электронная
432
печатная A5
500
16+
Детективные рассказы

Бесплатный фрагмент - Детективные рассказы

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9224-4
электронная
от 432
печатная A5
от 500

ЛЮБИМАЯ ИГРУШКА РАЛЬФА

1

На небольшой улице, на окраине города стояло всего четыре дома. В трёх домах жили три сестры, они были близнецами. Сёстры были уже не молоды, но и не стары. Старшая на несколько минут сестра Лора, жила одна, её каждый день навещала дочь, живущая с мужем и сыном отдельно. Лора страдала гипертонией, которая у неё развилась вскоре после развода. В соседнем с ней доме жила средняя сестра — Нора. Муж у Норы банкир, целыми днями пропадает в своём банке, двое женатых их сыновей живут своими семьями. В доме, расположенном напротив дома Норы, живёт их младшая сестра — Дора. Дора вдова, её муж и единственная дочь погибли в автокатастрофе. Муж вёз девочку на праздник, был сильный гололёд, и он не справился с управлением. Машина, несколько раз перевернувшись, взорвалась. Дора жила с огромным сенбернаром по имени Ральф, они очень дружили. В доме, расположенном рядом с домом Доры, жильцы, почему-то, надолго не задерживались, сейчас молодую пару в нём сменила семья художника. Художник был очень замкнутым человеком шестидесяти лет. Он вообще не выходил из дома, его один лишь раз видела Нора, когда они вселялись в свой дом. Его жена Элен, была младше мужа на тридцать лет. Она очень быстро нашла общий язык с сёстрами, которые были почти ровесницами её мужа. Каждый день сёстры и Элен собирались у Доры на утренний кофе.

— Дора, доброе утро. Я к тебе сегодня рано. Хорошо, что ты уже встала.

— Доброе утро. У тебя что-нибудь случилось, Нора?

— Нет, нет, всё в порядке. Я просто хочу поделиться с тобой своими наблюдениями.

— Я тебя не понимаю.

— Сейчас поймёшь. Мне кажется, я узнала его. Этот негодяй — он теперь наш сосед. Это муж Элен.

— Нора, ты уверена? Ты что, общалась с ним?

— Нет, но мне очень хочется встретиться с ним и кое о чём его расспросить.

— Нора, может, не стоит? И зачем они переехали на нашу улицу?

— Ну, как зачем? Он, ведь художник, ему нужна спокойная обстановка, тишина, а для этого лучше нашей улицы в городе не найти, моя дорогая Дора.

— Нора, ты что-то собираешься делать?

— Я хочу встретиться с ним, но только так, чтобы в доме не было его жены. Ты мне должна помочь, Дора.

— Хорошо, я постараюсь задержать Элен. У нас с ней общее увлечение — цветы.

— Прекрасно. Сейчас уже придут и Элен и Лора, ты их займёшь разговорами, а я незаметно проберусь в дом Элен. Иди, займись уже нашим кофе.

Вдруг зазвонил телефон. Они обе от неожиданности, даже вздрогнули. Дора быстро взяла трубку.

— Я слушаю. А, это ты, Лора. Тебе нехорошо? Опять давление? Высокое? Я сейчас же приду к тебе.

Нора с удивлением посмотрела на сестру.

— Хорошо, буду ждать твоего звонка. — Дора продолжала телефонный разговор с Лорой. — Ты выпила таблетку? Врач едет уже? Его привезет твоя дочь? Значит, тебе уже давно плохо. Почему же ты не звонила? Ладно, не буду тебя беспокоить разговорами. Обязательно позвони, когда уйдёт врач. Целую тебя, и Нора тоже тебя целует. Да, она у меня, ждём Элен на кофе. Нам будет тебя не хватать.

Дора положила трубку.

— Я думала, ты меня убьёшь. У тебя, Нора был такой грозный взгляд, что я даже чуть трубку не выронила из рук.

— Ещё бы, ты чуть было не нарушила все мои планы.

— Я очень переживаю за Лору. Гипертония, сама понимаешь, в нашем возрасте опасна. А, вот и Элен, уже идёт к нам.

— Доброе утро. Я не опоздала? А где Лора?

— Доброе утро, Элен. Сегодня мы без Лоры. У неё опять давление. Сейчас к ней должен приехать врач. За ним поехала её дочь.

— У Лоры очень любящая и заботливая дочь. Нора, а я Вам принесла семена флоксов, именно таких, какие Вы хотели.

— Боже мой, сиреневых?

— Да. В этом году я купила семена именно сиреневых флоксов. Они очень украшают палисад.

— Какое Вам спасибо, Элен. Я уже думала, что останусь на это лето без любимых цветов. Присаживайтесь, я уже ставлю кофе.

— Давно пора, Дора. — Пробурчала Нора. Она даже подтолкнула сестру к кухне.

— Дора, а где Ральф? Я ему принесла красивую тесёмку, чтобы привязать его резиновую кость.

Нора с удивлением посмотрела на Элен.

— Ральф не котёнок, Элен, а огромный сенбернар, и вряд ли он будет так играть.

— Я привяжу кость и посмотрим. Если не будет — отвяжу тогда кость от тесёмки. Ральф, ты где? Иди ко мне.

— Он был во дворе, Элен, когда я шла к Доре. Поищите его там.

Элен вышла во двор.

— Дора, что ты так долго возишься с этим кофе?

— Нора, я очень нервничаю. Может, не стоит?

Во дворе Ральф с удовольствием играл с Элен. Ему очень понравилось играть с подвешенной на тесёмке костью.

— Дора, Нора. Вы видите, как он играет. Ему понравилось.

— Элен, кофе готов. Мы ждём Вас.

Элен даже запыхалась от игры с Ральфом.

— Я так полюбила Вашего Ральфа, и ко мне он относится хорошо. Я очень люблю животных.

— А почему не заводите? Вы же одни живёте с мужем, Ваши дети, наверное, уже взрослые, раз их нет с Вами. Времени для животных у Вас предостаточно.

— У нас нет детей, Нора. Муж мой старше меня на 30 лет, и слышать о детях не хочет, а мне очень хочется иметь детей.

— Простите меня, Элен, я не хотела Вас обидеть. Дора, — обратилась она к сестре, — у меня в сумке пакет печенья, достань, пожалуйста.

— Элен, это Ваш телефон звонит во дворе?

— Ой, да, мой. Я его положила на скамейку, когда бегала с Ральфом. Спасибо, Дора.

Элен вышла во двор. Это звонил её муж.

— Да, дорогой, это я. Прийти к тебе? А в чём дело? Мы пьём кофе. Хорошо, сейчас буду. — Элен зашла в дом, обратилась к сёстрам, — я должна идти, но постараюсь быстро вернуться.

— А, что случилось? Почему муж Вас зовёт? — Спросила Нора.

— Мой муж пишет очень большую картину. Она занимает половину комнаты, он, даже залезает на стремянку, когда пишет верх картины. Ему понадобилось её подвинуть, он сам не может, вот и зовёт меня. Мы её передвинем, и я вернусь. Мы же с Вами, Дора должны посадить флоксы, я не прощаюсь. Я попрошу Вас, придержите, пожалуйста, Ральфа, вдруг он побежит за мной, а мой муж очень боится собак, до ужаса боится. Вот, поэтому, Нора, я их и не завожу.

— Ральф, ко мне. Элен, мы ждём Вас. — Дора обратилась к сестре, — Она мне нравится, приятная женщина.

— А мне она кажется подозрительной, я ей не доверяю. Когда она вернётся, задержи её, Дора, пожалуйста, надо поскорее всё завершить, а то вдруг нам опять, что-нибудь или кто-нибудь помешает.

Минут через 20 Элен вернулась.

— Мы передвинули картину. Мой муж скоро уже её закончит. Она его очень вымотала.

— Простите меня, Элен за не деликатный вопрос.

— Пожалуйста, Нора спрашивайте.

— Это правда, что пишут в газетах о Вашем муже?

— Что именно? — Спросила Элен.

— Нора, что с тобой? Я тебя не узнаю. Простите, пожалуйста, Элен мою сестру.

— О моём муже часто пишут, и не всегда правду. Что же Вас, Нора интересует?

— Я где-то прочитала, что Ваш муж один из богатых людей нашей страны. Это правда?

— Да, это правда. Он очень богат.

— Ещё вопрос, можно?

— Слушаю, Вас.

— Кто же наследует всё его состояние? В случае… ну, Вы понимаете.

— Я его единственная наследница, детей, ведь у нас нет.

— Я Ваш муж не был до Вас женат?

— Нет, я его единственная жена и мы очень любим друг друга.

— Но между Вами такая разница. Вы, простите, ему в дочери годитесь.

— Нора, ты, по-моему, куда-то торопилась. Элен, я прошу Вас простить бестактность моей сестры.

— Я привыкала, Дора и перестала обижаться.

— Элен, Дора права, я приношу свои извинения, и мне, действительно, пора. Я должна проведать одну свою подругу, она приболела. Желаю вам с Дорой спокойно провести время, и не забудьте посадить флоксы. Дора, обязательно позвони мне, когда посадишь семена и напомни, что я должна пройти на почту, а то в разговоре со своей подругой, я могу забыть об этом. Хорошо?

— Я обязательно тебе напомню, не беспокойся. Иди. Приступим, Элен к посеву семян?

— Да. Начнём, а то мой муж опять может меня позвать.

2

Нора, выйдя со двора сестры, быстро перешла в дом художника. Она старалась идти очень тихо. В доме была такая тишина, что Нора даже подумала, что здесь никого нет, но она вспомнила, что муж Элен не выходит из дома, значит, он дома. Нора очень тихо переходила из комнаты в комнату. Наконец, она подошла к его мастерской. Дверь в мастерскую была приоткрыта и Нора осторожно заглянула в комнату. То, что она увидела, очень её напугало. Художник лежал на полу, рядом с ним была перевёрнутая стремянка. Он, видимо, упал с лестницы. Нора подошла к нему проверить пульс. Но пульса не было. Художник был мёртв. Нора испугалась ещё больше. Ей надо было поскорее выбраться отсюда, и тут на стремянке она увидела то, чего здесь никак не должно было быть. И, от увиденного, её стало подташнивать. Нора повернулась в сторону двери и застыла. Она ясно услышала шаги. Кто-то сюда шёл.

«Неужели Дора не смогла задержать Элен?»

Нора быстро окинула взглядом комнату, в поисках места, куда можно было бы спрятаться. Шаги приближались. Нора едва успела спрятаться за картиной, как кто-то был уже в комнате. Этот человек что-то делал некоторое время в комнате, он не удивился увиденному, не стал из-за этого проявлять беспокойство. Нора чуть не задохнулась от хода своих мыслей. Получалось, что художник не сам упал, а его столкнули, и, следовательно, в комнате сейчас находится его убийца. Норе показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Титаническим усилием воли она пыталась перебороть росшее в ней чувство страха. Через некоторое время, когда из комнаты не доносилось никаких звуков, Нора осторожно выглянула из своего укрытия. Она озиралась вокруг, пытаясь понять, что мог делать здесь убийца. А в том, что художника убили, она уже не сомневалась. И тут она поняла, что здесь делал этот человек. Более того, она догадалась, кто здесь только что был. И в этот момент зазвонил её телефон. Нора не узнала свой голос. Это звонила Дора. Она напоминала ей о том, о чём её попросила Нора. Это означало, что пора уходить из дома художника.

«Значит, Элен всё время была с моей сестрой? Быть этого не может!»

Нора вдруг почувствовала, что ей необходимо срочно выпить. Когда Нора входила во двор сестры, Элен уже прощалась с Дорой.

— Нора, дорогая, с тобой всё хорошо? Ты очень бледная.

— Моей подруге очень плохо. Боюсь, она умрёт.

— Иди, присядь. Я провожу Элен и вернусь.

— Дора, идите к сестре, не надо меня провожать, ведь я почти что дома.

— Хорошо. Я пойду к ней. Она очень расстроена. Всего хорошего, Элен, до завтра.

— До завтра, Дора.

Дора прошла в дом. На стуле сидела Нора. Выглядела она довольно странно.

— Нора, что случилось? У тебя жуткий вид.

— Его убили, Дора. Мне надо выпить.

— Художника убили?

— Да. Это она его убила. Его жена.

— Элен? Что за чушь. Зачем ей его убивать?

— Она всё время была с тобой? Никуда не отлучалась?

— Её не было минут 15—20. Они с Ральфом бегали вокруг дома, пока я сажала семена.

— Ты знаешь, что я увидела у них дома?

— Откуда я могу знать. Говори же.

— На стремянке, на которой стоял и рисовал художник, было привязано, знаешь что?

— Господи, что же? Да скажи уже!

— Резиновая кость Ральфа.

— Что?! Игрушка моего Ральфа?

— Да! Именно она. И привязана она была тесёмкой, которую подарила Элен. Я хотела её отвязать, но меня что-то остановило. И тут я услышала шаги. Я успела спрятаться за картину, а, когда этот человек ушёл, я вышла из укрытия, огляделась…

— Ну? И, что ты увидела? Говори.

— Я увидела, вернее, я не увидела игрушки. Кости уже не было. Этот человек вернулся, чтобы её забрать. Ведь это улика.

— Боже мой, какой ужас.

— Это был действительно ужас, я чуть не потеряла сознание. Ты говоришь, Элен не было несколько минут? Ей вполне хватило бы этого времени, чтобы отвязать кость, дать её Ральфу и играть с ним.

— Нора, это, что же получается? Убийца вовсе не Элен.

— Как не Элен? А кто же тогда? —

— Мой Ральф. Он искал свою кость, влетел в их дом, увидел её, привязанную к стремянке, прыгнул на неё, свалил лестницу. Художник этого не ожидал, потерял равновесие, упал и разбился.

— Да. Я думаю, Дора, так оно и было. Но Ральф не виноват. Она обо всём заранее позаботилась, чтобы всё выглядело, как несчастный случай, и значит, её судить не будут, и она преспокойно получит всё наследство своего богатого мужа.

— Нора, но, ведь этого нельзя допустить. Ты права, она убийца, но, что же делать нам?

— Ничего, Дора. Надо вести себя как обычно, чтобы она не догадалась, что мы обо всём знаем.

— Да. Ты права, Нора.

И тут они услышали крик. Это кричала Элен.

3

— Нора, ты слышишь? Это Элен. Почему она так кричит? Ведь, она сама же убила его.

— Это она определённо старается для нас. Изображает ужас.

— Надо пойти к ней. Ведь мы с тобой не знаем, почему она кричит.

— Да, пошли. Только Ральфа запри дома.

Сёстры торопливо пошли к дому художника. Вдруг Дора внезапно остановилась.

— Дора, что с тобой?

— Как я забыла тебя спросить.

— О чём, Дора?

— Ты убедилась, что это именно он? Ты узнала его? Ты уверена в этом?

— Господи, да, конечно же, я его узнала. Это он, не сомневайся.

Они вошли в дом и прошли прямо в мастерскую художника. Когда они вошли в мастерскую, то увидели Элен, лежащую на полу.

— Нора, она, что, мертва?

Нора подошла к Элен и нащупала её пульс.

— Нет, она жива. Это всего лишь обморок. Она сейчас придёт в себя.

— Странно, всё-таки, Нора, что Элен потеряла сознание. С чего бы это?

— Она, возможно, только сейчас трезво оценила содеянное ею, и ей стало страшно. Смотри, Дора, она приходит в себя, давай её приподнимем.

— Это вы? Вы уже знаете, что произошло?

— Догадались. Как Вы себя чувствуете? Можете встать?

— Спасибо, мне уже лучше. Давайте уйдём отсюда, я не могу его видеть таким.

— Элен, может, Вы поживёте у меня?

— Хорошо. Спасибо за приглашение, Дора.

Похоронами мужа Элен занялась ассоциация художников. Элен очень плохо себя чувствовала. Нора и Дора решили ничего пока не говорить Лоре. Она была ещё очень слаба, всё время мёрзла, даже просила дочь топить камин, несмотря на тёплую погоду. Она всё ещё лежит, врач запретил ей вставать.

— Элен прекрасная актриса, ты не находишь, Дора?

— Я вот, о чём подумала, Нора.

— Интересно, что тебе пришло в голову?

— Я думаю, а вдруг Элен не виновата в смерти мужа? Ну, уж очень она переживает о нём. Может, это и вправду несчастный случай?

— Дора, ты в своём уме? Что ты говоришь? Если бы ты пряталась за картиной, как я, если бы ты испытала ужас, какой испытала я, то поверь мне, ты бы также как и я, была бы уверена в её виновности.

— Ты права, Нора, прости. Надо навестить Лору. Я у неё не была со вчерашнего дня. Элен отдыхает, давай сходим к Лоре.

— Я сама схожу, а ты, Дора сиди дома и не оставляй Элен одну.

— Позвони мне, когда вернёшься от Лоры.

— Ладно. До завтра.

Прошло несколько дней. Элен собиралась ехать. Она обратилась к Доре.

— Слава Богу, уже всё позади. Я сегодня дала объявление о продаже дома. Спасибо Вам за всё, Дора. Я не могу находиться ни в этом доме, ни на этой улице, хочу уехать как можно подальше отсюда. Я прошу Вас, как придут покупатели смотреть дом, согласитесь от моего имени на все их условия, я хочу поскорее продать этот дом. Вот мой номер телефона, я буду ждать Вашего звонка. Я часто буду вспоминать Вас и Ваших сестёр и Ральфа тоже. Прощайте.

— Прощайте. Я всё сделаю, как Вы просите. И будьте счастливы, если сможете.

Элен села в машину и уехала. Спустя некоторое время в доме Доры раздался стук в дверь.

— Заходи, Нора, открыто.

Но это была не Нора. Это пришёл участковый инспектор из полиции. Его интересовало, как умер муж Элен, и где в момент его смерти была Элен.

— Она убита горем, инспектор, очень переживает. Всё время находилась со мной. А, когда увидела своего мужа мёртвым, то мы с сестрой долго приводили её в чувство. Всё может подтвердить моя сестра Нора.

— А, где сейчас Элен? Я бы хотел с ней поговорить.

— К сожалению это невозможно. Она только что уехала из нашего города.

— Жаль. А куда уехала, не сказала?

— Она не сказала, а я не спросила.

— Ну, спасибо. Всего Вам хорошего.

— До свидания, инспектор.

Инспектор попрощался и ушёл. Позже позвонила Нора.

— Лоре, слава Богу, лучше. Она уже встаёт, давления нет. Только слабость. Спрашивала об Элен, и я ей всё рассказала. Ведь рано или поздно, она всё узнала бы.

— Нора, Элен уехала.

— Дора, почему ты её не задержала? Нельзя было её отпускать. Ведь и я могу оказаться под подозрением. Хотя, чёрт с ней, уехала, ну и ладно. Он получил по заслугам. Всё, хватит о них думать и говорить.

— Да. Ты права, хватит. Зачем ты Лоре рассказала? Вдруг у неё опять поднимется давление. Как она отреагировала на твой рассказ?

— Никак. Она была под действием лекарств. Ладно. Спокойной ночи.

— Спокойной. Завтра жду на кофе.

— Приду.

4

На следующий день, после чашечки кофе, Нора и Дора перешли к Лоре.

— Как мы рады, что тебе полегчало, дорогая Лора. Смотри, и Ральф, как радуется. Когда приедет наша племянница?

— Я ей звоню со вчерашнего дня и никак не могу дозвониться. Ни мобильный её не отвечает, ни домашний. Уже не знаю, что и думать.

— Ты, Лора не нервничай, помни о своём давлении. Ну, мало ли чем, занята твоя дочь. Может, батарея телефона разрядилась, может, на виброзвонок поставила телефон и забыла.

Лора казалась взволнованной, а сёстры пытались её успокоить. Они посидели у Лоры ещё некоторое время и разошлись по домам.

Вечером взволнованная Нора прибежала к Доре.

— Дора, какой ужас!

— Что? Да, что же случилось, скажи, наконец.

Нора никак не могла перевести дыхание.

— Машина сбила дочь Лоры. Она госпитализирована. И знаешь, кто её сбил?

— Нора, не знаю. Ты своей манерой рассказывать, меня до инфаркта доведёшь. Скажи уже, кто сбил племянницу?

— Дора, её сбила Элен. Представляешь? Ты и сейчас будешь сомневаться в её виновности?

— Господи, какой ужас, Нора. Как она могла? Может, случайно?

— Как же, случайно. Она устранила её.

— Точно. Возможно, Элен видела наши семейные фотографии, всё поняла и приняла свои меры. Надо срочно идти в полицию, и всё им рассказать. Её должны арестовать.

— Дора, Элен уже арестована, как совершившая наезд. Но ты права, надо идти в полицию.

В полиции Нора и Дора рассказали о своих подозрениях на счёт Элен. Ей были предъявлены обвинения в убийстве собственного мужа и в покушении на дочь Лоры.

К счастью состояние дочери Лоры не было тяжёлым, и она быстро шла на поправку. Только сейчас Нора и Дора всё рассказали Лоре. Лоре во всё это поверить было очень трудно.

— Элен должна понести заслуженное наказание.

— Она всё заранее обдумала, избавилась от мужа, стала богатой. И, ведь она ещё, как молода.

Нора и Дора кипели от негодования.

— А знаете, что мне Элен говорила о деньгах? — Спросила Дора своих сестёр.

— Строила грандиозные планы на свою личную жизнь?

— Не угадала, Лора. Она хотела большую часть наследства передать приютам. Кстати, его незаконченная картина была продана за несколько миллионов.

— И ты ей поверила? Ну, рассмешила. — Нора громко рассмеялась

— Странная она женщина. Я понимаю, верить ей нельзя, но она умеет так правдоподобно лгать, что не хочешь, да поверишь.

Дора во всём согласилась со своими сёстрами. Через некоторое время они узнали, что Элен признали душевнобольной и перевели в клинику. Она так и не признала себя виновной в предъявленных ей обвинениях. И от бессилия доказать свою невиновность, сошла с ума.

6

Прошло много лет. Маленькой улицы больше не существовало, на её месте был разбит парк. Из бывших её жильцов в живых осталась только Лора. Да и она уже доживала свои последние дни. Жила она у своей дочери. Уже несколько дней Лора не встаёт с постели. Дочь неотрывно находится рядом с ней, она понимает, что мать её уходит. Лора, наконец-то, решилась поговорить с дочерью и рассказать ей всё, что скрывала от неё всю жизнь. Она колокольчиком подозвала свою дочь, и, собравшись духом, стала ей рассказывать.

— Когда ты, дочка была совсем маленькой, твой отец ушёл от нас, бросил и тебя и меня. Но он ушёл не к другой женщине, он ушёл в искусство, променял нас с тобой на картины и очень преуспел. Я больше его не видела, но о нём можно было прочесть в любом журнале. Из них же я узнала о его женитьбе на молоденькой девушке. А потом они стали нашими соседями. Он не узнал ни меня, ни моих сестёр. Тебя узнать было просто невозможно. А я его узнала сразу. Во мне произошла какая-то перемена, я очень захотела ему отомстить, и я решила его убить, но представить всё, как несчастный случай. А ещё лучше будет, подумала я, если подозрение падёт на его молодую жену. Помощник у меня был такой, который никогда не выдал бы. Ральф должен был напугать твоего отца. Я помнила, как он панически боялся собак. Но не представляла, как это сделать. Помогла мне сама же Элен. Она подарила Ральфу тесёмку и привязала к ней его игрушку — резиновую кость, которую Ральф очень любил. А дальше всё прошло легко и быстро.

Я от дома Лоры до мастерской твоего отца проволокла кость по земле, потом привязала этой же тесёмкой кость к стремянке. Всё получилось так, как я и задумала.

Ральф учуял запах своей игрушки и по этому запаху прибежал в мастерскую. Нашёл кость привязанной к стремянке, сбросил стремянку. Твой отец, естественно, потерял равновесие, упал, он, ведь ещё был напуган видом такой большой собаки. При падении сильно ударил голову и на месте скончался. Я была в соседней комнате, потом вернулась за костью, отвязала тесёмку, забрала кость и бросила её во двор Доры. Все знали, что я гипертоник, заболела после развода с твоим отцом. Изобразить, что мне плохо, особого труда не составило. Я даже просила для большей убедительности топить камин. Я от жары потела, а доктор мой пот приписывал слабости от моего состояния. У меня было стопроцентное алиби, никому и в голову не могло прийти, что настоящий убийца — это я. Элен ни в чём не виновата. Её наезд на тебя был случайным. Этим наездом очень удачно не в пользу Элен, воспользовались мои глуповатые сёстры. Я знала, что Нора прячется за картиной, она была так напугана, бедняжка. Мне не жаль ни моего бывшего мужа, ни его жены.

Я очень хочу, чтобы ты простила меня. Я очень тебя люблю.

— Мама, я не понимаю, что ты так долго шепчешь? Может, ты хочешь поесть? Или ты хочешь присесть? Я тебе сейчас помогу.

Дочь наклонилась к матери, что бы приподнять её. Но она уже, ни на что не реагировала. Лора была мертва.

СТРАХ

1

Сара была в ужасе. Она не могла понять, как это произошло? Вот так, прямо на её глазах, Майкл, её муж, упал и умер. Кошмар какой-то. Хотя в душе Сара, давно уже желала ему смерти. Она точно не помнит, когда у неё впервые промелькнула мысль — «хоть бы он умер», но точно помнит, что желание смерти мужу у неё появилось одновременно с чувством страха к нему. Сара предалась воспоминаниям, но, потом, словно, очнулась.

«Надо же сообщить в полицию. Хотя, причём полиция? Ведь меня обвинят в его смерти. Надо вызвать врача».

Сара на миг остановилась.

«Причём врач? Майкл уже труп. Самое реальное, это как можно скорее избавиться от него. Легко сказать избавиться, но как? Господи, что мне делать?»

Сара решила позвонить своему брату — Нику. Она схватила телефон, но он не работал. Сара очень удивилась этому. Телефон всегда работал, она часами общалась со своими подружками.

«О, Господи! Что это?»

Она с недоумением смотрела на перерезанный шнур телефона.

«Нас дома только двое, Майкл и я. Я его не резала, значит, это сделал Майк. Боже мой, он что-то замышлял, и замышлял, что-то плохое, раз обрезал шнур. Действительно, что не делается, то к лучшему», — подумала Сара о смерти мужа. Она дрожащими руками взяла свой мобильный и стала звонить брату.

— Ник, срочно приезжай ко мне. Слышишь?

— Что случилось, Сара?

— Не могу по телефону. Жду тебя. Приезжай.

— Уже выезжаю.

«Хорошо, что Майкл ничего не сделал с моим мобильным. Ведь от него, чего угодно можно ожидать». Сара даже засмеялась. «Я о нём в настоящем думаю, ещё не привыкла к его новому положению».

Ник приехал на редкость быстро, а, ведь он живёт не близко.

— Сара, что у вас случилось?

— Ник, Майкл умер.

— Как умер?

— Как все. Что за дурацкий вопрос.

— Сара, объясни, что произошло?

— Вот — смотри. Это мой бывший лежит здесь мёртвый.

— А почему бывший? Я не понял.

— Ник, с тобой всё хорошо? Он же умер, поэтому и бывший.

— Я никак не могу понять, что же у вас произошло.

— Да, я и сама ничего не понимаю. Мы собирались поужинать. Я сделала лёгкий ужин, фрукты, овощи, мороженое. Я даже почистила ему банан и положила кожуру на стол, чтобы потом выкинуть. Он взял поднос и пошёл к телевизору, мы очень любим ужинать около телевизора. Кожура, видимо, упала, вернее, она упала, а он бедный, не заметил и наступил на неё. Упал и ударил голову. Вот и всё. Ник, какой ужас. Что мне делать?

Сара горько зарыдала.

— Сара, а почему ты не подняла кожуру банана?

— Я не видела её, а то бы, естественно, подняла. Ник, почему ты на меня так смотришь? Ты думаешь, это я его?

— Нет, Сара, что ты. Но, как-то, всё странно.

— Я тебе не сказала главного, Ник.

— Что может быть, главнее уже случившегося?

— Пожалуйста, не цепляйся к словам. Телефонный шнур был обрезан. Я его не резала, значит, это сделал Майкл. Но, зачем? Ник, нам надо от него избавиться, и — поскорее.

— Сара, ты, вообще, соображаешь, что говоришь? Если кто-нибудь увидит, нас с тобой засадят за убийство.

— Я понимаю, но, если мы вызовем полицию, тогда нас точно посадят. Мой дом стоит в стороне от других домов, положим его в багажник, вывезем к обрыву, здесь недалеко, и сбросим. Ну, хорошо. Что ты другое можешь предложить?

Ник сидел на диване, обхватив голову руками. Потом, вдруг резко вскочил.

— Сара, ты права, надо срочно от него избавиться, а потом ты мне всё подробно расскажешь, что у вас происходило последнее время.

— Ник, ты мне не веришь, что это не я?

— Ты моя сестра, я хочу тебе верить, но мне непонятно, что у вас произошло.

Сара и Ник всё провернули оперативно, никто их не видел, а, проезжающие в машинах не обратили внимания на стоящую над обрывом пару. Издали они похожи были на влюблённых.

— Ник, спасибо тебе. Езжай домой, а то твоя жена забеспокоится, и вдруг у неё возникнут подозрения. Ей скажи, что мне стало плохо, а Майкл уехал по делам.

— Сара, я завтра к тебе приеду, и ты мне всё расскажешь.

— Хорошо, приезжай. Только рассказывать нечего, это был несчастный случай, от которого никто не застрахован, и ты Ник, будь осторожен.

Ник поцеловал сестру и уехал домой. Всю дорогу он думал о Саре, а её слова на прощанье очень озадачили его, скорее, даже напугали. В них явно чувствовалась угроза, и к кому? К родному брату, который, не раздумывая, помог ей в таком опасном деле. Он ужаснулся от мысли, что, оказывается, не знает своей сестры. На убитую горем вдову Сара не была похожа. Она, как будто, даже радовалась смерти мужа. Самое страшное было то, Ник не верил своей сестре. Он решил ни о чём с ней не говорить. Это была её жизнь, в которую вмешиваться он не хотел. Ник подъехал к своему дому.

— Любимый, всё хорошо?

— Да, всё нормально. Саре стало нехорошо, давление поднялось, а Майкла дома нет. Уехал по делам. — Ник даже поперхнулся. — Любимая, давай спать, уже очень поздно.

2

Сара лежала в постели, она никак не могла заснуть. Вспоминала всё, начиная с момента знакомства с Майклом. У них был очень бурный роман, они обожали друг друга. На свадьбу Сара и Майкл пригласили всех своих друзей, знакомых. Гости говорили, что ни одна свадьба не была такой весёлой, радостной, все прекрасно провели время. Сара на свадьбе была очень красивой, возбуждённой, не отрывала глаз от своего будущего мужа. Правда, она старалась не думать о словах гадалки, к которой до свадьбы пошла она со своей подругой.

«Подумай, не торопись, пока ещё не поздно. Беду вижу, большую беду. Постараюсь тебе помочь».

Больше она ничего не сказала. Но, когда Сара попрощалась и уже уходила, гадалка ей в след зашептала.

«Ты испытаешь страх, ужас, мучения. Будешь думать потом, что всё прошло, но главный страх у тебя впереди. Если справишься с ним, победишь его, всё будет хорошо. Но, если растеряешься, страх победит тебя. А сейчас уходи, больше ничего не скажу».

Сара всё думала о словах гадалки, гнала от себя эти мысли. Подруга её успокаивала, говорила, что всё это ерунда. Они всегда так в первый раз говорят, чтобы ещё к ним приходили, а потом говорят только хорошее. И, действительно, второй визит к гадалке успокоил Сару.

«Будешь жить счастливо, в богатстве, в любви. До старости доживёшь».

«Вот, видишь, Сара, всё у тебя будет хорошо. Майкл очень хороший, и вы любите друг друга».

«Да. Мы любим друг друга, это верно».

Но во время свадьбы, в голове Сары звучали слова гадалки, сказанные ею во время первого к ней визита. Она их отгоняла, но слова настойчиво звучали, и не заглушались, даже шумной свадьбой.

«Внимание! Торт невесты!»

Подружка невесты внесла огромный торт.

«Резать вы его должны вместе. Вот нож».

Майкл и Сара одновременно взяли нож. Но, что это? Нож вместо торта порезал руку невесты. Платье, торт, скатерть окрасились кровью. Сара потеряла сознание. Но у неё успела промелькнуть фраза.

«Вот оно — пророчество гадалки. Начинается».

Сара быстро пришла в себя. Когда она посмотрела на свою руку, то очень удивилась. Следа пореза почти не было, только маленькая царапина, и нигде никаких следов крови.

«Господи, неужели мне всё показалось?»

Они с женихом нарезали торт, все с удовольствием его ели. Странно, царапина от пореза заживала прямо на глазах. Сара вспомнила слова гадалки — «постараюсь тебе помочь», и ей вдруг стало спокойно, и всё начало казаться в розовом цвете.

У Сары с Майклом всё было хорошо. У них родился прелестный мальчик, назвали его Стивом. Майкл всячески помогал Саре. Когда Стив подрос, Майкл учил его всему, что должен знать и уметь мужчина. И, вот, воспоминания Сары приблизились к моменту, когда у неё появился страх перед своим мужем, и вскоре, желание убить его. Майкл и Стив отправились на рыбалку, а вернулся Майкл один. Он рыдал, рвал на себе волосы. Сара с трудом поняла, что у них на реке произошло. Стив и Майкл решили поплавать, они оба хорошо плавали. Стив нырнул, Майкл ждал, когда он вынырнет, потом сам нырнул за ним, но сына нигде не было. Тело Стива так и не нашли. Сару почему-то не покидала мысль, что Майкл убил Стива. Бредовая мысль, но она гвоздём сидела у неё в мозгу. Сара понимала, что отец не мог убить сына, но, если он не спас, думала она, то получается, что убил. И от этой мысли она никак не могла избавиться. Да, она, даже точно помнит дату, когда стала бояться своего мужа. Майкл смерть сына переносил очень тяжело, даже хотел покончить с собой. Прыгнул вниз с обрыва, но Сара, прыгнув следом за ним, вытащила его на берег. Она спасла его, а вот он сына не спас.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 500