электронная
144
печатная A5
614
16+
Дикарка при дворе

Бесплатный фрагмент - Дикарка при дворе


5
Объем:
606 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-7811-9
электронная
от 144
печатная A5
от 614

ПРОЛОГ

Прохладным зимним утром по дороге, ведущей в Гринь, столицу Гарина, шла девушка лет семнадцати. Корзинка её была наполнена кореньями, целебными травами и прочими снадобьями, которые умели готовить только илсази. Да и сама она, по всей видимости, принадлежала к лесному народу: невысокого роста, с темно-каштановыми волосами, несколько прядей которых были заплетены в косы, украшенные перьями, лентами и яркими бусинами. На путнице был илари — традиционный для её соплеменников жилет, выкроенный из горизонтальных полос разноцветной плотной кожи, но в остальном её наряд более приличествовал бы ланиссийскому пареньку, а не юной деве с брегов Лали: зелёная рубаха до середины бедра, шерстяные штаны и сапоги на жёсткой подошве.

Девушка мурлыкала что-то себе под нос, разглядывая корявые ветви серых великанов, стерегущих эти земли не одну сотню лет. Илсази знала здесь каждый кустик, поэтому и безлистые исполины, отбрасывающие причудливые тени, совсем не пугали её, а казались скорее добрыми друзьями, приветливо машущими ей вслед.

Внезапно подул резкий ветер, небо, проглядывавшее над дорогой, заволокло тучами, а птицы, потревоженные сменой погоды, проснулись и загалдели.

«Словно из лесу выпускать не хотят», — подумала путница, однако останавливаться или замедлять шаг не стала. Вскоре она выбралась к полям, тянущимся до самого горизонта, и, преодолев мост через Андил, оказалась в Гарине, одной из провинций Ланиссии.

Часа через три девушка достигла своей цели: Гринь представляла собой небольшой городок, вместо крепостной стены огороженный невысоким, в шесть-семь локтей частоколом, внутри которого располагались десятка три кривых улочек, облепленных ветхими постройками. Сердцем столицы Гарина был замок лорда, на площади перед которым обычно собирались местные торговцы. Туда-то лесная гостья и направилась. Но не успела илсази обустроиться, как перед ней возникла обеспокоенная пожилая женщина:

— Уходи, дочка, восвояси, — проговорила старуха негромко, — не время тебе здесь гулять!

— Что случилось, бабушка?

— Поменялось всё тут, — продолжала та, — не место здесь честным людям. Скоро стражники придут, тебе тогда не поздоровится. Они ваших ох как не любят, говорят, магам да колдунам всяким в городе не место.

— Так я же не колдунья!

— Они смотреть на это не будут — уведут, если прямо на базаре не зарубят.

В подтверждение её слов на площади появились двое крепких молодцев в накидках с чёрным василиском, которые, окрикнув илсази, тут же направились в её сторону. Девушка бросила корзину и с ловкостью кошки взобралась на невысокую крышу ближайшего дома.

«Только бы скрыться из виду, — думала она, перебираясь на соседнее здание, — тогда я смогу перевоплотиться, и они меня уже не найдут».

Однако отделаться от преследователей ей так и не удалось. Сзади послышалась брань, а после оттуда же полетели и яблоки, одно из которых угодило девушке в висок, и она свалилась наземь.

— Вроде живая, — склонившись над ней, заключил один из стражников.

— Ну и что? Всё равно лорд потребует прикончить, — заметил другой, — он давно собирался кого-нибудь из дикарей на мосту через Андил повесить, чтобы им неповадно было на нашу сторону перебираться.

— Да жалко как-то, — бросив взгляд на бездыханное тело, сказал первый. — Девчонка вроде ничего, хоть и выглядит странновато.

— Смотрю, Эрим, она тебе понравилась, так забирай!

— Вот ещё! Буду я со зверушками лесными связываться! Лучше отдадим её этому злобному заговорщику, которому Тео давеча так и не сумел объяснить, что последнее желание должно быть разумным.

— Правильно, может, он хоть немного успокоится. А то, боюсь, как бы и вправду к нам демоны не явились после того, как он их призывал на том своём жутком языке.

Очнулась илсази на куче соломы в темном сыром помещении с каменными стенами. Было очень холодно, к тому же, сильно болела голова.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил кто-то из дальнего угла.

— Кажется, жива, — пробормотала илсази, пытаясь рассмотреть незнакомца. — А ты кто такой?

— Алексим Виго, — представился тот, — можно просто Алекс. Тебя-то как зовут?

— Лесо Мия.

— Если я не ошибаюсь, это как-то переводится?

— Угу, Чёрная Кошка, — сказала девушка без особого энтузиазма и принялась разглядывать серые, едва различимые во мраке стены. — Ты можешь объяснить, где это мы находимся?

— В темнице у Гайента, местного правителя, сеющего смуту на землях Ланиссии, — ответил Виго. — Я здесь за то, что был верен короне и не присягнул самозванцу. А тебя… тебя мне подарили.

— Как это? — удивилась Мия.

— Ну, в качестве последнего желания перед казнью, — пояснил собеседник. — Я, правда, заказывал голову лорда или возможность честно с ним сразиться, но стражники, видимо, решили меня по-другому порадовать.

— А меня вот совсем не радует, что я попала в этот подвал для того, чтобы стать игрушкой приговорённого.

— Думаю, не только поэтому: Гайент сейчас старательно истребляет твоих соплеменников, живущих на его территории. А что до приговорённого, уверяю, он тебя не тронет, — Алекс горько вздохнул, — у него сейчас другие планы.

— И какие же?

— Хорошенько выспаться, чтобы, когда за мной придут, быть в состоянии прихватить на тот свет парочку людей самозванца, — поведал он. — Так и я не совсем зря погибну, и у тебя будет шанс улизнуть.

— А сам-то не хочешь попробовать сбежать? — поинтересовалась девушка.

— Пробовал уже, да без толку, — отрезал ланиссиец. — Видишь то небольшое окошко, через которое еду нам должны подавать?

— Вижу.

— Так вот, с нашей стороны оно довольно высоко, а в коридоре почти на уровне пола, поэтому из сей ямы очень сложно незаметно напасть на стражника. Одного мне, правда, уже удалось стянуть вниз за ноги, да только выбраться это не помогло.

— Но должен же быть хоть какой-то выход! — воскликнула Мия.

— Ну, поищи, может, что получится. А я, если не возражаешь, всё-таки вздремну, ты разбуди, если чем подсобить потребуется.

— Ладно, — отозвалась илсази и стала ждать, когда Алексим уснёт.

Как только это произошло, девушка обернулась кошкой и покинула темницу через то самое отверстие, на которое ей указал Виго.

Снаружи дежурили те двое, что утром закидали илсази яблоками.

— Смотри, сумел наш пленник призвать тёмные силы, — усмехнулся Эрим, заметив маленького чёрного зверька.

— Ты не шути так, а то беду накличешь, — отозвался напарник, — вон как она на нас глядит страшно.

— Если эта тварь тебя так пугает, можем от неё избавиться. Кис-кис-кис, пойди-ка сюда! — позвал он и стал потихоньку вынимать кинжал.

Эрим уже был готов нанести удар, как вдруг произошло нечто весьма странное: кошка начала стремительно увеличиваться в размерах и, за считанные мгновения приняв облик пантеры, сама набросилась на чаявшего расправиться с ней мужчину. Сперва хищница обезоружила его, разодрав сжимавшую нож руку, а после впилась и в горло несчастного.

Его товарищ с ужасом наблюдал сию картину, в оцепенении бормоча что-то о демонах. Увиденное настолько поразило его, что, позабыв про собственный меч, он стал размахивать факелом в надежде отогнать от себя свирепое животное. Зверюгу это не остановило — в три прыжка она настигла его и, свалив жертву с ног, перегрызла ещё одно горло.

Довершив расправу, пантера фыркнула и через некоторое время вновь приняла человеческий облик.

Придя в себя, Мия, как могла, оттерла с лица кровь и принялась судорожно отцеплять ключи с пояса одного из тюремщиков. После того, как это всё-таки удалось, она с трудом открыла тяжёлую дверь темницы и спрыгнула вниз.

Узник, по-видимому, не слышавший ни предсмертных криков, ни скрипа железных петель, всё ещё безмятежно спал. Теперь, когда в камеру проник свет из коридора, девушка-оборотень смогла наконец получше рассмотреть своего собрата по несчастью. Это был мужчина лет двадцати пяти — тридцати, среднего роста, крепкий и хорошо сложенный, его длинные почти прямые волосы казались русыми, а добротный, но не слишком вычурный кафтан говорил о том, что его хозяин мог оказаться небогатым купцом или каким-нибудь мелким землевладельцем.

— Алекс, Алекс! — обратилась к нему илсази, толкнув пару раз в плечо, на что мужчина, не просыпаясь, схватил её за руку так сильно, что она негромко взвизгнула.

— А, это ты, — проговорил он, признав новую знакомую, — прости, если напугал. Что-то случилось?

— Да, — ответила она, — нам пора уходить!

— Куда? То есть как?

— Туда, — Мия кивнула в сторону двери. — Сейчас увидишь!

Виго помог ей вскарабкаться наверх, а после и сам поднялся в коридор.

— Что тут произошло, у лорда леопард сбежал? — предположил он, разглядывая мертвецов.

— Да, вроде того, — прошептала девушка, взглянув на трупы с неприязнью.

— Сама-то в порядке, а то у тебя одежда в крови? — поинтересовался Алексим, забирая у стражников ненужное им боле оружие.

— Это не моя, — отрешенно ответила она.

— Ну, не переживай, эти двое уже не встанут. Зато мы с тобой теперь точно выберемся, я по пути сюда парочку укромных мест приметил, — заверил её ланиссиец и протянул небольшой меч одного из убитых. — На вот, возьми на всякий случай, и пойдём!

Она приняла холодный клинок и молча проследовала за мужчиной. Когда же им удалось выбраться из злополучного замка, выяснилось, что уже начало смеркаться.

— Наверное, ворота скоро закроют, — посетовала Чёрная Кошка.

— А ты собиралась через них проходить?

— Ну, меня же без проблем впустили в город, может, и выпустят так же. Что бы ты ни говорил, но тех, кто их охраняет, илсази не особо интересуют.

— Потому что Гайент доверяет свои тёмные делишки только дружине, — пояснил Виго. — Но кто бы там ни дежурил, в таком виде тебя непременно остановят.

— Не обязательно, — возразила она, помышляя о том, чтобы снова перевоплотиться.

— Не стоит так рисковать, когда я другой путь знаю!

Мия не стала спорить и позволила ланиссийцу вывести себя на свободу через наполовину разобранные укрепления в западной части Грини.

— Алекс, а ты когда-нибудь убивал? — поинтересовалась девушка, когда беглецы присели передохнуть в тихой роще уже по ту сторону частокола.

— Бывало, а что?

— И каково это? — продолжала расспрашивать Мия. — Как ты себя потом чувствовал?

— Да, так, по-разному…

— А я просто места себе не нахожу, так мерзко!

— Постой, так те двое — твоя работа? — изумился Виго.

— Моя, — робко ответила илсази.

— Ума не приложу, как такая маленькая хрупкая девочка могла прикончить двух здоровенных мужиков?..

— Честно говоря, я мало что помню, — ответила она. — Зато теперь мне как-то не по себе.

— Ещё бы, — он понимающе кивнул. — Но ты посмотри на это с другой стороны: были бы эти стражи сейчас живы, ты так и осталась бы в темнице.

— Не уверена, — покачала головой Мия, — кажется, у меня был шанс и так спастись.

— Не кори себя понапрасну. Возможно, и меня ты не зря вытащила, мало ли, понадобится когда верный меч.

— Для чего?

— Для чего угодно! А пока могу проводить тебя к вашим.

— Если только до Андила, — поразмыслив, сказала она.

— А дальше? Скоро ночь наступит, одной-то в лесу не страшно будет?

— Лес — мой дом! — с гордостью заявила Чёрная Кошка. — Там мне нечего бояться! К тому же, в паре вёрст за рекой меня лошадь поджидает.

— Ладно, как скажешь!

Солнце уже село, когда они окольными тропами добрались до переправы.

— Прощай, Алексим! — проговорила илсази, ступив на мост.

— Ну, прощай, храбрая дева! — ответил он. — И помни, я перед тобой в долгу!

ПОХИЩЕННАЯ РЕЛИКВИЯ

Глубокой ночью Чёрная Кошка объявилась в родном поселении. В Ирли-вилим, раскинувшемся средь древнего леса на берегах священной Лали, было тихо, и только подле хижины вождя горел костер, у которого посиживал сам предводитель племени, частенько страдавший бессонницей.

— Здравствуй, Маро Луус, — поприветствовала его девушка.

— И ты здравствуй, Лесо Мия! — сказал он. — Я ждал тебя только завтра, что-то случилось?

— Случилось, — вздохнула она, — меня бросили в темницу из-за того, что я илсази. Опасаюсь, как бы новый правитель Гарина не начал мстить за мой побег.

— Как же так?! — воскликнул вождь. — Мы несколько веков жили в мире с ланиссийцами.

— Времена меняются, Маро Луус! — возразила Чёрная Кошка. — Боюсь, теперь всё будет по-другому…

Они ещё не довершили разговор, как со стороны дороги послышался стук копыт. Оба собеседника сразу поняли, в чём дело, и бросились будить жителей Ирли-вилим, но оповестить успели немногих.

В поселение ворвались дюжины три конников с огнём и оружием. Они жгли сады и непритязательные хижины лесного народа, секли их хозяев, пытавшихся остановить погром, и рубили скот. Набег свой гаринцы довершили тем, что разграбили алтарь и, прихватив с собою попавших под руку илсази, ускакали обратно в Гринь.

Когда пожар был потушен, вождь принялся подводить итоги:

— Мерзавцы! — негодовал он. — Разрушить наши дома! Украсть реликвию! Похитить двадцать человек! Да как они посмели?!

— Это из-за меня, — произнесла Чёрная Кошка. — За каждого мертвеца они забрали по десять илсази.

— Вот как! — воскликнул вождь, с укором посмотрев на неё. — Так ты кого-то убила?

— Двоих стражников, — ответила она. — Теперь Гайент, их лорд, мстит мне и моему народу.

— Всегда знал, что твои отлучки на ланиссийский базар до добра не доведут.

— Может, и из плена мне бежать не стоило? — съязвила девушка.

— Да, и наш народ по твоей милости лишился бы шамана!

— Я жрица Абилис, без Арласи-Инжи многие из моих способностей не смогут проявиться, — с горечью сказала она. — Я должна вернуться в город и попытаться всё исправить.

— Тебе это не удастся, — возразил Маро Луус. — видимо, придется мне расплачиваться за твою глупость: соберу своих людей, и мы в бою отстоим свою веру и спасем соплеменников.

— Я отправляюсь с вами! — заявила Мия.

— Нет, ты уже достаточно бед натворила. Война — не женское дело!

— Мне всё равно, что ты думаешь, но сейчас это именно моё дело! К тому же, я знаю, как обойти укрепления, а ты — нет!

К полудню, когда отряд из сорока лесных воинов уже приближался к Грини, от него отделилась маленькая серая фигурка и со всех ног бросилась бежать в город. Юная шаманка надеялась, что ей удастся самой что-либо предпринять до того, как начнётся кровопролитие.

Оказавшись на главной площади, где в тот день было необычайно людно, она втиснулась в толпу и стала пробираться к замку, у ворот которого что-то происходило. Подойдя ближе, жрица Абилис увидела своих сородичей, запертых в крепкой деревянной клетке, что сторожили несколько воинов в накидках с василисками, и стройного темноволосого мужчину в чёрных расшитых золотом одеждах, вещавшего гневные речи с возвышения.

«Вот ты какой, Гайент», — подумала Мия, а лорд тем временем продолжал свой монолог:

— С нелёгким сердцем даются мне эти слова, однако не властен я противиться воле нашего возлюбленного государя Нельона Нисса, высоко ценящего жизни своих подданных. Посему, памятуя о том, что в страшной гибели моих стражей и побеге опасного заговорщика свидетели винят колдунью из диких лесов, вынужден я предать смерти людей, что прибыли к нам оттуда. Головы их украсят мост через Андил и дорогу к нему, дабы не было боле подобных недоразумений между нашими народами.

Тут с дальних улиц послышался какой-то шум. Когда его причина выяснилась, зеваки стали в панике разбегаться, а правитель Гарина послал одного из своих солдат в замок. В этот момент Чёрная Кошка скинула с себя просторную серую накидку и с легкостью запрыгнула на помост. Телохранители незамедлительно бросились к ней, но лорд их тут же остановил:

— Идиоты, не видите, что ли, что у нас проблемы посерьезней! — воскликнул он. — С девчонкой я и сам разберусь!

— Не рассчитывай, что это будет просто! — сказала она, обнажая меч. — Ведь я и есть та самая колдунья, что умертвила твоих воинов!

Отряд илсази замер в ожидании того, что же будет дальше. Но ничего непредвиденного не произошло: Гайент, усмехнувшись, принял вызов.

— А ты неплохо дерешься! — проговорил лорд, с удивлением обнаружив, что противница-то вовсе не так слаба, как представлялось с первого взгляда.

— Ты тоже! — произнесла Мия и, выбив меч из рук самозванца, добавила: — но я лучше!

Гайент застыл, подняв руки, и вопрошающе посмотрел на победительницу, уверенно направлявшую клинок на его шею. В этот момент на площади наконец-то появилась дружина лорда, но боя не последовало — все ждали, чем закончатся события на помосте.

— Не стоило тебе смеяться, — проговорила Чёрная Кошка, — я этого не люблю!

— Чего ты хочешь? — прошипел поверженный правитель.

— Чего? Мне казалось, это понятно и без слов, — удивилась она. — Отпусти моих людей и отдай Арласи-Инжи.

— Арласи-Инжи? — Гайент зло улыбнулся. — Это такая блестящая побрякушка с разноцветными камушками? Как жаль, а я так хотел пристроить их в свою корону.

— Ты не в том положении, чтобы шутить, — заметила девушка. — Отвечай, ты выполнишь мои требования?

— И не подумаю!

— Но тогда я убью тебя!

— И чего ты достигнешь? — спросил лорд. — Того, что мои воины перебьют всех илсази в округе? Разве ты этого хочешь?

— Нет, — Мия покачала головой. — Но мне кажется, что ты что-то хочешь мне предложить?

— Я отдам тебе эту серебряную вещицу, освобожу твоих людей и более того, пообещаю целый год не соваться в ваши леса, — по-заговорщицки неспешно произнес он. — Но тут есть одно небольшое условие…

— Какое же?

— Тебе придется сдаться, должен же кто-то ответить за гибель моих стражей.

— Они сами напали на меня безо всякой причины.

— У нас будет время это обсудить, если ты сделаешь по-моему. Я не намерен тебя казнить.

— Ладно, — чуть помедлив, согласилась девушка. — Но прежде, чем я уберу меч, ты выполнишь уговор.

— Хорошо, — ответил Гайент и приказал своим дружинникам отпустить пленных, предварительно послав одного из них за Арласи-Инжи.

— Пусть отдаст вождю! — сказала жрица, когда воин вернулся.

После того, как Маро Луус принял реликвию, илсази, бросив прощальный взгляд на юную шаманку, двинулись в путь.

Чёрная Кошка ещё долго смотрела на уходящих соплеменников и лишь тогда, когда они скрылись из виду, молча бросила оружие. Двое телохранителей лорда подошли к ней и, связав, потащили в темницу.

Через некоторое время правитель в сопровождении немолодого неряшливого помощника навестил пленницу.

— Смотри, Сид, это та самая милашка, что вчера устроила тут побоище, — с улыбкой проговорил Гайент, осветив яму факелом. — Ну, что, деточка, покажешь нам своё колдовство?

— Ещё чего! — огрызнулась Мия.

— Может, это и не она, — возразил сподручный. — Тео сказал, иланец грозился демонов призвать…

— Твой Тео — неотесанная деревенщина, раз верит в такие сказки, — заявил лорд. — А вот в том, что лесные человечки дружат с магией, мы уже и сами убедились. Правда ведь, дикарка?

— Я обещала сдаться, а не выслушивать твои оскорбления!

— Не очень-то выгодная у нас получилась сделка: двадцать пленников в обмен на одну, которая и общаться-то не желает, — заметил Гайент, — хорошо, я те цветные камушки себе оставил, хоть какая-то радость будет.

— Бесчестный негодяй! — вскричала Чёрная Кошка. — Ты меня обманул!

— Вовсе, нет, если помнишь, я собирался отдать только серебряную оправу от этой вашей священной штуковины, — произнес он, — видимо, мы друг друга не поняли.

— И ты надеешься, что я буду развлекать тебя фокусами после того, как ты так меня провёл?

— Ну вот, я девчонке не по нраву! — вздохнул правитель. — Ладно, Сид, предоставлю её твоим заботам. Делай, что хочешь, лишь бы я узнал, как ей удалось растерзать тех двоих.

— С радостью, милорд, — откликнулся неряха и, распрощавшись со своим господином, с довольным видом спрыгнул вниз.

Однако у илсази быстро нашелся для него сюрприз: как только мужчина приблизился к ней, Мия с силой пнула его, а затем накинула на шею веревку, которой до этого были связаны её руки. Впрочем, задушить помощника Гайента ей так и не удалось — на шум прибежали стражники и грубо отволокли от него девушку.

Осыпая проклятьями лесное племя, Сид с трудом выбрался из ямы и поспешил удалиться, но через несколько часов объявился снова. Спускаться на сей раз он не стал.

— Привет, дикарка, а у меня новости! — приближённый лорда ехидно улыбнулся, — Долго тебя здесь не продержат.

— И в чём же подвох? — отозвалась илсази.

— Ни в чём, мне не понравилось, как ты себя ведёшь, и я решил тебя продать.

— Кому? — удивилась девушка. — В Ланиссии никогда не было ни рабовладельцев, ни работорговцев.

— Теперь будут. Приятели моего брата с дозволения лорда Гайента занялись этим весьма доходным делом. Они-то мне и нашли на тебя покупателей. Так что, если ты сейчас же не образумишься, я заключаю сделку!

Чёрная Кошка не ответила, и Сид послал за своими клиентами. Их было четверо из числа пришлых ремесленников, появившихся в Грини вместе с новым правителем. Сподручный лорда договорился с ними о цене и пообещал вернуть часть денег, если пленница вдруг изъявит желание поведать о тайных знаниях своего народа.

Довольные хозяева привели девушку в тёмную хижину на краю города и принялись горячо спорить, кто будет первым. Никто не хотел уступать, назревала драка. Мия, тем временем, освободившись от верёвок, коими её наспех привязали к вертикальной балке, стала пробираться к выходу, но была замечена. За попытку побега она получила удар в живот и отлетела к дальней стене, сломав собою стоявшую там скамью.

Поднявшись, илсази решила получше оценить ситуацию: перед ней стояли четверо сильных мужчин, вооруженных длинными ножами и крепкими кулаками — надеяться на спасение было глупо, но всё же сдаваться не хотелось. Поэтому девушка схватила ножку от развалившейся лавки и, когда один из новоиспеченных рабовладельцев направился к ней, огрела его по лицу сим нехитрым орудием.

Выругавшись, мужчина сплюнул кровь и уступил свою очередь другому, что выглядел повнушительнее. Тот быстро отнял у строптивой дикарки её дубинку и, сдавив правой рукой горло пленницы, левой взялся за её одежду.

Тут распахнулась дверь, и в дом ворвался незваный гость.

— У меня есть предложение, — заявил он, — вы отдаёте мне девчонку, а я возвращаю ваши деньги!

— Ну уж нет! — воскликнул пришлый, что, сидя за столом, потирал ушибленную челюсть. — Девка тут уже напортачила. Да и мне не верится, что у оборванца вроде тебя может быть серебро.

— А в то, что у него может быть сталь, ты поверишь? — полюбопытствовал тот и сбросил с себя темно-синюю тряпку, нелепо повязанную поверх пояса, дабы скрыть небольшой меч. — Соглашайтесь, и никто не пострадает!

— Твои страдания нас мало интересуют. Ребята, давайте-ка проучим этого наглеца!

Следуя словам своего товарища, двое мужчин бросились на незнакомца, а третий, державший илсази, ненадолго замешкался. Воспользовавшись этим, Чёрная Кошка со всей силы пнула своего обидчика промеж ног. Пока тот приходил в себя, она успела выхватить его оружие и нанести удар, вогнав кинжал в спину врага почти по самую рукоятку.

— Алекс, — крикнула девушка, — тебе помочь?

— Себя побереги! — посоветовал он, зарубив одного из своих противников. — Их всего двое, я справлюсь!

Через несколько минут всё было кончено, на полу валялись четыре окровавленных трупа.

— Ты в порядке? — спросил Мию её спаситель.

— Вроде того, — ответила она. — Кстати, у тебя нет ничего мне надеть?

— Держи, если не побрезгуешь, — ланиссиец подобрал с пола свой потрепанный кафтан, при помощи которого прятал оружие, — у меня, как видишь, у самого с гардеробом проблемы.

— И с причёской тоже, — добавила илсази, глядя на разновеликие пряди, украшавшие голову Алекса, — кто тебя так подстриг?

— Сам. К цирюльнику я не ходил, да и зеркала под рукой не оказалось, — объяснил он. — Буду рад, если ты поможешь мне привести это в более пристойный вид.

— Хорошо, но сперва уйдем отсюда.

— Конечно, обувку мне подберём только, — Виго принялся разувать одного из мертвецов, — а то в этих башмаках прохладно и неудобно.

— А твои сапоги где?

— Сменял, чтобы рядом с грязной рубахой не смотрелись слишком дорого. Среди стражников всего несколько видели меня в лицо, а в таком наряде и те наверняка не признают, они ведь ищут длинноволосого дворянина в синих одеждах, а не неумытого бродягу.

Как только мужчина примерил обновку, собеседники поспешили покинуть место драки.

— Спасибо, что меня спас, — поблагодарила Чёрная Кошка ланиссийца, когда они вышли на тёмную улицу.

— Пустяки, я не мог не исполнить долга, — ответил он.

— Но как ты догадался, что мне нужна помощь?

— Да я вчера, когда шёл обратно от моста, наблюдал большой отряд всадников, мчавшихся в ваши леса. Я сразу понял, в чём тут дело, но ни их, ни тебя догнать уже не мог, вот и пришлось в городе новостей дожидаться. Боялся только, как бы эти василиски прямо на месте резню не устроили. Надеюсь, без жертв обошлось?

— Только скот порубили, да дома пожгли, — кивнула девушка, — но их мы быстро восстановим.

— Рад, что всё более-менее благополучно закончилось, — отметил Алексим.

— Не закончилось, — вздохнула Мия, — по крайней мере, для меня.

— Почему это?

— Из-за моей неосторожности Гайент украл у нашего народа реликвию, так что с пустыми руками я в Ирли-вилим не вернусь!

— Я могу тебе как-то помочь? — поинтересовался мужчина.

— Думаю, ты уже вернул мне свой долг.

— А это уже мне решать, я чувствую себя виноватым, что втравил тебя и твоих соплеменников в эту историю. Поэтому, говори, что делать — всё исполню!

— Ладно, я попробую пробраться в покои лорда, а тебе нужно будет выманить из замка как можно больше людей.

— Ну, это не сложно, — заключил Виго, — за мной могут и всю дружину послать, а то и сам Гайент поедет.

— Чем это ты ему так не угодил?

— Я самый злейший его враг, ну, после короля, конечно, — пояснил он.

— После короля? — удивилась девушка. — А разве не от имени государя сегодня собирались казнить два десятка илсази.

— Нет, это ложь! — отрезал Алекс. — Нельон тут не при чём!

— Ни мне, ни моим людям так не показалось. Навряд ли лорд Гарина может действовать без ведома Его Величества.

— Плохо, что вы так считаете. На самом деле Нельон старается избегать любых конфликтов, он миролюбивый правитель, иногда даже слишком миролюбивый.

— Так говоришь, будто с ним знаком!

— Знаком, — подтвердил ланиссиец, — и надеюсь представить ему кого-нибудь из ваших вождей, ибо вижу я, то, что творит Гайент, приведет к ссоре между нашими народами.

— Вождь у нас один, ты мог видеть его на площади во главе отряда. Но только он властвует над копьями, а не над людскими сердцами, поэтому представлять королю следует не его, а верховного шамана.

— А к нему меня ты сможешь отвести, как разберёмся с реликвией?

— Конечно, — жрица Абилис хитро улыбнулась.

Они прошли два квартала по пустынным улицам ночного городка, не встретив ни единой души, и вдруг откуда-то из-под крыльца одного из домов раздался детский плач. Там, забившись в угол, сидел чумазый мальчонка лет восьми.

— Тебя кто-то обидел? — спросил у него Алексим.

— Да, — пролепетал мальчик, утирая слезы, — меня выгнали из дома.

— За что это? — поинтересовалась Чёрная Кошка.

— Ходил на базар за мясом на завтра, а меня там ограбили. Госпожа узнала, что я не принес ничего, и рассердилась, она думает, я сам все деньги потратил.

— В таком случае, заработать ты явно не прочь!

— Ещё бы!

— Тогда тебе придётся подождать тут немного, — сказал Виго. — Я вернусь и расскажу, что надо делать.

Мальчик кивнул и распрощался с новыми знакомыми. Те же свернули за угол и, преодолев ещё пару переулков, постучали в дверь постоялого двора.

— Ну кто там ещё? — уныло пробурчал человек средних лет, открывший посетителям.

— Уже забыл? Твой жилец, что третьего дня поселился!

— Да уж, — протянул хозяин недовольно, — от тебя только одни проблемы. Приехал, комнату занял и исчез, потом забежал на полчаса и снова сгинул, а теперь явился вот посреди ночи, похожий на чучело, да ещё и подружку с собой притащил. А поговаривают, что наш лорд ищет какого-то заговорщика. Что, если ко мне дружина нагрянет?

— Не надоело причитать, как бабка на базаре? Я так скоро разозлюсь и вот этими вот руками разом избавлю тебя от всех волнений! — в гневе воскликнул Алексим. — Пойди лучше поищи девушке какую-нибудь одежду её размера. Я заплачу.

Как только речь пошла о деньгах, содержатель гостиницы притих и успокоился, а вскоре скрылся где-то за дверью.

— Вот, сынишке купил, — проговорил он по возвращении, протягивая Чёрной Кошке небольшой сверток, — новая ещё.

— Ну, совсем другое дело, — заключил Виго. — Сходи-ка приготовь мне Лихого, а мы пока наверху посидим.

— А заплатить?

— Коня оседлаешь — заплачу, — бросил ночной посетитель и, отобрав у хозяина огарок свечи, исчез на темных ступенях лестницы вместе со своей спутницей.

Каморка, которую снимал Алексим, была грязна и тесна: за дверью ютилась перекошенная трехногая кровать, а почти все остальное пространство занимал массивный сундук с ржавыми заклепками и опиравшаяся на него сломанная скамья.

— Не особо уютно, — оценила обстановку девушка.

— А чего ж ты от этого скряги ожидала? — усмехнулся ланиссиец. — Хорошо хоть, не в курятнике место сдал.

— Да уж… — покачала головой Чёрная Кошка, — Так, я переоденусь, только ты не подглядывай!

— Постараюсь, — сказал он и, отвернувшись от собеседницы, принялся потрошить матрас.

К тому моменту, как Мия примерила новую рубаху, пол был уже усеян трухой и клочьями, и мужчина с торжествующим видом извлек из соломы кошель с деньгами и невзрачные ножны, в которых лежал превосходной работы клинок.

— Вот, полюбуйся, Глас Демона, настоящий меч! — с гордостью произнес он. — Не железяка вроде тех, что прислужники Гайента таскают!

— Если ты не возражаешь, железяку я себе возьму, — предложила илсази. — Мне с ней спокойнее в городе будет.

— Конечно, забирай. И кафтан, кстати, себе оставь, а то замерзнешь.

— А ты?

— Для меня более привычная одежда найдется, — Виго натянул на себя поношенную стёганую куртку, что валялась на лавке рядом с добротным, подбитым волчьим мехом плащом.

— Я бы сказала, ты больше похож на наёмника, а не на приближённого короля, — заметила Чёрная Кошка.

— Ну так я скорее воин, чем вельможа.

— Да, вельможи с такой причёской точно не ходят.

— Хорошо, что напомнила. Поможешь?

Разобравшись со стрижкой Алекса, постояльцы спустились вниз, где их уже поджидал хозяин двора.

— Всё сделал, — объявил он.

— Прекрасно, и сколько ты хочешь?

— Десять монет серебром.

— Не много будет? — поинтересовался Виго.

— Ну, сами понимаете, — отозвался хозяин, — времена сейчас не из легких.

— Ладно, держи золотой! Заодно койку починишь.

— А что с ней?

— Да, так, матрас прохудился, — с этими словами ночные посетители направились в конюшню, а затем и вовсе покинули неприглядный приют.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 614