электронная
155
печатная A5
418
6+
Девочка и Кхе-Кхе

Бесплатный фрагмент - Девочка и Кхе-Кхе

Объем:
284 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-9561-1
электронная
от 155
печатная A5
от 418

Каждый раз, выпуская новую книгу, я очень волнуюсь.

Как её примет читатель, найдёт ли на страницах важные для себя мысли, испытает ли эмоции?

Сегодня, делая сказку реальностью, я волнуюсь вдвойне. Впервые моими читателями станут дети. Это так ответственно и так увлекательно. Покорить маленькие сердца — это много стоит! Каждая их улыбка, слезинка, вопрос в процессе чтения добавляют краску в изначально чёрно-белую реальность. Они делают картинку ярче, впрочем, как и нашу жизнь!

Будучи папой двух дочек, я постарался прожить каждую главу чувствами детей. Сделать так, чтоб эта история была им понятна, интересна, смешна и поучительна через игру с воображением.

И несмотря на то, что книга адресована ребёнку, мы же с вами знаем, что «взрослые иногда нуждаются в сказке даже больше, чем дети».

Обещаю, что вам будет, что обсудить со своим чадом и над чем поразмышлять, читая эту книгу вместе с ним. Ведь именно эти волшебные минуты и часы будут помнить наши дети, когда вырастут!

НАЧАЛО

Иногда я смотрю на своих детей и мне не верится, что их когда-то не было. Так же как и сейчас смотрю я на свою новую книгу «Девочка и Кхе-Кхе» и мне не верится, что её когда-то тоже не было. Такое ощущение, что она всегда была рядом и просто ждала своего момента.

И этот момент неожиданно настал, когда моя младшая дочь Варюша попросила с ней перед сном посидеть, потому что ей одной было страшно. Мы начали мило болтать ни о чём, и она попросила меня рассказать ей историю.

«Какую историю? — удивился я.

Да любую! — быстро нашлась она».

И я начал придумывать историю про Девочку и радугу, чтобы дочка смогла успокоиться и заснуть. Но тогда я не знал, что это только начало, ведь на следующий день младшая рассказала своей сестре и у меня стало уже два благодарных слушателя.

А дальше больше! Стоило мне только помедлить с новой главой, как меня тут же тормошили и напоминали что надо бы побыстрее продолжение про Девочку. Моя старшая дочка Дашуля активно включилась в процесс и стала помогать с написанием фрагментов, где главная героиня придумывает свою «Первую сказочку».

И вот книга случилась. Она превратилась из сказки в нашу реальность. Мы с дочками провели с ней очень много вечеров. Книга сблизила нас и подарила нам уникальные моменты: был и смех, были и слезы. Книга усилила в нас такие качества, как доброта, сострадание, отзывчивость, вера в себя, смелость и многое другое, ведь все это мы пережили вместе с главной героиней, следуя за ней в ее приключении.

И как -то моя младшая дочка сказала:

«Папа, мне нравится книга. Она получилась поучительная!»

Это история, полная загадок, тайн и неожиданностей.

Дружба, обман, страх.

Мечта, цель, смелость.

Все переплетается в одном сне, а может, и не сне.

Ведь грань между ним и явью так тонка!

«Кто же ест радугу?» — вот он, главный вопрос, на который предстоит найти ответ Девочке.

Глава 1

Волшебное слово

— Зайка моя, я уже иду, — произнесла мама и тут же подумала: «Странно, почему в ванной так тихо? Может, что-то случилось?! Оставила её с папой несколько минут назад, пошла заправлять и готовить её постельку ко сну — и вдруг такая непредсказуемая тишина. Я могла ожидать от моей девочки всего чего угодно: смеха, крика, слез, но тишина — это совсем не подружка моей малышки. Хотя уже и не малышка, второй класс, но всё же почему так тихо?»

Её дочка очень любила, накупавшись, хлопнуться в мягкую чистенькую постель. К тому же сегодня её ждала самая любимая простыня цвета малинового зефира и пододеяльник ярко-малинового варенья. Девочка обожала малину во всех её проявлениях, и всё более-менее розового оттенка было для неё малиновым. Менялись только воображаемые продукты из этой ягоды: варенье, мороженое, печенье, жевательная резинка.

И вот последний штрих лег на кровать в виде взбитой подушки с наволочкой, конечно же, малинового цвета, и мама устремилась всем сердцем в ванную.

— Милая, я готова тебя помыть, — она сказала это специально очень громко, потому что знала, что слово «помыть» — будто лакмусовая бумажка для её ребенка. Как только девочка слышала «помыть», так сразу начинала кричать: «Нет, только не это, только не сейчас, я ещё не наигралась с моими любимыми куклами, они ещё не наплавались», — и так далее.

Но вот что было странно: даже когда она сказала про «помыть», и сказала это демонстративно громко, в ответ всё равно звучала тишина. Её сердце начало биться сильнее, и это был, пожалуй, единственный шум, нарушавший царившую здесь безмолвность. Дверь она уже не то что открывала, а просто распахивала на ходу. И в тот момент, когда локон её волос, подхваченный потоком воздуха, первым ворвался в пространство, гордо носившее название «ванная», ей навстречу понеслись приятные уху голоса.

— Ну, давай!

— Дуй скорее!

И вместе с этим призывом её окатило вихрем из пушистого пенного снега.

— Ещё!

— Давай я!

И снег с запахом мороженого окутал её с ног до головы.

— Ну что вы творите? — сказала мама. — Я, между прочим, очень волновалась!

— Почему? Почему? — пронеслось ей в ответ дважды это слово, и две пары глаз, застывшие в моменте ожидающего объяснения, уставились на неё.

— Потому! Потому! — ответила мама словами-близнецами.

— Не, ну так нечестно! — промолвила та, которую дожидалась малиновая постель.

— Дорогая, я согласен, так нечестно, — а эти слова принадлежали тому, кто ещё совсем не догадывался, как ему сейчас достанется.

— Ты вообще молчи, пожалуйста, — как отрезала, произнесла она. — Я о чём тебя попросила?

— О чём? — улыбаясь, спросил ее тот, кто был с бородой.

— Я попросила тебя побыть с дочкой в ванной, чтобы ей не было страшно тут одной, пока я подготовлю кровать, а ты что устроил? В сговор вошёл, меня напугал и ещё смеешься!

— Милая, ну не обижайся, мы всего лишь хотели над тобой пошутить! — услышала она слова от того, кого любила всем сердцем.

— Мамуля, ну не злись, это же так прикольно — снег в мае. Такая жара на дворе, а мы устроили из шампуня со вкусом мороженого пенную зиму.

Она, конечно, не злилась и не обижалась, наоборот, каждый раз, когда дочка оставалась с отцом, она радовалась. Ей даже иногда казалось, что они слеплены из одного теста: так хорошо они друг друга понимали и так весело им всегда было вдвоём.

— Посмотри, а у нас здесь пингвины ходят, — сказала ей девочка подмигивая.

— Что-то я не встречала!

— Так вот же он, — и дочка показала на папу.

— Ах, этот. Ну да, это еще тот пингвин, — засмеялась мама.

— Ви-ви! — сказал папа в ответ и, так прикольно сложив руки по бокам, начал шататься из стороны в сторону, перекачиваясь с одной ноги на другую.

— Я смотрю, вы тут совсем забыли, что воскресенье исчезает на глазах, как и ваша пена впрочем, и завтра кому-то в школу, и давно уже пора ложиться спать.

— Что ты, мы это помним, — тут же нашлась девочка. — Просто нам так было весело с этой пеной и мы придумывали, что бы мы делали, если бы по-настоящему были пингвинами.

— И что же вы бы делали? — заинтересовалась мама.

— Ну вот, к примеру, папа катался бы с ледяных горок целый день и ел на завтрак, обед и ужин снег и был бы очень счастлив!

— Как интересно! — сказала мама, уставившись на папу.

— А я…

— А что бы ты? — с любопытством перебила мама дочку.

— А я бы сильно-пресильно разогналась, упала бы на пузо, мне, кстати, не было бы больно, потому что я мягкий пингвин, и вот на этом пузе я бы катилась по льдине далеко-далеко, пока не затормозила бы, а потом довольная свалилась бы в ледяную воду и плавала там столько, сколько захочу. Прям под водой задерживая дыхание. Вот так, — сказала она и в следующее мгновенье ушла с головой под воду в ванне, а папа начал считать. Когда цифра приблизилась к 30, мама снова занервничала.

— Дорогой, может, хватит?!

— Родная, но мы же верим в нашу дочку, у неё все получится, она настоящий пингвин Чуча. Ты не представляешь, как она забавно крутит попой под крики чаек.

И в этот момент из воды пошли пузырьки, а вслед за ними появилась и Чуча.

— Папа, так нечестно! Ты начал меня смешить, я бы дольше продержалась!

— Что ты говоришь, не может быть! — и отец сделал гримасу, которая то ли показывала его крайнее удивление, то ли была вторым лицом обезьяны — макаки.

— Ах так! Получи! — и девочка начала так сильно хлопать по воде, что брызги полетели во все стороны, досталось всем, кто был рядом.

А рядом были мама и папа. И если это мгновенье можно было б остановить и запечатлеть как картину, то потом её можно было бы показывать каждому, кто хочет знать, как выглядит счастье. Ведь этот момент был самым настоящим его проявлением.

— Ну всё, хватит! — засмеялась мама, которая уже с трудом находила на своём платье сухой участок ткани. — Я вся мокрая!

— А почему ты так на меня задумчиво смотришь? — остановив фонтан из брызг, спросила её девочка.

— Потому что вижу, как ты счастлива! И хочу этот момент впечатать в свою память, побыть в твоем счастье еще чуть-чуть. Можно?

— Ну конечно, мамочка! А знаешь, что мне папсик сказал, пока мы здесь были вдвоём?

— Что?

— Он сказал мне несколько минут назад почти что то же самое. Он сказал, что я смотрю на него глазами счастья. Я спросила его: «Это как?» А он ответил, что видит, как в моих глазах искрятся разноцветные бабочки и порхают как ресницы на веках.

— Как поэтично! — обратилась мама к папе.

— А я ему, знаешь, что ответила? — тут же продолжила девочка.

— Даже не догадываюсь!

— Я ему сказала: «Ну конечно, я так счастлива, потому что я пингвин, который может целыми днями кататься на льду на пузе, нырять в воду, есть холодный снег и не бояться заболеть!» А он, знаешь, что он мне ответил?

— Даже предположить не могу! — сказала мама.

— А ты спроси его, — вдруг неожиданно предложила девочка.

— Хорошо. Дорогой, что ты ответил нашей доченьке?

— Это секрет!

— Папа, ну какие секреты могут быть от мамы?

— Вот именно! Вот здесь поподробнее можно? Какие секреты у тебя могут быть от меня?

— Ну хорошо, я сдаюсь под натиском своих красавиц. Я ответил нашей девочке, что счастье рядом с нами каждый день и оно спрятано, на первый взгляд, в самых простых мелочах: в наших улыбках, в наших объятиях, в наших добрых словах. Счастье — это возможность видеть, слышать, чувствовать и трогать все то, что нас окружает в данную минуту. И поэтому для того, чтобы быть счастливым, необязательно становиться пингвином, хотя с ним счастье явно мягче и веселее.

И он снова прижал руки к туловищу и зашатался из стороны в сторону, как ходят пузатые пингвины, а затем стал утыкаться носом в маму и говорить: «Ви-ви».

— Дорогой, я люблю тебя!

— И я тебя сильно люблю, милая!

— Эй, а я? Я вообще-то тоже здесь!

— Радость наша, ну, конечно, мы тебя очень сильно любим, — сказали родители в один голос, будто сговорившись.

— А я вас сильно-пресильно!

— Ну что, давай мыться, ведь тебя сегодня ждет твоя любимая малиновая постель.

— Ура!

— Ну что ж, я так понимаю, моя помощь уже не нужна? — и папа, подмигнув дочке, прикрыл дверь ванной.

— Мама, а я трусишка? — спросила Девочка, готовясь ко сну и подминая подушку под себя, как она любила делать.

— Котёночек мой, ну…

— Ладно, не продолжай, я сама знаю: я трусишка!

— Ну почему ты так решила? — всё-таки продолжила мама.

— Ну, ты же сама просила папу побыть со мной в ванной, чтоб мне не было страшно. И вообще, очень часто зовешь меня «зайка», а это, наверное, самое трусливое животное из тех, что я знаю.

— Милая, ещё есть страус, тот вообще голову прячет в песок, не желая ничего решать, — вспомнила вовремя мама. — Я всегда думала: вот так он спрячет очередной раз свою голову в песок, а ведь всё тело-то торчит, подходи и делай что хочешь, к примеру весь хвост выщипывай, пёрышко за перышком. А он ведь так и будет стоять, уткнувшись в песок с голой попой.

— Уже слезы текут от смеха, — хохотала Девочка. — Ну ты и придумала — голопопый страус! И всё же, мама, я трусишка, я это знаю!

— А я знаю, что с каждым днём ты становишься всё смелее и смелее. И самое главное — я тебя люблю и трусишкой, и смелишкой!

— Мамуля, такого слова нет!

— Кто сказал?

— Ну, к примеру, моя учительница Тамара Ивановна тебе бы это подтвердила!

— Доча моя, передавай завтра от меня привет своему педагогу, она очень образованная женщина. А давай тогда придумаем это слово «смелишка» для нас, и пусть оно пополнит магический сундучок, из которого мы берём каждый вечер новое волшебное слово для тебя, чтобы ты могла сладко спать и видеть только цветные сны.

— Давай, — обрадовалась Девочка. — Мама, как здорово, что у нас есть такая вечерняя традиция. Мне часто бывает перед сном страшно, но когда ты говоришь мне волшебное слово, я его представляю и засыпаю. Мне так спокойно и уютно, и действительно сразу начинают сниться веселые и цветные сны, будто шарики мыльных пузырей.

А раньше, когда волшебного слова не было, то стоило заснуть, сначала тоже приходили цветные сны в виде мыльных пузырей. Но как только я пыталась до них дотянуться и поймать, тут же приходили разные страшилы и лопали их, я плакала и просыпалась. Как же всё-таки хорошо, что ты придумала это волшебное слово!

— Это не я, это ты его придумала?

— Я?

— Да, ты! — сказала мама. — Однажды ты посмотрела мультик, и там был один страшный момент. Он тебя так сильно напугал, что ты боялась ложиться спать и поэтому попросила меня посидеть с тобой.

В тот вечер ты долго ворочалась, никак не засыпала и уже в полудреме меня попросила: «Мама, скажи мне волшебное слово!» — «Какое слово?» — переспросила удивленно я тебя. — «Волшебное! Это какое-нибудь доброе слово, я его представлю и сразу засну». — Я тогда так удивилась и в то же время очень обрадовалась, поэтому включилась в игру сразу, долго не думая, выдала — «радость».

Ты улыбнулась и так распевчиво прошептала: «РА… ДО… СТЬ», — и сразу заснула. С тех пор у нас есть наша вечерняя традиция, наше волшебное слово.

— Ну вот, видишь, я трусишка!

— Милая, страх кажется большим и пугающим, пока ты его не хочешь видеть и впускать в свою жизнь, но стоит его признать, посмотреть ему в лицо и сказать: «Страх, я знаю, ты пришел, чтобы меня защитить, но я и так в полной безопасности», — и он сразу уйдет!

— Ага, а если не уйдёт, что я буду делать?

— А что ты делаешь обычно, когда тебе страшно?

— Я зажмуриваю сильно глаза и начинаю думать про плохое, всякие злые персонажи мне вспоминаются!

— А если представить что-то хорошее? — предложила мама.

— Я не могу, у меня, знаешь, как глаза режет от страха!

— Не знаю! То, что от страха могут трястись руки и ноги, знаю, а вот что глаза режет… Это как?

— А вот так: будто куча ежиков бегает у тебя в глазах и колют своими иголками меня.

— Доченька, мне кажется, сейчас самое время пригласить наше волшебное слово, ведь их уже так много скопилось в нашем магическом сундучке, я сейчас там пошуршу и обязательно найду то, которое поможет тебе спокойно заснуть в полной безопасности.

— Только ты там сегодня новое найди какое-нибудь или то, что из трёх моих самых любимых.

Мама понимала, что сегодня необходимо действительно выбрать одно из трёх, потому что Девочка была немного возбуждена вечерним разговором про страх.

— Ну, хорошо, устраивайся поудобнее в своей малиновой постельке, бери свою игрушку, а я начинаю искать.

— А когда найдёшь, посидишь со мной ещё чуть-чуть?

— Конечно, — улыбнулась мама. — А массаж ножек сделать?

— Ещё спрашиваешь?! Я обожаю, когда ты мне делаешь массаж перед сном, особенно когда щипаешь меня как гусь, у меня мурашки аж бегут по телу.

— Договорились, но сначала ищу слово!

— Только ты его долго не ищи, а то я уже так сильно спать хочу, — сказала девочка, сладко зевая.

— Нашла. Итак, сегодня волшебное слово — «РАДУГА»!

— Ура, радуга, я обожаю её! Мама, а откуда она берётся?

— Девочка моя, я не знаю точно, но помню, нам в старших классах школы объясняли, что на небе происходит преломление солнечного света, который проходит сквозь капли дождя, и она появляется.

— Как-то это скучно звучит. Не загадочно!

— Физика, мадам, знаете, наука, к веселью отношения не имеющая, — немного возмутилась мама.

— А почему на радуге только определённые цвета? — перевела тему Девочка. — Почему там, к примеру, нет моего любимого малинового цвета? Вот почему там нет этого плохого — чёрного цвета, я знаю, он такой страшный и злой, ему там не место. Я вообще бы его исключила, прогнала бы. А вот почему же там всё же нет малинового? — мечтательно задумалась она. — Это несправедливо!

— Дорогая, а ты знаешь, что чёрный цвет непростой? Он таинственный.

— Вот ещё мне тайна, всё я про него знаю: тёмный и страшный, бяка настоящая!

— Этот цвет действительно на первый взгляд кажется таким, как ты его описала, при этом когда ты подрастёшь и будешь в школе изучать ту самую физику, то там тебе всё подробно расскажут про цвета. И ты узнаешь, что чёрный цвет может в себя поглотить любой из других цветов.

— И даже мой любимый малиновый? — с ужасом вскрикнула Девочка!

— И даже твой малиновый! — ответила уверенно мама.

— Какой кошмар, он же его запачкает!

— Доченька, он его не может запачкать, потому что твой любимый малиновый, так же как и синий, красный, зелёный, да и любой другой цвет, это часть белого цвета. Если ты возьмешь и смешаешь все краски радуги, то как ты думаешь, какой цвет у тебя получится?

— Ну, не знаю, наверное, серо-буро-малиновый!

— Нет, дорогая, получится белый. А чёрный — это его противоположность, учёные вообще считают, что это отсутствие цвета как такового. А стоит ли бояться того, чего нет?!

— Вот нет, и хорошо! И вообще, мама, ну почему же так несправедливо, почему же на радуге нет малинового? — перевела в приятное русло беседу Девочка.

— Зайка моя, радуга — это творение природы. А она, природа, со мной, к сожалению, не советовалась, когда краски распределяла.

— Ну и зря! Если бы меня спросили, то там обязательно был бы малиновый цвет. Я как раз во сне с радугой об этом и поговорю.

— Передавай там всем цветам привет, особенно малиновому.

— Договорились, — зевая, согласилась Девочка.

— Знаешь, дочка, а у людей есть примета: если увидеть радугу — то это очень хороший знак, значит, скоро в твоей жизни произойдет что-то очень доброе и радостное. А если увидеть двойную радугу, то это всё ещё и усилится, но такой шанс встречается редко.

— Я во сне увижу обязательно двойную! — уверенно заявила Девочка.

— Я тебе этого искренне желаю. А ещё говорят, — продолжила мама, — если под радугой пробежать, то можно загадать любое желание, и оно обязательно сбудется!

— Прям любое?

— Говорят так!

— А ты так делала? — взволнованно спросила она маму.

— Нет, у меня ни разу не получалось. Когда я видела радугу, она всё время была очень далеко. Иногда мне казалось, что ещё немного, и я её догоню, даже на машине как-то пыталась, но не вышло, она почему-то от меня всё время убегала! Может, у тебя во сне получится пробежать под ней?

— Обязательно, мамочка, получится, я же верю в себя! Помнишь, как мне папа всегда говорит: «Доченька у тебя всё всегда получается, мы в тебя верим!»

— Да, папа — еще тот позитивчик! Я люблю тебя, сладких тебе снов!

— И я вас с папой очень сильно люблю, иногда, когда вы уезжаете на несколько дней или недель, я так скучаю, так грущу.

— Милая, даже когда мы далеко, помни, что ты всегда в нашем сердце, мы о тебе постоянно думаем, ты наше счастье!

Сквозь пелену сна, вязкую как сладкая вата, Девочка ещё успела почувствовать мамин поцелуй на своей щёчке, вместе с волшебным словом он должен будет её охранять всю ночь. Обязательно, ведь так было всегда.

Мысли начинали уже распадаться на слова, слова разлетались мелкими буквами в разные стороны, как будто череда божьих коровок пролетала мимо. Девочке даже показалось, что среди обычных, красных с черными точками, мимо неё пронеслась одна необыкновенная ярко фиолетовая божья коровка с бирюзовыми горошинами на спине.

Видимо, сон захватывал её окончательно, и всё, что ей оставалось сделать, — это сдаться в его плен, а вдалеке уже начала появляться та самая радуга…

Глава 2

Мистер Мандарин

— Ну, что стоим, а ну подвинься!

Как грубо это звучало! Девочка не привыкла, чтоб с ней так разговаривали.

— Кому говорят: прыгай или отойди в сторону, козявка!

Сначала она не поняла, где она находится и кто ей хамит. Ведь совсем недавно она приближалась к радуге и собиралась под ней пробежать, чтобы загадать своё самое главное желание. Она о нём никому не говорила, но очень хотела себе младшую сестрёнку или братика.

— Ну, ты долго здесь будешь топтаться, странное создание с отростками из тела?

— Какими отростками? — включилась в беседу Девочка, ещё не совсем понимая, с кем ведёт диалог и слегка зевая.

— С какими, спрашиваешь? Вот с этими! — и кто-то тронул её за руку, а затем и за ногу.

— Ай! — испуганно вскрикнула она от неожиданного прикосновения. — Что вы делаете?

— Не кричи, иначе всем не поздоровится. ОН не любит, когда кричат!

— Кто он?

— Тихо, кому говорят?! А то всё — конец, темнота, ужас, страх-х-Х-Х-Х…

Девочке стало не по себе, она не могла понять, почему в её сне с волшебным словом и радугой ей грубят и пугают каким-то неизвестным страшилой и темнотой.

«Надо срочно проснуться, и всё закончится! — подумала она. — Наверное, уже утро, и я просто заспалась слишком, а ведь мне уже пора в школу!» — было следующей её мыслью.

— Так, ты надоела нам, не хочешь сама по-хорошему, тогда получай, — это было то, что она успела услышать, перед тем как её сильно толкнули и она покатилась кубарем с какой-то большой горки, которая к тому же была вся оранжевого цвета и сильно пахла мандаринами вперемешку с апельсинами.

Тут-то она проснулась окончательно и поняла, что находится точно не дома. Девочка неслась с горки с такой скоростью, что от страха зажмурила глаза. Ей казалось, что она сейчас разобьётся, но этого не произошло. В итоге она приземлилась в упругое оранжевое желе, от которого, тут же оттолкнувшись, подпрыгнула вверх.

От этой неожиданности ей стало так весело: батуты — она их просто обожала. А этот был какой-то необычный, сказочный и так вкусно пах еще к тому же! Успокоившись немного, она начала радостно подпрыгивать вверх и опускаться вниз. Оглядываясь по сторонам, она заметила, что вместе с ней здесь скачет большое количество оранжевых шаров. Она попыталась даже схватить один из них.

— Ты что себе позволяешь? — закричали ей в ответ. — Зря мы тебя сюда столкнули!

— Кто вы? — уточнила Девочка.

— Мы апельсины и мандарины! Ты что, не видишь, это наша дорожка, она вся оранжевого цвета. Здесь наша территория. Ты вообще сюда бы не попала, если б не стояла у нас на пути там наверху.

— Простите, но я не знаю сама, как там у вас на пути оказалась!

— Она не знает! — включился в беседу с ней один из оранжевых. — А мы тоже не знаем, как еще долго она будет сегодня. В любой момент ОН всё может испортить: снова придёт, она снова исчезнет, и мы снова не успеем напрыгаться!

— Кто испортит? Что исчезнет? — Девочка ничего не понимала.

— Кто, что — много вопросов задаёшь!

— Уважаемый апельсин, вы не могли бы мне пояснить поподробнее, что здесь происходит? — обратилась к нему вежливо она.

— Сама ты апельсин, я Мистер Мандарин!

— Ой, простите!

— Ты что, не видишь, я же компактный, такой правильно круглый. А эти апельсины — они такие большие, пузатые, кислые, а я… я сладкий. Как ты могла меня с ними спутать?!

— Простите, я больше не буду, — снова извинилась она.

— Простите, простите… Чего тебе вообще от меня надо? Дай спокойно попрыгать, — и мандарин отвернулся от неё.

— Ну, пожалуйста, не отворачивайтесь! Я обожаю мандарины, ведь Новый год без вас невозможен, а этот праздник у меня самый любимый.

— С чего это вдруг? — запрыгал мандарин еще сильнее, отталкиваясь от оранжевого желе всё выше и выше, так что Девочка едва за ним поспевала.

— Ну как же. Это же время чудес. А как взрослые вас обожают, вы бы знали! Мама с папой часто мне говорят, что вы и ваш запах ассоциируетесь у них с детством, с самым весёлым и радостным временем в их жизни.

— Ой, как приятно! — засмущался немного Мандарин. — Если б я был помидором, то уже бы весь покраснел! Хорошо, я тебя прощаю. Что ты там хотела узнать?

— Мистер Мандарин, я спрашивала вас: КТО всё испортит и ЧТО исчезнет?

— Тихо, что ты кричишь?

— Да я вроде говорю обычным голосом, — удивленно посмотрела на него Девочка.

— Нельзя кричать, иначе он придёт и всё исчезнет.

— Да КТО придёт? — начала уже немного раздражаться она. — И ЧТО исчезнет?

— Радуга исчезнет. Что, непонятно, что ли?

— А где радуга? Я её не вижу!

— Ну ты и странная! Мало того что некруглая, да ещё и с какими-то отростками по бокам. Радугу она не видит. Ну конечно, и не увидишь!

— А почему я странная?

— Ты не только странная, но ещё и смешная. Ну что это, к примеру, за сосиски у тебя болтаются? — хохоча спросил ее Мандарин.

— Где сосиски? Нет у меня сосисок, — возмутилась Девочка.

— Ну как нет! А вот по бокам отростки, которыми ты машешь. Самые настоящие сосиски!

— Так это мои руки! — догадалась она, о чём идёт речь.

— Руки? А что это такое?

— Это то, чем я тебя пыталась взять!

— Ой, какой кошмар, я побывал в руках! Ужас! Срочно мне надо об этом срочно забыть. Вода! Дайте воды, я буду отмываться!

— Да что ты так испугался? У меня руки чистые, я всегда их мою перед едой. И вообще, я вчера, когда спать ложилась, сначала помылась вся с головы до ног. Так что можешь быть спокоен.

— Подожди, ты меня совсем запутала, — сказал Мандарин. — Голова что такое — знаю, я только из неё и состою. Руки — мы выяснили, что это две твои сосиски, болтающиеся по бокам. А ноги — это что? Это страшно?

— Да не бойся ты, это совсем не страшно! Это то, на чем я стою и чем хожу.

— Не понял. Вот эти ещё две сосиски, что торчат под тобой снизу — это твои ноги?

— Ну да, это ноги. Вот руки, — и она протянула их к нему в очередном полёте.

— Ай, не трогай меня!

— А это ноги, — и отталкиваясь снова от оранжевого желе, она попыталась сложить ноги так же красиво, как делают балерины в воздухе.

— Ой! Ай! — закричал Мистер Мандарин. — Теперь ты меня ещё и этими двумя сосисками хочешь схватить?

— Ну что ты! Ноги не хватают, они ходят. Помогают нам перемещаться из одного места в другое.

— А зачем вам нужны ноги? — удивился оранжевый. — Я легко могу и без них перемещаться!

— Это как?

— Да вот так — мыслью. Подумаю о том месте, куда хочу попасть, и сразу там оказываюсь!

— А мы, люди, так не умеем!

— Странно, — удивился Мандарин. — Я думал, что все так умеют, ведь это так просто. Может, вы разучились?

— Мистер Мандарин, я не знаю! — сказала Девочка. — В школе нам этого не преподают, там все больше рассказывают о буквах и цифрах.

— Фу, какая скукота!

— Ну почему же скукота! Наша учительница, Тамара Ивановна, говорит, что это нам пригодится в жизни, чтобы быть умными и образованными.

— А счастливыми чтобы быть, что вам пригодится?

— Не поняла тебя, Мандарин.

— Ну, чтобы вырасти счастливыми, что вам преподают, какую науку?

— Нет у нас такой науки. Правда, я пока во втором классе, может, когда перейду в среднюю школу, там будет! Хотя родители мне ничего о таком предмете не рассказывали, там какая-то физика и химия, это я слышала! А про счастье не знаю!

— Ну и что это за школа? Ведь самое главное в жизни — научиться быть счастливым.

— А ты, мандарин, ты счастлив? — спросила его Девочка.

— Я — конечно! Разве не видно?!

— А что тебя делает таким? — продолжила любопытствовать она.

— Многое!

— Ну, к примеру…

— Во-первых, я люблю себя таким, какой я есть. Я принимаю себя круглым, компактным, оранжевым и сочным. Я нравлюсь себе!

— Как интересно!

— А во-вторых, я радуюсь и улыбаюсь каждому новому дню, и он в ответ улыбается мне!

— И всё, так просто? — не поверила Девочка.

— А зачем тебе сложно?

— Ну, я слышала часто, как взрослые говорят, что жизнь — сложная штука, надо учиться и быть готовым ко всему!

— А ты попробуй сложное решить легко!

— Это еще как? — не поняла его она.

— Просто попробуй улыбнуться для начала новому дню, — предложил ей Мистер Мандарин. — Давай со мной, пока мы здесь прыгаем. Представь, как на тебя смотрит новый день, такого дня больше не будет, завтра он будет уже другой. А этот, сегодняшний день, ждёт, когда ты посмотришь в его глаза, полные возможностей.

Он ждёт, что ты улыбнешься ему каждой клеточкой своего тела. Почувствуй дыхание нового дня и поймай его ответную улыбку в полёте бабочки, в лучах солнца, в шелесте травы, в шуме волны, аромате леса и звонкой трели птиц. Поймай его улыбку в мерцании звёзд, в похрустывании первого снега и в прикосновении ветра. Лови эти улыбки каждый день и складывай в своё сердце, и тогда ты тоже станешь счастливой.

Всё просто, ведь каждый из нас рожден для этого. Это главная наука — быть счастливым, несмотря ни на что, и делиться счастьем и радостью с теми, кто нас окружает. Вот я сейчас поделился с тобой и стал еще счастливее оттого, что счастлива ты. Так устроен мой мир, а твой такой же? Вы делитесь счастьем?

— Мандарин, я не знаю, я ещё маленькая для этого. Но часто встречаю вокруг себя грустных и неулыбчивых людей, я не пойму, почему они такие. Пытаюсь разобраться, но не получается. Мама с папой тоже иногда грустят, выглядят расстроенными. А оказывается, всё так просто, надо улыбаться новому дню и любить себя таким, какой ты есть. Я когда проснусь, то обязательно расскажу родителям этот секрет.

— Конечно, расскажи, тем более что я для них пахну детством. Как же ты меня порадовала! Не то что эти пузатые кислые апельсины!

— Ну, ты не обижайся, — сказала аккуратно Девочка, — но апельсины тоже заслуживают внимания. В них много витамина С и сок такой вкусный и полезный для здоровья, — и она облизнулась.

— Вот как! А я что, не полезный?

— Мандарин, ведь ты сам меня учил принимать и любить себя таким, какой ты есть. У каждого из нас, получается, свои полезности. Ты ассоциируешься с праздником, а это всегда радость и счастье. Разве этого мало?

— Ну, ладно, уговорила! Пусть эти апельсины тоже будут важные и полезные.

— Согласна, — закивала головой Девочка. — А ты мне расскажешь, почему я радугу не вижу?

— Расскажу… ты её не видишь, потому что на ней стоишь!

— Я стою?! — она аж подпрыгнула от неожиданности.

— Ну, конечно, ты, не я же. У меня-то ног нет.

— А как так? — растерянно спросила его Девочка. — Как я тут оказалась? Я всего лишь хотела увидеть радугу во сне и пробежаться под ней, чтобы загадать своё самое сокровенное желание.

— Я не знаю, как ты тут оказалась, но знаю точно: раз оказалась, значит, какой-то в этом смысл есть!

— Интересно ты говоришь, Мандарин.

— Ещё интереснее, как ты думаешь, на какой дорожке радуги ты находишься?

— Какая дорожка, ты о чём?

— Ну, ты знаешь, что радуга состоит из разных цветов?

— Конечно, знаю! — уверенно ответила Девочка.

— Так вот, каждая дорожка имеет свой цвет, на какой ты сейчас?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 155
печатная A5
от 418