электронная
180
печатная A5
441
16+
Дети Лагуны

Бесплатный фрагмент - Дети Лагуны

Сказ для взрослых

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1563-3
электронная
от 180
печатная A5
от 441

Введение

Не видение и не фантазия, а пережитый образ.

Первозданная чистота и прозрачность наполняли всё пространство, оно было Всё и Ничто, оно было и его не было, потому что не было того, кто мог его осознать. Пространство было само в себе, как непостижимое Всё, не осознающее себя. Но почему не осознающее?.. ведь она… кто это — она?.. чувствовала себя, как нечто существующее, просто чувствовала, хоть и не могла осознать. Не могла осознать?.. не было качества, чем можно осознать… не было мыслей. И только где-то глубоко, глубоко чуть тлел маленький огонёк, маленькая искорка — мысль и!.. искорка-мысль стала обретать форму, сначала она зазвучала, как маленький огонёк, но уже ощутимый, который стал оформляться в информационный образ… «вспомнить», «вспомнить»…

Сознание ещё не понимало, что вспомнить, но напряжение продолжало нарастать. В какой-то момент напряжение увеличилось настолько, что сознание начало звенеть, как камертон, создавая в каждой точке пространства узор мысли, наполненный всеми качествами бесконечной, непостижимой субстанции, называемой Сознанием Высшего и то, только в грядущем. Пока же оно не называлось никак. И она вспомнила… вспомнила ту последнюю мысль, которая теплилась в сознании, и создавала состояние жизни. Это же он!.. её любимый!.. такой непонятный, но всегда милый и желанный.

Глава первая

В небольшой комнате куполообразной формы сидели три человека. Лица были сосредоточены и серьёзны. Было понятно, что они обсуждают какой-то важный вопрос. Миловидная женщина тихо произнесла, как бы подводя итог:

— Интересно получается… мы не можем выбрать человека, более или менее плохого… Плохого!.. — она даже встряхнула головой, как от наваждения, — вы подумайте, о чём мы говорим?.. Нам нужен кандидат, который должен иметь самую плохую характеристику. Просто нонсенс какой-то!.. Дадим объявление: «Нужен преступник для выполнения особо важного задания…»

Можно было подумать, что это шутка, но никто даже не улыбнулся.

— Давайте ещё раз пересмотрим, — отозвался один из мужчин, сидящих в комнате, — посылать на верную гибель мы просто не имеем права, он ведь прежде должен оставить вехи на пути, чтобы вспомнить.

— Уровень сознания не позволит в мире полного отсутствия Любви остаться в тени. Его разоблачат в первом же воплощении. Там тоже не мальчики живут, магия развита довольно хорошо, что мы, кстати, не умеем и даже игнорируем. Это же бросить саму чистоту в горящее пламя.

— Но ведь мы придём к нему в Конце Времён — возразила женщина, — и там будет немало Ангелов Голоса с Венеры…

— Которые, конечно же, всё забудут, да они, по определению не смогут стать людьми, не их статус, слишком напыщенны, потому и существуют в этой октаве Сущего, — встрял в разговор второй мужчина.

— Зачем, вообще, нужен был этот вариант? Ведь можно было как-то обойти эту зону дикого существования? Зачем создавали общину, обживали пространство?.. — чуть подумав, женщина продолжила — всё ведь было хорошо, пока не появились Драконы…

Драконы?.. они появились, казалось с миром, назвали себя Ревизорами, но с их появлением их советами всё начало рушиться… В итоге мы здесь, Гипербореи там, а между?.. пространство вечной пропасти. Что попадает туда, закручивается, как в мясорубку и исчезает бесследно. Разведчики установили, что если планета уйдёт в октаву Гипербореи, то она, как единица Сущего, не сможет выжить, а это приведёт к гибели и их цивилизации, так как без тонких психических энергий и они не смогут жить, выродятся в диких зверей, если не что похуже. Да и Конец Времён?.. Одни теории и никакой конкретики…

— Покажи мне всех Наблюдателей, кто сейчас в мирах!

Почти сразу же появился экран на одной из сферических стен. Кадры менялись быстро, показывая то одного Наблюдателя, то другого, но ничего существенного. Наблюдателям запрещалось выходить из миров в зону разлома пространства для их же безопасности. Лица сидящих скользили по этим картинам связи, которые, казалось, никогда не менялись, только детали. Наблюдатели из будущего не вмешивались в течение жизни «прошлого», чтобы не изменить в настоящем. Структура времени была изучена ещё довольно слабо. Вмешаться решили только после того, как просчитали своё будущее относительно того, вновь изученного прошлого.

Вдруг мелькнула картинка дикой природы, но что удивило… в ней не было Наблюдателя. «Передатчик» всегда находился на Наблюдателе, который одновременно с кадрами окружающего мира передавал и все сведенья о самом Наблюдателе, его здоровье и его психическом состоянии. Все, насторожившись, уже с интересом и недоумением смотрели на экран.

— Кто в этой зоне времени? — спросила миловидная женщина.

Один из мужчин чуть смутился:

— Мой сын…

Он встал и молча направился к выходу, но остановился. На экране вдруг появился молодой человек. Он явно от кого-то убегал, но запнулся и упал. Сзади из лесу выскочило огромное чудовище… это Дракон…

— Как он смог выманить Дракона в мир Гипербореи плотных уровней? — вскрикнула женщина.

Но думать было некогда, нужно было немедленно восстанавливать поле защиты и невидимости. Они понимали, что поле они восстановят быстро, но Дракон уже за чертой этого поля и ему не составит труда расправиться с молодым и неопытным Наблюдателем, так опрометчиво снявшим защиту. Помочь ему не представлялось возможности, осталось только наблюдать и констатировать факт гибели одного из Наблюдателей.

Но!.. что это?.. неожиданно, как из-под земли, рядом с юношей появилась девушка с копьём в руке. Она будто собой пыталась прикрыть растерявшегося юношу. Дракон вот-вот раздавит их обоих. Но юноша успел опомниться и выхватил из рук девушки копьё, с силой отбросил её в сторону и в следующий момент метнув копьё в Дракона, отскочил сам в другую сторону. Дракон будто напоровшись на какую-то преграду, хотел притормозить, но по инерции стал падать на копьё, которое от этого падения входило в тело Дракона всё глубже. Дикий крик разорвал пространство на части… Дракон. Поверженный. в судорогах корчился на земле. Копьё попало в нужную точку, и остальное дело довершил вес этого тяжёлого чудовища.

Но этим все не закончилось. Со спины Дракона спрыгнуло шесть, оглушённых падением Дракона, наездников и, не раздумывая, бросились в атаку на юношу. Наездники были внешне похожи на людей, если не считать их птичьих голов. В руках у каждого был «посох», который выбрасывал сгустки огненной плазмы. Попав под такой удар тело просто разлагалось на нейтрино в течении короткого времени, хоть и сила удара не казалась сильной.

Святор — отец юноши, чуть не плакал оттого, что не может помочь сыну, но как вскоре понял, помощь ему и не понадобилась. Девушка, которая совсем недавно помогла юноше, уже полностью оправилась от неожиданного удара.

Она сидела с таким же «посохом», только меньшего размером и хладнокровно начала расстреливать наездников. Пока те опомнились, трое уже лежали на земле, корчась от боли. Четвёртого юноша одним прыжком сбил с ног, выхватил «посох», ударил огненной плазмой не целясь, падая в сторону увидел мельком удар в то место, где только что стоял, но при падении уже сознательно, расстрелял противника почти в упор. Последний нападающий бросился бежать, но струя плазмы настигла и его. Враг был повержен, но не было радости в глазах юноши. Он стоял опустошённый с невидящим и безразличным взглядом, смутно понимая, что он натворил, и не понимал, что теперь будет делать… это же полный провал.

Не первый раз он ходил в зону разлома, скрывая это от всех. Однажды в зоне он спас от птицеподобных киборгов девушку и, понимая, что этого делать было нельзя, тщательно её прятал, чего дикарка никак не понимала и всегда лезла на вид, но до настоящего момента ему удавалось скрывать свои бравые похождения во времени. Дикарка тихо с осторожностью и опаской подошла к юноше. Он молча смотрел на неё… интересно, она была почти голая, а всегда присутствовало такое ощущение, что на ней самое прекрасное платье, сотканное из самой чистоты, и это платье снять было невозможно. Оно прикрывало её милое и прекрасное тело красотой самой природы и какой-то детской непосредственностью, хотя страха она не испытывала. Да и не умела бояться. Убедившись в том, что он не будет ругаться, приблизилась вплотную и начала небольшим пучком из листьев стирать ему с лица кровь и пот. Он же стоял неподвижно, какой-то отстранённый и пустой.

Вдруг сильнейший удар толкнул девушку прямо на юношу, от которого он еле устоял на ногах, подхватив обмякающее тело. Поняв, в чём дело, мгновенно выхватил плазменный пистолет, из которого в следующий момент вылетела молния, поразив недобитого птицеголового воина.

«Как же он забыл о нём»?.. — подумал юноша. Их не учили убивать, им даже запрещалось защищаться, только в крайнем случаи, и то по возможности уходить в невидимость. Девушка медленно опускалась на землю, пытаясь слабыми руками удержаться за его плечи, и юноша стал опускаться на колени вместе с умирающей девушкой. Из глаз его катились слёзы… Он спас её только для того, чтобы она спасла его… Юноша закричал, как раненый зверь, боль в сердце разрывала на мелкие части, терпеть которую не было сил. Нежно-нежно положил девушку в траву, боясь сделать ей больнее, чем есть… Она смотрела ему прямо в глаза, будто пытаясь запомнить их, унести с собой и словно действительно запомнила, тихо закрыла и затихла с улыбкой на устах.

Аккуратно положив тело девушки, юноша встал и молча пошёл к лесу, где находилось поле защиты, ни на что не обращая внимания. Он решил остаться здесь, в мире погибшей девушки, которая всегда была одета в платье самой красоты всей природы. Он решил биться с птицеголовыми до полного освобождения этих исстрадавшихся от постоянных набегов, людей, которых в его мире почему-то называли далёкими предками. Он не верил в это, не хотел верить, что-то ему подсказывало, что это не так, что здесь кроется какая-то не изученная тайна. Стоит только понять это и можно будет всё изменить и настроить жизнь во всех мирах. И он знал, что он найдёт выход из сложившейся обстановки и если не сейчас, то во времени, раскроет тайну Времени и найдёт виновников этого страшного разлома, чтобы наказать, уничтожить… прекратить этот кошмар блуда и невежества…

— Что он делает? — воскликнул отец молодого наблюдателя.

— Ничего… он просто не сможет выйти за пределы поля, — тихо произнесла миловидная женщина, но юноша уверенно шёл к границе поля защиты, доставая лазерный лучемёт.

— Что он может сделать?..

Мысль у всех собравшихся работала в режиме вне времени. Юноша не отвечал на запросы, он будто бросал вызов своим руководителям в том числе. По-видимому, самовольные выходы в настоящее прошлого оставили свой неизгладимый вирус неповиновения… Но что может произойти? Сфера поля защиты создаёт условия благоприятные для наблюдателя. Он всегда находится в вибрационной среде времени своего рождения. Чтобы выйти за пределы этого поля Времени, необходимо было выйти во «вневременье» и уже оттуда в поле Времени исследуемой эпохи, что не практиковалось или только в экстренных случаях, и то заброс наблюдателя производился из момента его рождения. Что же произойдёт в случае снятия поля защиты, ведь на какое-то мгновение наблюдатель попадает в полное Небытие… то место в Сущем, в котором пока никто и ничем не управлял?.. И как он выходил, тем более перевёл дикарку в зону защиты?.. А Дракон?.. Значит, юноша знал то, что не знали они.

Поняв, что ничего они сделать не смогут, присутствующие в комнате просто ждали и надеялись на благоразумие юноши и… он, вероятно, одумался, резко остановился и уверенной походкой направился назад к мёртвой девушке. Все вздохнули с облегчением, продолжая вызывать юношу, но он не отвечал, а молча подошёл к дикарке, присел на корточки, ласково гладя её по голове. По щекам катились две слезинки…

— Вот он!.. лучшего кандидата для заброса в прошлое последних веков пространства нелюбви мы просто не найдём… — тихо прошептала миловидная женщина.

Отец юноши с какой-то тревогой посмотрел на неё. Он так же понял, что его сын сам определил свою дальнейшую судьбу Воина Времени, как ключевой фигуры для заброса в царство полного невежества.

— Его надо вернуть и немедленно… — произнёс второй мужчина и сразу же принял решение, добавил по внутренней связи: — Срочно в модуль Времени группа Службы Безопасности!..

Все знали, что Служба Безопасности будет через пять минут готова и отправится без предварительной подготовки выполнять задание. Пять минут!.. эти пять минут, как целая вечность, ибо за это время юноша может что-то предпринять… Так и вышло. Юноша будто почувствовал, поднялся, взял на руки мёртвое тело девушки и направился к границе зоны защиты.

Спасатели появились в зоне юноши в тот момент, когда он уже подошёл к границе поля защиты. Чтобы выйти из этого поля, нужно было пройти три метра в жидкой субстанции первоматерии, в которой без специального скафандра можно разложиться на нейтрино и ещё глубже. Юноша не имел такого скафандра… Он остановился, повернулся к защите спиной, глядя на бегущих спасателей, что-то кричащих ему… посмотрел на небо… тихо произнёс, будто хотел оставить надежду своим родным через тысячи, миллионы лет:

— Я вернусь!.. через тысячи… миллионы лет…

Повернулся и, не оглядываясь, шагнул в кольцо субстанции первоматерии. Через пару секунд у него была возможность выйти с другой стороны кольца и все с замиранием ждали, кроме трёх спасателей, которые были, конечно же, в скафандрах, легко преодолев кольцо, уже готовы были встретить юношу с внешней стороны поля защиты.

Но!.. прошло уже тридцать секунд, юноша не появлялся. Так долго в этой субстанции ничто объективное не могло выжить… Это конец!.. миллионы лет эволюции видов и тел и разом всё исключить?.. Этого понять не мог никто — не отец и его коллеги, не спасатели. Так прошла уже минута, но… юноша, по-видимому, принял решение раньше. Что это?.. раздался хлопок и в том месте, куда только что ушёл юноша, начала образовываться прозрачная сфера, которая увеличивалась в размерах, наливаясь по периферии радужными цветами какой-то неведомой субстанции. Внутри сферы ясно было видно юношу, который просто стоял со своим бесценным грузом, а из лучемёта вырывался сноп света, будто надувал сферу, как мыльный пузырь. Зрелище было изумительной красоты. Таковым это явление усматривалось и изнутри сферы, потому что глаза юноши сияли, и было понятно, что он изумлён не меньше наблюдателей. Далее происходили невероятные вещи… Девушка вдруг открыла глаза и, как удивлённый ребёнок, смотрела вокруг, пошевелилась с нетерпением в руках юноши и, обняв его за шею, уверенно потребовала движением тела отпустить её, что юноша немедленно сделал.

Ещё одно мгновение они стояли напротив друг друга, глупо улыбаясь и оглядываясь по сторонам. Сфера росла и вот уже размером выходила из кольца субстанции первоматерии, заставляя попятиться спасателей, потому что плёнка сферы была довольно плотная и непроницаемая. От малейшего прикосновения к объектам окружающего мира издавала лёгкий мелодичный звук, и чем больше увеличивалась сфера, тем звук становился всё выше по тональности. Казалось, что шар-сфера вот-вот лопнет, но он не лопнул, а будто взорвался, но взрыв произошёл от границ сферы к центру тысячами белых лучей, концентрируясь в центре в огненный шар абсолютной силы. Почему абсолютной? Потому что разноцветный ком пламени становился всё светлее, поглощая в себе все лучи, идущие от границы сферы, пока не стал прозрачным полностью… вдруг разорвался тысячами бесцветных лучей, на каждом из которых была как бы нанизана такая же прозрачная сфера и в каждой сфере, будто размножившись, стояли юноша и девушка… И далее всё начало исчезать, будто таяло в воздухе, как туман от первых солнечных лучей.

Всё это происходило, как в замедленной съёмке, так как когда всё исчезло, часы показывали время прибытия спасателей в зону, будто с этого момента время остановилось. Более того, оно шло вспять. Находящиеся в пункте отправки, молчали. Они видели, что поле защиты зоны исчезло полностью, исчез и юноша со своей дикаркой. Только никто не понимал, радоваться этому или печалиться и что с ними произошло. Если они потеряли тела, то можно будет обнаружить их в информационных полях Сущего, но в каких октавах и каких измерениях?.. или они всё-таки сохранили основы тел, как сформированную голограмму Сущности, чего, конечно же, быть не могло. И всё-таки была надежда, ведь всё, что произошло, не вписывалось ни в какие законы ранее изученные.

Не первый раз юноша проходил через поле защиты в мир эпохи своей работы. Это было совсем не трудно, будто проходишь через лёгкую обволакивающую субстанцию, наполняющую силой и спокойствием. Казалось, да так и было, лёгкая воздушная субстанция проникала насквозь, наполняла каждую клеточку неземным светом мудрости и любви. Всё существо наполнялось радостью существования и невозмутимостью камня. Исчезала любая боль, и не было желания выходить из этого состояния, хотелось остаться вечно в этом блаженстве жизни абсолютной, неподвижной среды сущего. Но всегда что-то толкало вперёд — в жизнь к действию и преодолению. Он знал, что нельзя задерживаться, как нельзя, нырнув в воду, оставаться там более, чем может выдержать организм без воздуха.

Войдя в поле защиты со своим бесценным грузом, у юноши вдруг возникла мысль, что ему не позволят остаться в эпохе дикарки, чтобы отомстить птицеголовым за её смерть, но и возвращаться он не хотел. Не потому что он не любил жить, не любил своих родных, он понимал, что его работа смотрителя времени закончена, и он больше никогда не попадёт сюда. Понимая это, юноша остановился и нажал на курок лучемёта, который по какой-то причине оказался в руке. Он попытался вспомнить, но не смог, состояние блаженства и радости всё больше наполняло организм. Вдруг ему стало жарко… видимо от теплового луча, вырывающегося из лучемёта. Странно было то, что луч, который должен был пробивать защиту, при выходе из лучемёта будто растворялся, наполняя лёгкую эфирную субстанцию светом, который сразу же разлагался на цвета радуги по спектру разложения света белого и лёгкими вуалями колыхался внутри образовавшейся растущей сферы. Красота неописуемая! Юноша смотрел на эту красоту игры света, в колыхании которой возникали образы далёкого прошлого, как и будущего. Эти образы проходили в сознании очень быстро, но осознавались полностью и в мельчайших подробностях.

Вдруг кто-то обхватил его за шею. Юноша чуть вздрогнул от неожиданности… он же совсем забыл… Нет!.. он не забыл… он помнил даже каждую родинку на теле своей дикой подружки. Наклонив голову, увидел глаза девушки… живые глаза с дикими искорками детской шаловливости и удивления. Она не понимала, зачем он её держит на руках и не собирается отпускать. Движением тела не попросила, потребовала, чтобы он её отпустил, наконец… и юноша отпустил, растерявшись от такого быстрого преображения дикарки. Она встала и смотрела на юношу, узнавая и не узнавая его. Это был не тот человек, который спас её от дракона и птицеголовых, а сплошной пульсирующий огонь. Так она ощущала его. Ей вдруг захотелось обнять его крепко и целовать его милое лицо, глаза, губы, хотелось говорить ему ласковые слова и… кто же ей мешает сделать это?..

Девушка произнесла его имя, но не услышала себя, голос не был звуком, а был волной, которая проникала в сердце юноши, обволакивая его всего субстанцией червонного золота, перемешиваясь с его волнами небесной синевы, сверкая серебряными искрами при соприкосновении. Как интересно!.. не было смысла говорить, потому что они двое были одним и неразделимым целым, и находились в каком-то разряжённом пространстве, видели, слышали, чувствовали, проживали в одно мгновение всё, что было, есть и будет не только за себя, но и многие другие жизни… тысячи… десятки тысяч жизней.

И вдруг они почувствовали, что кто-то или что-то начинает их делить на части. Нет, не тела, а будто из общего тела выделялась некая голограмма, что являлась абсолютным двойником их же самих. И эти двойники были идентичны и самодостаточны в себе, только лёгкая невидимая нить являлась связью этих двойников с ними. Юноша понял, что происходит. Как вычислили учёные его эпохи, человек просто растворится в первоматерии на нейтрино и ещё глубже, перестанет существовать в чём или ком-либо. Понял, что их встреча есть и расставание, и дальнейшее исчезновение из миров в Сущем. Что там за гранью, никто не знал, но не один испытуемый предмет никогда не возвращался, исчезал бесследно.

Мысли всё ещё работали хорошо, даже мгновенно. Он пытался понять, как же учёные его эпохи позволили из этой эфирной субстанции создать поле защиты, ведь это опасно, как для наблюдателей, так и для всего живого исследуемой эпохи. Почему? Это непозволительный риск… и даже преступление. Он не понимал, что его самовольное снятие защиты, пусть временное, разрушило связь поля защиты с его эпохой, из которой велось автоматическое наблюдение за полем. Любой объект, прикоснувшийся к полю защиты, получал психоэмоциональный удар-предупреждение, который не позволял проникнуть вглубь поля защиты без специального снаряжения, да и не было таких случаев самовольности… А аборигены эпохи из вне не могли эту защиту ощущать, благодаря разницы волн плотности времени.

Юноша видел, как дробится его сознание, видела это и дикарка. В глазах появилась досада, и даже слёзы, как показалось юноше. Деление было так же весьма своеобразно. Они чувствовали себя множеством, жили одновременно в каждой голограмме деления, время летело так быстро, что уловить его течение не было никакой возможности. Но юноша понимал, что если он удержит способность мыслить, понимать, чувствовать, то может сохранить себя, как самодостаточное существо. Он напряг всю свою волю, чтобы сохранить ощущение времени, но давление тяжёлой субстанции не давало сосредоточиться.

Крепко держал за руки свою подружку, пытаясь сохранить хотя бы в памяти её присутствие, но она исчезала прямо на глазах, как исчезал и он сам, будто таял, как сахар в воде. Нет, он не терял способности мыслить, не терял способности чувствовать, но и мысли и чувства менялись по своим качествам, они сами становились мыслями и чувствами, растворялись в них, становились ими, теряя тела. С потерей тел гасла воля, которая позволяла осознавать себя и всё окружающее вне себя. Далее произошло полное разделение мыслей и чувств… Последнее, что услышал юноша…

— Не уходи-и… — и девушка полностью исчезла из видимости, растворилась, как мираж в пустыне.

Глава вторая

Первозданная чистота и прозрачность наполняли всё пространство, оно было Всё и Ничто, оно было и его не было, потому что не было того, кто мог его осознать. Пространство было само в себе, как непостижимое Всё, не осознающее себя. Но почему не осознающее?.. ведь она… кто это — она?.. чувствовала себя, как нечто существующее, просто чувствовала, хоть и не могла осознать. Не могла осознать?.. не было качества, чем можно осознать… не было мыслей. И только где-то глубоко, глубоко чуть тлел маленький огонёк, маленькая искорка — мысль и!.. искорка-мысль стала обретать форму, сначала она зазвучала, как маленький огонёк, но уже ощутимый, который стал оформляться в информационный образ… «вспомнить», «вспомнить»…

Сознание ещё не понимало, что вспомнить, но напряжение продолжало нарастать. В какой-то момент напряжение увеличилось настолько, что сознание начало звенеть, как камертон, создавая в каждой точке пространства узор мысли, наполненный всеми качествами бесконечной, непостижимой субстанции, называемой Сознанием Высшего и то, только в грядущем. Пока же оно не называлось никак. И она вспомнила… вспомнила ту последнюю мысль, которая теплилась в сознании, и создавала состояние жизни. Это же он!.. её любимый!.. такой непонятный, но всегда милый и желанный.

Вспомнив, увидела его лежащего на небольшой полянке в лесу, одинокого и заблудшего в своих же противоречиях и мыслях. Мыслях?.. Да!.. у него есть мысли, информация их связи, любви и самой жизни. И она стала входить в него, вливаться, как его качества, его любовь и его жизнь!.. вся, без остатка, всем своим сознанием, всей своей бесконечностью и непостижимостью, которые огненными протуберанцами, как ответная реакция, возвращались, проникая в самые потаённые уголки сознания, наполняя его смыслом и радостью осознавания, ибо каждый протуберанец вспыхивал не в каком-либо месте пространства, а в каждой его точке, независимо один от другого.

Юноша видел прекрасный сон!.. или не сон?.. он чувствовал себя в виде огненного существа, и не просто огненного, а в виде океана бушующего пламени, который с огромной скоростью собирался в одну точку. Какая-то неведомая сила увлекала сознание к центру, который находился… где же он находился?.. Этого он не понимал, но понимал то, что если он не найдёт этому объяснение, то исчезнет совсем, перестанет не только жить, но и существовать. Мысли гасли, будто какая-то неведомая сила прессовала само время в одно мгновение жизни, за пределами которого жизнь исчезает совсем.

Он собрал всю свою волю, чтобы сохранить ту — последнюю мысль, которая, пусть слабо, но давала ощущение жизни и надежду возрождения в виде образа информации… нет!.. Мысль таяла и никакой силы, никакой воли не хватало, чтобы её сохранить. Тогда юноша отбросил эту попытку и вспомнил образ любимой дикарки в прекрасном платье самой природы, её красоты и непостижимости.

Образ любимой стал обретать форму бесконечности, которая, как не странно, в то же время имела форму и тело… «Как интересно?.. — подумал он, — бесконечность имеет форму»!.. Тогда он ещё не знал, что и бесконечность имеет форму, но это называется — форма выражения, он ещё не знал, что всё, что имеет форму выражения, есть только реальное проявление формы (тела), как качественный проектор формы выражения.

Когда концентрация формы выражения любимой набрала критическую массу для проявления… казалось, что в одно мгновение жизни собралась вся бесконечность и вот-вот исчезнет в этом центре, раздался взрыв, и сознание в следующее мгновение обрело форму выражения, разлетаясь в пространстве тысячами протуберанцев, независимых один от другого. И юноша проснулся… Он прекрасно, в деталях помнил свой сон или… не сон?.. но не мог найти хоть какое-то объяснение, чтобы понять. Посидел ещё минут пять в задумчивости, но так и не понял значение своего сна, ибо, как посчитал, что сон никак не может быть связан с реальностью его жизни, с реальностью, где так много ужасного и опасного. Последнее, что он помнил, как его втягивает в какую-то ужасную воронку вдоль огненных линий, стремящихся к центру в глубине этой воронки, помнил и то, что что-то привлекло его внимание, и он зафиксировал своё сознание где-то по пути к этому центру.

Из-за задумчивости юношу вывел шум в лесу. Кто-то бежал, и не просто бежал, ломился, пробивая в густых зарослях себе дорогу. Ещё не понимая ничего, на всякий случай, юноша вскочил и быстро побежал к лесу, чтобы укрыться и оценить обстановку. Сознание всё ещё дробилось на части. Раскрывались целые картины миров, порой сказочно прекрасных, а порой ужасных, наполненных страданием и болью. Конечно, если бы у него было время, он смог бы разобраться в этом калейдоскопе мыслеобразов своего сознания, разлетающихся в бесконечности всполохами воспоминания и усмотрения, но времени то как раз и не было.

Он сосредоточил всё своё внимание, чтобы зафиксировать сознание, понять то, что происходит здесь и сейчас не внутри его возбуждённого разума, а в окружающем мире. И он вспомнил… вспомнил всё. Он даже вспомнил то, что произойдёт в следующее мгновение. На полянку с противоположной стороны выбежала молодая полуголая девушка с небольшим посохом, который время от времени выбрасывал сгустки невидимой огненной плазмы по направлению противника, но скорее для предупреждения, но не поражения.

Юноша никого пока не видел, но прекрасно понимал безвыходное положение этой дикарки, потому что она еле стояла на ногах от усталости и безысходности. Перебежав на противоположную сторону полянки, она вдруг как-то обречённо остановилась возле огромного дерева, опустилась на колени и села, повернувшись к гипотетическому противнику, к тому месту, где враги должны были появиться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 441