электронная
216
печатная A5
361
18+
Детектив женского пола

Бесплатный фрагмент - Детектив женского пола

Нераскрываемое дело №1

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6206-2
электронная
от 216
печатная A5
от 361

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Детектив женского пола

Нераскрываемое дело №1

Автор этой книги — мудак и сексист! (прим. редактора)

Сам ты мудак! (прим. автора)

Обоснуй! (прим. редактора)

Ты оскорбляешь автора до выплаты им окончательного

расчета. (прим. автора)

Вот, блять… (прим. редактора)

Я больше не нуждаюсь в твоих услугах — работу закончит

мой НОВЫЙ редактор. Кстати, он работает гораздо

дешевле, чем ты, а опыта у него куда больше. (прим.

автора)

Спосибо! (прим. нового редактора)

Правильно пишется «спАсибо». (прим. автора)

Спасибо! А когда аванс, кстати? (прим. нового редактора)

Аннотация

Потеряв однажды чувство юмора, я непременно найду его в этой книге.

Пролог

Она проснулась абсолютно счастливой. Приятное волнение, скорее даже предвкушение чего-то совершенно замечательного буквально распирало её изнутри. Это чувство поселилось в её груди ещё перед сном и с новой силой разгорелось утром. Она приняла душ, позавтракала и не меньше часа провела за своим косметическим столиком, потом ещё полчаса выбирала платье и наконец со счастливой улыбкой вбежала в комнату родителей.

— Ну, как я вам? — спросила девушка и замерла, всматриваясь в лица родителей: если они решат ей соврать, она обязательно это заметит!

— Вырядилась, как проститутка! — пробурчала откуда-то из кухни вечно недовольная бабуля.

Отец сидел в своём любимом кресле и широко улыбался.

— Сынок, я ещё раз повторяю: ты не выйдешь в таком виде на улицу! — строго сказала мама, бросив короткий взгляд на дочь и вернувшись к изучению своего любимого журнала.

— Мам, я твоя дочь! — запротестовала девушка.

— Ой, прости, милая! — безучастно извинилась мама, не отрывая взгляда от страниц. — Вечно путаю вас с братом! Угораздило же меня родить близнецов!

— Ничего страшного мам… Постой-ка! Толик что, опять надевал моё платье?! — возмутилась девушка.

— Ну ты же знаешь своего брата…

— Ладно, сегодня ничто не испортит мне настроение! — выдохнула она. — Пап, ты так и не ответил: как тебе моё платье?

Отец сидел в своём любимом кресле и широко улыбался.

— Па-ап!

Отец сидел в своём любимом кресле и широко улыбался.

— Папуля!

— Доченька, отстань от папы — он спит!

— Но у него глаза открыты!

— Дорогая, ты же знаешь папу: он всегда был большим лежебокой — вот и научился спать на работе так, чтобы никто вокруг этого не замечал!

— Но он же водитель автобуса! — ужаснулась девушка.

— Опять ты всё драматизируешь, доченька! — по-прежнему не отрываясь от журнала, заметила мать. — Автобусы ездят по рельсам — ему надо только двери на остановках открывать…

— По рельсам ездят трамваи, мам!

— Ну, наверное, я что-то перепутала, — пожала плечами мама. — Видимо, твой отец всё-таки водит трамвай…

— Но в нашем городе нет трамваев! У нас даже метро нет!

— Не буду с тобой спорить! — недовольно нахмурилась мама. — Вас, молодых, послушать — так вы всё на свете лучше взрослых знаете со своим Интернетом!

— Ладно, мамуля, не хочу начинать такой замечательный день со ссоры!

Помахав маме рукой, девушка выбежала в коридор, обула сапожки и накинула любимую курточку — она отлично подходит к платью! Ещё раз взглянула на себя в зеркало, схватила сумочку и выбежала из квартиры, на ходу доставая телефон.

«Господи, я опаздываю — он, наверное, уже ждёт!»

Девушка быстро побежала вниз по лестнице. Двумя этажами ниже дорогу ей преградил толстый рыжий кот, неспешно намывавший заднюю лапу, вытянув её вверх, словно антенну. Она наклонилась к нему и почесала за ухом:

— Эй, красавчик, пропустишь меня? Я опаздываю…

Глава первая. Детектив женского пола

Я — детектив женского пола. Ставлю акцент на том, что я женщина, и не называю своего имени, потому что это женский роман, а его автор — мужчина, и к тому же мудак! Кстати, первую причину я указала исключительно из-за второй.

Я стала детективом очень давно — ещё в пять лет. Моё первое дело окончилось разоблачением собственного отца: я узнала, что на самом деле он — Дед Мороз! Правда, на самом-самом деле он оказался наркоторговцем, но это я раскрыла гораздо позже.

В общем, я детектив. Я не работаю в органах, но они регулярно передают мне самые сложные дела. Почему? Не знаю. Никаких адекватных причин для этого нет.

Итак, в тот день я проснулась от звонка телефона. Было уже светло. Я посмотрела на часы — 14:30. Кто звонит в такую рань? Только больные!

— Кто здесь? — спрашиваю я, подняв трубку дискового телефона.

— Кларисса, тут всё плохо! — раздался голос Андрея. Это мой молодой человек и по совместительству — помощник. — Девчонка лопнула прямо в подъезде!

Да… я не называла своё имя ещё и поэтому — меня зовут Кларисса… Кларисса, блять! Мама хотела назвать меня Ларисой, но папка сказал, что не хочет, чтобы у его дочери было такое простое имя, поэтому решил добавить в него букву «К» и дополнительную «С». В принципе, мамуля уже тогда могла догадаться, что он большой любитель сильнодействующих запрещённых веществ, но она была слишком занята тем чтобы скрыть от него, что она любит запрещенные вещества ничуть не меньше.

— Прости, Андрюшка, я отвлеклась на воспоминания о своих родителях и их пизданутой идее назвать меня Клариссой. Так зачем ты мне звонишь? Я, вообще-то, сплю…

— Кларисса, тут всё плохо! Девчонка лопнула прямо в подъезде! (да, автор просто скопировал эту реплику, чтобы не писать снова и не придумывать альтернативную. Говорю же: мудак!)

— Сильно? — спрашиваю я взволнованно.

— Ну так, неслабо…

— «Неслабо» — это как? — нахмурилась я.

— Ну… Помнишь, мы играли с тобой в «Диабло» и там были такие жирные чуваки, которые взрывались? Из них ещё потом слизни расползались.

— А-а, помню.! Они нехило так взрывались…

— Ну вот, она примерно так же лопнула.

— Да ну?! Что ж ты сразу не сказал, дурак?! Выезжаю! Говори адрес! Срочно!

— Улица Гага…

— СРОЧНО, МАТЬ ТВОЮ! У НАС НЕТ ВРЕМЕНИ НА РАЗГОВОРЫ! ПОВОРКОВАТЬ МЫ МОЖЕМ И В ДРУГОЕ ВРЕМЯ! ЭТО ЖЕ УБИЙСТВО, А НЕ ШУТОЧКИ КАКИЕ-НИБУДЬ!

— О’кей… Улица Гагарина, восемь.

— Понятно! Скоро буду! Проследи, чтобы эти полицейские не затоптали все улики своими некомпетентными ногами!

Я быстро встаю с кровати и бегу на кухню. Выдвигаю полку кухонного гарнитура и судорожно копошусь в ней. Не то… Не то… Снова не то… Вот он — я сжимаю в руках белый листок бумаги, сложенный пополам, и бегу обратно в комнату. Сажусь у телефона, разворачиваю листок и накручиваю на диске телефона написанный на бумаге номер…

— Кто здесь? Да, я хотела бы сделать заказ. Большую пиццу «Делюкс». Да, на пышном тесте. Если можно — с сырными рантами. Ещё — литровую колу и салат с жареной свининой. И, пожалуйста, набор роллов XXL. И мисо-суп. Прибор на одного человека, пожалуйста. А как скоро привезёте? Да, через час устроит. Спасибо!

Я положила трубку и огляделась вокруг. Бледно-зелёные обои, светлый пол, побеленный потолок, два огромных окна… Из мебели — только раскладной кожаный диван, широкий письменный стол с компьютером и удобное кресло. Ну и шкаф с одеждой, разумеется. Я переехала сюда недавно — после того, как отцовскую квартиру отняли приставы. Квартира маленькая, однокомнатная, но зато моя… Хотя нет, что я несу? Она же съёмная! Блять, всё настроение испорчено! Я встала и грустно поползла в ванную.

Спустя час привезли еду. Я позавтракала, собралась и выбежала во двор. Так, где моя машина? А, вот она! Подбегаю к красивому внедорожнику и дёргаю за ручку. Дверь не поддалась. Что вообще происходит?

— А ну пошла на хуй, тварь! — раздался дикий вопль у меня за спиной.

Я резко оборачиваюсь — никого. Мистика! Оборачиваюсь в другую сторону. Источником крика оказался мужик, бегущий мне навстречу с арматурой в руках.

— Что происходит, мужчина? Вы что творите?!

— Уёбывай от моей машины!

Я выставила руку перед собой:

— Так! Стоп! Молодой человек, это моя машина! Агрессией вы ничего не добьётесь! Прошло то время, когда мужчины запугивали женщин! Я личность, я сильнее вас морально — у меня, блять, характер!

Спустя полчаса я вышла из автобуса на улице Гагарина. Ещё через десять минут была у дома номер восемь. Там уже стояли полицейская машина и карета скорой помощи.

Я быстро зашла в подъезд. Почти у самого входа лежало тело. Череп лопнул, мозг частично вылез из черепной коробки, повсюду валяются волосы вперемешку с кровью, босые ноги вывернуты под неестественным углом, рук не видно. Под телом растеклась огромная лужа крови.

— Наконец-то! Ты же сказала, что будешь через минуту!

Я подняла голову, оторвав взгляд от мёртвой девчонки, и увидела мерзкого толстого карлика (на самом деле его рост — сто пятьдесят два сантиметра) гомосексуальной наружности, тридцати лет от роду. Мой Андрюшка!

— Не нуди, я в пробке застряла! Что тут у нас?

— Девчонка лопнула… Я же говорил…

— Не особо-то она и лопнула — я думала, тут прямо «БДЫЩ!!!», а тут скорее «Пыщь!». Странно, что она вообще умерла от этого хлопка…

Я огляделась. Кроме нас с Андреем и трупа тут было ещё трое полицейских и двое медицинских работников. Они о чём-то разговаривали, стоя на лестнице, ведущей на второй этаж.

— Так, ты фотографии сделал?

— Ну разумеется.

Я достала свой телефон и передала Андрею:

— И мне одну сделай.

Я присела рядом с телом. Андрей поднялся на пару ступенек, попросил полицейских немного подвинуться и сделал фотографию.

— Супер! — воскликнула я, получив свой телефон назад и увидев снимок. Не теряя времени, выложила его в Инстаграм с текстом: «Сучка лайкнула фотографию моего парня. Ещё желающие есть?».

— Никак не могу понять: почему ты не сделаешь сим-карту, чтобы я мог позвонить тебе в любое время, а не только когда ты дома и можешь ответить по домашнему? — спросил Андрей. — Зачем держать смартфон, только чтобы в Интернете сидеть?

— Ой, там столько мороки — пока не до этого!

— Так если Интернет есть, значит, и симка есть, — включился в разговор один из полицейских. — Как без неё в Интернете сидеть там, где вай-фая-то нет? А тут его…

— Рот закрой! — оборвала козла я. — Спутниковый Интернет!

— А-а-а… Ну, тогда можно по вайберу созваниваться или по…

— Я сказала: пасть закрой, чмо мусорское! — снова оборвала я. Затем обратилась к Андрею: — Что эти козлы тут вообще делают? Мусорный бак во дворе — пусть у него тусуются. А ну пошли нахуй отсюда! — прокричала я, злобно посмотрев на полицейских. — Давайте-давайте! Гуськом выстроились и свалили, на хер, с глаз моих!

Через мгновение они послушно выбежали из подъезда вместе с врачами.

Я внимательно осмотрелась вокруг. Кроме мёртвого тела, тут не было ничего подозрительного.

— Ну, на первый взгляд всё очевидно, — резюмировала я. — Девушка спустилась по лестнице, сделала несколько шагов и лопнула.

— Браво! — восхищённо хлопнул в ладоши Андрей.

— Заткнись! Не нужно торопить события, — остудила его я. — Дело ещё не раскрыто. Есть несколько вопросов. Во-первых, я заметила, что у погибшей нет туфель. Это странно. Во-вторых, я не вижу её рук — где они? А где её сумочка? Какая девушка ходит без сумочки? Мне кажется, всё не так просто. Это не похоже на рядовое самоубийство. Нужно опросить соседей, понять, кто она и что тут делала. Также необходимо взять пробы крови на анализ — возможно, она была беременна, или пьяна, или под воздействием наркотиков. Также нужно исключить версию изнасилования.

Я достала блокнот и схематически нарисовала труп девчонки, затем отвела от него две стрелки под заголовком «Причина взрыва?». Под стрелками написала две основные версии: «какая-то непонятная мистическая хуйня» и «хуй его знает, теряюсь в догадках».

***

Мы сидим в офисе и устало едим пончики. Дело оказалось крайне непростым. Разговоры с соседями не принесли результатов: мы опросили жителей первого этажа — ни у кого не было девчонок в семье, и никто не ждал их в гости. Андрей предложил опросить жителей других этажей, но я объяснила этому кретину, что на более высоких этажах расспрашивать жильцов смысла нет, потому как девчонка лопнула на первом. Короче говоря, раз никто не знает лопнувшую девчонку — значит, она не жила в этом доме, и совсем непонятно, зачем она приходила. Всё это странно… Хотя, возможно, она просто ошиблась подъездом или хотела справить нужду в лифте. Но лифта в доме нет! Чёрт, как же в этом деле всё сложно!

Результаты анализов крови мы получим только завтра. Кроме этого, остались нерешёнными вопросы с пропавшими сумочкой, руками и туфлями. В ближайшее время нам должны позвонить из морга, где проводят вскрытие, и сказать, каким образом были оторваны руки.

И прямо в этот момент раздался звонок. Я быстро схватила трубку:

— Кто здесь? Да. Поняла. Даже так? Понятно. Ага. Спасибо за информацию. — Я повесила трубку и повернулась к Андрею. — Патологоанатомы звонили. Следов изнасилования не обнаружено, а вот руки нашлись. Они были снизу.

— Это как? — удивился Андрей.

— Ну она же лежала на животе. Так вот, руки были снизу.

— Ни хрена себе! А такое бывает?

— Какое?

— Ну, чтобы руки снизу…

— Что ты несёшь? Она на животе лежала! А руки просто снизу были.

— Типа в подвале?

— Ты идиот?

— Я просто такого не видел никогда…

— Ты идиот?

— Да что такое? Я что-то опять не так сказал? Ты будешь пончик доедать?

— Как же ты меня заебал…

Глава вторая. Таинственное письмо

Я проснулась от стука в дверь. Нехотя приподнялась на локтях и сонными, опухшими глазами пристально посмотрела на входную дверь в надежде, что увижу незваного гостя прямо сквозь неё. Хрен там! Вижу только дверь.

Да пошло оно всё! Меня нет дома! Я снова уткнулась лицом в сырую подушку. В рот мне попал какой-то холодный склизкий комок. Фу, что это? И почему тут так сыро? А, ложная тревога — это просто моя блевотина. Выдохнув с облегчением, я подтянула к себе одеяло, почти полностью свалившееся с кровати на пол, обняла его покрепче (боже, какое прохладное — крутяк!) и заснула.

Точнее, попыталась. Неведомая козлина продолжала барабанить в дверь. По ходу, не дадут мне сегодня поспать. Я снова открыла глаза, протянула руку к тумбочке и достала из открытой пачки сигарету. Последняя. Там же лежала зажигалка. Раскурив сигарету, я перевернулась на спину и сделала задумчивую, глубокую затяжку, смотря в потолок.

Снова стук. Я закатила глаза. Какой же настырный ублюдок! Может, арендодатель? Плевать — пусть записку оставит!

Я села на кровати. Весь пол в пустых пивных банках, стол заставлен пустыми бутылками из-под более крепких спиртных напитков и выглядит так, словно вчера на нём лепили пироги. Но пироги на нём не лепили… Просто я нюхала.

В целом, эта комната выглядит так, словно тут девяносто дней подряд жило девяносто цыган и каждый день у одного из них был день рождения.

Я встала и пошла в ванную, внимательно смотря под ноги, чтобы, не дай бог, не напороться на осколки бутылок или иглы шприцев.

Включив свет в ванной комнате, я зашла внутрь. Воняет тут дико. Горы грязного потного белья свалены в чугунную ванну почти до самого потолка. Я подошла к раковине, включила воду и посмотрела на себя в зеркало. Господи боже! Да ты выглядишь как принцесса… которая пятый год не может слезть с метадона.

Под глазами мешки, белки жёлтые, зрачки размером с монету (я что, до сих пор под кайфом?), кожа бледная, губы синие, зубы покрыты налётом, словно я их не чистила уже лет восемь, волосы спутаны и местами стоят колом, на лице — отпечаток ссохшейся блевотины…

Твою мать, пора брать себя в руки! Я сделала ещё одну глубокую затяжку, затем затушила хабыч об язык и бросила под ноги.

— Ты должна забыть это дело, грёбаная ты сука! — злобно сказала я своему отражению в зеркале. — Ты сделала всё, что могла!

Умывшись холодной водой и выдавив в рот немного зубной пасты, я вышла из ванной и завернула на кухню. Тут всё было так же плохо, как и в остальной части квартиры. Горы грязной посуды, две забитые окурками пепельницы и две набитые окурками кастрюли — в них, я первое время вытряхивала переполненные пепельницы. Несколько десятков мешков с мусором выложены стеной друг на друга, загораживая окно. Некоторые мешки порвались, и их содержимое валялось на полу. Тут воняло ещё хуже, чем в ванной, но это был запах гнили, а не пота.

Вдруг зазвонил телефон. Твою мать, ну кто там ещё? Я уже собиралась подойти к телефону, как вдруг заметила кое-что любопытное. Не веря своему счастью, схватила со стола литровую бутылку медового рома. Ух ты, полная! Рывком сорвав крышку, я быстро отпила полбутылочки и, поставив обратно, побежала в комнату, чтобы успеть ответить на звонок.

— Кто здесь? Ой, Андрюша, это ты? Как же я давно тебя не видела! Нет, результаты анализов не пришли. Ты идиот? Они же сказали: «Результаты анализов будут завтра». А «завтра» наступило только сегодня. Да нет смысла их ждать. Я поняла, что это дело мне не по зубам. Впервые я чувствую себя такой беспомощной. Да, я расписываюсь в своём поражении! Да, я понимаю, что эта девочка лопнула только вчера! Андрей, я опытный детектив, и мне совершенно ясно, что это дело нераскрываемое. Оно мне не по зубам. Да, я немного выпила вчера вечером. Кажется, у меня депрессия. Но я возьму себя в руки, обещаю. Да, сегодня же. Нет, я не нюхала. И не кололась. Ты что, моя мама? Нет, приходить не надо — мне нужно побыть одной. Чмоки в щёки… Пошёл на хуй, чмо!

Я повесила трубку. Мелкий жирдяй! Пошёл ты в жопу со своими приездами! К мамке своей приедь — посмеши её своей школьной сосиской!

Я в очередной раз огляделась вокруг. Подумать только, эту квартиру я арендовала только позавчера, и ещё вчера она была абсолютно чистой! Ладно, надо пойти взять бухлишка на завтрак, а то рома осталось на один глоток.

Я надела пальто, открыла дверь, перешагнула через коробку у двери и пошла к лифту. Стоп. Коробку?! Я быстро развернулась. Точно. Коробка. Чёрного цвета. Интересно…

«Только бы бухло! Только бы бухло!» — с надеждой думала я, возвращаясь.

Быстро взяв коробку, я, разочарованная, занесла её домой. Почему разочарованная? Да потому, что коробка слишком лёгкая. Если там и был алкоголь, то только порошковый, да и то на пару стаканов. По ощущениям эта коробка вообще пустая. Может, курьер выпотрошил? Вот козёл!

Быстро открываю коробку. Горы шариков пенопласта разлетаются по квартире. Отлично — обожаю собирать этот ебучий пенопласт с ковролина!

Кроме пенопласта в коробке был лишь один чёрный бархатный конверт без опознавательных знаков. Я быстро разорвала его и достала оттуда лист из плотной чёрной бумаги, на котором золотом был вытиснен текст:

«Дорогая Кларисса, с радостью сообщаем Вам, что Вы были зачислены в Академию магии „Санта-Бланка“. Вашим поручителем выступил Ваш отец Рамон Рамос — маг средней касты. С нетерпением ждём Вас в нашей Академии».

Больше в письме не было написано ничего.

Что за чертовщина? Какая ещё Академия магии? Бред какой-то! Может, кто-то пошутить решил? Наверняка.

Тут я заметила, что в конверте есть что-то ещё — из него торчит какая-то светлая бумажка. Я взяла конверт снова и вытряхнула из него содержимое. Да это же билет на самолёт! И вылет уже сегодня!

Ну уж нет, я не полечу хрен знает куда просто потому, что мне пришло какое-то там письмо! Тем более я не полечу в Академию магии, да ещё и с таким названием… «Санта-Бланка»… Звучит как название мексиканского наркокартеля. Я что, по-вашему, совсем тупая дура? В жопу это письмо и в жопу этих магов! Лучше пойду за бухлишком и спать!

— Пристегните, пожалуйста, ремни — сейчас начнётся посадка.

— Да-да, конечно. — Я сделала всё, о чём просила стюардесса, и задумчиво посмотрела в иллюминатор.

Надо было, наверное, Андрюшке позвонить. Хотя кто он мне такой? Просто мимолётное увлечение. Секс из жалости. Держатель для чипсов во время вечернего просмотра фильмов. Пусть гуляет! А вот дома стоило убраться. Когда вернусь, там уже крысы заведутся. Или бомжи.

В аэропорту меня никто не встречал. Тут вообще было как-то пусто. Неужели всё-таки какая-то шутка? Вот, блин, так и знала! Ну какая ещё Академия магии? Повелась, как дурочка…

Я прождала ещё полчаса, прежде чем окончательно смирилась с мыслью, что меня развели как лохушку. Ну и пошли вы все! Погуляю по городу, отдохну, может быть, искупаюсь. Мне всё равно нужно отвлечься от моего первого проваленного дела, а это отличная возможность, которую не стоит упускать!

Я вышла из аэропорта под палящее солнце. Тут, должно быть, градусов сорок. Прямо передо мной стоял мужчина в белой майке. В его руках была табличка «Кларисса». Сердце моё забилось чаще. Неужели всё-таки я стану волшебницей?! Мужчина выглядел как настоящий маг: руки, плечи и лицо покрыты какими-то магическими рисунками. Точнее, это татуировки. Но непростые. Черепа, кресты, какие-то непонятные буквы и тексты — он явно тёмный маг…

Я помахала ему рукой.

— Тебя зовут Кларисса? — спросил он на ломаном английском,

— Да, — коротко ответила я.

Он показал рукой на белый фургон. Я хотела сесть спереди, но там уже сидел ещё один волшебник — судя по всему, его брат (они были очень похожи), так что мне пришлось сесть сзади.

Всю дорогу мы молчали. В какой-то момент мне на голову надели мешок — видимо, чтобы я не запомнила дорогу и не смогла привести в Академию людей, не знающих о мире магии.

Наконец машина остановилась. Мы долго шли пешком. С моей головы сняли мешок. Я была в каком-то ангаре, среди гор деревянных ящиков. Тут было много народу — женщин и мужчин. Похоже, они тоже приехали поступать. Вдруг раздался свист. На гору ящиков прямо перед нами забрался мужчина лет пятидесяти в белом костюме. Всё его лицо было изуродовано шрамами. Снизу стояли два человека — совсем таких же, какие привезли меня сюда. В их руках были автоматы. Странно: зачем им оружие людей — ведь они наверняка владеют магией…

Вдруг человек поднял руки вверх и заговорил на испанском (я отлично его знаю, потому что мой отец был мексиканцем).

— Добро пожаловать в Тихуану! Меня зовут Эль Матанза, и я глава наркокартеля «Санта-Бланка». Все вы получили приглашения стать членами нашей семьи. За всех вас поручились надёжные, проверенные люди. Помните: если вы навредите картелю, мы отрежем не только ваши головы, но и головы ваших поручителей. Уверен: все вы устали с дороги, так что сегодня никаких разговоров о работе! Отдыхайте, наслаждайтесь радушием Мексики, а завтра начнётся ваше обучение в Академии «Санта-Бланка». Добро пожаловать в семью!

Глава третья. Платформа 9 и 3/4

Спать пришлось в каком-то дрянном свинарнике, в окружении нескольких сотен таких же счастливчиков, как я. Да, это был очень большой свинарник.

— Подъём, суки!

Я резко села. До этого, кстати, лежала. На траве. Как и все остальные в этом ангаре. Между выспавшимися людьми, занимавшими бóльшую часть свободного пространства, снуют усталые свиньи — из-за недостатка места им поспать не удалось. Вчера вечером одна из них попыталась прилечь рядом с каким-то злобным мексикашкой, но он отвесил ей увесистый подзатыльник, а потом злобно предупредил остальных свиней, чтобы вели себя повежливее, — и они послушались. Мексика, что тут скажешь!

Голос, прокричавший «Подъём, суки!», принадлежал очередному лысому волшебнику с татуированным лицом. Хотя почему очередному? Возможно, он был одним из тех, кто вёз меня из аэропорта, — я в мексикашках не разбираюсь.

— Итак, зелёные клювики, сегодня начнётся ваше обучение! Завтракать мы не будем, так что можете спрятать свои ланчбоксы обратно в рюкзачки! Сейчас мы все встаём, отправляемся на вокзал, грузимся на поезд и отправляемся в Академию «Санта-Бланка»! Поезд через час, так что давайте… — Он оборвал свою речь и злобно посмотрел на человека, стоявшего в полуметре от него. Рыжий парень лет двадцати жмурился и втягивал голову в плечи каждый раз, когда оратор выкрикивал очередное предложение.

— Тебе чё-то не нравится, зелёный клювик? — громко спросил оратор у рыжего.

— Не-нет, мне всё нравится… — испуганно ответил рыжий.

— А чё тогда мешаешь мне речь говорить?!

— Нет-нет, что вы! Я просто…

— Да пошёл ты! Ублюдок бессердечный! Знаешь, сколько я эту речь готовил, а? Перед зеркалом репетировал, волновался! А ты всё испортил! Сука!.. — Он смахнул слезу обиды и, круто развернувшись, пошёл прочь. В дверях остановился и пробурчал, не оборачиваясь: — Вставайте и грузитесь в грузовики. Они на улице стоят.

— Извините, что он там сказал про грузовики? — спросил меня лежавший рядом толстяк, приподнявшись на локтях.

— Сказал, чтобы ты похудел, животное, — вежливо ответила я.

— Ну зачем вы грубите-то? — обиделся жирдяй.

— Чего, блять?! — возмутилась я. — К маме своей подкатывай, бочка! Девушка одна, что ли, побыть не может?! Думаешь, мы, женщины, только и мечтаем о том, чтобы кто-нибудь с нами познакомился?! Я только проснулась — я могу хоть немного посидеть так, чтобы никто ко мне не подкатывал?! Куда ни пойдёшь — обязательно какой-нибудь мудак подкатить решит! Ты не в моём вкусе, принцесса фитнеса!

— Да я ничего такого…

— Ой, да пошёл ты на хуй! Козлина!

Я встала с травы и пошла к выходу из ангара.

Вот козёл! Такой жирный, а всё равно девчонок ловеласить пытается! Да ему, чтобы свой член найти, МЧС вызывать приходится, небось! Решил, что все девчонки только и мечтают, как бы с парнем познакомиться, да ещё и с таким толстожопым! Не тут-то было, пирожочек!

Погружённая в свои злобные мысли, я вышла из ангара, забралась в кузов одного из двух десятков грузовиков и села на коленки к подкачанному мексикашке с кубиковатым прессом.

— Слышь, сука, ты чё?! — удивился мексиканец.

Я осмотрелась вокруг. Действительно, чего это я? Все места свободны — я же первая вышла. Чёрт…

— Упс, прошу прощения — чего-то задумалась.

Денёк был солнечный. Хотя, наверное, в Мексике других и не бывает. Интересно, куда нас повезут? Наверное, на какую-то плантацию коки или что-то вроде того. Хотя, может быть…

— Слышь, сука, слезь с меня нахер, пока рожу не разбил, последний раз говорю!

— Ой, да пошёл ты! Больно мне твой сексуальный пресс нужен!

Я цокнула языком, закатила глаза, встала с его крепких четырёхглавых мышц бёдер и села рядом.

Ну где уже все? Был бы тут ещё хоть кто-нибудь — я бы не чувствовала себя так неловко после того, как случайно села на коленки к этому сладкому жеребчику.

— Слышь, сука, голову с моего плеча убери! — в очередной раз огрызнулся божественной красоты мачо. — И вообще, отсядь нахер в другой конец кузова, пока я тебе рожу прикладом не разбил!

Господи, такой красавчик, такой джентльмен!

Через двадцать минут все грузовики заполнились людьми. Я сидела в дальнем конце кузова с разбитым прикладом автомата лицом. На руках у красавчика-мексиканца сидел тот самый толстяк, который вульгарно домогался меня в ангаре. Они о чём-то шептались и хихикали.

Вот козёл, тут ещё три свободных места — чё он к нему на руки забрался? Урод!

Какое-то время мы ехали по ухабистым дорогам. Ремней безопасности в кузовах не было, а скамейки были деревянными. Пару раз, на особенно крутых кочках, меня чуть не выкинуло из кузова. Задница болела, как у байкеров после мальчишника.

Наконец грузовики остановились.

— Так, суки! Слушайте сюда! — заорал очередной бритоголовый, в белой майке. Хотя, может быть, всё тот же. Орал он так, что его слышали не только во всех грузовиках, но и наверняка в Шотландии. — Вылезайте из грузовиков, разбивайтесь на парочки, беритесь за руки, выстраивайтесь в шеренгу и за мной! Не растягивайтесь на всю улицу! И будьте внимательны, когда будем переходить через дорогу!

Мне в пару достался тот самый рыжий, который обидел лысого в ангаре тем, что щурился от его крика. Он и вправду был пугливый: всё время озирался по сторонам и чуть что — вжимал голову в плечи.

Мы выстроились в колонну и двинулись к вокзалу через пешеходный переход. В этот момент где-то в хвосте колонны раздались выстрелы.

— Сука! Я же сказал им быть внимательными! — недовольно прокричал бритоголовый в белой майке, затем достал из нагрудного кармана рубашки автомат Калашникова, передёрнул затвор и затерялся в толпе, пробираясь к выходу. Ствол его автомата петлял над головами, словно акулий плавник.

— Какого чёрта? — удивилась я вслух. — Он достал автомат из нагрудного кармана? Вы серьёзно?

— Ну он же мексиканец! — с гордостью сказала девушка, стоящая впереди. — Мой батя вообще мог пронести через границу бочку трески так, чтобы её никто не заметил.

— Это как же? — ещё больше удивилась я.

— Лучше тебе не знать, подруга…

К какофонии выстрелов присоединились длинные очереди автомата Калашникова. Через минуту стрельба закончилась. А ещё через минуту сквозь толпу протиснулся бритоголовый. Весь в крови.

— Грёбаные цыгане! Хотели похитить пару наших бегунков!

— Бегунков? — удивилась я.

— Бегунки — это мы, — пояснила девушка, чей батя занимался перевозками трески в жопе.

— Ну-ка закрыли пасти, суки! — злобно прокричал бритоголовый. Заткнулись не только мы, но и все динамики, объявляющие о времени прибытия поездов. Да и вообще, стало так тихо, словно мы оказались в вакууме. — Построились, схватились за ручки и за мной! У нас мало времени — поезд ждать не будет!

Мы послушно похватались за руки и продолжили путь. Бритоголовый провёл нас через холл и остановился у стены. Он выстроил нас полукругом перед этой стеной, а сам встал перед нами.

— Так! Ну вот мы и на месте! — Он нежно похлопал рукой по стене. — Чтобы попасть на секретную платформу, вам нужно разбежаться и пройти эту стену насквозь, словно её и нет вовсе! Главное, верьте, что у вас получится, — малейшее сомнение, и вы…

Я уже не слушала. Что он вообще несёт? Идиот бритоголовый! Какие могут быть сомнения? Да я ждала этого момента всю свою жизнь! Помню, как просыпалась посреди ночи и, трясясь от радости, бежала к окну, думая, что на мой подоконник наконец-то приземлилась сова с письмом, но это оказывался голубь, присевший посрать… Чёрт, я даже поверить не могу: я, простая девчонка, замухрышка, отправляюсь в настоящую Академию магии, чтобы стать могущественной волшебницей и найти свою любовь! Господи, это так волнительно! И сомнений во мне нет! Сегодня сбывается моя самая заветная мечта!

Я разбежалась что есть сил и со счастливой улыбкой пролетела сквозь стену.

Господи боже, как же тут прекрасно! Матово-чёрный паровоз сияет хромированными деталями под ярким солнцем. На платформе царит хаос. Маги, в их магических мантиях и шляпах, снуют туда-сюда. Тут и там творится волшебство…

— Эй, сука, ты чё?

Я открыла глаза. Лицо болит страшно. Надо мной склонился бритоголовый.

— Сука, ты чё творишь? Я ж прикалываюсь! Про Гарри Поттера, что ли, не читала? Нормально ты в стену въебалась! Чётко! А теперь вставай давай обратно на копыта, сука!

Я кое-как поднялась на ноги. Все смотрели на меня с непониманием и тревогой.

— Да я просто подыграла! — крайне наигранно засмеялась я, поправляя съехавший на бок нос. — Как я вас надурачила, а?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 361