электронная
36
печатная A5
371
18+
Девушка, которая...

Бесплатный фрагмент - Девушка, которая...

Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8531-3
электронная
от 36
печатная A5
от 371

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Девушка, которая не умела давать…

Посвящается всем девушкам, которые встретились на моём пути…

Эпиграф

Сидят Боги в бане.

Иисус, Аллах, Будда, Яхве, Ганеш, Перун и Зевс.

Ждут, пока демоны притащат божественный нектар, а ангелы начнут их развлекать.

И тут, звонит мобильник у Перуна. Сообщение пришло по Ватсапу.

Ещё один верующий. Поверил, уверовал, обратился.

— Ну почему опять я?

— Каждый раз, как соберёмся испить нектару, так мне нельзя.

— Мне опять вас сегодня по домам развозить?

— Неужели нельзя было поверить в Зевса? Или в Яхве? Чем я лучше-то?

— Теперь опять должен быть хорошим Богом. Трезвым и правильным. Ну что за напасть…

Предисловие

Не существует «честных давалок» и простушек, которые дают потому что не понимают что делают. Не существует мотивации и причин, чтобы девушка «по собственному разумению» дала «потому что…»

Девушки просто «дают».

Вы о чём подумали?

Мы тут не об этом. Увы. Мы тут о том, что кто-то берёт, а кто-то даёт. Хотя…

И то, о чём вы подумали, тоже вписывается в общую картину))


Всё что вы знаете о девушках, и о том, как они дают — всё это ложь. Вас обманули. Да, да, если вы девушка, и тоже читаете это, то вас тоже обманули. Вы тоже не знаете, почему вы даёте.


И сразу ещё об одном.

Все кто читал мои предыдущие книги знают, что в основе всего стоит некая сила, энергия, и с ней что-то происходит, и именно поэтому всё происходит как-то так а не иначе. Некоторые называют эту силу Богом, квантовым полем, некоторые — предыдущими воплощениями, кто-то называет её фатумом, а я в своих произведениях называю её Душой.

И могу смело заявить, что всё что вы знаете про Душу — это тоже всё ложь, если только вы не читали мои книги, потому что всё что о ней известно, известно из других источников, философов, учёных, провидцев, поэтов и прочих людей, которые высказывают своё восприятие этой силы.

Мне посчастливилось общаться с ней напрямую. Именно поэтому я имею наглость заявлять, что всё что вы про неё знаете — это ложь.

Глава первая. Млечный путь

«Я не трава» — тихо заметил цветок.»

©Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц.»

Начало формы


Почему-то было темно, хотя какой-то свет всё-таки проникал, если приглядеться, или прищуриться, или наоборот — приоткрыть глаза.

— Да, блин, я не могу открыть глаза, сказал я сам себе. И удивился звуку своего голоса. Или я это произнёс не вслух?

— Не вслух, ответил мне тягучий женский голос.

— Ты, как полный придурок, разговариваешь сам с собой, да ещё и лишь в своей голове. И на кой я тебя сюда притащила? Может уже соизволишь открыть глаза?


— А фот фиг вам! — снова я пошевелил словами, но уже вслух. Но губы тоже не слушались.

— Ну наконец-то! Я сдох! — вылетело из глубин моего спящего мозга, да так, что мне пришлось ответить самому себе, чтобы не захватила эйфория: — Размечтался!


И понеслась рефлексия: — если глаза не открываются, и губы не слушаются, а до конечностей и прочих частей тела у меня вообще интереса нет никакого, значит осталась только голова, которая чем-то завалена или просто «на подсосе», «на издыхании», «в безмятежном трансе»…

— Ну что за бред? — ещё более отчётливо прозвучали нотки противоположного пола в этом голосе. Это или женщина, или Ангел, или моя Душа, или моя шиза.

— Да, да. Я есть твой шиза!

— А-ха-ха, у-лю-лю, ох-ты хосподя, ну-ни фига-себе, ай-да-красавчег, и-хи-хи, м-мм-му-му.


И прочие звуки злорадного и искреннего ржача полились на меня всё тем же тягучим женским голосом.

— Я, конечно, предусматривала, что ты потеряешь немного короткой памяти, но что ты где-то подберёшь этот дебилизм, я никак не ожидала. Или ты такой и был, и я в тебе теперь должна разочароваться?

— Ты долго ещё будешь прикидываться? Или мы займёмся тем, ради чего сюда прибыли? Цезарь ты мой полуночный.


— ААААААА, ааааааааааааа, ага-га-га-га-гогошеньки,

— Теперь я уже не мог остановиться. Потому что начал узнавать этот голос. А ведь ещё пару секунд назад, промелькнули мысли «а чем это я с ней должен тут заняться?», и «куда это МЫ прибыли?», но стало как-то абсолютно пофиг.

— Шоу маст гоу он! Что в переводе на нормальный, означает — «не заморачивайся».


И тогда мой правый глаз (а почему, собственно, правый) начал ненавязчиво приоткрываться…

Ощущения были странными, это мягко сказано — странными. Почему-то мой глаз открывался не вдоль, т.е. снизу-вверх, а поперёк — слева направо. Как тяжёлая твидовая штора на окне, как заслонка на печке, как занавес в театре. Вместе с процессом открывания появлялось размытое изображение, слева направо. Какой-то камень, потом выполз обломок веточки с парой листочков, какой-то свет на заднем фоне и две уходящие ввысь палки зеленоватого цвета, причём опирались на землю эти палки чем-то, что смутно напоминало ступню, но там была обувь или что-то похожее на обувь. И все мои попытки приподнять голову, чтобы увидеть что-то выше — были напрасными. И вроде как голова моя лежала прямо на земле, но как-то уж очень низко, словно у меня не было шеи, подбородка, рта и носа, а глаза лежали прямо на земле. Очень похоже было на глюк, но я не помню, чтобы я что-то такое употреблял и мой рассудок тоже не давал мне никаких предзнаменований в последнее время.

— Долбанулся головой и теперь «укатил» в зазеркалье?

Стройненько так поползла мысль, обрастая прилепляющимися к ней стикерами с надписями: — слева-направо, глаза на земле, палки в обуви…


— Да ты вообще шизанулся что-ли?

Прозвучало откуда-то сверху. И одна из палок в обуви приподнялась и топнула по земле.

— Попробуй повернуться! У меня нет рук, чтобы тебе помочь!


— Хи-хи. Хи-хи. И ещё раз хи-хи. Упорно зазвучало у меня в голове.

— У неё нет рук, она топает зелёной палкой в обуви и орёт на меня как жена после 10 лет совместной жизни.

— Хи-хи. «А я сошла с ума»…


— Ага. Почему-то я решил что голос принадлежит «ЕЙ», женщинсКОГО полу оно значит! И «шизанулся»…

— Значит я всё-таки МУЖЕСКОГО! И в адеквате, если уж удостоился сомнений в шизанутости.

— Перевернуться? Это как это? Ежели я не чувствую ни рук, ни ног, ни туловища.


— Да и бес с тобой! Лежи как дохлая лягушка, пока не придёшь в себя.

Снова прозвучало сверху.

— Прошлый раз я таскала тебя сюда, когда тебе ещё не было и трёх лет. Ты должен помнить, но у вас, у людей, такой бардак в голове…

— Так что просто послушай, и приходи в себя, радость моя.

Палки в обуви начали клониться к земле, оставаясь обувью на месте, и потом произошёл «плюх», и я понял, что палки в обуви — это ноги, которые согнулись и опустили чью-то задницу на землю прямо около моих глаз. И мои глаза дёрнулись справа-налево и слева-направо, не пуская внутрь пыль, которая была поднята с земли падением этой задницы.

А вид, я скажу вам, был прекрасный, отсюда — снизу. Зелёные палки залезали под такое же зелёное обрамление, что-то в виде юбочки из листочков, но так как юбочка тоже задралась, вместе с «коленками», то открыло мне то, что в принципе должно было быть между ног у любой женской особи.

Но, блин, опять облом, там у неё ничего не было. Обе зелёные палки просто входили в одну более толстую палку, ствол, я бы сказал…

«Ствол»? Это что — дерево?


— Сам ты дерево!

Прозвучало уже из «немного ниже». Это ОНО-ОНА говорило!!!

— Я Цветок!

И это было сказано примерно с такой интонацией: — Я Царица, Королева!!!


Приплыли. Принять швартовые. Закрепить за кнехты. Команде спуститься на берег!

— Но почему мне так пофиг, что же происходит со мной? Почему меня так увлекает эта ситуёвина с зелёными палками-ногами, и тем что у неё там между ног?


— Потому что ты скАтина и кАзёл безмозглый! Я тут с тобой уже битый час маюсь, и только сейчас ты начал обращать внимание на ситуацию, а не продолжил тащиться от своих ощущений!

Она была явно недовольна, и вполне могла пихнуть мне в глаз свою зелёную палку-ногу…


— И что… я могу… мадам… для вас сделать? Выдавил я откуда-то исподнизу своих глаз. И появилось ощущение, что у меня начал шевелиться язык. Но, поскольку, мои глаза на нём лежали, то это мне давалось с трудом.

— Блиииин! Я всё понял. Я не лежал языком на земле, а сверху глаза. У меня шея просто была не внизу, а сзади. И я лежал на земле прямо нижней челюстью.

— Хм, я что — собака?


Никто мне не ответил. И я попробовал начать шевелиться уже вдоль своих глаз, своего языка и своей шеи…

И начало получаться! Я был круглый, как змея! Пошло-пошло-поехало!!!

И упёрлось во что-то.


— И ты естественно подумал, что уперлось то, что у колобка отсутствует и не мешает ему катиться по земле! Ага-га-га-га….

Заржало хозяйкО зелёных палок-ног.

— Увы! Этого у тебя нет вообще! Это твоя правая лапа!

— Ты ящерица, а я — гербер!

— И мы с тобой на нашей с тобой планете! А не в дурдоме. Планета ПК7, Звезда — Мю Цефея, Млечный Путь, остановка всего 3 солнечных дня. Так что поторапливайся давай…

Глава вторая. Я встретил девушку, которая умеет любить…

Совсем уже забыл, каково это — когда женщина умеет любить. Хотя, конечно…

Любить можно по-разному.


Вот, вспоминаю, любила одна меня. В буйной молодости. В её понимании, что она допускала меня до «своего тела», это и было её проявлением любви ко мне.

А за «это» она хотела, чтобы и я её любил. Как-то глупо…

Ты мне — я тебе…


Была ещё одна. Уникальная. Ходячий калькулятор. Всё пересчитывала. «Вот — я позволяю ему делать меня счастливой, а за это — увеличивается моя ценность. Чтобы я была равноценна самому дорогому бриллианту, в конце концов…»

Только вот я курсы ювелиров не кончал. Не разобрался…


Были и «лингвистки», которые переводили слово — люблю, с русского, французского, английского, испанского и т. д. языка, на свой язык, каждый раз, так — как им хотелось.

Например, одна переводила «любовь» — как секс. И только, хм…

Другая — как самопожертвование. Ну и ещё там чего-то, во имя «отца, и сына…»

Третья — как воспитывать. А мне уже было и не 20, и даже не 30…

Четвёртая — как слушать с открытым ртом. Приятно, но быстро надоедает…

Пятая — как вседозволенность. «Анархия — мать порядка»…

Шестая — как «покормить, обстирать и спать уложить». Удобно, но тоже — очень скучно…

Седьмая — как «не бьёт, значит не любит». Мазохистка, наверное…


Полез я в онлайн-переводчик на Гуугле, и не нашёл там таких переводов этого слова…


Но однажды я женился.

Полюбил сам.

И мне было наплевать — любит ли она меня.

Ну очень долго…

Целых 10 лет.


Говорят, что когда что-то отдаёшь от себя (от души, от сердца), т. е. — любишь того, кому это отдаёшь, то вместо отданного — получаешь что-то ещё более сильное, более чистое, более мощное. Хотя, совсем не ждёшь этого. Иначе, просто не можешь жить. Любишь.

А Пустота, то откуда ушло отданное — заполняется Любовью. Которая движет разум и душу, к новому кругу — к кругу новой отдачи. И так — по спирали, всё к большему и большему накалу. К слиянию.


Но, в один обычный день, вдруг почувствовал, что мне больше нечего отдавать. Пусто. Тратится и не наполняется.


Толи она разучилась любить, толи и не умела, а лишь притворялась. А я, по наивности, и по влюблённости — поверил. Ну…

Не разглядел.

Или же, у меня этого (Любви) было так много, что хватало на двоих. Пока хватало…

А вот как перестало хватать…


Да, да, конечно! Это я такой классный. У меня много Любви! Я всё понимаю!

А она плохая. И во всём виновата.

Нет. Это я иронизирую. Конечно же, никто не виноват. Это же химия и закон сохранения энергии. О чём тут можно жалеть? Кого тут можно обвинять?

Просто…

Нужно было двигаться дальше.


И решил я тогда, поехать по землям и весям, чтобы поискать такую женщину, которая умеет любить. Так же как и я, умеет отдавать себя, впуская на место отданного другую любовь.


И мотался я по разным странам, ещё лет 15. Повидал женщин с разными глазами. Узкими и зелёными…

И с разным цветом кожи. От иссиня-чёрного до прозрачно-белого…

И представительницы «чистых кровей» встречались мне. И смешанные, до неузнаваемости.

Профессионалки и потомственные жрицы любви. Наивные юные дурочки и обиженные судьбой одиночки.


Женщин много на свете…

Но, чем больше я искал, тем больше понимал, что не «тем местом» ищу. Не мозгами нужно было искать. Да, и не мужским естеством, тоже…

А чем-то ещё.

Нужно научиться чувствовать женщину.


И завела меня путь-дороженька в Казахстан. Да повстречалась мне одна рыжая бестия…

И спросила она меня — почему я?


А я всё бормотал, как помешанный: — потому что ты умеешь любить. Я это чувствую…

Глава третья. Потеряна

Увы, третья глава где-то потерялась, так это всё бурно у нас с ней развивалось, что я писал где-то на салфетках и обрывках газет. И всё утратил. Поэтому — продолжаю сразу с четвёртой.

Глава четвёртая. Офелия

Эту рыжую бестию — звали Офелия.

Да. Примерно так же, как и Гамлет, был раздосадован — «быть или не быть», когда его Офелия вернула ему все его подарки, так и с моей Офелией…

«…Она старалась по ветвям развесить свои венки; коварный сук сломался, и травы и она сама упали в рыдающий поток. Её одежды, раскинувшись, несли её, как нимфу; она меж тем обрывки песен пела, как если бы не чуяла беды или была созданием, рождённым в стихии вод; так длиться не могло, и одеянья, тяжело упившись, несчастную от звуков увлекли в трясину смерти»

Так никто и не знает, умерла ли она. Самоубийство ли это было? Или — она просто исчезла из жизни Гамлета?

Сегодня, она мне сказала, что я упустил свой шанс. Т.е. — собралась тоже исчезнуть из моей жизни.

И вот, я думаю…

Вернее, разговариваю с ней.

Любовь, это не только гормоны. И не только то, что поддаётся нашему разуму. Не только — влечение, симпатия, влюблённость…

Причины и следствия. События и их последствия.

Что-то ещё.


Если Офелия умела любить…

А в этом — у меня нет никаких сомнений. То, сейчас, её способность любить, заставляет её возводить вокруг себя огромную стену. Чтобы спрятаться за ней.

Когда любишь, то нет необходимости защищаться. Нет нужды в осторожности, в контроле ситуации, в просчёте последствий, и в расчёте вариантов…

Но, когда любовь изливается, и не подпитывается ответной любовью, то она начинает «замораживаться». Уступая место расчёту, разуму, осторожности и т. п.

Так или иначе. Рано или поздно.

Любовь не может быть однополярной. Даже мать, когда любит своего ребёнка, то чувствует ответ. Неразумный подчас, ведь — «родителей не выбирают», но тем не менее…

А уж, любовь между мужчиной и женщиной!


Офелия, скорее всего, тоже пошла по этому пути. Тем более что претендентов на её сердце было и есть — предостаточно.

Нужны были стены…


Да тут ещё и я. Со своими нестандартными «заморочками», вызвал мощную потребность защищаться.

«Какого обаянья ум погиб, соединенье знанья, красноречья…»

Чуть не убила…


Смотрю я на её фотографию. Вижу — красивую женщину.

Почему я так уверен, что она умеет любить?


Говорят, что любовь преображает человека. А уж женщину!!!

Обычно, эта формулировка используется в отношении любви мужчины к женщине. Мол, только любовь мужчины делает из женщины — Женщину.

Вполне возможно.

Но, мне больше нравится другой сценарий.

Способность любить, делает из женщины — ЖЕНЩИНУ!!!


Вот, бытует мнение, что француженки являются своеобразным эталоном женственности. Женской любви. Красоты и т. д.

Могу только согласиться.

Частенько бывал во Франции и имел удовольствие общаться с некоторыми француженками.

Действительно, это факт. Они умеют любить. И поэтому — так женственны и красивы. Это не различается мозгами, сознанием. Это — чувствуется.

Идёт такая, с кривым арабским носом, короткими марокканскими ногами. А ведь, идёт — Женщина.

Почти все мужики — не могут не обратить на неё внимание. И ведь, ничего вызывающего. Никаких открытостей, оголений. Но как идёт. И, что — излучает…

Любовь!!!

И она её подарит. Мне. Если я её заинтересую. И она — свободна.


Вот так и с моей Офелией.

Смотрю на её фото, и вижу Женщину. Любовь.


Безумно красивую, даже в мельчайших изгибах руки, шеи.

А губы, глаза…

Белый сарафан, который я ещё не видел, а только слышал о нём.

Ох.

У меня есть видео, где она движется рядом с танцующими вальс парами. Даже вальсирующие пары — уступают ей в красоте.


Животно-сексуальную. И не от вызывающей вульгарности, а от шарма, от обаяния и вкуса. Любовь и сексуальность — наверное сёстры…

Она думает, что я не видел её ноги. А я видел!

Некоторым женщинам, нужно раздеваться, распалять мужчину, чтобы вызвать к себе сексуальный интерес. А ей не нужно…


Фантастически интересную и непредсказуемую. Со всем своим опытом психологии, знаний языка тела и обычного общения с женщинами, она частенько ставит меня в тупик. Вздорностью и импульсивностью.

«А теперь не хочу»…

«У тебя был шанс»…

Ребёнок…

Непосредственность и искренность, вместе с желанием «поиграть в игрушки»…


Одно я не могу понять. Почему она лишает себя возможности быть любимой. Любя самой.

Разумеется, найдётся куча причин, от неимоверной жары и потливости, до бесперспективности наших отношений.

А ещё один день прошёл врозь.

Зачем? Почему?


Я увлечён. Очень сильно. Да.

И сердце бьётся чаще, и мысли вьются кудрявее.

Я хочу быть с ней. Рядом. Близко. Утонуть в её глазах.


А не рассуждать — а что будет, если это не любовь…

Почему, два человека должны выделывать ритуальные танцы, чтобы заглянуть друг другу в глаза, или — дотронуться до руки…

А вдруг — это любовь?

Ответит сердце, прикоснувшись к другому сердцу? Душа сольётся с другою душой?

Или — это пустая фантазия?

Подскажет услужливый разум, перелопатив целую гору причин?


Как узнать?

Если Гамлет потерял свою Офелию. И не смог её вернуть даже бросив вызов Лаэрту…

То мне, кому бросить вызов?

Почему я должен терять девушку, которая умеет любить…

Не буду!!!

Глава пятая. Дура

Ей было на вид — лет 12—14…

Но она очень настойчиво говорила: — я сделаю вам миньет.

— Только довезите до дома…


Почему-то мне вспомнилась одна маленькая китаянка, наверное — они были с ней почти одного роста, и обе говорили про миньет. Но…

Китаянка, говорила про эту сексуальную утеху совсем иначе.

Мужчина — позволяет наслаждаться своим естеством женщине. И нужно немалое мастерство, чтобы оба смогли получить максимальное удовольствие от такого типа любовной ласки. Наверное, в китайской культуре секса есть что-то очень мудрое. Если даже обыкновенный миньет (по версии западной сексуальной культуры — грубый акт услужливости женщины по отношению к мужчине) они смогли превратить в обоюдный и прекрасный момент нежности и удовольствия.

Скорее всего, эта противная способность людей из восточной культуры настраиваться на позитив. Видеть во всём возможность, а не причину для бездействия…

Не знаю.

Я смотрел в эти огромные голубые глаза, взгляд касался несформировавшейся груди, и длинных точёных ног, нагло выглядывающих из коротеньких шортиков…

С другой стороны, моя Офелия укатила в отпуск, почти на месяц, и мои потребности были уже на «пределе». Пришлось вспоминать времена, когда я ходил в море, и приходилось по 6 месяцев обходиться без женщин. Используя излишнюю физическую нагрузку, чтобы выгонять из организма эстроген…

И лишний миньет мне бы совсем не помешал. Вместо пары часов с гантелями и штангой…

И сам себе рассмеялся. Смешно стало. Ребёнок, который предлагает ею воспользоваться, чтобы что-то получить от жизни. Как бы мне её проучить? Чтобы научить…


Неужели так всё плохо в «Датском королевстве», что гораздо проще девочке попросить у мужчины «услугу за услугу», чем просто попросить о помощи…

Неужели так всё серо и мрачно, что просто улыбнувшись, девушка не может рассчитывать на «подвиги» от мужчин?

Неужели гораздо «нормальнее» — продать своё тело, ожидая от мужчины лишь такое желание, чем «от улыбки станет всем светлей…»

Неужели, вокруг одни маньяки и педофилы, что даже ребёнок в 13 лет, априори рисует себе картины событий в чёрных тонах. Находя наихудшие варианты…

Моветон какой-то сплошной.

Ни фига не комильфо…

Тупо — по-свински (как изъясняются некоторые молодые люди)…


Почему?

Почему, когда я улыбаюсь мимо проходящей девушке, она видит во мне лишь сексуального агрессора?

А почему не: — радость от ощущения её красоты и молодости?


Почему, когда я говорю девушке: — у вас очаровательная улыбка, то она обижается…

«- А у меня и грудь тоже хорошая…»


А почему не: — Ой, спасибо, я с самого утра — такая счастливая…


Почему, когда я предлагаю девушке встретиться, чтобы почувствовать — есть ли что-то между нами, зажигаются ли глаза, откликается-ли на прикосновение энергетика тела…

То девушка начинает искать причины, чтобы не ввязываться в неприятности, а оставаться в болоте своих «приятностей». Лишая себя шанса получить что-то новое от жизни…

А почему не: — Я приду. Но с «кузнецом» (с мамой, с сестрой…) Или — давай встретимся в общественном месте.

Конечно, идиотов в мире хватает. И маньяков тоже.


Хм. Ну очень странно.

Миньет, за услугу — это нормально. Или — «а ты был непоследовательный, не так всё делал, как я себе придумала…»

А вот — естественным способом заглянуть человеку в глаза, подать руку для поцелуя, ощутив прикосновение…

Это — страшно! Жуть! Боюсь!


Не понимаю.

Но, очень чётко понимаю, что эту бестолковую дурочку, оценившую свой ротик в стоимость поездки на такси до дома, нужно проучить. Это я не мог оставить без внимания.


Я поймал такси, позвал её внутрь. Таксист — начал злорадно улыбаться…

Спокойным жестом расстёгиваю ширинку и предлагаю ей выполнить её часть работы…


Вы бы видели накатившие в её глаза слёзы унижения! По пол-литра каждая!!!

Т.е. — это тоже страшно. Унижение. Одиночество. Использование. Глупая бравада. Напускная «взрослость».

Они все — ничто, по сравнение с реальной угрозой.


Пропустить счастье в постоянном ожидании опасностей от знания «почему не надо», вместо знания — почему надо, от осознавания — чего я не хочу, вместо работы над собственным — я хочу…

Потому что на двоих всегда меньше ноша, чем на одного. И в переноске тяжестей, и в понимании своих желаний.

И, гораздо проще быть грубой стервой, дорожной проституткой, вернее — выглядеть, вести себя так, нацепив этот костюм на тело, а роль — на мозги…

Чем открыть свою душу другому. Подарить кому-то радость общения, прикосновения, близости…


Проще. Удобнее. Вернее.

А вот — счастливее-ли?


Примерно такие слова я говорил этой малолетней Дуре. Предварительно застегнув свою ширинку…

Пообещав, что если ещё раз встречу в такой же ситуации, то исполню всё как предлагалось. Без оглядки на возраст и бездонную чистоту глаз…


И задумался.

Когда увидел, как она счастливо машет со своего балкона. С благодарностью.

Может, поверит, что есть ещё вокруг люди, способные окрашивать мир в радостные тона. И для себя, и для других.

А не только те, другие…

Которые мажут всё в серый…

Глава шестая. «Приплыли»

Ну хорошо, мы на нашей планете…

Она постоянно соглашалась с моим мнением, что мы с ней с «одной планеты», но это был лишь оборот речи, образ, и я никак не думал, что когда-нибудь попаду на эту самую «планету».

Ну…

В начале 21 века, в развитии теории информационного поля…

Почему бы и нет? Почему бы и не предположить, что это возможно…

Рассуждал я, лёжа на боку, неудобно упёршись правой рукой-лапой в землю.


— Эй, гербер! Или как там тебя! Попытался я начать что-то узнавать.

— Тихо! Не ори! Вдруг прозвучало прямо возле меня.

— Что-то приближается. Ещё тише сказала она.


Да, и я тоже начал ощущать какие-то толчки в земле, на которой продолжал лежать своим, видимо, прилегающим к земле телом.


— Ага. Пожаловали! Прогремело откуда-то совсем сверху.

Мои бока сдавило чем-то мощным и сильным, и я начал видеть только голубовато-серую стену, или это было небо, или это были какие-то декорации. Не было ощущения движения, хотя я осознавал, что если меня оторвало от земли, то я должен подниматься куда-то вверх.

И тут я увидел лицо. Прищуренные глаза внимательно разглядывали меня. Несуразно длинные и кудрявые волосы, прикольная борода и усы, опоясывающие совсем уж маленький рот, голубые глаза и морщины вокруг глаз. Мужчина, лет 50, но такой огромный, что я подумал, будто он сейчас откусит мне голову.

— Так ты и есть… этот… который не верит? Толи утвердительно, толи вопросительно сказала голова.


Это не он был огромный, а я — настолько маленьким. Всё в этом мире относительно, оказывается…

— А ты ещё не засохла? Видимо это он к Ней обратился.

— Я вас уже битый час жду. Как-то без энтузиазма прозвучало далее.


— Ну что вы за козлы-то все такие! Невероятно зло и с вызовом, прозвучало снизу, женским голосом.

— Мы можем уже идти? Или ты будешь искать у него яйца? Мне прикажешь пешком топать? Где транспорт?


— Я тебя тоже возьму. И отнесу. Тут рядом. Спокойно ответила голова и я почувствовал, что мы начали двигаться уже в горизонтальном направлении. Характерные покачивания, как при ходьбе на двух ногах, да и кусочки горизонта начали попадать в поле моего зрения, когда амплитуда покачиваний была в своём нижнем положении.

Ничего интересного. Голубоватое небо переходило в желтоватую землю и было это очень далеко. А планетка-то не маленькая, не преминул я и тут поприкалываться…


— А куда вы нас несёте, если не секрет? Решил я нарушить молчание, и едва не пожалел. То, что меня обхватывало, вдруг разжалось, и я начал падать…


— Он, что, говорит?

— Предупреждать надо! Рассержено проворчала голова, и я почувствовал, что был пойман и снова поднят на высоту.


— Так ты говоришь, приятель? Уже ко мне обратилась голова. Извини, что выронил тебя, но я и правда не ожидал, что ты заговоришь. Другие не говорят…

— Да, вот, как-то получается. Виновато промямлил я, представляя себе, что бы было, если бы я с этой высоты шмякнулся о землю.


— Он и говорит, и гадит, и скоро жрать запросит. Так что давай поторапливайся! И держи меня, пожалуйста, аккуратнее. Мне все мои листики нравятся сегодня.

Словно от назойливой мухи отмахиваясь, произнесла Она. Ну, т.е. — гербер, цветочек, королева, или как там её…


Значит, мы все вместе куда-то двигаемся.

И я получил ответ.

— Я вас несу к себе домой. Тебя посажу в террариум к остальным змеям, а её воткну в горшок с землёй, чтобы не засохла. Будет мне ещё один домашний питомец и экземпляр для гербария.

Начиная серьёзно, а к концу фразы он уже не мог сдерживать хохот и расхохотался. О-хо-хо, ох-хо-хо-хо-хо…


Шутники, блин. Не в своей шкуре, не на своей планете, а они всё шутят.

— Ну а если серьёзно. Вновь попытался я.


— Увидишь. Лучше пока привыкай к своему новому телу. Пригодится.

Откуда-то снизу зазвучал Её голос, и в нём уже была и забота, и даже некая смешинка.

— А несу я вас к себе домой. Сейчас вы передохнёте немного, перекусим чего-нибудь, а через пару часов соберутся все кто нужен. Ну, а после этого, вы отправитесь дальше, я думаю…

И как-то мне стало спокойно, безмятежно, и немного обидно. Всё за меня решили, а я вроде как и не человек.

— Ах да, ведь я же не человек. Я ящерица. Интересно, какая? Игуана, варан или геккончик?

— Вот хвост сейчас оторву, и поймёшь сразу — какая ты ящерица! Со смехом опять прозвучал Её голос.

— Ты лучше тело-то разрабатывай. Подвигай лапками, хвостиком…

И опять заржала: — и-хо-хо-и-ха-ха-ха…

Глава седьмая. Бокс

Это была обычная работа.

Я потом ещё написала: «Также очень важно, чтобы новое поколение спортсменов знало историю развития бокса в своём регионе. И не случайно в название состязания вынесены имена достойных, но рано ушедших из жизни боксеров края»

Потому что взяла «правильное» интервью, и сделала несколько удачных фото. Могла потом, когда работала над статьёй, чётко представить настрой всего мероприятия.

Но вот этот противный фотограф!

Как же он меня достал…

Сначала, пялился на меня. Слава богу, что я хоть брюки одела, а то, наверняка — раздел бы меня глазами до полного неприличия.

Где-то я его видела…

Ах, да.

Был, какой-то инцидент, где пришлось с ним столкнуться. Он тогда был «неприлично» одет, а меня тоже — совсем не радовали потные подмышки. Жара. А как иначе-то?

Потом, как-то видела его на остановке, когда бежала с дочкой на занятия.

Ну и шевелюра…

Чего он так выпендривается?

Или — ему наплевать на мнение других?


А тут, вдруг начал меня фотографировать, пришлось ему улыбнуться и дать шанс объясниться.

Для чего пришлось отойти за ринг. Ведь из-за его навязчивости, могло ведь и мероприятие сорваться…

Везде он со своей камерой суётся…


Подкатывает. Будто я его тут стою и жду. И начинает нести какую-то чепуху…

Главное — не смотреть ему в глаза. А то ведь ещё напридумывает себе чёрт-те что…

А я, дама самостоятельная и привередливая. Знаю себе цену.


Ну чего ты там плетёшь? Глазёнки-то загорелись…

На молоденьких потянуло, дядя?

Сколько ему? Около 40-а? Какой-то уж чересчур «не наш». Вырядился во всё белое. Хвостик на голове. Сандалии — правда, чистые…

Не люблю, когда у мужчины обувь грязная.

Есть в восточной культуре такой обычай — мыть мужчине ноги, когда он приходит в дом. Ну да, жара и пыль. Вонь, опять же лишняя в доме. А так — и уважение проявила к мужчине, пусть порадуется, и — вони меньше…

Хм. И задумалась. А вот этому, с кудрями, смогла бы я помыть ноги, если он придёт ко мне в дом?


И чего это я вдруг? Нафига он мне в моём доме. У меня и так всё спокойно и без лишней вони…


Тьфу. Ну что за мысли дурацкие…

Лучше, сосредоточусь на работе. Да и он уже как-то совсем уж близко ко мне придвинулся. Не схватил бы за руку.

Отделывайся от него потом…

Пристанет, как репейник.


Нафига он мне нужен? Я и сама — звезда «первой величины».

Начнутся лишние разговоры, пересуды…


Как-то коряво получилось. Чуть не столкнулась с ним, когда шла к рингу. Что это со мной?

Не раскисать. Работать, работать и работать…

Аперкот. Нужно было пригнуться, а из-за того что я сильно задрала нос, то и получила в подбородок…

Ничего, сейчас отдышусь и устрою ему серию «по корпусу».

Ведь — бокс же!

Глава восьмая. «Умела любить…»

Да. Я так это вижу.

Умела.


Одним людям — это даётся от природы. И это видно сразу.

Они — лучатся радостью, согревая и окрашивая в солнечные тона всё, что их окружает. Они умеют любить!!!

Не отвечать на любовь.

Не думать, что любят.

Не понимать, что «вот, пришла любовь».

Не — «я так его люблю, что прям скулы сводит».

Не — «я его полюбила, а он оказался сволочью».

Не создавать себе выдуманную любовь. Нафантазированный образ отношений с «любимым».

Не гадать на ромашке «любит, не любит, плюнет, поцелует…»

Не убеждать себя, что собственный выбор — это и есть любовь.

Нет.

«Как любят дети? Просто так…»

А взрослые дядьки и тётьки любят точно также. Просто так.

Не потому, что у неё рыжие волосы, и значит — она «зверски сексуальна».

Не потому, что он любвеобилен, и всегда добивается своего.

Нет.

Просто так.


Но не все, далеко не все, это понимают, а те кто понимает боятся себе в этом признаться. Потому что получается что всё это впустую. «Танцы с бубном у костра», ухаживания, подарки, подвиги, вдохновение…


Она сказала: — своего мужчину я выберу сама…

Глупости.

Все ответы, уже есть у нас. Все выборы — уже сделаны, в момент ощущения возможности выбора.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 371