печатная A5
457
16+
Девушка, общавшаяся с Богами

Бесплатный фрагмент - Девушка, общавшаяся с Богами

По следу Жезла

Объем:
366 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-0297-6

Приношу огромную благодарность:


моим вдохновителям и критикам
Наталье Шигаповой,

Наталье Фукаловой, и 
Алёне Мироновой,

без советов которых
эта книга вряд ли бы появилась,


и Юлии Волкодав,
создателю замечательного курса
по писательскому мастерству,
который очень помог мне
в написании этой книги.


Елена

Кровать была твёрдая и холодная. Я совсем закоченела и попыталась нащупать одеяло, но рука вдруг наткнулась на шершавую стену, и я, испуганно подскочив, открыла глаза, но в первый момент почти ничего не увидела. Так, какие-то тени в густых сумерках.

Впрочем, продолжалось это недолго. Глаза быстро привыкли к окружающему полумраку, и вскоре перед моим взором проявилась окружающая меня обстановка.

Хотя, обстановки-то как раз и не было.

Комната была совершенно пустой: ни стола, ни стула, ни маломальского топчана. Со всех сторон меня обступали глухие стены, и только высоко под потолком находилось узкое, как бойница, горизонтальное окошечко, через которое проникал тусклый свет. Я лежала на голом полу, покрытом мелким тёмно-коричневым кафелем, каким раньше, во времена моего детства, выкладывали полы в общественных туалетах, и дрожала от холода, потому что отопления здесь тоже не было. Судя по всему, я находилась в подвале, совершенно не приспособленном для приёма гостей. Интересно, как я здесь оказалась?

Я медленно встала, опираясь на неровную шероховатую стену: задубевшее от холода и неподвижности тело плохо мне повиновалось. Надо было срочно приводить себя в порядок: вдруг мне придётся убегать или защищаться, а я рукой-ногой пошевелить не могу.

Оторвавшись от стены, я обхватила себя руками за плечи и начала активно их растирать, разгоняя застоявшуюся кровь, попутно пытаясь вспомнить предшествовавшие моему пробуждению события. Но голова была пустая и тяжёлая и воспоминаниями меня не баловала. Да и теплее мне никак не становилось.

Что же сделать, чтобы согреться? Пока я мёрзну, все мысли только об этом и будут. Ладно, предпримем экстренные меры.

Я козлёнком запрыгала от одной стены до другой, и, вспомнив нетленный фильм своего детства, юности и, судя по всему, будущей старости, запричитала на ходу:

— Надо меньше пить. Пить надо меньше!

Хотя я точно помнила, что накануне причин для пьянства у меня не было. Да и пью я обычно по половинке бокала за вечер, чисто для компании. Подруги, когда мы ходим в ресторан отмечать какое-нибудь торжественное событие, меня обычно даже в расчёт за выпивку не включают. Так что вырубить меня с помощью алкоголя можно только подмешав в него какой-нибудь клофелин, как в детективах показывают.

Через пару минут, запыхавшись и вспотев от напряжения, я остановилась, пытаясь отдышаться. Сердце билось, как сумасшедшее, разгоняя кровь по телу. Теперь надо было привести в норму уже его.

Я несколько раз медленно и глубоко вздохнула, задерживая дыхание на вдохе и после выдоха. И, наконец, придя в себя, привалилась к стене с твёрдым намерением поднапрячь свою память и попытаться понять происходящее, пока меня не захлестнула волна паники, чьё приближение я уже чувствовала.

Но в этот момент распахнулась глухая, тяжёлая дверь в противоположной стене и на пороге возник невысокий, толстенький, как колобок, мужчина с длинным, как у аиста, носом. Жизнерадостно улыбаясь, он подошёл ко мне и весело сказал:

— Ну, что, Елена Викторовна? Как самочувствие? Не простыли? Тут прохладно, не правда ли?

— Как я здесь очутилась? И кто вы такой? — испуганно поинтересовалась я у представшего передо мной колобка.

— Ууу! — ещё жизнерадостнее протянул мужчина. — А у вас, милочка, избирательная амнезия на фоне моего вмешательства! Ну, ничего, скоро всё вспомните. И тогда хорошенько поразмыслите над моими словами. Вы мне не нужны, Елена Викторовна. Мне нужен Стэнн. Как только он окажется в моих руках, я вас отпущу. Хотя…

Он огляделся и подмигнул мне:

— А здесь неприятно, правда? Так вот: достаточно одного вашего слова, и всё изменится. У меня очень тёплый дом и чрезвычайно мягкая кровать. Поэтому, пожалуй, я не буду вас отпускать, а, Леночка Викторовна? И не откажусь от желания с вами поразвлечься.

Он взглянул на мою перекосившуюся от брезгливости и страха физиономию и рассмеялся:

— Не смотрите на меня так. Я не насильник. Всё будет по обоюдному согласию. Более того, вы ещё сами меня просить начнёте об этой приятной услуге. А я ещё посопротивляюсь, поломаюсь… Ах, Елена Викторовна, вы даже не представляете, как это возбуждает, когда женщина готова на всё, лишь бы добиться вашего благоволения.

— Вы меня заколдуете, что ли? — хмуро спросила я, выслушав бред этого сладострастного маньяка. Мне и в дурном сне не могло присниться, что я вдруг начну у него благоволения выпрашивать.

— Ага, — бодро согласился этот длинноклювый колобок, — наложу любовное заклятие, и дело с концом. И вы потеряете и волю свою, и все желания, кроме одного: угождать мне во всех моих прихотях, какими бы они ни были. И будете от этого счастливы. А уж я, со своей стороны, отказывать вам тоже ни в чём не буду. Как сыр в масле кататься будете. Так что, соглашайтесь, Елена Викторовна.

И вдруг, перестав улыбаться, жёстко посмотрел на меня:

— Пожалуй, я так и сделаю. Вы мне надоели, Елена-Селена. Вы постоянно путаетесь у меня под ногами. Из-за вас я уже много лет не могу достичь своей цели: вы уже трижды отбирали у меня Жезл. Каждый раз — в последний момент, когда я думал, что он в моих руках! Если бы не вы, я бы уже правил миром!

Он вдруг насторожился, словно к чему-то прислушиваясь, и процедил сквозь зубы:

— Кажется, кто-то пришёл. Жаль, не вовремя. Ничего, у нас ещё будет время закончить наш разговор. Подумайте над моими словами, Елена Викторовна.

И быстро вышел, крепко закрыв за собой дверь.

Ноги у меня подкосились, и я снова уселась на холодный пол. В голове был полный сумбур. Кто это был? Что ему от меня надо? И кто такой Стэнн, которого он хочет поймать? И почему для поимки неведомого мне Стэнна нужно держать меня взаперти? И какой жезл я у него отобрала? Да ещё трижды… Когда и где это было?!

Вопросов было больше, чем ответов.

Мне опять стало зябко и я, вскочив, наконец, оглядела себя: во что же это я одета, что так мёрзну. И с удивлением увидела лёгкий халат с коротким рукавом, из-под которого виднелся подол тоже лёгкой ночной рубашки. Понятно, почему мне так холодно. Я вообще жуткая мерзлячка, даже летом блузки с рукавом ношу, ну, если на улице не плюс тридцать, конечно. А тут градусов восемнадцать, не больше. Простуда мне стопроцентно обеспечена.

А вообще, похоже, этот тип меня прямо из дома похитил? Я в таком виде обычно только утром в ванную хожу. А потом сразу переодеваюсь.

Да что же случилось?!

Привалившись плечом к стене, я попыталась согреть замёрзшие руки, засунув их в карманы халатика. И вдруг в одном из карманов что-то нащупала. Вытащив руку, удивлённо уставилась на маленький тёплый камушек — талисман, много лет назад подаренный мне ныне уже покойным мужем.

— Как он здесь оказался? — пробормотала я и, сжав руки в кулаки, прижала их к голове, застонав от отчаяния и непонимания происходящего.

И вдруг почувствовала резкий укол — словно небольшой электрический разряд ударил прямо в висок. Вскрикнув, я опустила руку и, разжав пальцы, посмотрела на ставший внезапно горячим камушек, а в голове всплыли слова:


«А ещё на всякий случай всегда носи с собой свой талисман. Ты его совсем недавно нашла на антресолях и положила в кармашек сумки. Он очень помогал мне в поисках Стэнна. Возможно, он сможет помочь и тебе, если ты, так и не поверив мне, во что-нибудь вляпаешься».


Письмо! Это — строки из письма Селены к Лене! Меня-во сне ко мне-реальной. О Стэнне и Гэтторе! Она ведь предупреждала меня, чтобы я держалась подальше от злого колдуна, который под именем Александра Сергеевича жил в нашем мире. И о том, что он может воспользоваться мной для поимки Стэнна, она тоже предупреждала! А я так опростоволосилась! Дала себя выкрасть! И теперь Стэнну грозит большая опасность! Да и мне, судя по всему, тоже не поздоровится, если Стэнн не сумеет мне помочь. Гэттор — сильный колдун и на пути к своей цели ни перед чем не остановится. А цель у него очень большая — стать властелином мира. И, если бы не Стэнн, помешавший ему выкрасть главный артефакт — Магический Жезл, необходимый для завершения колдовства, у Гэттора бы уже всё получилось. Понятна его ненависть к Стэнну… да и ко мне, любимой женщине Стэнна, помогавшей ему в поиске и сокрытии артефакта.

А сейчас к тому же выяснилось, что я уже не в первый раз перехожу ему дорогу…

Да… вляпалась я не по-детски…

Вздохнув, я обняла себя за плечи, пытаясь сохранить остатки быстро улетучивающегося тепла, и начала вспоминать события сегодняшнего утра.


Итак, утром я прочитала письмо Селены. Четыре раза перечитала, пока, наконец, все мысли, высказанные в письме, не уложились в голове и я, наконец, не успокоилась и не поняла, что мне надо делать.

Сложила письмо, сунула его в сумку и подошла к окну, чтобы позвать Стэнна, до этого сидевшего на заборчике у детской площадки в ожидании моего зова. Но там его почему-то уже не было. Высунувшись в окно, оглядела двор: не может быть, чтобы он ушёл именно в тот момент, когда я стала готова его выслушать!

И услышала звонок в дверь.

Решив, что звонит Стэнн, почувствовавший моё желание его увидеть, я, не поглядев в глазок, распахнула дверь.

На пороге стоял Александр Сергеевич, которого до письма я считала обычным адвокатом.

— Здравствуйте, Елена Викторовна, — увидев меня, заулыбался он.

Я резко отступила и попыталась закрыть дверь, но адвокат был настороже. Схватившись за ручку, он с такой силой дёрнул её на себя, что я вылетела из квартиры и очутилась в его объятиях.

— Какая горячая встреча, — засмеялся этот наглец, прижимая меня к своему объёмному животу. — Может быть, всё же войдём в дом?

И, втолкнув меня в квартиру, захлопнул дверь.

— Как вы смеете! — возмущённо воскликнула я, отступая к окну. — Я вас не звала.

— Конечно, не звали, — усмехнулся Александр Сергеевич. — Но я не смог усидеть дома, зная, что вы сейчас думаете о моём заманчивом предложении. Как вы помните, вчера я предлагал вам выйти за меня замуж. Я надеюсь, вы сделали правильный выбор?

— Естественно, — кивнула я, чувствуя, что меня начинает потряхивать от страха.

— Замечательно, — обрадовался колдун. — Тогда не будем медлить! Я готов увезти вас к себе прямо сейчас!

Он протянул мне руку, но я, попятившись, замотала головой:

— Я же вам сказала: я сделала правильный выбор! — Я выделила голосом слово «правильный». — Я не выйду за вас замуж. Никогда в жизни!

— Не стоит зарекаться, Елена Викторовна, — усмехнулся Александр Сергеевич, ничуть не расстроившись от моего отказа. — Я всегда добиваюсь своего. Поэтому, хотите вы этого, или нет, но вам сейчас придётся проехать со мной. Я мог бы вас и подольше поуговаривать, но, к сожалению, у меня мало времени. Надо успеть до возвращения вашего Стэнна. Вряд ли мне удастся долго морочить ему голову. Я уверен, что он уже раскрыл мой обман и сейчас на всех парусах мчится к вам на помощь. А мне только этого и надо!

С этими словами он протянул руку в мою сторону. Перед глазами у меня всё поплыло… а потом я очнулась уже в этом подвале.


Тяжело вздохнув, я грустно посмотрела на маленький талисман, лежащий у меня на ладони: чем ты сможешь мне помочь в этой, скажем прямо, очень неприятной ситуации? Сумеешь ли ты вытащить меня отсюда? А ведь это сейчас — самое важное. Если я останусь здесь, у Гэттора появится возможность шантажировать Стэнна, и кто знает, чем всё это закончится…

Стэнн

Стэнн сидел на заборчике у детской площадки возле дома Елены и терпеливо ждал её появления. И женщины, выведшие погулять своих детишек, поглядывающие — кто с интересом, а кто и с тревогой: чего тут надо взрослому парню? — на спокойно сидящего мужчину, и подумать не могли, какая сумятица мыслей и чувств бушуют у него внутри. Отец настолько приучил его скрывать свои чувства от окружающих, что мама иногда головой качала: «Ну, нельзя же так закрываться, окружающие считают, что ты вообще бесчувственный». А он только смеялся в ответ: «Ты же знаешь, что это не так. А остальные пусть думают: больше бояться будут». И вздыхал: «Работа у меня такая, нельзя мне свои переживания показывать». И только с Селеной он становился таким же открытым и радостным, каким был в далёком детстве.

По крайней мере, он хотел думать, что становился…

Он поднял голову: показалось, что Селена смотрит на него из окна. Но никого не увидел, окна были пусты. Видимо, действительно показалось. Наверное, он просто этого очень хочет. Хочет, чтобы закончилось ожидание, чтобы Елена поверила письму и вышла к нему. Или позвала его к себе. Главное, увидеться. А там он сумеет доказать, что не надо его бояться, что он не сумасшедший, что всё написанное в письме — правда.

И сможет уговорить её согласиться на возвращение памяти.

Из-за угла дома выехала большая чёрная машина, подъехала к Елениному подъезду. Водитель — бледный тощий хмырь в тёмных очках — вышел, широко открыл заднюю дверь и вернулся на место. Стэнн скользнул по нему взглядом: ничего особенного, парень как парень. Мало ли к кому он приехал.

Но сердце внезапно кольнула тревога. Стэнн встал, оглянулся настороженно. Вроде, всё в порядке, во дворе ничего не изменилось. Только машина появилась. Стэнн прислушался к своим ощущениям: тревога было связана именно с ней. Точно, с ней! Стэнн решительно шагнул к дому: хочет Елена этого или нет, но он сейчас поднимется. Иначе что-то произойдёт: интуиция кричала об опасности, а интуиции Стэнн привык доверять.

Но не успел он и пары шагов сделать, как голова взорвалась болью, и тут же раздался отчаянный крик: «Стэнн!» Дверь подъезда распахнулась, и из неё выскочил Гэттор, таща на руках вырывающуюся Елену. Буквально забросил девушку в машину, сам ласточкой влетел следом. «Неожиданная лёгкость для такой комплекции», — машинально отметил Стэнн, по роду службы привыкший подмечать детали. Машина сразу тронулась с места, дверцу Гэттор закрывал уже на ходу. Всё это произошло за какое-то мгновение, но Стэнн успел среагировать. Метнул в водителя заклинание заморозки и… промахнулся?! Машина взревела мотором, ускорила ход и скрылась за поворотом.

Не может быть! Он не мог промахнуться по такой большой цели с расстояния в несколько шагов!

Но думать было некогда. Шагнул Личным Путём, стараясь догнать похитителей, немного ошибся в расстоянии, увидел, как автомобиль на дикой скорости лавирует между машинами, успел заметить что-то странное в её движении, но обдумывать было некогда: взвизгнув тормозами, легковушка свернула на другую улицу, понеслась по полосе, выделенной для общественного транспорта.

Стэнн сосредоточился. В отличие от большинства колдунов, он умел переходить Личным Путём в движущийся транспорт, например, на корабль, плывущий по морю. Это было сложное умение, доступное не каждому, но Силы Стэнна хватало. Правда, с такой скоростью, как увозящий Елену автомобиль, в их мире никто не двигался. Корабли, ходившие под парусами или с помощью магических кристаллов, плыли не слишком быстро, а уж настичь велосипедиста или всадника и вовсе труда не составляло. А здесь машина двигалась раза в три быстрее самого быстрого корабля. Но догнать её было необходимо.

Стэнн ещё раз прикинул скорость автомобиля, расстояние до него, снова шагнул… и оказался в заполненном людьми автобусе, налетев на стоящую у двери женщину. Та от неожиданности отступила на шаг, навалившись на находившегося рядом мужчину. Мужчина покачнулся и наступил на ногу проходившему мимо кондуктору. Кондуктор зашипела от боли, высказала, что она думает по поводу не держащихся за поручни людей, мужчина с женщиной гаркнули на Стэнна, но он уже выскакивал из подъехавшего к остановке автобуса, пытаясь понять, как он в нём очутился и высматривая, куда же делся автомобиль.

И увидел его уже у светофора. Свет менялся на красный, но водителя это не остановило. Дав по газам, он успел проскочить прямо под носом начавшего движение троллейбуса.

Так он его никогда не догонит!

Накинув полог невидимости, Стэнн взлетел и, набирая скорость, помчался за лавирующим в потоке машин похитителем. Скорость машины была слишком большой, догнать её он не сумеет, но ведь должна же она когда-нибудь остановиться! Главное, не потерять её из виду.

Бешеная погоня продолжалась минут пять. Водитель был настоящим ассом. Мчась по переполненным машинами улицам, он ни разу никого не подрезал, не создал аварийную ситуацию, ни разу не застрял на светофоре, успевая пролетать под ним в последний момент, когда остальной транспорт уже останавливался. И Стэнн чувствовал, что ещё немного — и он начнёт отставать. Левитация требовала большого расхода Силы, а пополнять её он не успевал.

Но в этот момент автомобиль свернул во двор старой пятиэтажки. Поняв, что колдун прибыл на место назначения, Стэнн спикировал вниз, стараясь не выпускать машину из вида. Нельзя было пропустить момент, когда Гэттор вытащит Селену.

Но из машины никто не выходил.

Полог невидимости? Но дверцы никто не открывал, значит, пассажиры всё ещё в машине.

Или ушли Личным Путём?

Стэнн опустился рядом с машиной, рванул ручку дверцы. Пальцы прошли сквозь металл и сжались в кулак. А машина вдруг исчезла. Растворилась туманной дымкой.

Иллиюзия?!

Гэттор его обманул! Подкинул ему хорошо сделанный морок!

Стэнн вспомнил, как мчалась машина, лавируя в потоке транспорта, и только теперь понял, что показалось ему странным: автомобиль нёсся, задевая другие легковушки, но ни один водитель не остановился и даже не притормозил, не вильнул от удара, которым должно было сопровождаться столкновение.

Значит, Гэттор просто хотел увести его от дома?!

Чувствуя, как ужасом заполняется сердце, Стэнн шагнул Личным Путём прямо в квартиру Елены. Главное — не опоздать! Не дать Гэттору похитить любимую!

Но он опоздал. Это он понял сразу, как только оказался в комнате. Тихо, пусто, и только вышедшая из спальни кошка смотрит со злым укором: не уберёг хозяйку, колдун?

Не уберёг…

Секундное оцепенение сменилось чёткими действиями. Сначала — найти След. По Следу выйти на убежище похитителя. А потом — по обстоятельствам. Справился он с Гэттором один раз, справится и во второй. Главное — найти Селену.

Стэнн прошёл по комнате, отыскивая магический След колдуна. Но Следа не было.

Не может быть! Ведь в этом мире он уже ловил Гэттора, и След хорошо ощущался!

Чувствуя, как изнутри начинает подниматься волна паники, Стэнн снова обследовал всю квартиру, медленно обходя её зигзагами, исследуя каждый пятачок поверхности. Даже по дивану прошёл на всякий случай — вдруг Селена на него заскочила, спасаясь от колдуна.

Следа не было.

Остановился у окна, сжав руки в кулаки, сцепив зубы, чтобы сдержать готовую выплеснуться дрожь.

Главное, не паниковать. Выход должен быть. Он — полицейский. А поиск Селены — просто очередное задание. И надо выбросить из головы все остальные мысли, иначе он не справится с собой, а хуже от этого будет Селене… Елене…

Послал зов Ефросинье Анисимовне, описал ситуацию.

Колдунья появилась через пару секунд. Тоже обошла комнату, принюхиваясь и приглядываясь, поводила руками возле окна, повернулась к магу, глядящему на её действия, затаив дыхание:

— Нет, милок, не могу След найти. Поняла только, что у окна Леночка стояла, когда её злодей уволок. А вот куда…

— Что же делать? — простонал Стэнн. Сел на диван, обхватив голову руками, пытаясь придумать выход, и не видя его.

— Не отчаивайся, милок, — строго сказала Баба Яга. — Мы что-нибудь придумаем. Не оставим девочку в беде.

И замерла на месте, ведя с кем-то мысленный разговор. А потом удовлетворённо сказала:

— Сейчас Игорь Николаевич прибудет, с ним побеседуешь. У него много возможностей, найдёт он твоего колдуна.

Стэнн поднял голову: как же он сам об Игоре не подумал! У начальника магической полиции действительно больше возможностей для организации поиска. Не может быть, чтобы он ничего посоветовать не смог.

Игорь появился минуты через три. Окинул взглядом присутствующих, задержал взгляд на кошке, сидящей на подоконнике и сердито подёргивающей хвостом:

— Извините, сразу не смог. Надо было кое-какие распоряжения отдать. Расскажите подробно, что произошло?

Выслушал рассказ Стэнна, качнул головой:

— Силён этот ваш колдун. Есть о нём какие-нибудь сведения?

— Как не быть, — степенно согласилась Баба Яга. — Леночка этой ночью нам рассказала кое-что. Хотели сегодня с вами встретиться, доложить, что она узнала, да вот, вишь, не успели.

— Слушаю, — деловито ответил Игорь Николаевич. Уселся за стол, достал блокнот, приготовившись делать записи.

И Ефросинья Анисимовна поведала внимательно слушающему начальнику всё, что им рассказала Селена: и про акции колдуна, и про недвижимость — дом в пригороде, квартира, гостиница в Крыму, и про автомобили.

— Значит, так, — подвёл итог российский маг, глядя на сжимающего кулаки Стэнна. — Мы знаем имя колдуна, должность, город проживания. Сейчас мои орлы по этим данным быстро выяснят адреса его домов, и наведаемся к нему в гости. Может, там что узнаем. Ждите меня у Ефросиньи Анисимовны.

И Стэнн даже кивнуть не успел, как Игорь исчез.

— Ну, что, милок, сейчас кошку накормлю, и пойдём ко мне, — деловито сказала Баба Яга, направляясь на кухню. — Кто знает, когда Леночка вернётся. Негоже кошку голодом морить.

Зашла на кухню, постояла с закрытыми глазами, определяя местоположение кошачьего корма, потом безошибочно открыла нужный ящик и насыпала в мисочку пригоршню сухих подушечек. В другую долила воды, удовлетворённо хмыкнула, глядя, как прибежавшая на шуршание корма кошка энергично заработала челюстями, и подошла к окаменевшему Стэнну:

— Пошли, милок.

И погладила его по плечу:

— Всё хорошо будет, Игорь Николаевич у нас умница, поможет милую твою отыскать.

Стэнн только молча кивнул и встал. Он словно заледенел. На душе было пусто. Не было больше не мыслей, ни чувств, одна глубокая плотная тьма, в которой он сумел спрятать все свои переживания. И лицо было такое же застывшее: плотно сжатые губы, сурово сдвинутые брови, жёсткий взгляд. Ни вздохом, ни взглядом не покажет он больше свои боль и страх. Незачем окружающим знать о них. Незачем им тратить время на сочувствие и жалость. Надо искать Селену.

— Ох, как тебя перекорёжило-то, — пробормотала себе под нос колдунья. И уже вслух продолжила: — Давай я тебя успокою, милок.

— Я спокоен, — сквозь зубы выдавил Стэнн. — Не будем терять время.

И шагнул в избушку Бабы Яги. Ефросинья Анисимовна поспешила следом.


Игорь Николаевич появился в избушке только через полтора часа, ставшими самими страшными в жизни Стэнна. Сражения с нежитью или колдунами никогда не вызывали у него такого тёмного ужаса, каким сейчас было заполнено его сердце. Нет, он не метался по комнате, не заламывал в отчаянии руки, но, глядя на потемневшее лицо и мрачный взгляд, которым он смотрел на свои сложенные на столе кулаки, Ефросинья Анисимовна только головой качала, да вздыхала жалостливо, пытаясь то накормить Начальника супом, то подсовывая чай с конфетами. Но Стэнн вежливо отказывался от её предложений: в сжатое страхом горло кусок не лез.

Нэйтас, тоже бледный от тревоги за Селену, то стоял у окна, до боли в суставах вцепившись в подоконник, то, чувствуя, что перестаёт справляться с беспокойством, выскакивал из избушки и накручивал круги по поляне, не желая, чтобы лорд Фарроас заметил его переживания. А вымотав себя, снова заходил в дом и вставал у окна. Но лорд, погружённый в свои печальные мысли, не обращал внимания на его метания.

И Ефросинья Анисимовна, видя сходящих с ума мужчин, больше волновалась за них, чем за Селену. Она чувствовала, что с девушкой всё будет хорошо, а вот ушедший в себя Стэнн её тревожил.

И когда, наконец, в комнату зашёл подполковник в сопровождении двух молодых лейтенантов, Баба Яга обрадованно воскликнула:

— Наконец-то! Мы уж извелись совсем, вас ожидаючи!

— Извините, что заставил вас ждать. Знакомьтесь, это мои ребята: Антон Федосеев, Михаил Белов. Можно просто Антон и Миша. Это — лорд Фарроас, — представил присутствующих Игорь.

— Можно просто — Стэнн, — сказал Начальник Полиции, пожимая протянутые руки, но Игорь жёстко перебил:

— Нельзя.

И повторил:

— Лорд Фарроас.

А на мыслеречи добавил:

«Право называть начальника по имени надо заслужить. Спасут тебе жизнь — хоть братайся, хоть на брудершафт пей. А пока — молоды ещё для панибратства».

Стэнн не стал спорить. Лорд так лорд, какая разница. В принципе, Игорь прав. В Кэтанге тоже мало кто имеет право в разговорах с ним пропускать статус «лорд» перед его именем.

А Игорь продолжил представление:

— Ефросинья Анисимовна, смотритель Портала. Нэйтас Джэллиас, полицейский из Кэтанга.

И, дождавшись, когда все рассядутся за столом, заговорил:

— Извините, что так долго. Маскируется Гэттор здорово. Недвижимость хоть и его, но записана на других лиц, так что пришлось повозиться, её отыскивая. Но оба дома мы нашли. В Крымскую гостиницу я уже ребят отправил, а мы сейчас пойдём в загородный коттедж. Вот план дома, — один из лейтенантов поспешно развернул свёрнутый в рулон лист ватмана. — Два этажа и подвал. Начнём со спален.

И все сделали вид, что не заметили, как дёрнулся от этих слов Начальник Тайной Полиции.

— Потом пойдём вниз, закончим подвалом. Антон, будешь стоять на первом этаже, вот здесь, — подполковник ткнул пальцем в план. — Тут обзор хороший, весь первый этаж виден, вход в подвал, лестницы наверх. А мы вчетвером обшариваем все комнаты на втором этаже одновременно. Их как раз четыре. Потом спускаемся на первый этаж, осматриваем гостиную, бильярдную, бассейн и кухню.

— А я на себя туалет и ванную возьму, — невозмутимо добавила Ефросинья Анисимовна.

— Нет, — резко ответил подполковник. — Вы остаётесь следить за Порталом. Гэттор может захотеть покинуть наш мир. Этого допустить нельзя.

— Прости, милок, не подумала, — серьёзно ответила Баба Яга. — Мы с Горынычем присмотрим, не волнуйся.

Игорь Николаевич кивнул и продолжил:

— Затем Михаил идёт осматривать туалет и ванную на первом этаже, а мы спускаемся в подвал. Там гаражи и подсобные помещения. Возражения, замечания есть?

— Нет, — качнул головой Стэнн. — Идём?

— Идём, — согласился Игорь. — Встречаемся у входа в коттедж.

Все перенеслись за город и оказались перед массивным двухэтажным зданием. Особыми изысками дом не отличался: прямоугольная коробка, пластиковые окна, пара труб на треугольной крыше. И только над крыльцом, к которому вела небольшая, но широкая лестница с ажурными перилами, на двух обшитых декоративным камнем колоннах примостился балкон, тоже с колоннами, держащими на себе прикрывающую его крышу, оживляя дизайн дома, и не давая коттеджу внешне превратиться в большой сарай. Весь первый этаж по периметру был выложен таким же камнем, что и колонны, второй — оштукатурен и покрыт светло-бежевой краской.

Колдуны изучили защиту дома. Подполковник оказался прав, предложив встретиться у входа, а не внутри коттеджа. Магическая защита накрепко перекрывала Личный Путь, и неизвестно, что случилось бы с ними, рискни они через неё прорваться. Могли бы и сгореть, пожалуй.

Внимательно изучив плетение защиты, Стэнн качнул головой: видна работа мастера. Переплетения хитрые. Чуть не так потянешь, в такой узел завяжутся, что бесшумно снять уже не получится. К тому же закрыта была не только дверь. Плетения обвивали весь дом, от подвала до крыши, стояли над ним куполом, и работа предстояла просто ювелирная.

Впрочем…

Стэнн ещё раз внимательно окинул плетения магическим взором.

Всё снимать не обязательно. Кажется, есть возможность сделать проход только у двери. Собственно, так и должно быть. Должен же Гэттор сам туда как-то заходить. Не убирать же каждый раз защиту со всего дома.

«Снимешь?» — раздался в голове голос подполковника.

«Сниму», — кивнул Стэнн, и, отыскав конец плетения, аккуратно потянул мерцающую в магическом спектре нить, исчезающую под его взглядом. Стэнн не торопился, хотя ему и хотелось поскорее ворваться в дом. «В работе с такими плетениями главное — не спешить, даже когда сильно торопишься, — говорил ему великий артефактник Лэррис, когда он был ещё только учащимся Тайной Магической Школы. — А то сам себя задержишь, магия торопыг не любит». И Стэнн сдерживал своё нетерпение, аккуратно распутывая узелок за узелком.

Наконец, заклинание спало, освободив вход, и полицейские осторожно вошли в дом и огляделись. Внутри дом выглядел совсем иначе, чем снаружи, не скрывая богатства хозяина, ошеломляя своей роскошью.

Большой круглый холл поражал своими размерами и красотой. Выложенный узорным паркетом из красного дерева пол блестел, как лёд на солнце, казалось, оттолкнись — и покатишься. Справа от входной двери был арочный проём в гостиную, где виднелись овальный стол и край белого кожаного дивана. Слева и дальше, за лестницей, располагались ещё три комнаты, но двери в них были закрыты. В простенках между дверями висели картины с морскими пейзажами, и подполковник бы не удивился, если бы ему сообщили, что это — подлинники Айвазовского. Широкая лестница с узорными коваными перилами плавным изгибом вела на балкон второго этажа. Там, судя по всему, располагались спальни. С высокого куполообразного потолка свисала огромная хрустальная люстра, какие бывают только в театрах, потому что в обычные квартиры они просто не помещаются.

— Красиво жить не запретишь, — пробормотал один из лейтенантов, но подполковник сверкнул в его сторону глазами, и от дальнейших комментариев он воздержался.

Оставив в холле Антона, очень осторожно поднялись на второй этаж по покрытой светлой ковровой дорожкой лестнице, рассредоточились по балкону, одновременно распахнули двери всех четырёх комнат и вошли внутрь. Стэнн оказался в спальне. Посреди комнаты стояла огромная кровать под пышным балдахином, прикрытая покрывалом с изображением двух полуобнажённых девиц в весьма фривольных позах.

— Кошмар, — пробормотал Стэнн, с содроганием представив Селену на этом ложе в объятиях Гэттора.

Стена напротив кровати была оклеена фотообоями с видом морского побережья в тихую солнечную погоду, причём пол спальни был такого же оттенка, что и песок на пляже, и поэтому создавалось впечатление, что пляж начинается от самой кровати. А вместо торцовой стены было французское окно, едва прикрытое лёгкой, воздушной органзой. С улицы они его не заметили, потому что выходило окно на противоположную сторону, в сад.

Стэнн торопливо обследовал комнату, особое внимание обратив на кровать, и с облегчением убедился, что Селены здесь никогда не было.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.