти, если бы кто-нибудь вызвал скорую, но, увы. Он пролежал на холодной земле с надеждой на спасение четыре часа. Его нашли ранним утром в луже крови случайные прохожие.

Девушка медленно массировала шею и плечи старушки. Через некоторое время Вера Васильевна открыла глаза. Боль ушла. Тряхнув головой, она поднялась со стула.

— Милочка, ты чудо.

— Ну что вы, мне это ничего не стоило.

— Прими от меня пирожки, что я испекла для тебя. Они с капустой, как ты любишь.

— Спасибо.

Старушка пригладила волосы на голове. Ей было приятно хоть как-то отблагодарить милую девушку.

— Ну, мне пора.

Старушка шаркающей походкой направилась к двери. Едва дверь за ней закрылась, как в комнате зазвенел телефон.

Мила поспешила взять трубку. Звонила ее подруга Даша.

— Привет! Что опять дома киснешь?

— Что-то вроде того, — девушка села на кресло, посмотрела на часы, — уже одиннадцатый час.

— Я сейчас в клубе, ну том, что в Екатерининском. Приезжай.

— Что-то не хочется.

— Перестань. Тебе двадцать, а ведешь себя как будто тебе девяносто. Живо приведи себя в порядок и приезжай ко мне. Я вызову тебе такси. Все, жду, — и она бросила трубку.

Миле ничего не оставалось, как направиться к шкафу и выбрать что-нибудь приличное на вечеринку. Серые джинсы с вышивкой и белая футболка.

Вынув из волос шпильки, Людмила подошла к зеркалу. Медовые пряди крупными локонами легли на плечи.

Девушка открыла косметичку. Немного туши для ресниц, румян и розовой помады. Через минуту она была готова.

Такси просигналило внизу у подъезда.

— Ну что, дружок, — глядя на спящего котенка, девушка одевала черные туфли, — оставлю тебя ненадолго одного. Обещаю, что скоро вернусь.

Она тихонько закрыла за собой дверь.

Несмотря на проливной дождь, такси добралось до клуба за считанные минуты. В клубе было тесно. Мужчины и женщины стояли на входе под козырьком здания.

Охранник молча пропустил вновь прибывшую.

Внутри клуба было очень душно. Сигаретный дым и запах кофе. В глубине зала сверкали разноцветные огни. Под ритмичную музыку танцевали полуобнаженные девицы у шеста.

Барная стойка, за которой улыбчивый бармен крутил бутылки, разливая коктейль. Высокие девицы в полупрозрачных топах следили за его игрой.

Мила поискала глазами подругу.

— Привет, — прошептал незнакомый парень, что проходил мимо.


Кто-то сзади взял ее за плечо, повернул к себе лицом. От неожиданности Мила едва не сломала правый каблук.

— Не видишь меня, что ли? Я кричу, кричу, а ты не слышишь.

— Привет Даш.

Не теряя ни минуты, подруга взяла ее за руку и повела в сторону бильярдной. Она что-то говорила на ходу, но Мила ее совсем не слышала. Громкая музыка заглушала ее слова.

Девушки завернули за угол и спустились вниз по лестнице. В бильярдной было прохладно и тихо. В просторном помещении стояли три широких стола, отделанные зеленым сукном. Яркие лампы освещали игроков, что загоняли шары в лузы. Приглушенный свет от настенных ламп и запах кофе. Тихие голоса мужчин, распивающих виски, наблюдающих за игрой соперников.

— Идем, — Даша подтолкнула подругу и пошла вперед.

Она буквально проплыла мимо игровых столов. Несмотря на свою полноту, двигалась довольно изящно. Пепельные волосы были уложены в хвост. Вечернее платье с откровенным декольте только подчеркивало ее формы.

Даша остановилась у столика в углу. Затем повернулась и подмигнула подруге.

За ее столиком отдыхала компания из трех подружек, что распивали бутылку мартини. Девушки весело смеялась над шуткой какого-то парня. Мила узнала одну из них. Вика. Училась с ними когда-то, еще в школе, в параллельном классе.

Девушка всегда вела себя несколько высокомерно. Словно королева во дворце, окруженная прислугой. Ее подружки слушались во всем, не смея перечить. Вот и в этот раз толкнула локтем одну из них, требуя придвинуть тарелку с фруктами.

Мила вздохнула. У нее не было настроения общаться с этой компанией. Изобразив на лице улыбку, она, наконец, двинулась к столику.

— Кажется, мой коктейль закончился. Эй, Дашка, принеси еще порцию.

Не глядя на девушку, Вика развернулась на месте и громко расхохоталась. Очередная шутка незнакомого парня привела ее в восторг.

— Все, как всегда, — прошептала Мила, наблюдая, как Даша кинулась выполнять просьбу Вики.

Еще в те, школьные, годы Даша всегда пыталась угодить этой Вике. Приносила сладости, дорогую косметику, приглашала к себе в гости. В общем, делала все, чтобы попасть к ним в тусовку. Все было напрасно. Даже сейчас Вика продолжала вытирать об нее ноги.

— А, это ты, — при виде Милы она скривила губы, — надо же, притащилась.

Три подружки демонстративно закатили глаза при виде Милы. Парень, глядя на их лица, повернулся и, в отличие от троицы, широко улыбнулся. Ему явно понравилась эта девушка.

Мила встала у стола. Молча окатила всех присутствующих внимательным взглядом, после чего молча направилась к бару.

У нее внутри все кипело. Дерзкие и наглые девицы раздражали. За спиной послышался смех. Девицы отпустили в ее адрес непристойную шуточку, но ей было все равно.

— Мила, ты куда? Посиди с нами.

— Спасибо тебе, Даша, но сидеть за вашим столиком выше моих сил.

— Но это неправильно.

— Неправильно стелиться перед этими девицами. Даша, опомнись, для кого ты стараешься? Да они тебя за человека-то не считают.

— Ты не понимаешь.

Мила тяжело вздохнула. Этот разговор был бесполезен.

— Это ты не понимаешь. Ладно, все. Как только ублажишь этих девиц и надумаешь пообщаться со мной, милости просим. Я у бара.

И не говоря больше ни слова, Людмила подошла к бару и села на высокий стул. Ее нервы были на пределе.

— Коктейль Блиц, пожалуйста.

Бармен молча кивнул в ответ. Девушка огляделась. Рядом сидели взрослые мужчины и пили виски со льдом. С краю щебетали молоденькие девушки в ярко-розовых платьях с блестками.

Мила поправила волосы и отвернулась. В воздухе запахло апельсинами. Бармен поставил перед ней коктейль.

— Благодарю, — Мила бросила ему купюру.

Настроение было хуже некуда. Она сотню раз пожалела, что пришла сюда. Решив про себя, что допьет коктейль и отправится домой, она вдруг расслабилась. Мысль показалась ей самой удачной за этот вечер.

Мила преподнесла бокал к губам. Наслаждаясь вкусом прохладной текилы с апельсином, на миг прикрыла глаза. Медленно выпила коктейль до самого дна. Немного поиграла пустым бокалом.

Сквозь все пространство зала на нее смотрела красивая девушка. В руках — длинный мундштук. Темные волосы уложены в элегантную прическу. При каждом движении головы длинные серьги медленно раскачивались из стороны в сторону. Черные глаза внимательно следили за всеми движениями Милы. Незнакомка хищно улыбнулась.

Мила едва не выронила бокал из рук. Не зная, как себя вести, она посмотрела на столик, за которым сидела ее подруга.

Официант разложил приборы и удалился. Тарелки с беконом и сыром стояли по краям стола. В центре — салат из овощей и рулетики с ветчиной.

Незаметно от остальных, Вика взяла свой бокал с соком и вылила его содержимое на колени Даши.

— Ой, прости, я неспециально, — и она принялась громко хохотать.

Нельзя было передать, как отреагировала на это Даша. Девушку буквально охватила истерика. Хватая со стола салфетки, она принялась вытирать липкий сок, но все было напрасно. Ее платье было безнадежно испорчено.

— Какая жалость!

Вика лучезарно улыбнулась своим подругам и придвинула к себе тарелку с ветчиной. Через секунду она почти забыла о бедняжке.

Милу охватило бешенство. Едва она отошла от бара, как ей на плечо легла чья-то рука.

— Извини, — это была та самая незнакомка с мундштуком в руках. Она приблизила к ней свое красивое лицо и хитро улыбнулась.

Между ними медленно пролетела маленькая мошка. Женщина быстро поймала ее в свои руки. Затем осторожно выпустила ее сквозь тонкие пальцы и направила вместе с густым табачным дымом в сторону стола, за которым сидела злополучная компания.

То, что произошло дальше, не поддавалось никакому объяснению. Над головой Вики и ее подруг неизвестно откуда появились сотни мошек. Они кружили вокруг их глаз, то и дела кусая за нежную кожу. Девушки пытались от них отмахиваться, но все было напрасно. Маленькие мошки беспощадно продолжали их кусать за щеки и плечи.

Даша стояла у стола с открытым ртом. Она молча наблюдала за происходящим вместе с остальными посетителями бара.

Только когда Вика истошно закричала, люди, наконец, опомнились и пришли в себя. Кто-то из официантов пытался смахнуть мошек со стола, размахивая полотенцем. Девушки хлопали их руками, разгоняя в сторону. Все было напрасно. Отчего-то мошки кусали только троих, что сидели за столом.

Не понимая, что происходит, Мила беспомощно посмотрела на незнакомку, что стояла напротив и держала ее за плечо. На лице той расплылась блаженная улыбка.

Смакуя каждую секунду происходящего, она следила за криками несчастных. Завидев, как от укусов насекомых распухло Викино лицо, она лишь удовлетворенно вскинула тонкую бровь и щелкнула пальцами. Неизвестно откуда взявшиеся мошки вмиг исчезли.

Три искусанных девицы застыли, оглядываясь по сторонам, не в силах поверить, что все закончилось.

У одной из ее подруг распух правый глаз. У второй — раздулись обе щеки. Вика медленно смахнула прядь волос с лица и все увидели, что ее лицо было изуродовано многочисленными укусами. На нем не было живого места. Глаза заплыли, нос торчал как картошка, а губы были словно перекачены силиконом.

Вся троица с дикими воплями бросилась к выходу, расталкивая толпу зевак на своем пути.

— Мое имя Катерина. Вот, держи. Наберешь этот номер, едва появится желание пообщаться.

В ее острых коготках как по волшебству появилась черная визитка — серебряные цифры телефона, которые легко запомнить.

Когда Мила подняла голову, той и след простыл. Катерина растворилась в толпе, словно и не было вовсе.

Глава 2

На следующий день Мила сидела у себя на кухне и пила кофе. Утро было замечательным. За окном щебетали птицы. Пахло цветами и зеленью.

Предстоящий день обещал быть трудным. Нужно было успеть многое. Мила прикрыла глаза и вдохнула аромат кофе. Дивный запах щекотал ноздри.

Часы пробили девять. Пора выбираться из дома. Девушка закончила завтрак и вышла из-за стола.

Необходимо привести себя в порядок. На ходу скинула футболку и подошла к шкафу, что стоял в комнате. Мила распахнула деревянные дверцы. Несколько полок с джинсами и майками. Справа вешалки с платьями и блузками. Недолго думая, она выбрала светло-голубой сарафан.

Ступая по мягкому ковру, подошла к зеркалу. Оценивающим взглядом она посмотрела на свое отражение. Медленно запустила пальцы в волосы, вынула шпильки и тряхнула головой.

— Пожалуй, лучше собрать их в хвост. Как ты думаешь, Чертенок?

Котенок мяукнул и спрыгнул с дивана. Быстро подбежал к ногам и потерся кончиком носа об ее ногу.

Мила улыбнулась. Наблюдая за котенком, расчесала волосы и собрала в тугой хвост.

— Надо тебя покормить.

Она села на корточки и взяла котенка на руки. Чертенок не сопротивлялся. Оказавшись в ее руках, он тихо мяукнул и огляделся.

Когда девушка налила в его миску молока, он с жадностью принялся его пить.

— Вот и славно. Хозяйничай без меня, а скоро я вернусь, и мы вместе пообедаем.

Мила вышла из кухни. На ходу погасила свет в ванной, взяла с тумбочки сумочку и ключи. Через секунду входная дверь за ней тихо закрылась.

На лестничной площадке было пустынно. Мила сбежала по ступенькам и вышла на улицу. Перед домом на лавочке сидели старушки. Девушка быстро поздоровалась и направилась на соседнюю улицу.

Идти до участка полиции было недолго. Мила заранее все обдумала. С момента пропажи ее старшего брата прошло уже больше трех дней. Ее заявление об исчезновении Ника должны были принять. По крайней мере, она на это надеялась.

В участке было несколько мрачновато. Пахло дешевыми сигаретами. Увидев растерянную девушку, дежурный громко поинтересовался:

— Вы к кому?

— Я хотела бы передать заявление о пропаже человека. К кому мне обратиться?

На столе дежурного зазвенел телефон. Мужчина протянул руку, чтобы взять трубку. Одновременно с этим отчеканил:

— Вам на второй этаж, в кабинет номер одиннадцать. Спросить Сотникова Олега.

— Спасибо.

Но дежурный ее уже не слушал. Он поднял трубку и разговаривал с невидимым собеседником.

Мила обреченно вздохнула и посмотрела на обшарпанную лестницу в углу. Сжав в руках сумку, она уверенно направилась вперед.

Ступеньки были деревянными. При каждом ее новом шаге они неимоверно громко скрипели. Преодолев пролет, она огляделась.

Кабинет номер одиннадцать находился в самой середине длинного коридора. Мила тихо постучала в дверь.

— Да, да. Входите.

— Мне нужен Сотников Олег.

— Все верно, это я.

Девушка вошла в кабинет и увидела Олега у окна. Мужчина поливал цветы. Невысокого роста, в синей рубашке и черных брюках на подтяжках.

— Садитесь за стол, пожалуйста. Я почти закончил.

Поставив лейку, он повернулся. В этот момент Мила увидела его лицо. Мужчина хоть и не был красавчиком, но располагал к себе. На круглом лице — аккуратная бородка и усы. Высокий лоб и глубоко посаженные глаза, которые с интересом рассматривали гостью.

— Чем могу помочь?

— Я принесла заявление о пропаже своего старшего брата. Правда, старше он всего на один год. У нас с ним день рождения в один день, и он пока не женат.

— Вы не волнуйтесь, — Олег поставил лейку на подоконник и направился к столу, — давайте по порядку. Первое, когда именно он пропал?

Мила задумчиво сдвинула брови.

— Четыре дня назад. Это было в понедельник. Он позвонил сначала мне, сказал, что вечером хочет со мной увидеться. У него был для меня сюрприз.

— А сюрприз с чем или с кем связан?

— Этого я не знаю. Он не сказал.

— Ну, хорошо, а где он работает?

— В «Гильдии», юристом. Организация занимается юридическими консультациями, арбитражными судами, ну и все в этом духе.

— Адрес и телефоны этой организации вы можете оставить?

— Да, конечно.

— Вашего брата как зовут?

— Николай Рубинов. Все друзья зовут его Ником. Ему двадцать один год, я все указала в своем заявлении. Вот, вы можете прочесть.

— Хорошо, я обязательно прочту, — Олег отодвинул стул и сел напротив растерянной девушки, — вам же следует рассказать мне более подробно о своем брате. Его возможные связи, знакомства, адреса и телефоны друзей.

— Да, все есть. Я все написала на листке бумаги, который прикрепила к заявлению. Там же его фотография.

— Вы неплохо подготовились, — он принял из ее рук файл с документами, которые тут же разложил веером перед собой на столе, — у Николая есть мобильный телефон?

— Да, я сейчас напишу его номер.

Мила быстро написала набор цифр на клочке бумаги, которые протянула Олегу.

— Замечательно. Теперь последнее, что мне нужно знать, обстоятельства его исчезновения. Вам известно что-либо?

— Нет, — она энергично закачала головой, — после телефонного разговора я его больше не видела. Должно быт, его коллегам известно что-либо. Хотя мне они ничего интересного так и не сообщили. Сказали лишь, что после рабочего дня Ник сразу поехал ко мне. Это все.

— Как вы думаете, возможно ли, что исчезновение вашего брата связанно с его деятельностью?

— Откровенно говоря, я этого не исключаю. Возможно, что ключ к разгадке кроется именно в этом.

Олег задумчиво потер подбородок. На первый взгляд дело было пустяковым. Молодой парень в расцвете сил, не имеющий семьи, мог запропаститься куда угодно. Например, уехать с друзьями на дачу или на рыбалку. Или еще проще, накупил спиртного и снял отель на неделю и развлекается с какой-нибудь девицей.

— Оставьте ваш номер телефона.

Он протянул ей свой ежедневник. Мила быстро вывела цифры своего мобильного.

— Появится информация, я позвоню вам.

Олег поднялся из-за стола. Девушке ничего не оставалось, как последовать его примеру. С некоторой надеждой в голосе она тихо прошептала:

— Найдите его, пожалуйста, очень вас прошу.

Развернулась и направилась к двери. На душе немного стало легче. По крайней мере, ее заявление приняли и обещали помочь.

— Сделаю все, что от меня зависит, — послышался голос Олега за ее спиной, — всего доброго.

Она бесшумно вышла за дверь.

Мила спустилась по лестнице вниз и вышла на улицу. Мимо спешили прохожие. В воздухе пахло свежим хлебом.

Ступая по асфальту, она шла в сторону городского парка. В душе пустота. Ей не хватало брата. Ник исчез так неожиданно, так внезапно.

С самого детства они были не разлей вода. Посещали в садике одну группу, в школе сидели за одной партой. Окружающие думали, что они двойняшки, но это было не так. Ник рос крепким мальчиком. Серые глаза. Выгоревшие волосы и россыпь веснушек на улыбчивом лице. Из-за его задиристого характера они оба попадали в переплет.

Не было ни дня без драк. Спасая задиру-брата, Мила сама становилась участником таких потасовок. Наравне с мальчишками получала тумаки и ссадины.

Когда вечером они с братом приходили домой, мать садилась их на стул и долго мазала зеленкой, причитая при этом, что у нее два сына. Миле надо было родиться мальчиком, а не девочкой. Что же с ней станет, когда она вырастит. Другие, девочки как девочки, в куклы играют, а ее дочь лезет в драки и ходит вечно в синяках.

Мила пожимала плечами. Она вообще не понимала, о чем говорила мать. Спасать брата и бить кулаками мальчишек — вот, что было действительно интересным.

Зануды-девчонки то и дело обсуждали тряпки, да косметику. Сплетничали и ссорились из-за ерунды.

Лазить по деревьям и строить шалаши. Воровать яблоки в соседском саду и ползать по сеновалу. Играть в стрелялки из рогатки и гонять на отцовском мотоцикле глубокой ночью. Вот это было по-настоящему интересно.

Однажды брат раздобыл «Беломорканал». Молча продемонстрировал из своего кармана смятый уголок початой пачки и свернул в сторону гаражей. Мила последовала за ним следом.

— Откуда это у тебя?

— Один пацан угостил. Сказал, что от этих сигарет уши в трубочку сворачиваются. Будешь?

— Давай пробуй первым.

Мила смотрела на брата во все глаза. Ник вальяжно достал из кармана папиросу и спички. На его мальчишеском лице застыла самодовольная улыбка.

Со знанием дела он вставил папиросу в зубы и чиркнул спичкой. Мила вытянула шею, наблюдая за тем, как он затягивается густым дымом. Но уже через секунду Ник выплюнул раскуренную папиросу на землю.

— Ужас, какая дрянь!

Его затошнило. Быстро поднес рукав к лицу и вдохнул аромат рубашки. Глаза покраснели и слезились.

— Как мужики это курят? У меня горло свело от этой гадости.

— Полагаю, что все дело в закалке, Ник. Вот когда вырастишь, будешь смолить круглыми сутками как наш отец.

Стараясь унять безудержный смех, Мила отвернулась. От такой реакции сестры Ник помрачнел чернее тучи.

— Ты смеешься надо мной! Совсем не жаль братца!

— Вовсе нет. Просто смешно.

Это было замечательное, беззаботное время.

Теперь и сейчас в эти минуты Мила свернула с аллеи в парк. Густой газон, подстриженные кустарники и петуньи вдоль дорожек.

На кованых лавочках сидели пожилые пары. Рядом бегали дети с собакой. Вдалеке лоточница продавала мороженое и сладкую вату.

Мила выбрала скамью под кроной раскидистого дуба. Она бросила босоножки на асфальт и положила на них босые ноги. Затем сняла заколку и распустила волосы по плечам.

На скамью с краю сел старик в шляпе с полями и потертом костюме. Он тяжело вздохнул и положил рядом с собой коробку из-под обуви. Обычная, ничем не приметная коробка с надписями на крышке.

Незнакомец достал из кармана пиджака белый платок. Наблюдая за игрой девочек, устало промокнул им свой лоб. Что-то сам себе пробурчал под нос и убрал платок назад.

Мила услышала где-то в глубине парка лай собак. Черные доги ловили резиновые мячи, которые им кидала их хозяйка. Псы валялись в траве, наслаждаясь этой игрой. Отвернулась, как ей показалось на несколько секунд, а когда повернулась, старика на скамье уже не было. Он исчез.

На том месте, где он сидел, осталась та самая коробка из-под обуви. Мила вскочила со скамьи, чтобы поискать глазами старика. Но он как сквозь землю провалился. Его нигде не было видно.

— Чертовщина какая-то!

Сама не своя она вставила ноги в босоножки. Возможно, старик совсем позабыл о своей ноше. Учитывая его преклонный возраст, он не мог далеко уйти. Мила взяла коробку в руки.

Надо было что-то делать. Она закрутила головой, выбирая направление. Старик пришел слева, значит, искать его надо было в противоположном направлении. Не теряя времени, она бросилась вперед.

Она бежала, то и дело, оглядываясь по сторонам. Коробка была легкой, а потому почти не мешала быстрому бегу.

Спустя двадцать минут, Мила сдалась. Она добежала до выхода из парка, затем вернулась назад. Проверила мостик у водоема, что находился чуть поодаль. Осмотрела все скамьи и дорожки. Старика нигде не было видно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 498