электронная
252
печатная A5
406
16+
Девушка в мокрой одежде

Бесплатный фрагмент - Девушка в мокрой одежде

Объем:
144 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7586-4
электронная
от 252
печатная A5
от 406

Шаламовой Елене

посвящается.


Расскажи мне о счастье, ветер,

О том самом лучистом, безбрежном,

Что приходит всегда, неизбежно,

Заполняя пронзительным светом…

Елена Шаламова.

Книга написана благодаря медицинскому центру «Формула речи» Ирины Апариной. Город Краснодар улица Кореновская дом 14 тел. 8 (988) 527-72-77.

Край одеяла шевельнулся и что-то просунулось под него, мягкое и лохматое коснулось моих ног. Пришлось открыть глаза. Начинается новый день.

Лохматое принялось лизаться и урчать. Я представляю, cейчас шевельну пальцем левой ноги и урчание прекратится, а иголки-клычки легонько вопьются в мякоть большенца. Остановится на мгновение и шершавый язык коснётся места укуса. Я улыбнусь от удовольствия.

Ритуал соблюдён, вот теперь день начался по настоящему. Пора познакомиться. Меня зовут Светлана, яркая шатенка двадцати трёх лет. Живущая в мужском царстве и избалованная вниманием гендерной противоположности, населения, по крайней мере, этой квартиры. Потому что мягкое и лохматое — это кошачий самец Тёбик, трёх лет от роду, а человек, щёлкнувший выключателем, мой родной папа Костя, мужской самец сорока трёх лет.

Мамы у нас нет. Она умерла, моя голубушка, два года назад и смотрит на меня сейчас с огромной фотографии на стене, большими и печальными глазами. Такими же как у меня. Ну ладно, хватит о грустном.

Я люблю по утрам потянуться и одёрнуть ночную рубашку. В этом движении я всегда прикасаюсь к холодному и твёрдому, улыбающемуся своей хромированной надёжностью. Это ещё один обитатель нашей трёхкомнатной квартиры. Его полное имя КОМ-12у-кресло ортопедическое мобильное, двенадцатая модель усовершенствованная. Это тоже я, вернее часть меня.

Сейчас появится мой верный рыцарь и соединит мои половинки, хромированную и биологическую. Раньше это делала моя любимая женщина с такими же как у меня глазами. Я вздохнула. Ладно, ещё раз. Сегодня хватит о грустном, особенно сегодня.

Появился рыцарь, в домашнем с оттянутыми коленками трико и борцовской майке. Я ещё на прошлой неделе просила чтобы он сменил её, пятнышко от кетчупа раздражает. В другое время, при маме, такого не позволялось. Он очень изменился, под майкой появилось нечто. Мой спортивный папа на третьем месяце, но это видно только утром, когда он перекладывает меня на КОМ-12у.

— Ого, ты стала гораздо тяжелей, — так папа шутит, явно подготовленной фразой.

— Ты не ошибаешься, — улыбаясь, я делаю вид, что не понимаю, о чём он.

— Поздравляю дочу, расти большой, — он сухо прикасается к моей щеке своей колючей шерстью.

— Чуть не поцарапал, — привычно возмущаясь, плюхаюсь на прохладную кожу хромированного низа. Всё, я в обойме, дальше сама.

Папа задумчиво проводит рукой по щеке, решая диллему, но тут засвистел чайник и решение принимаю я. Папа на кухню, я же двумя привычными движениями прокатываюсь в ванную. Щёлк, и процесс пошел. У меня сильные красивые руки, а ванна, усилиями колючего рыцаря, приспособленна идеально. Всюду вделанные в стены изогнутые трубки и я как рыба в воде. Папа возмущённо стучится в дверь.

— Доча, опаздываю, ну в чём дело?

— Поздно, поезд ушёл, — с ним надо так, иначе будет возиться всё утро. Им мужчинам нужно внешнее управление. Ванная большая совмещенная, мой ком-12 легко крутится по кафелю. Наконец тёплые струйки коснулись плеча, ванну я принимаю сидя, рыцарь лет пять назад пыхтел целый месяц, но под руководством мамы всё устроил.

Я люблю расчесывать свои роскошные волосы, вместе с глазами их мне в наследство передала моя голубушка. Я думаю они должны призводить на мужчин впечатление. Пора бы! Здесь же, в ванной моя сегодняшняя одежда, я её приношу, вернее привожу с вечера. Вообще, я очень люблю думать наперед, интересно посмотреть как расчеты сбываются. Вот мой любимый бальзам, его ещё достаточно в бутылке. Приятный аромат. Тёплые струйки душа, душистое полотенце и резким движением сильных рук я снова на колёсах. Немедленно одеться! Наконец звук щеколды выпускает меня на волю. Теперь в спальню к фену. На кухне тот же свист, но уже с нотками агонии. А рыцарь сидит в зале за компьютером, замер!

— Па, там чайник уже расплавился!

— Ах, твою, — и папа срывается в галоп. Я молча прокатываюсь к себе через зал, но замечаю издалека, папа сидит в соцсети! Любопытство было сильное, но желание попасть под тёплую струю фена ещё сильнее. Через четыре минуты, изнемогая от удовольствия, я уже похожа на большую фотографию на стене.

— Ну-с, Любушка — голубушка, кому мы будем сносить голову. С ними по другому нельзя! Ты себе вон какого молодца выбрала, — я рассмеялась, вспомнив как выбранный молодец в майке с пятном, пять минут назад стучал копытами в надежде спасти чайник. Ещё один гендерный визави, мяукнув, вывалился из-под одеяла. Скотинка почувствовал, что пора пополнять каллории. Сегодня ему приготовлен сюрприз. Папа мне, а вместе мы коту. Каждый год на седьмое апреля мы отмечаем мой день рождения в деревне у крёстной. Она папина сестра. Благодаря такому чудесному обстоятельству, сезон гормонального всплеска у кота проходит в экологически безопасном месте. А что! Местные кошки не против. Да и нам поспокойней. Я качусь на кухню, заметили как люди говорят, в зал, в спальню, в ванную, но на кухню только на, как на Украину. Качусь мимо ванной комнаты, которая в и в на, обнаруживаю дымящийся бокал кофе, яичницу с колбасой, солёный огурчик. И моё любимое пирожное, заварное. Рыцарь постарался и теперь громко фыркает за стеной, наверное побрился! Интересно как он выкрутится насчёт торта?

Котяра съедает колбасу, я яйцо. Жмурюсь от удовольствия, когда пирожное начинает исчезать во мне. Под кофеек! Папа появляется в элегантном костюме, он свеж, побрит, весел, надушен и спортивен. Костюм хорошо прячет залёт!

— Доча, — целует он меня в макушку, — не балуйтесь и будте готовы к пятнадцати ноль ноль.

— А тортик?

— Вечером, — кричит он из прихожей звеня ключами, — бабушке привет!

Бабушка — это его драгоценная тёща, но моя любимая Ба! Она появляется в одиннадцать, неизбежно, как рассвет. Наводить у нас порядки. Как вы поняли, сама я наводить порядки не в состоянии. А рыцарь, по моему, вообще не знает как это делать. Благодаря Ба, мы порядочная семья и мы безропотно подчиняемся. Единственный пунктик — это котофейка, его любовный потенциал мы с папой дружно отстояли. И кот теперь злил Ба, усердным вылизыванием этого потенциала. Дверь захлопнулась и я, как обычно, осталась в одиночестве, хотя что это я, есть ещё кот…

Глава 2

Всегда жду чуда, особенно в этот день. Физически чувствую. Интересно бы узнать какого? Я выкатилась в зал, компьютер приветливо уставился на меня яндексовским табло. Ничего, пусть поспит, лучше посмотрю в окно.

Надо сказать, что квартира наша, как и моя жизнь, необычна, конечно в архитектурном плане. Она, вообще то, двухкомнатная. Это моя семья выходила пристройку на крыше расположенного под нами магазина. Я была теперь осчастливлена своей комнатой и возможностью безвозмездно наблюдать мирскую жизнь со второго этажа по обе стороны дома. И когда не было работы или настроения или не приведи, что-нибудь начнет отваливаться, я пользуюсь этим счастьем.

Работаю я на дому как аудиорасшифровщица. Вы, наверное, и не слышали о такой профессии. А я, между прочим, закончила среднюю школу, получив всего одну двойку, во втором классе за домашнюю работу! И колледж с красным дипломом как аудитор-экономист! Сейчас я на третьем курсе Тюменского технического университета, конечно дистанционно, и ещё не знаю что из этого получится. Если университет переживёт моё обучение, то стану бакалавром архитектуры. Но не буду загадывать.

В свои два окна я вижу крышу магазина, по которому сейчас прогуливается беспотенциальный друган моего кота, а внизу грузчики разгружают машину с хлебом. Весёлые ребята. Они знают о моём существовании и приветливо машут мне рукой. Прошлое лето я экспериментировала со своей неотразимостью, для этого просидела весь день у окна, бесконечно меняя наряды и причёски и… дождалась арбуза на подоконнике, оказывается хлебовоз оборудован подъёмником. Теперь я знаю все их секреты, вот сейчас по их лицам вижу что им срочно нужна перезагрузка.

Сегодня морозное утро. Через второе окно видно как машины крушат лёд в дворовых лужах. Это любопытно, в одно окно я вижу радостную весну, а во второе бодрящуюся зиму. Со стороны зимы появилась до боли знакомая фигура, тщательно обходящая полыньи и балансирующая двумя пакетами. Моя Ба упорна как Амундсен, ледяные торосики для неё не преграды.

Ком-12 везёт меня открывать дверь. Мы с котом выстраиваемся в караул. Командует он. Едва Ба хлопает дверью и оборачивается, следует кошачья команда изъявлять особое доверие, но я просто ловлю её за руку, мы смеёмся и обнимаемся. Ба целует меня, поздравляя с днём рождения, кота тоже приветствуют, легонько так, носком сапога, по нижней чакре!

— Фу, как можно так жить, у вас всё пропахло кошатиной.

— Да, нет, Ба, преувеличиваешь, он у нас чистенький, — глажу я Тёбика, трущегося о моё колесо, фу ты, о колесо моей коляски.

— Вот послушались бы меня, не таскались бы по деревням каждую весну. Это она протестует против нашей традиции отмечать мой день рождения у крёстной. На кота дуется только из-за этого. А, вообще то, она его любит, её старший сын дядя Женя рыбак и Тёбик, через Ба, в курсе всех его достижений. Свежая рыбка его страсть. Я подглядывала за ними, на кухне они на равных! И потом, с какой другой радости он летел бы её встречать таким оригинальным способом.

Ба берёт с ходу в карьер.

— Светик, надо срочно проветрить квартиру, — кричит она из кухни. Это означает, что я должна уткнуться в компьютер, Ба будет открывать все форточки. Простывать мне боже упаси. Ну, что же, качусь в угол зала и шевелю компьютерной мышкой. Сразу на меня выставляется с экрана крашенная блондинка. Эффектная штучка общалась с забывчивым папой в одноклассниках, и, я вижу плод их аутодаффе. Папа собрался в воскресенье в кино! Я рада за моего рыцаря, хоть от неожиданности и грустно. Мама столько штукатурки не использовала, да и ресницы явно клеенные. Я листаю, мадам в лесу, мадам у пальмы, мадам в каком-то зверинце, мадам при параде. А, вот и главная наживка, она у бассейна, в жезлонге! В воду не лезет, боится за ресницы. Бедный рыцарь не устоял. Жалко и грустно. Ладно, не буду сегодня грустить и закрываю страницу. Открываю свою, там полным полно поздравлений.

— Светик, как дела у Людочки? Ты не забыла её пригласить сегодня?

Людочка, моя лучшая подружка, мой девичий побратим по планете. Мы с ней обе относимся к отряду прямоездящих. Вся ирония моей патологически неунывающей подруженьки ещё и в том, что она ещё и летучая — Людмила Викторовна Летучая. Я когда узнала, была поражена. Впрочем, Людочка, в отличии от меня, не обращает на это никакого внимания. Наоборот, это тот человечик, который вечно заполнен какой то всепоглащающей идеей. Сейчас она влюблена в какого то мальчика. Это наш общий секрет. Она познакомилась с ним в шахматном клубе, где он любезно проиграл ей турнир, и, она уверена из-за её неотразимости. Впрочем, моя Люся, в девятнадцать лет уже КМС или по цивильному Кандидат в мастера спорта. Я не уверена в её выводах. Мальчик этот, надо сказать, тоже из наших, недавно приехал к нам аж из столицы. По словам Люси, очень умён и недоступен как аристократ. Он в тот день безостановочно выигрывал у всех прямоходящих и это разозлило подруженьку. Она сначала выиграла у него в обычной партии, потом сделала в блице так, что взмок его аристократический шейный платок. Было всем видно как он растерялся и тут подруженька его полюбила или… пожалела. У Люси нет границ между этими понятиями. У неё дома целый зверинец бывших бездомных собак, которых она тоже любит или… жалеет. Я думаю её любовь к шахматисту из той же песни.

Пока я так размышляю, Ба уже разговаривает с Людочкиной мамой по телефону. Я, тут же набрала сотик, и услышала подружку.

— Привет, Светик, с днём рождения тебя, — пропела с той стороны, — счастья тебе милая, здоровья и большой любви. Ну, вы поняли теперь, чем забита голова моей подружки, сейчас увидите, начнет про Мишу.

— Спасибо, ласточка, — так называю я мою летучую, — ты не забыла про встречу?

— Нет Светик, сейчас отзвонюсь Мише и к тебе.

— Партия по памяти? — шучу я.

— Если бы, он что то захандрил. Плохо трубку берёт.

— А ты подрессируй ласточка, чтобы по первой команде брал.

— Шутишь, мой Светик-семицветик, значит настроение на плюс?

— На три с плюсом.

— Сейчас появлюсь подниму на пять, — пообещал замолчавший сотовый.

Я не сомневаюсь что поднимет. Её оптимизма хватает на всех кого видит, на маму, собак, тренера, Мишу, Ба, меня, нашего кота и, если попадётся на глаза, колючего рыцаря. Её старенькая мама говорила, что они даже на светофорах не останавливаются, постоянно зелёная улица!. Правда у меня она бывает редко, но метко. У меня не оборудован подъезд, и теперь мою подругу хорошо знают мои друзья грузчики. Они «провожают» Людочку до дверей моей квартиры. Естественно вместе с низом, он, в отличии от моего, электрический. Потому что силы Люськиных рук хватает только на шахматы. А ещё, ласточка обречена быть оптимистом, у неё кроме мамы никого нет и будущее в тумане. Хотя можно подумать у меня ясно и солнечно. Ну, ладно, не буду о плохом. Особенно сегодня.

Прокатываюсь на кухню. Ба неотразима, всё шипит, бурлит, обнадёживает запахами.

— Светик, смени блузку, — не оборачиваясь, командует комендант, — Людочка будет в синем. Надо сказать, что я тоже в синей блузке, подарок моей крёстной. Надо же, какая случайность. Чувствую заговор, но еду переодеваться…

Глава 3

У Ба необходимо учиться практичности, они с котом возникают у двери одновременно с шевельнувшимся звонком. Только гости вкатываются в проём, пакет с гостинцами для грузчиков незаметно исчезает за спиной Ласточки и её, до умиления, наивной мамы.

Я дожидаюсь подруженьку в зале, пока протирают её электрические колёса. Наконец Ласточка под звуки двигателя, как терминатор, въезжает в комнату. Люся, вечно радостная, просто нападает на меня, мы обнимаемся и повизгиваем. Морозная щёчка подружки излучает незнакомый и дорогущий парфюм …?!

— Светик, с Днём рождения, котёнок! — счастливая и свежая, она подает мне пакетик.

— Спасибо, Ласточка, — целую я её в румяный парфюм, — поехали ко мне!

Мы прокатываемся в мою комнату. Надо сказать, Люся любит бывать в ней. Она большущая, рыцарь говорит тридцать два квадрата. Комната наполнена всякой всячиной, прежде всего мной, коробками с красками, моими картинами, станком для рисования, запахами и светом. Готовые картины развешаны по двум параллельным стенам, сложены в углу, одна в станке, накрыта косынкой.

Любопытная Люся, конечно нечаянно, задевает маскировку и замирает. На холсте она видит себя! Конечно визжит от радости. Мне приятно видеть такой свою подружку. Прибегает её мама и Ба.

— Мама, смотри, смотри, это я, — не унимается Люся. Женщины смеются, я улыбаюсь, котяра вертится под ногами.

— Это серьёзно я?

— Ты, ты Люся, — успокаивает её, довольная мама, — но зачем ты так шумишь, девочка. Ты всех оглушила.

Теперь, полуэлектрическая Люся, подъезжает ко мне и чмокает в щеку.

— Светик, не представляешь как я хотела, но стеснялась спросить.

— Дурочка моя, почему? Я никогда не отказываю. Я просто готовила на твоё день рождения. Раз уж увидела, забирай сейчас.

— Нет, что ты! Подаришь как решила. Увидев моё недоумение, — очень прошу, пусть до дня рождения будет у тебя. Её глазки блестят и я не могу отказать.

— Как хочешь, — закрываю несостоявшийся сюрприз косынкой.

Когда из бисерной сумочки вынимается подарок, то под фольгой обнаруживается флакон французских духов и косметичка величиной с книгу.

— Ты сошла с ума! — восклицаю я, понимая как это безумно дорого.

— Не бери в голову, Светик! — радуется моему удивлению Люся.

— Но всё же, — я просто знаю их с мамой возможности на съёмной квартире.

— Ай, — подкатывает ко мне вплотную Ласточка, — Миша мне принёс удачу и кучу денежек. Она смеётся.

— Не понимаешь? Турниры то нынче коммерческие, — радостно резюмирует Люся.

— Бедный Миша, — восклицаю я, — его наверное душит жаба! Мы заливаемся, представляя эту жабу, и Мишу, и процесс.

— От Миши не убудет, у его семьи магазины.

— Да ты что, — удивляюсь я вновь открывшимся обстоятельствам.

— Я сама в шоке, — разводит ладошки Люся. И я верю в её искренность.

Надо сказать, что Люся, в отличии от меня, ни разу в жизни не сделала ни одного шага по земле. Она ДеЦеПе, с какими то ужасными подробностями, не хочу говорить, наша сестра не любит об этом даже думать. До недавнего времени Люся, познавала окружающий мир только при свидетелях. Но когда заполучила электрическую коляску так искренне радовалась свободе и зависимости только от аккумуляторной батареи, что я теперь ясно вижу, когда подруженька лукавит. Надо же, сколько сегодня новостей, подумала я, взглянув на расскрасневшуюся Ласточку.

Нас, наконец то, позвали в зал, посреди которого стоял уже накрытый стол. Мама Люси, тихая улыбчивая женщина, что то поправляла и передвигала, но едва мы выкатились, позвонили в двери и на Люськин телефон одновременно.

— Это мне, это мне, — засуетилась Ласточка, перегородив выход из комнаты. Мы все насторожились. Люся положила телефон и загадочно блеснула своими подкрашенными глазками.

— Представляете, он приехал, мама, тётя Галя, Светик! Вы будете ругаться?

— Да ты что, Ласточка, — подъехала я, — успокойся, кто приехал то?

— Миша!

Я тут же двинулась к окну и увидела как из Газели, из бокового выхода, по подставке скатывается коляска с молодым человеком. Придерживает его наша общая знакомая девушка по имени Верочка. Она студентка волонтёр и однажды помогала мне. В прошлом году я летала в Алма — Ату мы называем этот город так, по старому и в этом своя прелесть. Сейчас Верочка придерживала молодого человека и разговаривала с моими друзьями грузчиками.

В общем через три минуты в зал въехал огромный букет роз в сопровождении Верочки и ещё одного молодого человека. Все захлопали в ладоши, а я разыскала маленькое личико с капризно оттопыренной губой и чмокнула его в щечку. Это был Миша.

Жгучий брюнет с добрыми глазами, которые прикрывала сплошная широкая полоска бровей. Выглядел он элегантно, особенно выделялся бархатный клубный жилет с золотым теснением и такими же пуговицами. Цветная рубашка с ярким шейным платком, отутюженные брюки и слепящие носки туфель из под них. Мужской мускусный парфюм заполнил комнату, чем привёл в восторг кота. Он неожиданно затянул песню весны и тут же оказался в ванной. Это происшествие вывело всех из неловкости, гости засмеялись, надарили мне открыток и забавную меховую зверушку. Второй молодой человек оказался водителем Газели. Газель оказалась принадлежащей Мишиной семье. Верочка, куда то исчезнувшая полгода назад, оказалась принадлежащей то ли хозяевам Газели, то ли водителю. В общем стало шумно, многолюдно, всё смешалось, колёса, люди, и залпы тысячи орудий, впрочем тысячи орудий не было, это открыли шампанское.

Люблю сделать несколько глотков. Рыцарь научил закусывать шоколадом, а потом ждать, когда газ ударит в нос. Только после этого можно продолжать. Попробуйте, серьёзно, мне нравится. Я не понимала что происходит, все разговорились как старые знакомые. Ба с водителем, Ласточкина мама с Верочкой, Люся с Мишей, кот в ванной.

Все ели салаты, запивали малиновым соком, приготовленные Ба копчённые нарезки и мясо по — французски. Наконец к чаю подали домашнее пирожное и официальная часть праздника подзакруглилась. Люся с Мишей, жужжа в унисон двигателями, подъехали ко мне.

— Светик, можно я Мише покажу?

— Да, ради бога, могла не спрашивать, — ответила я, поглощая яблочную нарезку, — интересно кому тогда она решила делать сюрприз в свой день рождения.

Но милые киборги уже исчезли в моей комнате и деловито пожуживали двигателями рассматривая развешенное по стенам. Верочка наконец наговорившись с Ба повернулась ко мне и мило улыбнулась.

— Людочка слишком много времени уделяет Мише. Ты не находишь?

— Не знаю.

— Просто жалко потом будет девочку.

— Ты же сама знаешь, она как ребёнок.

— Дело не в ней.

Я сделала удивлённые глаза.

— Да, да, в Мише, — и видя мою не меняющуюся мимику продолжила, — я у Михаила с момента прилёта из Алма — Аты. Меня ещё там наняли. Честно скажу, уже десять раз пожалела.

— Как?

— Успокойся, парень золото, но мамаша его — мексиканский сериал.

Вот так новости, разошлися, так и сыпят, заквасилась я немного в обществе интернета, а жизнь идёт.

— А папа Мишин?

— Что папа, папа разводиться собрался, — она улыбнулась, округлив глазки, — молоденькую нашел. Теперь мамаша нажитое делит.

— И Михаила?

— Зачем же!

— Вот так, с одной фразы, я поняла принадлежность милой Верочки. И, увы, водитель Газели был не причём. Я прокатилась к рабочему месту, разыскала на Ютубе концерт Антонова и музыка пришла вовремя.

А водитель, оказался забавным малым, он пригласил меня на танец! У Верочки даже рот приоткрылся. А для меня был гром небесный! Парень решительно выкатил меня на середину комнаты, встал на одно колено рядом и, приобняв правой рукой меня за плечи, левой взял за правую руку. Мы встретились глазами!

Не один мужчина в мире не прикасался ко мне! Ремарка в сторону — рыцаря я мужчиной не считаю. Мне стало жарко!

И мы под Антонова и разинутые рты начали делать небольшие поворотики похожие на танец. Начали с улочки Центральной, прошли по Абрикосовой и на Тенистой улочке, услышали за спиной жужжание электромоторов! Короткое. Видимо и у них аккумуляторы сели от удивления.

— Меня, вообще то, зовут Андрей.

Мне было весело и я засмеялась.

— А меня Светлана.

— Знаю, я открытки подписывал.

— У вас красивый почерк.

— Давай на ты.

— У тебя красивый почерк.

— Ещё бы. В армии был штабным, писарем.

— А теперь водитель?

— И не только. У тебя красивые волосы. Тебе говорили?

— Только волосы?

— Нет, ещё глаза.

От него пахло мужским одеколоном, немного табаком и силой. Спасибо Юрию Михайловичу Антонову, что песни он пел без перерыва. Мы продолжили разговор.

— Ты не похож на просто водителя.

— Так и есть, я закончил наш универ, в школу идти нет смысла, вот верчу баранку.

— Давно?

— С прошлого лета, хозяева сюда переехали, понадобился водитель.

— А Верочка?

— Ты её знаешь, — он усмехнулся, — Верочка звезда, наверное будет Мишиной родственницей.

— Вот как? Мишин папа так неотразим?

— Папины деньги, самому папе надо ещё до свадьбы дожить.

— Сильно болен?

— Пока нет. Но развод это опасный для жизни случай.

Мы рассмеялись и музыка кончилась. Это было нечто! Меня подкатили к столу, к недоеденному яблоку и поцеловали руку. Все захлопали в ладоши. Следующая танцующая пара последовала нашему примеру, и Юрий Михайлович был приглушаем только лёгким жужжанием моторов. Вобщем всё было прелестно!

Потом Люся, сделав взгляд как у кота из Шрека, попросила разрешение взять с собой Мишу в деревню. Потом оказалось, что Андрея вместе с Газелью нам отдали на весь день. Потом мы позвонили папе и предупредили чтобы он не заказывал машину. Потом появился удивлённый рыцарь с тортом и коварная Верочка делала ему глазки. И, наконец, мы загрузились в Газель и тронулись, в смысле поехали. Правда перед этим пришлось просить Андрея, чтобы он поднялся в квартиру и принёс забытого в ванной кота.

— Ну, все уселись?

— Все, — дружно ответили мы.

— Ну тогда, повезу вас по объездной через плотину.

Это было чудесно. По весеннему Петропавловску, через многолюдный центр, парк Победы, двадцатый микрорайон, с громадного яра вниз через плотину, ещё стоящий Ишим с рыбаками на льду! Потом, подъезжая с другой стороны к городу, видя всю эту многоэтажную панораму на горе, с телевышкой, Люся обернулась.

— Ну как, подняла я тебе настроение?

— На шесть с плюсом.

Так бы и ехала, долго, долго и смотрела в окно. Интересная форма у этой машины, вы не замечали? Чем то похожа на то, что безуспешно ищут уже две тысячи лет на горе Арарат. Поэтому крёстная с любопытством наблюдала наш исход из автонутра, когда мы лихо тормознули у крыльца. Вообще, она была очень удивлена в тот день и количеством гостей, и качеством. Но всё прошло на уровне, я заметила, раз уж задалось с утра, так и будет весь день.

Миша с Люсей к моему удивлению были полностью урбанизированными, вид обитателей хоздвора их завораживал. Нас было не загнать в дом до тех пор пока гости не закричали что коровёнок или как их там называют пожевал немного Мишин рукав!

Вечером в своей комнате, расчёсывая волосы перед зеркалом, я с радостью вспоминала весь насыщенный день. Но предстояло отвезти утреннюю одежду в ванную. Рыцарь тихо сидел в углу перед компьютером и шелестел кнопками. Ах, да, я и забыла! На него с экрана смотрели наклееные ресницы…

Глава 4

Особая часть моей жизни — это сны. Они редко бывают монотонными. Вот уж где я отрываюсь по-полной. Если в генезисе, то в детстве я постоянно в них носилась, как гончий пёс Арктур. Весь сон, без разбора, куда и с кем, по лесам, болотам, пустыням, иногда даже немного взлетала и видела свои ноги, не касающиеся земли. В итоге через год мои ноженьки ходить отказались окончательно и мне пришлось перейти на домашнее обучение. Я помахала рукой одноклассникам. Потом одно время меня возил на себе огромный конь. Широкая спина, как диван, бугры мышц и умные глаза. Мы скакали всюду, поднимали тучи пыли, столбы брызг и усталые, но довольные, возвращались по домам. В итоге я распрощалась с детством. Девчонки меня понимают! Рыцарский кусок снов с бесконечным похищением меня для романтических выкупов пропускаю. Они зависели от активности моих врачей и снятся до сих пор иногда. После продолжительных просмотров одной и той же серии махала рукой какой-нибудь части тела. Теперь главное: вот уже год я вижу себя, высокую и стройную, на берегу океана. Океан ворчит и вздыхает, я бегу по бесконечному песчаному пляжу, на мне совершенно мокрая белая одежда. Она прозрачна в местах соприкосновения с телом, и я вижу округлые глаза всяких мачо, встречающихся на пути, но продолжаю свой бег. Ох, чую, чему-то придётся помахать рукой в этот раз!

Проспали! Кота-то в деревне оставили! Колючий рыцарь превратился во всё опрокидывающий метеор! Я устраиваюсь в своём кресле, не встреваю в происходящее. Пусть выпутывается сам. Нечего всю ночь сидеть в соцсети.

— Па, не грей мне завтрак. Я сама поем.

Рыцарь счастлив: «Ура! Тогда я завтракать не буду и успею к открытию».

Он чмокает меня в щёчку и, захватив ключи, на ходу одевает туфли! Он достал новые! Ничего себе событие. Фу! И одеколон новый! Что за дела? Но рыцарь уже испарился, и я решительно направляю ком-12 к компьютерному столику в желании получить ответ. Облом! Монитор стыдливо моргает уведомлением, что папина часть его мозга заблокирована шифром. Я возмущена! Как?! Весёленькое дельце!

Я решаю вначале обдумать ситуацию и до прихода Ба ничего не предпринимать. Музыку на полную громкость и под ласковые струи. Холодильник предлагает мне вкусные воспоминания вчерашнего дня. С бокалом горячего кофе я предстаю перед моими друзьями грузчиками. Они видят меня в окне, приветливо машут рукой и что-то ярко-оранжевое переносят из громадной фуры в магазин. Фура от удовольствия таким действиям пускает чёрные облачка дыма. В дальнем конце двора возникает неумолимая точка и упорно превращается в мою Ба. Через минуту я выкатываюсь к двери и встречаю новый день.

— Обнаглели, — возмущается Ба, — не продохнуть! Очень неудобно, когда под окнами такой магазинище.

От неё, действительно, исходил солярный запах.

— Зато разрешили нам пристроить комнату, — успокаиваю я.

— Да уж, нет худа без добра.

Мы с ней знаем, что если бы не добрая воля хозяина магазина, нам никогда не дали бы разрешение на пристройку.

Выпустив пар, мы с Ба прокатываемся на кухню. Видя девственную чистоту стола, она косится в мою сторону.

— Что, проспали? И ничего не ели?

— Ели, ели, Ба. Вот я ела. Не веришь — стакан на подоконнике.

— Стакан должен быть на столе. Сколько тебе нужно говорить?! Вот не выйдет из тебя путной хозяйки, помяни моё слово.

Моя Ба завелась надолго, песня известная, и я великодушно пропускаю всё мимо ушей. Действительно, ну какая к лиху хозяйка! Представляю, я — и семейная жизнь, или я — и дачные грядки, или я — и мойка полов.

— Ну где ты летаешь? — выводит меня из этих представлений Ба.

— А в чём дело? Я внимательно тебя слушаю.

— Ну где же внимательно? Вон телефон уже минуту разрывается.

В трубке Люся, она встревожена, даже не здоровается.

— Тебе Михаил не звонил?

— Приступ ревности?

— Нет, Светик, ну что ты? Он с утра трубку не берёт.

— У Миши маневры и ему некогда.

— Какие?

— Родители разводятся.

— Ты в курсе! — понятно, что это секрет полишанеля поражает Ласточку в самое сердце.

— Успокойся, лучше приезжай, будем вчерашнее допраздновать.

— И тортик остался?

— Мы же его совсем не ели.

Я знаю, Людмила сластена и не устоит. А мне нужны её мозги. Ну что поделаешь? Такая я вот коварная и любопытство не порок, а такое хобби. Я уверена, папин код на компе не устоит перед Ласточкиным обаянием.

И хоть я сгорала от нетерпения, но обаяние явилось только через два часа. По её лицу я поняла всё. Мама её была тоже испуганной. Мы усадили притихший тандем за стол, Ба разлила чай и вручила всем по громадному куску бисквита. Но даже его количество и качество Людмилу не потревожило. Вот горе-то, так, пожалуй, она и мне будет бесполезна. И я, извинившись, укатила в свою комнату, там набрала коварную Верочку.

— Да, Светлана, слушаю, — послышалось из трубки.

Представляя, как уши у всех на кухне растянулись до пола, я прошептала:

— Ну что там на горизонте?

Верочка, как ни странно, сообразила быстро.

— Кошмар! Мишина мама рвёт и мечет.

— Жертвы есть?

— Да, меня прогнала, а на Мишкином сотовом ламбаду станцевала.

— Пусть на мой комп выйдет.

— Ууу, это песня не скорая. Пока новый купит, пока установит.

— Как? И комп тоже?

— Много чего тоже, все его коллекции в окно вылетели. Седьмой этаж, представляешь?

— За что? — вырвалось у меня.

— За то, что с папой решил остаться.

— А ты рада?

— Ну что ты, Светик? Такой радости и врагу не пожелаешь.

— Ну а как быть?

— А что случилось?

— Людмила переживает.

— Сочувствую девочке. Я же тебе говорила.

— Ну мало ли, что ты мне говорила. Лучше доброе дело сделай. Ты же не всегда такой была?

С той стороны наступило молчание.

— Ну что молчишь? — не выдержала я.

— Что ты хочешь?

— Тебе помочь. Поговори с Люськой, она твоей союзницей в этой войне будет.

— Не смеши, нужны мне союзницы. Обойдусь.

И тут меня понесло, я даже такого не ожидала от себя. Я решила блефануть.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 406