электронная
180
печатная A5
425
18+
Девичий бор

Бесплатный фрагмент - Девичий бор

Пьесы. Стихи

Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6931-3
электронная
от 180
печатная A5
от 425

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

МАКСИМ ТИТОВЕЦ. ДЕВИЧИЙ БОР

Пьеса «Девичий бор» вошла в финал Международного конкурса современной драматургии «Время драмы», 2019.

МАКСИМ ТИТОВЕЦ. ДЕВИЧИЙ БОР. ПЬЕСА В ДВУХ ДЕЙСТВИЯХ

Посвящается Радченко Василию Васильевичу

и Семёновой Анастасии Николаевне


«Зависть — это мина замедленного действия. Нет на свете несчастливой любви, несчастливой бывает только нелюбовь. Человек действительно счастлив лишь в том случае, если он любит и его тоже кто-нибудь любит в ответ».

Екатеринбург, 2019.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Фёдор Александрович Колосов, 57 лет.

Артём Колосов (Пиджак), его пасынок, 29 лет.

Алексей Дмитриевич Хромов, 55 лет.

Веня Морозов, 54 года.

Татьяна Васильевна Ясенева, врач-педиатр, 34 года.

Игнатич, сосед Колосова, пенсионер.

Колун, возраст неизвестен.

Иван Рыбин (Мурена), одноклассник Артёма, 30 лет.

Славян, 30—35 лет.

Наталия, около 27 лет.

Хлора, 23 года.

Участковый, охотники и другие.

Действие происходит в России

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена 1

Июнь. Пятидесятница.

Раннее утро. Дачный участок Фёдора Колосова в посёлке «Девичий бор».

В центре — открытая летняя веранда с деревянным столом, скамья, несколько стульев. Лужайка засеяна газонной травой. Клумба с цветами. Слева — старая яблоня, высокий забор с калиткой, выход на улицу. Справа — двухэтажный дом Колосова. От крыльца дома идёт мощёная дорожка, рядом с дорожкой — резной деревянный столб с указателями: «Баня — 12 метров», «Колодец — 15 метров», «New York — 8321 км», «Токио — 6132 км». На заднем плане берёзовая роща.


Татьяна выходит из дома Колосова. Подходит к калитке, оборачивается, смотрит на дом, поправляет волосы. Фёдор открывает окно на первом этаже, Татьяна машет ему рукой, затем уходит через калитку.

Фёдор притворяет створки окна, выходит на крыльцо дома, физически крепкий, без рубахи. Шагает к рукомойнику у беседки, напевает нехитрую мелодию, умывается, громко кряхтит. Снимает с крюка полотенце, вытирает лицо, грудь, плечи, спину. Возвращает полотенце на место. На ходу делает гимнастику, уходит обратно в дом.

К калитке подходят Веня и Алексей. Веня в модной футболке с принтом, лёгкой куртке и джинсах, с ярким рюкзачком на плече. Алексей в добротном летнем костюме, шляпе, с небольшим саквояжем.

Веня. Забор новый поставил. Как тут открывается? (Ломится в калитку, не может открыть.) Лёха, помоги!

Алексей. Спокойствие, Вениамин. (Легко тянет на себя калитку, открывает, пропускает Веню вперёд.)

Веня. Сенкью вери мач, май диа фрэнд.

Алексей. Топай, англичанин. Жрать охота.

Веня. А я говорил: давай бутербродов возьмём в дорогу!

Алексей. Чё ж не взял?

Веня. Да неохота возиться было. (Достаёт из рюкзачка яблоко, перочинный ножик из кармана, разрезает яблоко пополам, убирает ножик, протягивает половину яблока Алексею.) Угощайся, Алексей.

Алексей. Я мяса хочу.

Веня. Федя, наверно, нам завтрак готовит. (Вынимает сотовый телефон, нажимает кнопку вызова.) Мама, привет. Мы на месте. Да, всё по плану. Целую.

Алексей. Волнуется Лизавета Никитична за сыночка Венечку?

Веня. Ладно, не подкалывай. Просила позвонить, когда доберёмся.

Алексей. И зачем мы в такую рань сюда приехали?

Веня. Кто рано встаёт, тому бог подаёт.

Алексей. А кто поздно встаёт, у того всё есть.

Подходят к дверям дома. Веня на ходу жуёт яблоко, порывается зайти первым, но Алексей придерживает его рукой.

Веня. Ты чего?

Алексей. Сначала в окно постучим.

Веня. На кой?

Алексей. Вдруг у него женщина ночует?

Веня. Скажешь тоже.

Алексей. Надо подстраховаться, Веня.

Веня. Наш Фёдор — монах-отшельник.

Алексей (подталкивает Веню, вынуждает сойти с крыльца дома). «Давай, стучи, моя машинка, неси, подруга, всякий вздор…»

Веня спускается с крыльца дома, подходит к окну, стучит костяшками пальцев в окно.

Веня. Хозяева дома?

Фёдор, в морском тельнике, с электрической бритвой в руке, открывает дверь, выходит на крыльцо дома.

Фёдор. Вы чё, пацаны? Открыто же.

Алексей. Здравствуй, Фёдор Александрович.

Фёдор. Здорова, Алексей Митрич. (Обнимаются.)

Веня. Да мы так, подстраховаться стучим. Вдруг у тебя дама ночует? (Пытается разглядеть за спиной Фёдора, есть ли кто в доме.)

Фёдор. Дама с Амстердама! Придумали тоже. (Убирает бритву.)

Веня. Нас по утрам штормит.

Алексей. С голодухи, наверное.

Веня. Пешком три версты отмотали. Ви хангри соу мач.

Фёдор (Алексею). А где твой водитель?

Алексей. Дал ему выходной. Нашему пролетарию приспичило сегодня на электричке поехать.

Веня. Ближе к народу надо быть, господин бывший депутат.

Алексей. Завидуйте молча, товарищ бывший комсорг. Ваше время ушло.

Веня. Май тайм вил камм!

Алексей. И репетитор по английскому языку здесь вряд ли поможет.

Фёдор. Хорош собачиться, пацаны. Брейк! Пошли завтракать.

Веня. А чё он меня подкалывает! Про репетитора. Может, я мечтаю жениться на богатой американке?

Алексей. Жених хренов…

Веня. Оппортунист!

Алексей. От конформиста слышу.

В тот момент, когда все трое уже поднялись на крыльцо дома, к калитке подходит Наталия.

Веня. Ого! Пять-два. Шухер, пацаны.

Алексей. Кто это?

Веня. Красивая гражданочка.

Фёдор. Погоди. Сейчас разберёмся.

Наталия. У вас собаки нет? Я зайду. (Заходит на участок Фёдора, идёт к дому.) Доброе утро.

Фёдор. Здравствуйте.

Веня. Гуд монинг!

Наталия. Здравствуйте. (Кивает Алексею и Вениамину, те с довольными лицами раскланиваются.) Извините, что с утра пораньше. Надеюсь, я не помешала.

Алексей. Мы в «Девичьем бору». Общество симпатичных девушек нам никогда не помешает!

Наталия. Спасибо. Меня зовут Наталия.

Фёдор. Очень приятно, Наталия. Меня зовут Фёдор. А это мои друзья. (Указывает на Веню и Алексея.) Алексей Дмитриевич Хромов и Вениамин… Забыл, Веня, как по батюшке-то?

Веня. Морозов Вениамин Сергеевич. (Подаёт руку Наталии, она отвечает рукопожатием.) Найс ту мит ю, Наталия.

Фёдор. Вениамин Сергеевич… м-да.

Алексей. Приятно познакомиться, Наталия. (Тихонько отталкивает Веню, тянет руку к Наталии, она снова отвечает рукопожатием.)

Наталия. Ух. Столько внимания. Мне даже неловко.

Фёдор. Мы всегда рады гостям.

Алексей. Лицо мне ваше очень знакомо.

Наталия. Вам показалось, Алексей Дмитриевич. Мы никогда не встречались раньше.

Фёдор. Что привело вас, Наталия, в мою скромную обитель?

Веня. Вотс хеппен?

Наталия. Мы едем с подругой на базу отдыха «Солнечный берег». Навигатор показал ближайший путь через ваш дачный посёлок.

Фёдор. Так значит ещё и подруга имеется?

Алексей и Веня многозначительно переглянулись и хором спросили:

Веня, Алексей. А где она?

Наталия. Подруга в машине осталась.

Алексей. Очень интересно.

Наталия. У нашей машины спустило колесо. Хотели компрессором накачать, но не смогли.

Веня. Наверно, прокол.

Фёдор. Запасное колесо есть?

Наталия. Мы запаску доставать не умеем.

Фёдор. Ну, это дело поправимое. Пацаны, вы идите завтракать, а я разберусь.

Алексей. Ага, разбежались. Я, между прочим, Наталия, в молодости после армии два года в шиномонтажке работал.

Наталия. Можно просто — Наташа.

Алексей. А меня — Алексей. Где машина стоит?

Татьяна. За углом. На соседней улице.

Веня. Я с вами пойду!

Фёдор. Куда нам без тебя-то?

Алексей. Известный рукожоп.

Веня. Всё будет олл райт, Наталия. (Снимает с плеча свой рюкзачок, небрежно бросает его на скамейку в беседке, жестом приглашает Наталию к калитке.)

Фёдор, Наталия и Веня направляются в сторону улицы.

Алексей. Федя, а куда мои вещички можно пристроить? (Указывает на свой саквояж.)

Фёдор. В дом занеси. Никто не возьмёт.

Алексей заходит в дом, почти сразу выходит, уже без саквояжа и пиджака, на ходу закатывая рукава своей рубахи. Фёдор, Веня и Наталия ждут Алексея у калитки, затем все вместе выходят на улицу.

Алексей. Идёмте, Наташа, показывайте дорогу.

Веня. А хотите я вам анекдот расскажу? Едут как-то Чапаев и Петька через израильскую границу…

Все четверо уходят.

Как только они скрываются из вида, с другой стороны улицы появляются Мурена и Артём, подходят к калитке, заходят на участок Фёдора. Мурена стоит у входа на шухере. Артём быстро идёт к дому, входит в незапертую дверь, какое-то время находится внутри дома, затем выходит с зачехлённой охотничьей винтовкой и пачкой патронов в боковом кармане пиджака, возвращается к калитке.

Мурена. Пиджак, ты красава.

Артём. Без палева, Мурена.

Артём и Мурена уходят в том же направлении, откуда пришли.

Сцена 2

Это же утро. Дом Мурены на соседней улице с Колосовым.


Колун сидит в кресле, вертит в руке старый сотовый телефон.

Колун (жмёт кнопку вызова). Карен! Все на месте. В полночь жди сигнала.

Заходит Славян, Колун сбрасывает звонок.

Славян. Порядок, Колун. Подорвались стариканы. Пиджак и Мурена в дом пошли.

Колун. Кто бы сомневался, Славян. Натаха — лучшая клофелинщица на районе.

Славян. Умеет, сучка, мужиками крутить!

Колун. А то.

Славян. На кой ляд нам эта винтовка.

Колун. Мороз сказал — надо забрать.

Славян. Вдруг Колосов спохватится?

Колун. Не хочу, чтобы он по нам шмалять начал, когда на дело пойдём.

Славян (открывает створку печи, подкидывает пару берёзовых полешек). Проклятая сырость.

Пауза.

Славян. Торчим здесь всю ночь. Чья это хата?

Колун. Это дом Мурены. От предков ему достался.

Славян. Наверное, умерли давно. (Берёт старую фотографию со стола, на обратной стороне читает.) «Август. 1997-й год. Я в девичьем бору искал свою любовь. С насмешницей-певуньей в стогу я ночевал…» (Достаёт зажигалку, поджигает фото, бросает в тарелку на столе.) Моему отцу тоже здесь участок давали. Но он, алкаш, так и не смог ничего построить, пропала земля.

Колун. Счастья у человека нет и не бывает, он только желает его. Славян!

Славян. А?

Колун. Прикинь. Твой размерчик. (Бросает Славяну свёрток с одеждой.)

Славян разворачивает свёрток.

Славян. Да ты чё, Колун…

Колун. Слава, надо. Ночью здесь жарко будет.

Славян переодевается в милицейскую форму, надевает фуражку, кладет в карман металлические наручники.

Славян. Не похож я на мента.

Колун. Скоро мы это проверим.

Пауза.

Славян. Не нравятся мне эти Пиджак с Муреной. Откуда Мороз их знает?

Колун. Это не твоя забота. Мороз за них поручился.

Колун. Соскочат фраера, когда жареным запахнет. А мы с тобой своей шкурой рискуем.

Колун. Не бзди, Славян. У Пиджака с Колосовым личные счёты.

Славян. Это правда, что они родственники?

Колун. Колосов — его отчим. Это он Пиджака и Мурену несколько лет назад ментам с наркотой сдал.

Славян. Вот сучара.

Колун. Пиджак на четыре года чалку надел, а его мать тем временем умерла.

Славян. Не повезло парню.

Колун. Колосов мать Пиджака схоронил, а коллекцию икон, которая ей от деда досталась, к рукам прибрал.

Славян. И много Колосов поднял на этом?

Колун. За эти иконы, когда «перестройка» началась, барыги четырёхкомнатную квартиру в Москве предлагали.

Славян (присвистнул). Где сейчас эта коллекция? (Открывает дверцу платяного шкафа, шарит внутри.)

Колун. В старой квартире Колосова. Хата на сигнализации. Узнаем пароль, возьмём иконы без шума. Карен-бадяга уже на месте.

Входят Артём с зачехлённой винтовкой и Мурена. Славян закрывает дверцу шкафа, Артём и Мурена замечают его.

Мурена. Шухер! Менты. (Подорвался к выходу, споткнулся, упал, увидел, что Артём и Колун не убегают, остался сидеть у двери.)

Колун (смеётся, с кашлем). Похож! Похож ты, Славян, на мента.

Сцена 3

Полдень. Декорации сцены 1.


Фёдор на летней веранде. На столе лёгкая закуска. Веня выходит из дома.

Веня. Кажется, я кружку из твоей коллекции раскокал. (Показывает Фёдору пивную кружку с отломленной ручкой.)

Фёдор. Забей, Веня. Это дешёвка.

Веня. Красивая.

Фёдор. Реплика кружки резервиста Инфантерия. Я сам из оригинала ни разу не пил, на полке стоит.

Веня. Всё равно жалко.

Фёдор. Поставь на стол. А то поранишься.

Веня (аккуратно ставит сломанную кружку на стол). Иконы красивые у тебя в доме висят. Это те самые, из коллекции?

Фёдор. Это копии, Веня. Сама коллекция икон — в надёжном месте под сигнализацией хранится.

Веня. Ясно. Я так и думал.

Пауза.

Веня. Как Лёха может с утра в бане париться?

Фёдор. Привычка. Сердце здоровое.

Веня. Терпеть не могу сырость. Я по гороскопу — огненный знак. (Садится за стол.)

Фёдор. Огненный знак? Ты в гороскопы сейчас веришь, Веня. А духовник твой одобряет?

Веня. Мне в последнее время, Фёдор, всё равно — что с попами, что с чёртом. Надоело быть теоретиком. Иду в отрыв по полной. Реальный жизненный опыт бесценен.

Фёдор. Жаль только, что платить за этот опыт нам приходится своим здоровьем, молодостью и собственными нервами.

Пауза.

Веня. Вся жизнь — это скверный анекдот. Один мой знакомый приезжает из командировки, застаёт свою молодую жену в кровати с любовником. «Что вы здесь делаете?» — орёт рогоносец. «Вот видишь, — говорит жена любовнику, — я же тебе говорила, что мой муж — идиот».

Из-за дома, по тропинке со стороны бани, выходит Алексей, румяный после бани, в махровом халате.

Алексей. Это ты про свою третью жену рассказываешь, про Галину? (Подходит к столу, видит сломанную кружку.) Кто такую классную кружку раздолбал? А! Кажется, я догадываюсь.

Веня. Вот из-за таких, как ты, холеных чистоплюев, бабы изменяют своим мужьям!

Веня встаёт, забирает разбитую кружку и уходит в дом. Алексей смеётся ему вслед.

Фёдор. Оставь ты его, ради бога, Алексей.

Алексей. Веня — рукожоп и неудачник. Это факт.

Фёдор. Не везёт Вениамину с женщинами. Мается горемыка.

Алексей. Старого кобеля новым трюкам не научишь.

Фёдор. Ерунда! Собаки учатся в любом возрасте, особенно на голодный желудок.

Алексей. Слышал новость? Веня на тренинг личностного роста сходил.

Фёдор. Он и меня приглашал за компанию. Теории позитивного мышления сейчас в моде.

Алексей. Эти шаманские танцы как наркотик!

Фёдор. Каждый зарабатывает, как хочет и как может.

Алексей. Какие-то неведомые нам силы клепают красноречивых шаманов, которые оболванивают народ. Создают на время иллюзию душевного покоя и уверенности в себе, мотивируют идиотов. Они наполняют сердца таких неудачников, как наш Веня, радостью, а их жизнь — проблемами. Но эта ничем не обоснованная радость и вера в светлое будущее завтра могут сыграть злую шутку, наполнив их жизнь горечью и страданием.

Фёдор. Неужели взрослые люди реально на это ведутся?

Алексей. Зачем далеко ходить! Теперь наш Вениамин Сергеевич мечтает поскорее выйти на пенсию, жениться каким-то чудом на богатой американке и отправиться в кругосветное путешествие. Даже репетитора по английскому языку нанял.

Фёдор. Чтобы изменить свою жизнь в лучшую сторону, лично мне не надо ждать чуда или наступления пенсии. И любовь свою найти — никогда не поздно.

Алексей. Ты, Фёдор Александрович, как я погляжу, настроен сегодня на романтичный лад.

Фёдор. Да брось, Алексей.

Алексей. А не влюбился ли ты на старости лет?

Фёдор. Вот ещё, выдумал.

Алексей. Я видел тебя неделю назад в городе. Ты шёл с молодой таинственной незнакомкой.

Фёдор. Это соседка по даче. Мы просто друзья.

Алексей. Уже?

Фёдор. Ну что значит это твоё «уже»?

Алексей. Сперва просто соседи по даче, затем любовники и только после — друзья.

Фёдор. Чёртов психолог.

Пауза.

Фёдор. Хотя, ты знаешь, Алексей, признаюсь: что-то притягивает меня к этой женщине. Она врачом в областной поликлинике работает, детишек с отклонением в развитии лечит.

Алексей. За всю жизнь я посетил пятьдесят шесть стран. Мне пришлось разговаривать с огромным количеством людей на всех континентах. И знаешь, Фёдор, я не старался понять каждого из них. Потому что «понять» человека легко. Достаточно один раз на него навесить какой-нибудь ярлык: трус, хапуга, алкоголик, неудачник, сволочь, выскочка. И всё сразу станет понятно.

Фёдор. К чему это ты, Алексей?

Алексей. Я всегда хотел не понять, а увидеть человека. Увидеть. Тебе, как лучшему другу, я открою одно своё наблюдение, которое считаю самым важным.

Фёдор. Ну, говори.

Алексей. Нет на свете несчастливой любви, несчастливой бывает только нелюбовь. Человек действительно счастлив лишь в том случае, если он любит и его тоже кто-нибудь любит в ответ.

Фёдор. Я боюсь. Боюсь снова потерять любимого человека.

Алексей. Людмилу уже не вернёшь. В могиле она. А ты — вот он, живой. Если встретил свою любовь, Фёдор, так бери, хватай, не разменивайся по мелочам!

Фёдор. Я в девичьем бору искал свою любовь. С насмешницей-певуньей в стогу я ночевал…

Алексей. Воспользуйся шансом. Один на тысячу! Иначе станешь таким же озлобленным неудачником, как наш Веня.

Фёдор. Вениамин завидует тебе, как своему другу детства. Ты добился гораздо большего, чем он.

Алексей. Зависть — это мина замедленного действия. Не знаешь, когда рванёт. Никогда и никому нельзя показывать, что ты успешен и счастлив. Люди тебе такого не простят, особенно друзья детства. Если совсем некуда деваться, соври, скажи, что у тебя гастрит или геморрой.

Из дома выходит Веня, подходит к беседке.

Веня (Алексею). Значит, ты у нас самый умный? Самый успешный? Богатый?

Алексей. Ты чего разошёлся-то, барагоз?

Фёдор. Веня, дорогой, не связывайся.

Пауза.

Веня. Да, я неудачник.

Алексей. Какая новость!

Веня. Я живу с мамой в двухкомнатной хрущёвке.

Алексей. Пошёл причитать, юродивый.

Фёдор. Прекрати, Алексей!

Веня. Женщины меня не любят. Коллеги презирают. Друзья постоянно смеются надо мной.

Фёдор. Да не неси жеребятину-то, Вениамин! Ты отличный друг.

Веня. Я живу от получки до получки. Ненавижу свою работу и считаю дни до наступления пенсии. Я мог стать доктором наук!

Алексей. Так стань им сейчас. Денег заработай!

Фёдор. Ну, понеслось.

Алексей. Вместо того чтобы таскаться по мотивирующим тренингам, возьми, наконец, ответственность за свою жизнь.

Фёдор. Не боги горшки обжигают, Вениамин. Студентам в институте тоже кто-то должен лекции читать.

Веня. В сущности, Алексей прав…

Алексей. Ну, извини, Вениамин Сергеевич. Я погорячился. (Подходит к Вене, обнимает его.)

Веня. Только дураки полагаются на своё сегодняшнее превосходство. Когда в реке поднимается вода, рыбы жрут муравьёв. Когда вода уходит — муравьи поедают рыб.

Алексей. Августинчик ты мой дорогой! За это я тебя и люблю. (Лезет целоваться к Вене, тот отбрыкивается.)

Фёдор. Вы как дети, ей богу.

Алексей. Не переживай, Веня, найдем мы тебе женщину. Вот с такими грудями!

Веня. Я такие люблю.

Алексей. Ты видел сегодня утром, какими глазами на тебя смотрела подруга Наташи?

Веня. Да, да, да! Шикарная девушка. Претти вумен!

Фёдор. Опять вы за своё, Дон Жуаны.

Алексей (Вене). Как её зовут?

Веня. Хлора!

Алексей. Девка-огонь!

Веня. Думаешь, это её настоящее имя?

Алексей. Да какая разница. Надо брать!

Веня (напевает). Я в девичьем бору искал свою любовь.

Алексей (подпевает Вене). С насмешницей-певуньей в стогу я ночевал…

Фёдор. Да пошутили девчонки! Неохота им было с колесом возиться. Нашли нас, дураков, чтобы запаску поставить.

Веня. Эх. Надо было у них телефонные номера взять.

Алексей. С этим мы фраернулись, брат Веня.

Фёдор. Пьют сейчас коктейли в своем бунгало на солнечном берегу. И смеются над вами.

Веня. Лёха! Ну зачем ты отпустил своего водителя?

Алексей. Опомнился, старый ловелас.

Пауза.

Алексей. Федя, а далеко до базы «Солнечный берег»?

Фёдор. Километров двадцать напрямки. Если сейчас с Веней подорвётесь, к ужину как раз успеете. Вот девчонки обрадуются!

Алексей. Очень смешно.

Веня. Гуд джок!!! Ха-ха-ха.

Алексей. А я говорю, что они к нам приедут сегодня вечером!

Веня. Точно!

Фёдор. Вы сексуальные маньяки.

Алексей. Тачку поставят на базе и на такси вернутся. Мне Наташа обещала.

Веня. Федя, у тебя станок есть, морду побрить?

Фёдор. Ты и так красивый, Веня.

Алексей. Была у меня одна, учительницей в школе работала. Любила, чтобы я ей по спине, между лопаток, небритым подбородком водил.

Веня. Ух ты, ух ты!

Фёдор. Брр… избавьте меня от этих подробностей, господа. (Уходит в дом.)

Веня. И чё, Лёха, реально канает с небритым подбородком?

Алексей. Смотря на кого нарвёшься.

Фёдор возвращается с большой бутылкой холодного пива.

Фёдор. Освежитесь, бойцы любовного фронта. (Разливает пиво по кружкам.)

Веня. Холодненькое!

Фёдор. Хотел вас завтра на охоту пригласить. Кабанчика пострелять. Специально винтовку взял. (Все трое ударяют кружками, пьют пиво.)

Веня. Эх, хорошо! А у нас тут своя охота открылась.

Алексей. Ага! (Делает губы уточкой.) На уточек.

Веня. Да! Да. Мы утки, подсадные утки.

Веня и Алексей крякают, походкой и движениями изображают уточек, в это время к калитке подходит Татьяна, заходит на участок Фёдора, идёт к дому, мужчины не видят Татьяну.

Татьяна. Здравствуйте.

Веня. О! Сработало. Здравствуйте.

Алексей. Добрый день, таинственная незнакомка.

Фёдор. Татьяна. Я рад, что ты к нам зашла. Пожалуйста, познакомься, это мои друзья: Дональд Дак и Зигзаг МакКряк.

Алексей. Алексей Дмитриевич и Вениамин Сергеевич. Рады знакомству.

Веня. Найс ту мит ю, Татьяна. Друзья называют меня просто — Веня.

Татьяна. Приятно познакомиться, весёлая компания.

Фёдор. Ты по делу, Таня?

Веня и Алексей насмешливо переглянулись.

Татьяна. Я в город за продуктами поехала. Зашла узнать, может быть вам что-то нужно?

Фёдор. Да вроде всё у нас есть.

Игнатич заходит на территорию, идет к веранде.

Игнатич. Здравствуйте, дачники! С праздником Дня Святой Троицы.

Татьяна. Здравствуйте, Михаил Игнатич. И вас с праздником.

Фёдор. Здорова, Игнатич. Как жизнь на пенсии?

Игнатич. Всё хорошо, да только никто не завидует. Слыхали новость? Говорят, что пенсионный возраст хотят поднять. Мужикам — до шестидесяти пяти. И бабам — по самое «не хочу».

Веня. Да брешут! Столько у нас не живут.

Алексей. Поднимут. Как в Европе жить будем.

Игнатич. Ага. Как в Европе. А те, кто не доживёт до пенсии, будут кремированы и продолжат работу в песочных часах.

Веня отходит в сторону дома, шагами замеряет расстояние от беседки до дома, затем от крыльца дома до столба с указателями. Фёдор берёт со стола бутылку с пивом, наливает в новую кружку.

Фёдор. Угощайся, Игнатич. Свежее, из холодильника.

Игнатич берёт кружку, пьёт пиво.

Фёдор (Татьяне). Вспомнил, булку черного хлеба купи, пожалуйста.

Татьяна. Хорошо. Вечером привезу.

Игнатич ставит пустую кружку на стол.

Игнатич. Я вот что пришёл сказать, Фёдор Александрович. Сегодня утром я за водой на колодец ходил. Обратно иду, смотрю — на соседней улице трое стоят. Ванька Мурена. Он ещё по весне из тюрьмы вышел. Рядом с ним какой-то фиксатый. А третий — я его сразу узнал — твой пасынок Артём.

Фёдор. Артём? Странно.

Алексей. Вот это сюрприз!

Игнатич. Точно он. У меня на лица память хорошая.

Фёдор. Наверно, по условно-досрочному вышел.

Татьяна. Фёдор, это опасно? Ты же говорил, что Артём угрожал тебе расправой.

Фёдор. Путь только попробуют сунуться. У меня патронов на всех хватит.

Алексей. Всех дураков не перестреляешь.

Игнатич. Специально сейчас прошёл мимо дома Мурены. Всё тихо.

Фёдор. Спасибо, Игнатич.

Татьяна. Может, уехали?

Игнатич. Может, и уехали. Кто их знает, этих наркоманов. Только имей в виду, Фёдор, пасынок твой на свободе в компании жуликов гуляет. Бывай!

Игнатич уходит.

Сцена 4

Сумерки. Дом Мурены.

Наталия, Хлора.

Хлора. Боюсь я, Наташа. Ой, как боюсь…

Наталия. Поздно метаться, Хлора.

Хлора. Я на мокруху не подписывалась!

Наталия ударяет ладонью по щеке Хлоры.

Наталия. Заткнись, дура. Жить надоело? Колун нас просто так не отпустит.

Хлора. Колун, рожа ментовская, и к тебе ключик нашёл. За дочку свою трясёшься?

Наталия. Я ради своей Светланки на всё пойду. На всё.

Хлора. Ну, пожалуйста, Наташа, отпусти меня. Я никому не скажу, богом клянусь.

Наталия. Бог нам теперь вряд ли поможет.

Хлора. Что же нам делать?

Наталия. Послушай, Хлора. Просто сделай своё дело.

Хлора. Страшно.

Наталия. Получишь бабки, отца своего в хорошую клинику пристроишь. Да и о себе подумай. Такой шанс бывает раз в жизни!

Хлора. Как в омут с головой.

Наталия. На вот, возьми. Подбросишь этому Вениамину Сергеевичу в стакан с выпивкой одну таблетку. Он чуть глаза не сломал, когда пялился на тебя сегодня утром.

Хлора. Смешной старикашка. (Берёт у Наталии таблетки, убирает к себе в карман.)

Наталия. Я возьму на себя Алексея. Сделаем дело, на три года вперёд денег заработаем. Колун своё слово держит.

Хлора. Колун — мразь. Оборотень! И зачем только Иван с ним связался.

Наталия. Ты не бойся. Колун ведь тоже под чью-то дудку пляшет.

Хлора. Знать бы, кто у них главный.

Наталия. Меньше знаешь — дольше проживёшь. Усыпим стариков, получите с Муреной свою долю. И свалите из этого города навсегда. А я заберу свою дочь.

Хлора. Легко сказать. А вдруг подохнут стариканы? Грех-то какой.

Наталия. Не согрешишь, не покаешься.

Хлора. А если покаемся, то спасёмся?

Пауза.

Наталия. Ты уже сказала Мурене?

Хлора (кладёт руки на свой живот, затем резко убирает их). Нет. Иван ничего не знает.

Наталия. Ну и правильно. Обрадуешь его, когда всё закончится.

Хлора. Божится, что любит меня. Чудной такой.

Наталия. Думай о своём будущем, Хлора.

Хлора. Меня никто никогда не любил.

Наталия. У тебя есть шанс сорвать банк.

Хлора. Все только пользовались мной.

Наталия. Скоро ты возьмёшь от жизни всё то, о чём раньше даже мечтать не могла!

Хлора. А Иван — любит.

Наталия. Любит, Хлора, любит. И ребёнка твоего будет любить.

Хлора. Только ради нашего ребёнка я сделаю это, помогу Ивану. Не из-за денег. Ради нашего светлого будущего.

Входят Колун и Славян.

Колун (Наталии). Ну?

Наталия. Порядок.

Колун. Вам пора.

Славян (Наталии). Смотри, не облажайся.

Наталия. Учи учёного.

Колун (достал телефон, делает вызов). Мороз, шлюхи готовы.

Все уходят.

Сцена 5

Поздний вечер. Садовый участок Фёдора Колосова. Дорожки подсвечены фонариками на солнечных батареях. В зашторенных окнах первого этажа дома горит свет. Летняя веранда освещена тёплым светом бумажного китайского фонаря.


Веня сидит за столом на веранде, Хлора с бокалом стоит рядом. На столе шашлык, закуски, бутылки с напитками.

Веня. Я так рад, что вы к нам приехали, Хлора.

Хлора. Налей мне ещё вина.

Веня (подливает себе и Хлоре вина). Я уже порядком набрался, однако.

Хлора. У твоего друга красивый дом.

Веня. Фёдор всегда умел жить со вкусом. Видела бы ты его коллекцию пивных кружек!

Хлора. Ты женат?

Веня. В активном поиске.

Хлора. Много зарабатываешь?

Веня. Денег никогда не бывает много. Мечтаю поскорей выйти на пенсию и отправиться в кругосветное путешествие.

Хлора. А ты романтик, оказывается.

Веня. Недавно у меня появилась мечта, ради которой я готов полностью изменить свою жизнь.

Хлора ластится к Вене.

Веня. Там, на втором этаже, мне Фёдор комнату выделил, пошли?

Веня берёт бутылку вина и бокалы, идут с Хлорой к крыльцу дома. Из дома выходит Фёдор в банной шапке, с полотенцем на плече.

Фёдор. Так и не надумали в баню сходить?

Хлора. Мы как-нибудь в другой раз.

Веня. Для меня на сегодня водных процедур предостаточно.

Фёдор. Ну, как знаете.

Веня (Хлоре). Эти дурни окатили меня водой из колодца. До сих пор в горле першит.

Фёдор. Закаливание ещё никому не повредило, Веня. Будь здоров!

Веня и Хлора заходят в дом, через пару минут в окне второго этажа зажигается свет. Фёдор садится за стол в беседке, наливает в большую кружку пиво, медленно, смакуя, пьёт. По дорожке со стороны бани идут Алексей и Наталия в банных халатах, румяные. Фёдор видит их, достаёт две кружки, наполняет их пивом.

Фёдор. С лёгким паром!

Алексей. Спасибо, дружище.

Наталия. Баня замечательная.

Алексей. Обожаю женщин, которые любят париться в бане.

Наталия. Уважаю мужчин, которые обожают женщин.

Фёдор. За дружбу и согласие!

Все трое ударяют кружками, пьют пиво.

Алексей. Эх, хорошо!

Фёдор. Хорошо, хорошо, приходите к нам ишшо.

Алексей. Я там дровишек подбросил. Жар в аккурат, как ты любишь, Федя.

Фёдор. Всё. Пошёл. Не поминайте лихом.

Наталия. Пока-пока.

Фёдор уходит по дорожке в баню, напевая незамысловатую мелодию.

Алексей. Через часок повторим? (Обнимает Наташу за талию, привлекает к себе.)

Наталия. А ты в хорошей форме, Алексей Дмитриевич.

Алексей. Вспомнил! Вспомнил, где я тебя видел.

Наталия отстраняется от Алексея.

Алексей. Несколько лет назад у нас в городе был массажный салон «Империя страсти». Я тогда повторно переизбрался и сильно за воротник закладывал.

Пауза.

Наталия. Я тебя утром сразу узнала, господин депутат. Неужели я так изменилась?

Алексей. Всё это было с нами в какой-то другой жизни.

Наталия. Не помню. Не помню.

Алексей. Я в девичьем бору искал свою любовь. С насмешницей-певуньей в стогу я ночевал.

Наталия. Пусть это останется нашим маленьким секретом. (Целует Алексея в губы, встаёт, прибирает посуду на столе.)

Алексей (допивает из своей кружки пиво, зевает, потягивается). Вот это хорошее пиво. А у того пива, что мы в бане пили, привкус какой-то неприятный.

В окне второго этажа дома сначала моргает, а потом гаснет свет.

Наталия. Пиво как пиво. На вот, солёненьким закуси. (Угощает Алексея какой-то сухой закуской со стола.) Давай фонарь приглушим, чтобы комары не налетели. (Идет к выключателю у входа в беседку, приглушает свет.)

Алексей. Ага… (Зевает.) Темнота — друг молодёжи. (Склоняет голову, утыкается лицом в стол, засыпает.)

Наталия. Вот и всё. (Берёт бутылку водки со стола, наливает себе в стакан, залпом выпивает, не закусывает.) Рубикон.

Из дома выходит Хлора, выносит одежду Наталии. Наталия берёт у Хлоры свою одежду, скидывает банный халат, быстро одевается.

Хлора. Вениамин. Алямс-трафуля. (Берёт бутылку водки, из горла делает глоток, полощет рот, сплёвывает на землю.)

Наталия. Спит?

Хлора. Дрыхнет. Быстро вырубился.

Наталия. Это хорошо. Значит, всё идёт по плану.

Наталия достаёт сотовый телефон, нажимает кнопку вызова.

Наталия. Колун. Мы готовы. (Сбрасывает звонок.) Хлора! В бане, на ручке входной двери, амбарный замок висит. Иди, запри Колосова.

Хлора уходит по дорожке по направлению к бане. В этот момент у калитки появляются Колун и Мурена, быстро заходят на территорию, идут к беседке. Мурена вооружен полицейской дубинкой.

Колун (Мурене). Вяжи его.

Мурена достаёт из кармана пиджака пластиковый хомут для крепления кабеля, перемещает руки спящего Алексея ему за спину и связывает их хомутом. Затем связывает Алексею ноги, сваливает его со стула на пол беседки.

Наталия. Колосов в бане. Третий — в доме на верхнем этаже.

Мурена. Где Хлора?

Наталия. Баню послала запереть. Там окон нет, только отдушина. Никуда старик не денется.

Колун (Мурене). Жди меня здесь.

Колун уходит в дом. По дорожке со стороны бани возвращается Хлора с ключом от амбарного замка в руке. Подходит к Наталии, отдаёт ей ключ. Мурена подходит к Хлоре, обнимает за плечи, целует в шею.

Мурена. Всё хорошо, любимая. Ты умница.

Колун выходит из дома, подходит к беседке, Наталия передаёт ему ключ.

Колун. Не бзди, Хлора. Ты свою работу сделала. Я в долгу не останусь.

Хлора. Да пошёл ты.

Наталия. Думай о своём будущем, Хлора.

Колун. Натаха! Ты знаешь, что дальше делать.

Наталия. Хлора, пошли.

Мурена (Хлоре). Скоро мы будем вместе. Жди.

Наталия и Хлора уходят. Колун и Мурена достают и надевают чёрные балаклавы.

Колун. Мурена, Колосов мне живым нужен.

Мурена. Разберёмся. Я каждый день на зоне думал, как поквитаюсь с этой мразью.

Колун. Время платить по счетам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 425