электронная
115
печатная A5
425
16+
Дикарка при дворе

Бесплатный фрагмент - Дикарка при дворе

Книга 2


5
Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2258-5
электронная
от 115
печатная A5
от 425

От автора


Дорогой читатель!

Если ты только что закрыл первый том нашего романа, можешь смело перелистывать следующую страницу и продолжать путешествие — с момента встречи у моста прошло меньше недели, наши герои, оставив свиту, прибыли в королевский замок и держат совет, что же предпринять дальше…

А для тех, кто хочет освежить в памяти события первой части романа «Дикарка при дворе», наш краткий рассказ.


Мия, шаманка лесного племени илсази, попадает в темницу лорда Гарина. Там она знакомится с Алексимом, ланиссийским воеводой, и помогает ему бежать. Рассерженный лорд пытается отомстить, и теперь уже Алексиму приходится выручать свою новую подругу.

Справившись с трудностями, друзья едут к королю. Тот считает, что из Мии мог бы получиться могущественный маг, и предлагает свою помощь в поиске древнего талисмана, если девушка согласится присягнуть короне. Шаманка, не раздумывая, соглашается, они с Алексимом отправляются за реликвией.

По возвращению герои вновь попадают в лапы гаринского самозванца, но сбегают от него в соседнюю провинцию. Здесь друзья неожиданно открывают правду о происхождении Мии: девушка — полукровка, а её отец был одним из ланиссийских лордов. Король рад этой перемене и, вполне законно считая Мию своей подданной, отправляет её на север в поисках союзников.

Алексиму же предстоит объехать юго-восточные земли. В своем путешествии он узнает об ужасающих преступлениях правительницы одной из центральных провинций, и, когда друзья вновь собираются вместе, предлагает хитростью взять замок леди.

План удается, герои с триумфом возвращаются в столицу, и только Мия грустит, окончательно запутавшись и в своих чувствах, и в своем предназначении.

В ЛЕСАХ

— Знаешь, Нэл, а в твоей стране полный бардак! — вместо приветствия заявил воевода, напросившись на личную аудиенцию у короля, лишь только тот изволил отзавтракать.

— Знаю, к сожалению, — вздохнул тот, лениво потягиваясь.

— Я бы тебе предложил кое-что, но боюсь, ты не согласишься.

— И всё же?

— Вернуть титул валиса для каждого из древних княжеств, — спокойно проговорил Виго, предвкушая не самую восторженную реакцию.

— Ещё чего! С меня хватит и одного!

— Зато ты всегда в курсе, чего ожидать от моих лириев.

— Потому что я в курсе, чего ожидать от тебя, — ответил Нельон. — Больше мне и доверять-то особо не кому.

— Я бы сказал, что и мне ты не очень-то доверяешь, раз послал в Карон этого кровожадного любителя верёвок. Почему сам не приехал, если считал, что я один не справлюсь?

— Боялся, что меня ты уговоришь просто посрубать всем виноватым головы. Может, для Илана такое правосудие и уместно, но не для мятежных земель вроде Карима. А с Довчармом я добился того, чтобы город запомнил эти казни.

— Да но, если бы не я, твой законник распотрошил бы и повесил всех, кто служил у леди, а возможно, и большую часть местных жителей — некому было бы помнить о твоей справедливости.

— Я предполагал, что ты сумеешь охладить пыл Доброй Петли, поэтому и свёл вас вместе. Он, кстати, несмотря на все ваши разногласия, довольно лестно о тебе отзывался.

— Мне этот старик тоже не враг, но всё же работать с ним — занятие не из приятных, особенно когда и сам за две недели успел измотаться.

— Идея провернуть это дело так быстро была твоей, — напомнил король, — но я готов возместить ущерб.

— Воскресишь моих людей?

— Нет, я имел в виду деньги.

— Серебро, что ты дал своему судье, мы с ним потратили полностью. А за то, что пришлось оплачивать мне, я завтра заберу у тебя какого-нибудь прыткого скакуна.

— Только и всего? Мне Никин сказал, что вы за баснословную цену наняли каких-то воительниц.

— Часть этой суммы мне, как работорговцу, вернула Мила Тимвей, а остальное я не буду с тебя требовать, так как всё равно решил оставить девушек себе до конца нашего договора с их хозяином, — пояснил Виго. — Да и тебя боюсь разорить, если стану пересчитывать эту сделку из линов в твои золотые грифоны.

— Ладно. А что с Кароном?

— Надо восстановить колокольню и обеспечить хорошую охрану городу, пока ты не придумаешь, кому его передать. А то там осталось только четырнадцать стражников, из которых половина искалечены, плюс мои солдаты, что через месяц вернутся в Илан. Мне, конечно, местный капитан пообещал нанять новых, но не думаю, что он так быстро сможет найти достаточное количество.

— Понятно. Тогда, пожалуй, можно поговорить и о других ланиссийских провинциях, — Нельон подозвал слугу и распорядился, чтобы тот разыскал Чёрную Кошку.

Придя в приёмную, илсази коротко поведала государю о своём путешествии на север, а после то же сделал и советник.

— Да, друг, я снова склонен согласиться, что по поводу бардака в моей стране ты прав. Надо будет разобраться со всеми этими предателями и лежебоками, как только мы побьём Эрика, — заявил король, — а пока я не собираюсь предпринимать каких-либо громких действий, хватит и того, что вы сотворили в Мирине и Кариме. Дальше разумнее вести себя тихо!

— Просидеть ещё несколько лет в ожидании того, когда твой братец сам придёт к нам от скуки? — усмехнулся воевода.

— Алекс, ты часом не забыл, с кем разговариваешь?! — возмутился Нельон.

— Извини, я пошутил! Но делать-то мы что-то будем?

— Конечно. Для начала я хочу дать задание Милиссе. Съездишь в Ноил к своему приятелю-хуторянину, пусть он разузнает, кому ещё из подданных лорд Карл отказал в помощи, а после привезёшь мне из Кенты Вилли Ка, надеюсь пообщаться с ним лично. Ты справишься?

— Да, но чуть позже. Через десять дней я должна быть в Ирли-вилим.

— Нечего, мне не к спеху. Теперь ты, мой весёлый соседушка, скажи, есть ли у тебя доверенные люди на востоке?

— Замен и Лалад.

— Те два гуляки?

— Они, конечно, не самые благочестивые личности, но тебя не предадут.

— Ладно, доставь мне одного из них как можно быстрее!

— Сам я скоро поеду на запад, так что не смогу их навестить, а пошлю весточку. Такой вариант тебя устроит?

— Запад, так запад. Собери тогда там своих лордов и распорядись, чтобы они прибыли в Нисс через три месяца со своими дружинами.

— А в Прибрежье мне ехать? — поинтересовался иланец.

— Нет. Я решил, что не буду привлекать тех, кто не обещает мне военной поддержки.

— То есть, деньги тебе не нужны?

— Нужны, — возразил король, — поэтому после своего Княжества отправляйся на север и, оповещая, по пути наших тамошних союзников, лично посети Оскара Старда. Кстати, будет неплохо если вы сделаете это вместе с Милиссой, её аридец уже знает.

— Понятно, ты только письмо ему напиши, а то Виго, просящий подкинуть серебришка, выглядит слишком нелепо.

— Хорошо, напишу. Твои дерзости на этом уже закончились?

— Пока нет. Меня удивляет то, что при всём своем желании действовать тихо ты в открытую собираешь здесь небольшую армию.

— А что прикажешь делать?

— Устрой турнир! А после него пойдём брать Гринь.

— Не очень-то мне нравится эта идея, но, похоже, она, действительно, неплоха, — рассудил Нэл. — Надо будет ещё над правилами потрудиться, не хочу, чтобы все мои вассалы перебили друг друга ещё до настоящего сражения.

— И повод придумать…

— А это проще всего — моя помолвка!

— Сейчас опять будешь ругаться, но ты дурак! — заявил Алексим. — Зачем дразнить Эрика перед атакой? Что других праздников в голову не приходит: твой день рождения, праздник урожая, да всё что угодно, лишь бы это не было связано с Викторией!

— Нет, если и будет турнир, то только в честь значительного события. Не собираюсь ничего проводить просто во славу хорошей погоды.

— Как знаешь, я тебя предупредил!

Окончив сей разговор, король засел за грамоты и письма лордам, завершив которые, тут же послал за другом. Когда после непродолжительных споров документы были наконец подписаны и опечатаны, Виго забрал их все, и они с Чёрной Кошкой, отобедав и получив у Нельона вторую лошадь, отправились на ночлег в Средину.

К вечеру следующего дня путники прибыли во Врата Леса, где иланец надеялся застать юного Тэро, чтобы поручить тому поездку на юго-восток. Хозяева замка были дома, но поскольку на улице уже давно стояла ночь, беседу перенесли на утро.

— Что ты сотворил с моим сыном? — спросила Аридна за завтраком у своего воспитанника. — Он такой бодрый и возбуждённый с тех пор, как вернулся из вашего похода.

— Мама, да как ты всё не поймешь, — воскликнул Ник, — он же сделал меня мужчиной!

— Вот если бы мне сейчас Милисса сказала, что Алекс сделал её женщиной, я бы заставила их пожениться, — услышав эту реплику, советник покраснел и чуть не подавился.

— Спасибо, я уж как-нибудь сама разберусь за кого мне выходить замуж, если возникнет необходимость в этом! — недовольно пробурчала девушка.

— Извини, дочка, я немного перестаралась с примером, — ответила леди Тэро, — просто я никак не могу взять в толк, что твой брат имеет в виду под своими словами?

— Либо ему слишком сильно понравилось вести полтора десятка моих ребят на взятие городских ворот, либо он радуется оттого, что со мной ему удалось напиться так, что разбудить я его смог, только скинув с кровати, — пояснил воевода.

— Вы так говорите, словно меня тут нет, — обиделся молодой человек.

— Ну так сам бы и поведал матери о своих заслугах!

— Я хвастаться не хотел.

— А тебе и нечем, пока из твоей сестры получается более хороший воин, чем ты!

— Спасибо, — улыбнулась Чёрная Кошка.

— А я бы и не подумала, что это комплимент! — удивилась вдова. — Как мало всё-таки я знаю о своих детях! Ладно Милисса, мы шестнадцать лет не виделись, но Ник-то всегда был рядом.

— Аридна, он вырос! Ты вспомни, меня бы кто посмел шесть-семь лет назад назвать мальчишкой, а его вот все таковым и считают.

— К чему ты клонишь? — устало спросила леди.

— Отпусти его, перестань опекать. Пусть Ник сам, в конце концов, правит Терроном, он уже взрослый и давно считается здешним лордом, а ты делаешь всё за него.

— Эй, а моё мнение вас совсем не интересует? — возмутился юноша.

— Так ты и не молчи! — предложила брату Милисса.

— И самом деле, что я сижу и слушаю, как вы за меня всё решаете! — он повысил голос. — Мама, Алекс прав! Мне уже пора самому исполнять свои обязанности, а ты мне лучше просто помоги.

— Хорошо сынок, как скажешь.

— Ну, раз мы разобрались, кому в этом замке принадлежит дружина, я должен сообщить тебе, Никин, что наш государь через три месяца проводит турнир в честь своей помолвки, будь она неладна.

— Это же опасно! — изумилась Аридна. — Не ожидала такого от короля, учитывая то, что случилось в прошлый раз.

— А что тогда произошло? — поинтересовалась девушка.

— Погиб отец Нельона, — сообщила леди, — его в свалке конь затоптал.

— Это все так думают, а я-то был в двух шагах и видел, что он умер, ещё сидя в седле, — возразил воевода. — То был здоровый и сильный мужчина и его внезапная кончина, уверен, была не случайной. Почти наверняка, его отравили.

— А почему ты никому этого не рассказал? — удивилась Мия.

— Рассказал, только тогда я был ещё слишком юн, и никто не принял меня всерьез, — с сожалением произнес Виго. — Как бы то ни было, идея с проведением нынешнего турнира, конечно же, моя. И Нэл на неё согласился только выдумав кучу новых правил, так что теперь общая схватка, в которой всегда было больше всего смертей, превратится в балаганное зрелище наподобие сражения оруженосцев с деревянными мечами.

— Зато будет меньше пострадавших, — добавила Аридна.

— Не обязательно, ибо забава эта — всего лишь прикрытие для большого похода на Гринь. Каждый лорд должен приехать в Нисс не только со своей свитой, пажами и менестрелями, но и с отрядом воинов.

— Может, мы лучше отправим туда Патэша, нашего капитана, — предложила леди.

— Нет, мама, я поведу людей сам!

— Вот и молодец! — похвалил друга иланец. — А пока для тебя есть другое задание: нужно как можно быстрее съездить в столицу Андила, передать тамошнему лорду Замену письма от меня и Нэла, а если его не застанешь, то посетишь с ними Лалада Колинского в Жаролике… хотя, нет. Разумнее наоборот поступить: сначала попробуй Лалада разыскать.

— Ладно, но почему ты не сделаешь это сам, они же вроде твои приятели?

— А про Лисан ты забыл? К тому же через неделю и я, и твоя сестра должны быть в Ирли-вилим, а это почти пятьсот вёрст!

— Вовсе нет, если идти напрямик, то всего около сотни, — возразил юноша, — я знаю, как добраться до Лали по заброшенной дороге, а дальше, думаю, Мия и сама найдет.

— Угу, — согласилась девушка, — кстати, по землям Илсази можно добраться почти до Истока, это сократит расстояние втрое.

— Тогда мы все должны отправляться в Священные Леса по этой тайной тропе, — предложил воевода.

— То есть, вы опять меня покидаете, — с грустью заметила хозяйка.

— Похоже, что так.

Тот день они провели во Вратах Леса: Алекс и Ник до обеда осматривали оружейную, после — знакомились с дружиной, а Аридна решила сшить к королевскому турниру платье для дочери и повела девушку к своей портнихе.

Следующим утром трое путников выехали из замка на юг, коней взяли с собой, так как состояние пробывшей в запустении семнадцать лет дороги, хоть и оставляло желать лучшего, но всё же позволяло пройти по ней и всадникам. К вечеру друзья достигли старого охотничьего домика, того самого, возле которого нашли тело Тэмрика Тэро, когда пропала Милисса.

Переночевав в сторожке, утром они двинулись дальше и вскоре вышли к берегам Лали. Без особого труда отыскав тропу вдоль реки, вся компания направилась в сторону Ирли-вилим, куда им удалось добраться лишь незадолго до заката.

Наскоро познакомив брата с вождём, Чёрная Кошка повела своих спутников домой. Пристроив сперва лошадей, девушка заглянула в хижину: там царила тишина, так как Дочери Тумана, судя по всему, уже давно легли.

— Они спят, — заявила Ми, вернувшись на улицу, — да и нам пора.

— А внутрь не пригласишь? — поинтересовался юноша.

— Нет, там мало мест, к тому же, они только для девочек, — улыбнулась шаманка, — так что вашей опочивальней пока послужит крыльцо, а завтра уже поищем жилище получше, вот, держите, — она протянула приятелям два шерстяных пледа, взятых из комнаты, и, попрощавшись, вновь скрылась за дверью.

Ещё до рассвета тихонько, дабы не разбудить своих гостей, Мия выскользнула из дома и направилась к Нилане, обитавшей в пристройке хижины вождя. Дав подруге возможность одеться и умыться, жрица Абилис выманила её близлежащие заросли.

— И зачем я тебя всё время слушаю? — возмутилась та, когда девушки удалились на достаточное расстояние. — У меня из-за этого одни проблемы! Да даже когда тебя нет рядом, всё равно ты как-то умудряешься залезть мне в голову и в очередной раз поссорить с отцом.

— Извини, по-другому мне было с ним не связаться, — сказала Чёрная Кошка, — но сегодня я собираюсь искупить свою вину.

— И каким образом?

— Я привезла тебе подарок, правда, будет он здесь только один день.

— Странный какой-то подарок получается. Что ты имеешь в виду?

— Моего братца! Нужно, чтобы кто-то проводил его сегодня в Аб-вилим. Я подумала, что если это будешь ты, то у вас с Ником появится возможность ещё раз попереглядываться.

— Но батюшка меня ни за что не отпустит, особенно если догадается, что этот юноша мне нравится.

— А кто тебя заставляет что-то ему рассказывать, выезжайте прямо сейчас, тогда твой папаша не успеет разозлиться. А чтобы никто не заподозрил, что вы все девяносто вёрст проехали наедине друг с другом, вышлю за вами Алекса, к концу пути он вас догонит, — предложила Ми, — правда, обратно тебе придётся уже с ним вдвоём возвращаться, но в этом, уверена, Маро Луус не усмотрит ничего предосудительного.

— Ладно, на последний вариант я согласна, — со вздохом сдалась Лани. — Что нужно будет делать в поселении?

— Переночуете там, а утром найдешь для Ника проводника, чтобы тот показал ему дорогу через лес до Истока или хотя бы до азорийского тракта, ведущего в этот город.

— Хорошо, я запомню.

— Ну пойдём тогда будить твоих спутников.

Когда девушки подошли к дому шаманки, все его обитатели уже проснулись. Жрица Абилис рассказала, зачем привела подругу, и Дочери Тумана, ведавшие на тот момент хозяйством, на скорую руку приготовили завтрак, после которого Никин и Нилана были отправлены в путь.

Через пару часов за ними последовал и Алексим. Ближе к вечеру, когда до цели оставалось около десяти верст, он догнал голубков: те ехали шагом и о чём-то увлечённо беседовали.

Переночевав в Аб-вилим у знакомых, утром дочь вождя разыскала пару местных проводников, и, распрощавшись с Никином, они с Виго повернули обратно.

— Лани, я плохо знаком с вашими обычаями, поэтому собирался спросить у тебя, — заговорил мужчина, когда около полудня они устроились на привал, — что, если бы одному ланиссийцу захотелось взять в жены девушку из вашего племени, мог бы он это сделать или есть какие-то препятствия?

— Нет. Хватило бы согласия самой невесты, либо, если ей нет ещё двадцати, её родителей. А учитывая положение этого самого ланиссийца, согласие он бы получил быстро.

— Так просто?

— Да, если только мы не говорим о какой-то конкретной девушке.

— А есть разница?

— Огромная. Во-первых, верховная жрица Абилис не может надолго покидать Священные Леса, а во-вторых, до свадьбы она обязана воспитать себе замену.

— Зачем?

— Наш народ не должен утратить тайные знания предков, поэтому, когда что-либо угрожает жизни главного шамана, например, тяжелая болезнь или просто старость, он должен взять себе ученика. Также не имеющий преемника не может участвовать в рискованных мероприятиях, таких, как война для мужчины или брак для женщины.

— Ми, смотрю, вольно трактует ваши правила относительно сражений, раз считает, что этим нельзя заниматься только мужчинам, — усмехнулся Виго.

— Формально, она права, — пожала плечами Нилана, — и если возникнет необходимость это доказать, уверена, ей это удастся.

— Всё же я не понял, чем опасен брак?

— Ну как же! Замужняя женщина может забеременеть и умереть при родах, — пояснила илсази, — и, кстати, мог бы и сам догадаться, у вас такое чаще случается.

— И всё-таки, что будет, если я сделаю ей предложение?

— О, так мы уже говорим о тебе, а не о каком-то там ланиссийце! — хитро заметила девушка. — Здесь два варианта: либо Мии сразу после вашей помолвки придётся искать себе воспитанника и пару лет безвылазно сидеть в Ирли-вилим, обучая его, либо она тебе просто откажет. Зная нашу подругу, уверена, что как бы ты ей ни нравился, она всё равно выберет второе.

— Почему?

— Ты о Луне легенду слышал?

— Нет.

— Когда-то она была смертной женщиной, оставившей своё племя ради мужчины, что поклялся разыскать её. Долгие годы она ждала в одиночестве, но он так и не пришёл, ибо во тьме ночной сбился с дороги и прожил свой век в объятьях другой. Она же умерла от горя, и теперь дух её, вознесшись на небеса, то мстит за себя, насылая безумие, то из сострадания освещает путь заблудшим странникам…

— Думаешь, Ми боится, что я предам её?

— Думаю, она сама того не сознаёт.

— И это ланиссийцев вы называете суеверными! — посетовал иланец, — Видать, придётся мне коротать свои дни в Аб-вилим вместе с остальными ссыльными женихами Мии.

— Слышал эту поговорку? — Лани засмеялась. — Не волнуйся, они все сами туда уехали! Рассказать?

— Давай!

— Когда умер Зу Син, наставник Ми, ей было только четырнадцать. И мой отец никак не желал соглашаться с нашим законом, что верховный шаман считается совершеннолетним независимо от возраста, ибо сам собирался основать династию правителей, выдав жрицу Абилис за своего родного сына. Ей это очень не понравилось, посему она вызвала братца на поединок на деревянных мечах, где так его уделала, что он сам предпочёл уехать из поселения от позора подальше. Батюшка страшно осерчал и заявил во всеуслышание, что готов дать согласие на брак Мии с любым, кто сможет с ней совладать. Тогда объявились ещё пятеро или шестеро, и после того, как она побила и их всех, от неё наконец отстали, а отец вместе с советом племени признал за ней право самостоятельно выбирать себе судьбу.

— А как вышло, что юная девушка-шаманка так хорошо владеет оружием? Навряд ли это входит в её обязанности.

— Тут ты прав, это заслуга Зу Сина. Он приютил Ми, уже будучи довольно пожилым человеком, и постоянно напоминал ей о своих годах. «Дочь моя, — говорил он, — я стар и немощен и скоро уже не смогу оберегать тебя, поэтому ты должна расти сильной и храброй, чтобы всегда суметь защитить свою жизнь и честь, когда некому будет прийти к тебе на выручку», — поведала Лани. — Уж не знаю, дело ли в этих словах или в её собственном неугомонном характере, но подруга моя всегда увлечённо занималась и с учителями, что находил ей наставник, и читала добытые им невесть откуда рукописи. А что из этого получилось, мы сможем в очередной раз лицезреть, когда вернемся в Ирли-вилим.

— Кстати об этом. Постарайся не рассказывать там о нашей с тобой беседе.

— Не волнуйся, это в моих же интересах.

Вечером путники прибыли в северное поселение, Нилана сразу же отправилась к себе, а Алексим, отведя лошадей в сарай Чёрной Кошки, постучался в хозяйскую дверь.

— Как вы съездили? — спросила илсази.

— Замечательно, Аб-вилим, оказывается, чрезвычайно любопытное место, столько нового узнал!

— Да уж, представляю, чего ты мог там наслушаться. Давай лучше поужинаем, а потом пойдём искать тебе ночлег.

— Не нужно, мне и на твоем крыльце спать понравилось. К тому же, здесь я всегда смогу тебя защитить.

— От кого? Я дома, вдобавок у меня две телохранительницы в комнате.

— Всё равно, мне так спокойнее.

— Ну как хочешь.

В следующие двое суток, как ни старался, Алекс так и не смог улучить момент, чтобы остаться с Мией наедине. Девушка была занята постоянно: она то готовилась вместе со своими помощниками к предстоящему торжеству, то брала уроки боевых искусств у Азанны, то приглядывала за выздоравливающей Илией.

А на третий день начался праздник. С самого утра илсази веселились и украшали свои жилища цветами и гирляндами, а вечером на большой площади Ирли-вилим состоялось главное действо.

Поначалу шаманка вышла в том же чёрно-белом платье, которое королевский советник уже имел удовольствие на ней наблюдать полгода назад во время первого своего визита в лесное поселение, но после нескольких традиционных приветственных танцев, жрица Абилис вдруг исчезла, словно растворившись в воздухе.

Появилась она через некоторое время в наряде из красно-золотых лент, олицетворяя собой Солнце. В руке Лесо Мия держала факел, с ним она обошла поляну и зажгла вокруг дюжину лампад. Затем к своей предводительнице присоединились помощники и началась увлекательная и неистовая пляска, по окончании коей Чёрная Кошка жестами приказала своим сподручным складывать большой костер. Как только их работа была завершена, девушка забралась на вершину сооружения и подала новый сигнал, завидев который участники церемонии перенесли блиставшие по краям площадки светильники к её центру, где и опрокинули их.

Пламя стало перебираться на сухие ветви и бревна, что были под ногами у Мии, и Алексим даже успел за нее испугаться, но тут шаманка неожиданно вознеслась вверх, и ночное небо поглотило её. Когда огонь разгорелся достаточно сильно, она, облаченная в своё первое одеяние, вновь вернулась к зрителям, чтобы произнести несколько торжественных слов. Замолкнув, жрица Абилис покинула площадь.

Однако праздник ещё не завершился, и Маро Луус не собирался отпускать с него ланиссийцев, пока те не перепробовали все его яства и не посмотрели действо до конца. Уже было далеко за полночь, когда илсази более старшего возраста начали расходиться по домам, в то время как молодёжь всё ещё продолжала веселиться, прыгая через остатки костра и купаясь в водах Лали.

На следующий день гулянья продолжились, но в присутствии на них Мии уже не было необходимости, посему ближе к полудню Чёрная Кошка вместе со своими гостями покинула поселение. Ехали они медленно: во-первых, лошадей в их распоряжении находилось всего две, а во-вторых, хоть переломы Илии уже срослись, ей всё равно следовало поберечь себя. К вечеру путники добрались лишь до небольшой деревушки илсази верстах в тридцати от Ирли-вилим, где и решили остановиться.

— А как в Ланиссии отмечают Праздник Лета? — поинтересовалась Милисса, когда они ужинали.

— Сооружают костры, поют, пляшут, веселятся и прославляют Солнце Нового Мира, обогревшее наш народ, –ответил иланец, — если не считать сожжения шаманки, то всё очень похоже.

— Этот номер я сама придумала, понравилось?

Дочери Тумана кивнули, а вот Алексим с ними не согласился:

— Смеёшься? — воскликнул он. — Красиво, конечно, но я чуть было спасать тебя не бросился!

— Да, надо было тебя предупредить, а то могло очень неловко получиться, — рассудила жрица Абилис. — И всё же, может, вы мне что ещё сможете рассказать про ваше торжество?

Тогда ланиссийцы поведали ей о своих традициях, а после, выслушав риммильскую песню о солнце и о лете в исполнении Илии, вся компания отправилась на покой.

СБОР ЗНАМЁН

На девятый день пути, по дороге навестив с посланием от короля правителей Линона и Риммила, Виго со своею свитой прибыл в замок Лесовика, хозяин которого уже заметно нервничал.

— Я ожидал вас ещё вчера, — пробурчал он, поздоровавшись.

— С какой это стати? — удивился Алексим.

— Ну, мы же на тридцать дней договаривались.

— Мы договаривались на месяц, — возразил иланец. — Я забрал девушек девятого и привез восьмого, даже чуть раньше срока, а если твой календарь отличен от ланиссийского, это уже не мои проблемы.

— Но…

— Азанна, скажи, сколько раз в год он вам платит жалование?

— Двенадцать, — отозвалась она.

— Вот видишь, мы в расчете!

— Ладно, но могли бы и трофеями поделиться, — никак не хотел успокаиваться Гвипс.

— О каких трофеях ты говоришь? Думаешь, я что-то заработал? Это твои телохранительницы получили по платью, Илия, правда, ещё и пару переломов в придачу…

— Ты как, милая? — осведомился у блондинки хозяин.

— Всё уже в порядке.

— Это хорошо, — облегченно вздохнул лиссанский лирий и продолжил свою речь: — Всё-таки я не верю, что воевода не заработал ничего на таком предприятии.

— Митрес, попробуй только еще раз усомниться в словах своего сеньора, и я тебя накажу так, что на всю жизнь запомнишь! — разгневался валис. — В этом походе я потерял четырёх человек и потратил кучу денег, в основном для обуздания твоей же жадности! А приобрёл лишь лошадь из королевской конюшни, телегу с волами, да палача, который мне очень пригодится, если ты не угомонишься!

— Всё, всё, я молчу!

Отправив девушек в их комнаты, лорды занялись обсуждением предстоящего турнира и следующего за ним нападения на Гринь, после чего они также разошлись по спальням, ибо было уже поздно.

Утром Алексим и Мия покинули замок Лесовика и двинулись на восток. Сумерки встретили их недалеко от моста через Линон, и Виго, зная эти места, предложил остановиться для ночёвки на его берегу, на версту ниже по течению.

— Ми, тебе нравится быть шаманом? — спросил иланец, когда они присели, чтобы поужинать.

— Конечно, таково мое предназначение!

— Я говорил о чувствах, а не о долге.

— Всё равно да, — немного поколебавшись, произнесла девушка.

— И ты ничего не хотела бы изменить?

— Полгода назад я бы ответила «нет», — сказала Милисса, — но теперь, когда я попала в ваш мир и надышалась им, мне стало скучно в Ирли-вилим. Каждый раз, возвращаясь туда, я слышу, как манит меня дорога, как стучат копыта и звенит сталь.

— Так может, тебе уйти из Священных Лесов?

— Просто сбежать и предать свои клятвы я не посмею, а чтобы доверить свой пост кому-то другому, мне придётся ещё очень надолго остаться в поселении, а значит, на годы потерять всё то, что мне так полюбилось в вашей стране.

— Зато потом ты освободишься от своих обязательств.

— Но я не уверена, будет ли нужна мне эта свобода тогда, — возразила Ми, — я хочу сейчас наслаждаться настоящей жизнью, а не ожиданием таковой! Да и кто будет ждать меня?

— Я.

— Ох, не искушай меня, Алекс! — она подвинулась ближе и, обняв за руку, прильнула к его плечу. — Мне хорошо рядом с тобой, и в этом самая большая моя беда. Я хоть и появляюсь в поселении лишь по самым значительным праздникам, а остальное время провожу в походах, всё же мне пока удавалось не нарушать при этом наших законов, если не по сути, то хотя бы по их содержанию. Мне нравится думать, что моя совесть чиста, а твое присутствие заставляет меня разрываться между долгом… — она ненадолго задумалась, — между долгом и тобой.

— Ты хочешь, чтоб я ушёл? — он прикоснулся ладонью к её щеке и заглянул в глаза.

— Нет, — девушка отвернулась, — навряд ли мне от этого станет легче, скорее — наоборот.

— Тогда как же тебе помочь? — он тихонько поцеловал её макушку.

— Давай мы пока оставим всё, как есть. Ты говорил, может, всё само решится.

Через день они прибыли в Старое Место. После ужина Койнур доложил своему лорду о том, как прошёл в замке последний месяц, а следующее утро воевода провёл, обходя своих солдат.

После обеда Алексим взял Милиссу с собой в кузницу.

— Мать шьёт тебе платье для королевской помолвки, а я собираюсь сделать наряд, в котором можно будет идти в Гринь на приём к нашему принцу. Ибо то, что ты лезешь в бой только в своём илари, меня каждый раз пугает, — объявил хозяин и обратился к своим работникам: — Эй, ребята, посчитайте мне к вечеру, сколько потребуется материалов на кольчугу для этой девушки. Дам вам серебра и начнёте собирать заготовки, а через месяц мы вернемся, тогда и закончите.

— Хорошо, милорд, — отозвался высокий мужчина в переднике и, пристально оглядев илсази с головы до пят, добавил: — простите великодушно, а госпоже это ради забавы или для какой-то дуэли?

— Нет, приятель, эта прелестная леди сражается свирепо, что мой дружинник, так что и одёжка ей нужна, как для настоящей войны. Вы уж постарайтесь, чтоб и прочная была, и весила немного, за деньгами я не постою.

— Конечно, милорд, как пожелаете! — сказал тот и поспешил вернуться к своим прежним занятиям.

— Так я, наверное, имея кольчугу, смогу и на турнир напроситься, — радостно воскликнула Мия, выйдя во двор.

— Нет, маловата ты для такого, так что даже в кольчуге тебя допустили бы только к битве оруженосцев, — пояснил Виго, — да и то если бы ты была юношей.

— Всегда веселье парням достается! — возмутилась девушка. — А я-то надеялась туда попасть, это же такая возможность подраться, никого не убивая!

— Не расстраивайся, зато ты сможешь на меня поглядеть!

— Эка невидаль! Я за полгода уже насмотрелась, — усмехнулась илсази. — А оруженосцы у тебя будут?

— А я для тебя старый, что ли? — обиделся лорд.

— Нет, просто любопытно.

— Не будут, никогда таковых не брал: с моим образом жизни некогда воспитывать капризных соседских отпрысков, предпочитаю, чтобы мне помогали сержанты, вроде Фила и Лайлса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 115
печатная A5
от 425