электронная
36
печатная A5
237
18+
Детективные хроники. Приквел

Бесплатный фрагмент - Детективные хроники. Приквел

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-7936-7
электронная
от 36
печатная A5
от 237

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Как видно из названия, эта часть «Детективных хроник» является приквелом, истории разворачиваются незадолго до событий первой книги. Приквел создан для того, чтобы пролить свет на тайны некоторых персонажей, и, разумеется, для фанатов «Детективных хроник». Настоятельно рекомендую читать приквел только в том случае, если вы уже прочли три книги из четырёх, ну, или все четыре. Три уже знакомых вам персонажа, три истории, три характера, три тайны…

Лариса

Хоть я здесь уже второй месяц, всё равно не могу привыкнуть к этому дресс-коду. Смотрится стильно, но такую одежду нельзя пачкать, а пачкается она часто. За внешним видом нужно постоянно следить, быть услужливой и доброжелательной с гостями. А гости — это далеко не всегда самые приятные люди. По слухам коллег, Евгений Петрович — владелец бара, в скором времени планирует его продать своему другу Алексею. Тот уже общался с персоналом и говорил, что хочет привнести изменения: немного подправить интерьер, сделать в туалетах косметический ремонт — под другое оформление, а главное — отменить этот дресс-код. Если так и случится, то будет здорово: не придётся постоянно следить за тем, чтобы брюки всегда были выглажены по стрелкам и чтобы на белой рубашке не было и пятнышка. Эти черные подтяжки тоже создают неудобства — они по большей части для красоты, но если неправильно закрепить, то немного давят на плечи.

Была очередная смена, я до сих пор чувствую обиду за то, что случилось несколько месяцев назад, а мне самой приходится утешать, успокаивать пьяных гостей. Кто б меня утешил? Вместо этого, они лишь пьют, жалуются и пытаются подкатить, например, как этот. Ходит сюда уже третий вечер подряд, и чёрт его дери, постоянно сидит за барной стойкой и лепит мне комплименты. Судя по внешнему виду, типичный папик при деньгах, наверняка у него есть жена, может быть даже и дети, а он захаживает к нам в бар с разными девицами. При всём прочем, ещё не стесняется при них сыпать мне комплименты. На вид ему больше сорока, толстый, лысоват, обычно пьёт шоты водки или текилы, но не брезгует и крепкими коктейлями. Сегодня его очередная спутница ушла раньше, не знаю, что там между ними произошло, да и знать не хочу. К сожалению, этот толстый, лысоватый, богатый и неприятный гость по имени Вова остался сидеть за барной стойкой, не став догонять свою очередную спутницу.

Пока я вожусь с фруктами, он пододвигает ко мне пустую рюмку:

— Ларисочка, налей мне ещё водочки.

— Разумеется, может, ещё чего желаете?

— Нет, пока нет.

— Как скажете.

— Не скажете, а скажешь. Я же просил не звать меня на «вы». На «ты» давай.

— Сожалею, у нас не принято так обращаться к гостю.

— Ой, да брось.

Лучше я ничего не буду ему отвечать, он и так уже изрядно пьян. Я наливаю в рюмку водку и ставлю перед ним.

— Вот, пожалуйста.

— Спасибо, Ларисочка. Эх, ну что, будем. Ваше здоровье.

Он поднимает рюмку и, запрокинув голову, быстро выпивает. Утерев нос, снова обращается ко мне:

— Давай ещё, настроение сегодня такое…

Мне не хочется с ним общаться, скорей бы он ушел. Я просто мило ему улыбаюсь и наливаю очередную стопку. На этот раз он не выпивает её залпом, а лишь смотрит. До конца смены чуть меньше часа. Минут через сорок мне закрываться и считать кассу. В баре осталось не так уж и много посетителей. Не считая этого толстого Вовы, сбоку за барной стойкой сидит ещё один завсегдатай — мужчина лет тридцати, время от времени он заходит к нам, чтобы пропустить пару кружек пива. За столиками в зале молодая парочка, они тоже тут частые гости, предпочитают сухое красное вино или же лёгкие коктейли. Когда работаешь вот так, уже знаешь, кто за чем сюда ходит и кто что предпочитает. Однако, за одним из столиков сидит девушка: она у нас впервые, по крайней мере, я её не припоминаю. На вид ей лет тридцать, немного ниже меня, при этом, возможно, килограмм на пять — шесть потолще, ну, это не так уж и значительно. На ней тёмная кофточка и джинсы. Она пьёт «Голубую лагуну». Красивые длинные ресницы, тёмные прямые волосы чуть ниже плеч… Черт, зачем я смотрю на её грудь? Она больше моей где-то на размер, но уверена, что по форме хуже. И зачем я обо всем этом думаю? Наверно, я и вправду устала. Продолжаю мыть барную посуду, и снова меня окликает этот Вова:

— Ларис. Ну давай повторим.

Чёрт, сколько же в него влезает? Я просто хочу спокойно закрыть смену и поехать домой. А этот всё никак не уймётся… Ну ещё бы, в такое пузо, наверно, влезет половина нашего бара, а в такую репу — полкухни.

— Ларис, ты меня слышишь?

Чёрт, я надолго задумалась, это забавно… в такую репу полкухни.

— Да, конечно, сейчас налью.

Мне вдруг становится очень смешно с этого толстяка, я с трудом сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться и не пролить водку, пытаясь унять смех, — просто улыбаюсь.

— И что ты такая добрая, улыбаешься постоянно?

«Это не я добрая, это просто ты пьяный», — так бы мне хотелось ответить. Хотя, возможно, я слишком строга к нему, я просто устала. Тем не менее нужно было что-то ответить:

— Ну вот такая есть. Может быть, будете что-нибудь к водке? Мы через полчаса закрываемся.

— Опять ты ко мне на «вы». Ладно, уговорила, давай пару бутербродов.

— Хорошо, сейчас сделаем.

Я выхожу из-за бара и направляюсь на кухню, чтобы попросить повара приготовить бутерброды для Вовы. Спустя пару минут возвращаюсь в зал, который заметно поредел. Парня, что пил пиво за барной стойкой, уже не было, и молодой парочки за столиком тоже. В зале осталась лишь та незнакомая мне девушка и Вова, который уже дремал за барной стойкой. Думаю, бутерброды ему уже ни к чему. Придётся ребят с кухни попросить вежливо проводить его к выходу перед закрытием. Сегодня такое настроение, что я сама бы что-нибудь выпила, но пить одной — это уже алкоголизм. Я смотрю на опустевший зал нашего бара. Официантка Женя убирает посуду со столиков. Женя примерно моего возраста, но работает тут немногим дольше, у неё тоже чёрно-белая униформа, но официантки носят ещё и кружевной фартук. Женя проходит мимо бара, я окликаю её:

— Жень, что там, уже всех рассчитала?

— Да, собираемся потихоньку. Сегодня ты закрываешься или Федя?

Федя — это наш кухонный рабочий, он должен был закрыть за меня одну смену, потому что однажды я его подменяла, он спешил на какую-то встречу с друзьями. Но сегодня я и сама справлюсь.

— Нет, сегодня я. Может, останешься, выпьем парочку после смены? — Я демонстративно трясу в руке рюмку, не опасаясь, что нас кто-нибудь услышит. Вова дремлет, а та незнакомая девушка сидит слишком далеко, чтобы нас слышать.

— Нет, я, пожалуй, сегодня домой. Утром не выспалась. Спать охота.

— Ну, как знаешь.

***

Ну, вот и всё на сегодня. Переодевшись, ребята с кухни помогли мне аккуратно разбудить Вову. Он рассчитался и пошатываясь вышел из бара. Мне почему-то даже стало его немного жалко. Может быть, он вовсе не такой, как я о нём думаю? Да и чёрт с ним. Женька уже убежала, ребята тоже ушли. Оставалось десять минут до закрытия смены, однако та девушка сидела за столиком, даже и не думая уходить. Это была уже её третья «Голубая лагуна». Неужели она не понимает, что мы закрываемся? Или же просто уже пьяна? Нужно ей вежливо намекнуть. Я подхожу к столику и говорю:

— Я извиняюсь, мы меньше чем через десять минут закрываемся.

Девушка отставляет в сторону недопитый коктейль, переводит взгляд на меня и кратко отвечает:

— Я в курсе, сейчас рассчитаюсь.

Улыбнувшись ей, возвращаюсь за барную стойку. Мне показалось, что она была весьма недовольна таким моим «заявлением». Хотя, с другой стороны, она будто бы витала в облаках, о чём-то размышляя, а я её прервала. Наконец она подходит к барной стойке и достаёт из сумочки кошелёк:

— Сколько там с меня?

Я показываю ей чек. Она создаёт впечатление деловой женщины, мне даже немого неловко с ней разговаривать, но я пытаюсь быть услужливой, пока она достаёт деньги, я решаюсь спросить:

— Вы у нас впервые?

— Вот в командировке, набрела на бар, решила вечером отдохнуть.

Думаю, не стоит спрашивать, почему она одна: с одной стороны, это невежливо, с другой стороны, то, что она в командировке, всё объясняет. Но нужно что-то ответить.

— Как вам наш город?

— Да я тут не впервые, если честно, то город не очень, душно. Мне больше нравится северный климат.

Ну вот, неловкий вопрос вышел. Я протягиваю ей сдачу. Нужно спросить что-нибудь ещё.

— А вы сами откуда?

— Мурманск.

— Ого, далековато, теперь понятно, почему вам по душе северный климат.

— Дело привычки, на самом деле. Сдачу можете оставить себе.

Девушка собирается уходить, я напоследок спрашиваю:

— Зайдёте к нам ещё?

— У вас тут довольно мило. Вы без выходных работаете?

— Да.

— Ну, тогда заскочу ещё на днях. Всего доброго.

Девушка разворачивается и направляется к выходу. Я говорю ей вслед:

— Доброй ночи.

Чёрт, забыла спросить, как её зовут. Она оставила неплохие чаевые. Ладно, если она ещё зайдёт к нам, как и сама сказала, тогда спрошу из вежливости, и кроме того, нужно знать гостей, которые оставляют хорошие чаевые, — это правило этикета. Впрочем, она может зайти к нам, когда будет не моя смена, довольно милая девушка, я бы даже сказала женщина, а ведь поначалу она мне показалась немного суровой. Впрочем, не суть, хватит думать о всякой ерунде, пора считать кассу и закрывать смену.

***

Выходные пролетели незаметно. Мои биологические часы уже напрочь сбились. А ведь на прежней работе я была жаворонком. Теперь же с этим графиком я не пойми кто. Бар работает допоздна, и бывает так, что в выходные дни я отсыпаюсь до полудня, иногда и дольше, а иной раз встаю ни свет ни заря просто потому, что не спится. В такие дни пара кружек кофе и какая-нибудь глупая передача по телевизору приводят меня в норму спустя полчаса. Мои выходные проходят… никак. После случившегося уже прошло достаточно времени, но тем не менее, когда я остаюсь наедине с собой, то будто бы зависаю, всё вокруг словно перестаёт иметь какое-либо значение, и лишь на работе я могу отвлечься от этого состояния. Хотя не могу сказать, что моя работа мне нравится, но лучше уж так, чем наедине с собой. Сегодняшняя смена не отличалась ничем особенным от всех остальных. За барной стойкой опять сидел Вова и пил водку на этот раз один, несколько молодых людей в зале за столиком, и снова та девушка, нужно будет поинтересоваться, как её зовут, надеюсь на хорошие чаевые. Девушка опять сидит в зале за столиком совершенно одна: странный выбор, обычно если гости приходят одни, то садятся за барную стойку. Ну, у каждого свои вкусы: кто-то любит беседу с барменом, а кто-то уединение, девушка снова пьёт «Голубую лагуну». Сегодня это второй её коктейль. В следующий момент наши глаза встречаются. Я быстро отвожу взгляд в сторону, мне почему-то стало очень неловко. И тут Вова возвращает меня в рабочее состояние:

— Ларис, сделай, пожалуйста, мне какой-нибудь коктейль на водке.

— Покрепче, послаще?

— Да я не знаю, на твой выбор.

— Хорошо, сейчас придумаем.

До этого он выпил четыре рюмки водки, закусывая бутербродами. Заметно, что он уже слегка пьян. Чтобы такого приготовить? Думаю, классика для него подойдёт. И быстро, и вкусно. Я беру водку, кофейный ликёр «Kahlúa» и сливки. Все ингредиенты смешиваю в роксе со льдом, один к одному.

— Пожалуйста, «Белый русский».

— Это что там?

— Водка, сливки, кофейный ликёр.

— Ну-ка, попробуем.

Он делает несколько глотков и за раз выпивает половину коктейля. Ну кто ж так пьёт, это же не шоты, такие коктейли нужно пить по глотку.

— Слушай, а хорошо, вкусно, да и не резкий, хоть алкоголь чувствуется.

— Это благодаря сливкам, они притупляют резкость алкоголя.

Вова идёт на второй заход и допивает весь коктейль.

— Слушай, ты сегодня до скольки работаешь?

— До конца.

— Нет, ну это я понимаю, заканчиваешь через сколько?

— Примерно через час.

— Может, потом сходим куда-нибудь? Посидим в другом кафе, отдохнёшь хоть.

Ну вот, началось, с подачи четырёх рюмок водки и «Белого русского» он начал менять клеить. Нужно вежливо его отшить. Всё-таки это постоянный гость.

— Если честно, то я сегодня устала, поэтому поеду домой спать.

— Да ладно тебе, устала. Раз устала, то нужно отдыхать, стоишь целый день, работаешь. Я предлагаю, давай пойдём потом куда-нибудь посидим.

— Зачем?

— Ну как зачем, пообщаемся.

— А разве сейчас мы не общаемся?

— Общаемся, но не так.

— Не так — это как?

— Слушай, ну что ты начинаешь, ты же прекрасно понимаешь.

— Понимаю что? Вы приглашаете меня на свидание?

Вова немного потупился, но спустя пару секунд ответил.

— Ну, можно и так сказать.

Мужчины, какие всё-таки глупые и нерешительные, сколько бы лет им ни было, прямо никогда не могут сказать. Тем не менее я и вправду сегодня устала, да и он слишком стар для меня и неинтересен. Как бы корректно его отшить?

— Спасибо, мне очень приятно, но я и вправду сегодня устала.

Я забираю с барной стойки пустой стакан, и тут Вова хватает меня за руку.

— Ну, ладно тебе, что ты… Брось, я ж серьёзно предлагаю, просто посидеть пообщаться, ничего такого.

Вот же достал, это меня уже начинает злить, ещё и лапой своей схватил.

— Я же сказала, что поеду домой, спать. К тому же вы для меня слишком взрослый.

Вова, недоумевая, отпускает мою руку:

— В смысле взрослый?

— Ну, просто взрослый.

— Старый, что ли, ты имеешь в виду?

— Нет же, я сказала, что взрослый.

— Слушай, я всё прекрасно понимаю, но ты как разговариваешь?

Ну вот, мелкая дрожь пробежала по телу. Я чувствую, что назревает скандал, и не знаю, что ему ответить, остаётся только переспросить:

— Как я с вами разговариваю?

— Как-как, хреново. Говорить гостю, что они слишком старый.

— Я такого не говорила.

— Да, я прекрасно знаю, что ты подразумевала. Дай-ка мне книгу жалоб.

Вот же придурок, и что ему в голову стукнуло? Ну, выхода нет, книгу жалоб и предложений нужно выдавать по первому требованию. На нас уже пялятся гости из зала, и Женя, убирая посуду с одного из столиков, закатывает глаза, давая понять, что солидарна со мной. Та новенькая девушка в зале тоже смотрит на нас, на её лице появляется однобокая улыбка. Неловкая ситуация. Тем не менее я протягиваю Вове книгу, он начинает писать целую простыню. Прошло несколько минут, прежде чем он закончил.

— Сколько с меня?

— Сейчас, минуту.

Я считаю, затем протягиваю ему чек. Вова достаёт кошелёк, кладёт на барную стойку полторы тысячи рублей.

— Сдачи не надо, больше не приду, — с этими словами он разворачивается и покидает заведение.

Странный какой-то. Я недоумеваю. Неужели он обиделся из-за такой ерунды, или же ему просто алкоголь дал в голову? Мужчины такие ранимые, он бы ещё поплакал. Одновременно и неловкая, и забавная ситуация. Интересно, он и вправду больше не придёт к нам, или же это была игра слов? С одной стороны, мы потеряем постоянного клиента — это плохо. С другой же стороны, мне наконец-то не нужно будет терпеть его присутствие. Ко мне подходит Женька:

— Что он, снова напился?

— Да вроде выпил сегодня немного, не знаю, что на него нашло. Взял жалобу накатал ни с сего, ни с того.

— Ой, да не бери в голову, нынче таких хватает.

— Да я-то не беру. А за жалобу всё-таки придётся оправдываться.

— Не парься, я подтвержу, что он был неправ, — Женя, подмигнув мне, уходит на кухню с подносом, полным грязной посуды.

***

До конца смены двадцать минут. В зале снова осталась только эта девушка и снова допивает третью «Голубую лагуну». Ну и вечер сегодня выдался, не из приятных, что поделать, такова работа. Девушка встаёт из-за своего столика и подходит ко мне.

— Вас рассчитать?

— Нет, я ещё немного здесь посижу, ещё же есть время?

— Да, ещё минут двадцать. Что-нибудь желаете напоследок?

Она присаживается за барную стойку и смотрит на полочки с ликёрами.

— Есть что-нибудь сладенькое и не сильно крепкое?

— Из ликёров или всё-таки коктейль приготовить?

— Коктейлей, пожалуй, мне хватит, ликёр какой-нибудь.

Я оглядываюсь, пробегаюсь взглядом по полочке с ликёрами. Сбоку на полке стоит бутылка с тёмным янтарным цветом и квадратной крышкой. Пожалуй, это ей понравится.

— Амаретто когда-нибудь пробовали?

— Да, приходилось пару раз, вкусный, давайте его.

— Шотами или в бокал?

— Шотами.

Я наливаю ей пятьдесят грамм ликёра. Девушка тут же выпивает.

— Давно я его пробовала, классный.

— Повторить?

— Да, пожалуй.

Пытаюсь поддержать беседу:

— Знаете историю этого ликёра?

— Нет, я вообще в этом несильна.

— Если интересно, могу рассказать.

— Конечно, интересно.

— Говорят, что в 1525 году жил ученик да Винчи — Луини Бернардино. Ему необходимо было расписать монастырские фрески, но для этой работы необходимы натурщики. Художнику нужна была модель для создания образа Мадонны, и он нашел ее в лице хозяйки гостиницы, где остановился по пути. Неизвестно точно, кто из них любил, одни говорят, что влюбился художник, другие говорят, что хозяйка гостиницы, хотя это не так важно, важно другое. После того как художник расписал фрески в монастыре, ему нужно было уезжать, и на прощанье хозяйка подарила ему ликер, который придумала сама. Ликер назывался «Амаретто».

— Как интересно, целая история.

— Да, только в наше время мало кто этим интересуется.

— В наше время и люди другие, им лишь бы выпить. По крайней мере, теперь я знаю, что пью, благодаря тебе.

— У каждого напитка есть своя история.

Я наливаю ещё пятьдесят грамм, но на этот раз девушка не выпивает ликёр залпом, а просто крутит рюмку в руках. Похоже, она о чём-то задумалась, нужно с ней поговорить. Я только собираюсь открыть рот, чтобы спросить, как её зовут, девушка тут же меня перебивает:

— Неприятный вечер сегодня вышел, чего этот толстый хотел-то?

Я в момент заливаюсь краской, мне становится стыдно. Я уже немного забыла про этот неприятный инцидент, но нужно что-то ответить:

— Да так. Просто немного перебрал.

Девушка переводит свой взгляд с рюмки на меня, слегка приподняв одну бровь.

— И только в этом дело?

— Извините, но мы не можем обсуждать своих гостей в рабочее время.

— До закрытия ведь совсем недолго. Я просто поинтересовалась. Ты не против, если мы на «ты» будем? Я Лера, — она протягивает мне руку через барную стойку.

— Лариса, — я протягиваю свою руку, обычное женское рукопожатие, в знак симпатии к гостю.

— Очень приятно, ну так что, расскажешь?

— Что?

— Что тот толстый от тебя хотел?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 237