электронная
80
печатная A5
458
18+
Деревенский мужлан. Рассказы

Бесплатный фрагмент - Деревенский мужлан. Рассказы

Современная проза для легкого чтения

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2146-5
электронная
от 80
печатная A5
от 458

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ДЕРЕВЕНСКИЙ МУЖЛАН. Рассказ

Мой двадцать восьмой день рождения отмечали скромно, как говорится — в узком кругу самых близких…

На следующий день состоялся серьезный семейный разговор. На этот раз мама и сестра за меня взялись основательно…

Были поставлены жесткие условия, суть которых сводилось к тому, что все сроки вышли, мне давался месяц, в течение которого я должна была выйти замуж.

(…Как плохо, что человек не может жить, как ему нравится…)

Вообще-то кандидатов в женихи у меня достаточно. Если здесь уместен такой каламбур, есть среди них и кандидат наук. Но его главные недостатки — не то, что маленький, кругленький, гладенький, лысенький… Уж больно он… неромантичный, пресный. Слишком домашний, мягкий, любезный… А что у него там, внутри… один Бог и знает… От таких можно ожидать чего угодно — обтекаемых, вежливых… Мне делается дурно, как представлю, что годами придется созерцать это сытое, умиротворенное личико…

Это одна крайность.

Другая — Саша Коршунов. Чего-чего, а романтики у него достаточно. Даже, пожалуй, через край. Потом я часто вспоминала первые недели нашего с ним знакомства, удивлялась своей наивности. Ну как я могла не распознать в этом веселом, остроумном, общительном, открытом парне обычного психопата? Прилично за тридцать, а на уме только дискотеки, «тёлки», пикники да мордобой. При этом — оптимист ужасный. Считает себя первым женихом в округе… словом — еле от него отделалась. Кажется — отделалась…

Ну, и еще с пол-дюжины лиц мужеска пола между этими двумя крайностями, и у каждого как минимум по паре-тройке изъянов, которые сводят на нет перспективу связать с ними свою судьбу…

— Так ты твердо решила в вековухи записаться? — сестра моя Татьяна, немного резковата и прямолинейна. — И главное, что обидно, умница, красавица.. одна. Посмотри, какие страшненькие, глупые семьи создают…

— Ну почему же сразу в вековухи… — не очень уверенно старалась я возражать. — Люди и в тридцать идут замуж, и в сорок…

— И в семьдесят, между прочим выходят, и в восемьдесят… — продолжала она с напором. — Только вот детишками обзаводятся не в любом возрасте…

— Мариночка, самое время подумать о завтрашнем дне, — мама решила немного ослабить напряженность. — Ты Татьяну слушай, она тебя плохому не научит… Пока еще у меня есть силы, помогу поднять малышку… Вообще-то, конечно, не горит. По нашим временам тридцатилетние девушки еще молоденькие глупые девочки..

— Ничего себе — глупая девочка, несмышленый ребенок, — не сдавалась сестра. — Однако судьбами людскими вершит, лечит проблемных, да на какой должности.. Вот так и дооткладываемся. День долго тянется, год быстро пролетает…

— А почему я должна насиловать себя? — я старалась не заводиться, но у меня это плохо получалось. — Я лучше рожу от милого человека, пусть без перспективы создать семью…

— Хорошо, — почти хором отреагировали они. — Ты не ребенок, найди человека по сердцу, и роди от него.

У них, видимо, был уже разговор, и предусматривался и такой вариант… Словом — меньше, чем через неделю я пила минеральную воду в Пятигорске. Было решено, что заодно отдохну, подправлю здоровье… хотя оно у меня — тьфу-тьфу… в поправке не нуждается, а наоборот — часть его можно было бы израсходовать на интимные мероприятия..

* * *


Среди мужского населения курорта я имела головокружительный успех.

Природу данного феномена трудно вот так, сразу описать… Возможно — здесь роль играло какое-то излучение, мое настроение… или гормональные выделения…

За мной ухлестывали представители как говорится — всех возрастов, социальных слоев, цвета волос и вероисповедания…

Поскромничаю и не скажу, что за мной мужчины ходили табунами… но в самом деле, даже сама удивилась, я была весьма популярна.

Бродили, как голодные волки, профессиональные курортные сердцееды, которые алчным взглядом глодали молоденьких девушек… Были импозантные солидные мужчины, с виду — отцы многочисленных семейств, жаждущие отведать свеженького…

Несколько попыток завязать беседу, я пресекла на корню.

Ухаживания и заигрывание велись в самых разнообразных формах.

Более или менее реальных претендентов на мою благосклонность, оказалось трое, или четверо.

Клеился скромный, стеснительный паренек, пожалуй, немного моложе меня…

Косился с явными нескромными намерениями высокий, симпатичный, довольно приятный мужчина…

Сомнение стало вкрадываться в мою слабую душу: а не во мне ли дело? Не слишком ли я возгордилась, не слишком высоко подняла планку?…

Но наверное, правду говорят — есть где-то кто-то, кто ведает нашими судьбами… Не зря говорят — нас испытывают, искушают… Я уже была почти готова пойти на компромисс, отдаться хорошему человеку, который, впрочем, большого впечатления не произвел. Но… судьба наконец сжалилась надо мной..

Словом… я увидела ЕГО. Потом часто вспоминала тот момент, пытаясь проникнуть в одно из таинств природы — что же в нем меня привлекло? Вроде бы во внешности ничего выдающегося… и до него, и после я видела и красивее, и умнее, и добрее… Однако только от него повеяло чем-то таким… будто после долгих блужданий в темном дремучем лесу, я встретила человека.

У меня было одно преимущество перед всеми влюбленными. Я чувствовала себя очень уверенно и свободно. Обычно у влюбленной девушки в голове кружится несколько мыслей. Сможет ли она привлечь его внимание и надолго удержать, свободен ли он, будет ли ей верен….

Я знала, что для одно-двухразового акта больших талантов не требуется, что на это пойдет любой мужчина, кроме, разве что безнадежного импотента, или совершенно закомплексованного, пришибленного рохли… И отсюда моя уверенность и раскованное поведение.

Видимо, я стала на него таращиться, как деревенская дурочка, он бросил на меня несколько быстрых взглядов, мне показалось — смущенно опустил глаза.

Мне стало смешно, но я сдержала улыбку: мы вроде как поменялись местами. Вроде он должен бы меня бесцеремонно разглядывать, а я засмущаться-зардеться… Потом спохватилась: боже мой, а что он обо мне может подумать?! А мне ведь с ним предстоит детишек совместных заводить…

Однако, надо что-то предпринимать, здесь тянуть нельзя.. Встречу ли я его еще, может у него заканчивается срок санаторной путевки… да и вообще — он здесь на лечении ли, на отдыхе ли, а может — просто проездом…

Самой к нему подойти — немыслимо… Надо кого-нибудь привлечь… но кого?… И я решилась. Подошла к приятной даме, шикарной блондинке чуть старше меня, извинилась, в нескольких словах объяснила ситуацию. Она, конечно, немного удивилась, но отнеслась к моей судьбе с участием.

— Это мы быстро организуем, показывайте своего избранника сердца… Всё устроим в самом натуральном виде… — Она оказалась на мое счастье общительной, приветливой женщиной..

— Да.. У вас неплохой вкус.. Только.. он для вас не староват? Ему, пожалуй, под сорок..

..Через несколько минут она уже весело болтала с ним, представила и меня:

— Знакомьтесь — моя подруга Мариночка

Я ожидала, что она деликатно сошлется на срочные дела, и исчезнет, но та продолжала весело щебетать, предложила вместе прогуляться в горы. Это оказалась раскованная, энергичная, остроумная бабенка. Весело болтала, сыпала анекдотами, шутками…

А он был задумчив, рассеян, чувствовалось — чем-то озабочен, и не очень расположен праздной болтовне.. И еще у меня возникло ощущение, что ко мне он проявляет чуть больше интереса, чем к этой веселой, интересной дамочке.

Я была немного растерянна, не очень поддерживала милую беседу, и вообще — не знала, как себя вести.. и тут, как будто прочитав мои мысли, он сказал:

— Ну что ж, девушки, извините, спасибо за очень интересную компанию и приятную беседу, а мне надо не надолго отлучиться… Через два час а я буду свободен.. может — встретимся.. в пять у цветника? Ну, я, как кавалер, подойду раньше.. — прибавил он, глядя мне в глаза в упор.. — А на всякий случай, давайте обменяемся адресами..

Надо заметить — мобильной связи тогда не было. Мне еще показалось, что мой адрес он запоминает особенно тщательно.


Когда он ушел, моя новая знакомая небрежно бросила:

— Деревенский мужлан. Заторможенный какой-то.. Я уверена — и денег у него в карманах — ветер свищет.. Давай я тебя лучше с кем-нибудь другим познакомлю?…

Я вежливо отказалась, извинилась, что тоже сейчас дела — надо на процедуры… Она, почему-то ко мне проявила непонятную приветливость, и повышенный интерес.

Пошла к себе в номер, решила немного отдохнуть… и еще у меня было некое предчувствие…


Предчувствие меня не обмануло. Он заявился в начале пятого.


Но это был уже не тот вялый, рассеянный мужлан.

— Звать вас в самом деле Марина, — спросил он. — Ну давайте заново, по-настоящему знакомиться. А я — Юрий.. Давно эту дамочку знаете?

— Я ее попросила познакомить с вами, минут за пять до нашего знакомства.

— М-м-да… Вы для меня пока загадка, Марина.. — проговорил он. — я вас несколько раз видел до той встречи… Издали смотрел и вздыхал: да-а.. хороша девочка… да не про нашу честь…

— Правда?! — обрадовалась я.


— Однако… согласитесь… странноватая ситуация.. Так выходит — за пять минут до нашего знакомства вы познакомились с женщиной, попросили ее познакомить вас со мной…

— Ну да.. Не могла же я вот так, подойти самой и предложить знакомство? Я знаю, что мужчины — существа пугливые, недоверчивые, и в высшей степени подозрительные…

— Ну, это — да.. Только… зачем это вам надо? Почему — именно со мной?

— Долго объяснять.. всему свое время, я всё расскажу… А пока.. гостя у порога не держат, верно? Давайте располагайтесь, у меня есть вкусные пирожные и холодный кофе.. А в пакете у вас что? Есть что-нибудь съедобное?

В пакете у него оказалось очень много вкусных вещей, мне стало неловко, когда он стал выкладывать на столик:

— Ой, да мне неудобно, я ж пошутила, а вы прямо как на банкет какой-то…

— Я рассчитывал прогуляться на природу, там пикник устроить, — отвечал он просто. — Думал, на Машук поднимемся..

— Ну.. давайте кофейку попьем, а потом пойдем в горы.. — предложила я. — Да, а как же с той мадам, мы же собирались встретиться в пять у цветника… Она, наверное, будет ждать?

Он задумался. Вблизи он оказался еще более обаятельным, Немного полноват, но он был подтверждением шутки о том, что хорошего человека должно быть много.

— Не знаю.. Она нам не нужна — однозначно.. А мы ей зачем? Хотя… вроде бы неудобно получается… Может — надо бы угостить ее?..

— А мне показалось — она на вас виды имеет.. Мне предложила с кем-нибудь другим познакомить..

— Да? Тогда точно от нее следует держаться по-дальше. А если случайно столкнемся.. придумаем что-нибудь.. Или все-таки подойти туда, честно во всем признаться? Хотя — и признаваться-то не в чем..


Мы добросовестно прогулялись вокруг Цветника минут десять, ее не было… и направились к склону горы.


Я кожей чувствовала легкую напряженность, которая исходила от него. Там, в городе мы болтали о пустяках, шла рекогносцировка, разведка боем так сказать, легкая притирка, и — похоже — стороны остались вполне удовлетворены первыми поверхностными контактами…. Он оказался ко всему — открытым, простодушным, если не сказать — наивным, легким в общении, приятным, остроумным собеседником. Я просто дурела от счастья: анекдоты его казались самыми остроумными, шутки — самыми веселыми, истории и приключения из жизни самыми забавными и удивительными… У меня мелькнула мысль — ну не может человек так натурально сыграть совестливого, честного, деликатного. В общем, он мне нравился всё больше и больше, кажется, сердце меня на этот раз не обмануло…

А теперь, когда мы пошли по склону и, не договариваясь, стали отклоняться от натоптанных дорожек, в сторону, подальше от людей… всем стало ясно, что настает пора следующей фазы близости — более откровенных разговоров..

Внутренний голос, или как там его называют — шестое чувство подсказывало, что еще мгновение, и он поставит вопрос ребром, потребует объяснений… и я решила проявить инициативу, чуть-чуть опередить его:

— Ты знаешь, Юрочка… а ведь у меня к тебе есть дело…

Не требовалось обладать большой наблюдательностью, чтобы заметить, что напряженность у него возросла, он даже слегка замедлил шаг. «Жидковат ты, милый, на расправу…» — еще мелькнула мысль…

— В обычных условиях мои слова звучали бы диковато… но на курорте всё можно, здесь свое измерение времени… В общем — мне нужен ребенок… — выпалила я.


Он был такой потешный… и такой милый… Я от него просто дурела.

На лице у него присутствовало как минимум семь выражений одновременно, семь оттенков. Наиболее выдающимися были, конечно — недоумение, тревога, удивление, ну и, само собой — любопытство…

Но он довольно скоро взял себя в руки — растерянность длилась, пожалуй, не более трех секунд, весьма непринужденно произнес:

— Ну… желание, в общем-то похвальное… тем более — в наш век, век демографического спада… Только боюсь — не такое уж легко исполнимое… Я весьма смутно представляю свою роль в этой истории.. то есть — где мы его возьмем… Вы уже заприметили, у вас есть вариант?… И вы, надеюсь, в курсе об ответственности за хищение ребенка?

— Юра, зачем ты так шутишь, ты ведь прекрасно понял, что мне надо своего завести… И вообще… прекращай на меня выкать, я тебе в дочери гожусь..

— Фу, слава богу… значит мне не придется участвовать в похищении ребенка… А то в последнее время столько историй, связанных с детьми… я уж успел немного струхнуть… Ну, это, наверное, намного проще… или сложнее?… А в чем проблема?

Я не стала выяснять — шутит он, или серьезно..

— Проблема в чем, говоришь?… Да есть проблема… Пожалуй, даже не одна.. — я себя чувствовала уже не так уверенно. — Для меня это всё.. очень сложно..

— Ну я не вижу здесь особых сложностей.. Дело, как говорится, не хитрое… а наоборот — вполне житейское…

— Вот и берись за дело, если не хитрое.. и вполне житейское..

— Ну, прежде всего — требуется подходящий объект в роли… постой.. не я ли в роли будущего отца?..

— Юра, ты издеваешься.. или в самом деле такой наивный? Стала бы я с кем-то тары-бары заводить…

— Так постой… стало быть… ты со мной за этим познакомилась? Ну и ну… Отец-производитель. Суррогатный папа.. А не разумнее ли было немного раньше поинтересоваться моим семейным положением… нет ли у меня жены, детей..

— Ну тут видишь ли, Юрочка… если у тебя есть дети — это же здорово: значит, у моей Леночки будут братики-сестры… но я-то не собираюсь с тобой семью заводить… К тебе никаких претензий… так что — твое семейное состояние роли никакой не играет…

— Интересное кино!.. А что же играет? И вообще… В высшей степени странная история.. Просто невероятная ситуация…

— Ну почему же — невероятная? Ты что — первый день на свете живешь, не знаешь, что многие рожают от постороннего мужчины…

— Ну вообще-то я слышал, конечно… Но это всё так неожиданно… И.. почему ты именно меня выбрала?

— А вот на этот вопрос я, наверное, не смогу вразумительно ответить.. Ну понравился ты мне, Юра, ну вот не знаю почему…

— А зачем так заторопилась? В первые часы знакомства объявить, что собираешься общего ребенка завести… согласись — странно это как-то…

— Так ты же сразу пристал ко мне: «Вы, Мариночка, для меня загадка, тайна…».. А не объясни сразу, начни крутить-мутить… стал бы со мной знаться?

— Да нет, наверное… Начинать отношения с недомолвок, хитромудростей… А давай, Марина, я познакомлю тебя со славным парнем… есть у меня один… даже не один…

— Да что это за наваждение — в последнее время все меня знакомят… А я уже нашла, больше мне никого не надо.. Юра, ты мне не крути, прямо скажи — в состоянии или нет?

— Да я-то в состоянии… Даже очень в состоянии… только… странная история… Где здесь подвох? Зачем о ребенке вообще речь заводить? Ты что — не можешь забеременеть? Пробовала много раз?

— Нет, не пробовала.

— А собственно, чего тянуть? –к нему, кажется, стало возвращаться игривое настроение. — Почему не начать процедуры сейчас… Кто нам может помешать… опять же — романтика, вон — пышное брачное ложе из густой травы…

— Ой, нет, — вырвалось у меня. — Сейчас не получится..

— А в чем дело? — опять насторожился он. — Темнишь ты что-то, Мариночка… Хорошие дела так не делаются…

— Ой, ну я не могу говорить об этом… — я чувствовала, что совершенно теряюсь.. — Ты спросил — пробовала ли я…

— И что?

— Я же ответила — не пробовала… вообще не пробовала…

— Так что же.. выходит… ты что — девка, что ли?…

— Ой, ну вот пристал… ну да…

— А-а-а…. Стало быть… вот как… Не-е-е… Нет. Я — пас. Извини, конечно, что время отнял…


Я ужасно испугалась. Хотя, пугаться не надо бы. С первой секунды, как я его увидела, у меня возникло ощущение, что мы с ним ненадолго расстались было, и вот, встретились, уже навсегда. Вообще, надо заметить, я была как во сне. Мне иногда снились такие чудные сны, когда не могла отделаться от ощущения, что всё будет хорошо, что я буду счастлива…

Да и чего было пугаться? Я понимаю — если бы была намерена создавать с ним семью.. А как одноразовый мужчина… куда бы он делся.

Но я испугалась. А когда пугаюсь, или волнуюсь, начинаю заикаться:

— А что.. что такое.. объясни, пожалуйста, Юрочка.. это разве так ужасно…?

Он развернулся, посмотрел мне в глаза, мне показалось — изучающе.

— Это, конечно, не ужасно, — задумчиво и как-то уж очень серьезно проговорил он. — Но и хорошего мало… Это дело серьезное — с девкой связываться… Накладывает, как бы сказать… дополнительную ответственность… здорово осложняет дело.. Вот была бы ты баба…

Теперь я разозлилась:

— Была бы я баба — зачем бы ты мне нужен был?…

— Интересно, — рассмеялся он, — Я что — редкий специалист, уникальная личность?..

— Для меня — да. Я так долго тебя искала. И я верю в судьбу. Тебя извинит только одно, если я тебе противна.

— Да нет, я бы не сказал, чтобы противна… — он опять стал размышлять вслух… — Пожалуй, наоборот.. я слегка влюблен..

Я, кажется, слегка задохнулась, посмотрела ему в глаза:

— Правда?! А почему тогда ты такой.. отстраненный?

— Да я просто задавлен твоим напором, потрясен, голова кругом идет… Уж очень бурно развиваются события… Может — успокоимся, сделаем небольшой перекур, остынем немного, покумекаем?…

— А чего тут кумекать? Ты мне главное скажи, успокой меня — согласен, или нет?

— Я согласен, однозначно, — казал он твердо. — Но надо же детали обсудить, уточнить кое-что…

— Ой, ну Ю-ура.. Ну почему ты такой зануда, ты прямо как на собрании.. наверное — руководитель большого коллектива? Нет? Хотя.. можешь не отвечать, это совершенно не важно…

Главное — ты согласен… А ты не передумаешь, нет? Ты мне кажешься таким… очень благородным, очень порядочным человеком… Конечно, мы всё обсудим, обдумаем… Но это всё мелочи.. А пока.. Давай-ка немного перекусим, пора, как говорил великий Винни-Пух, слегка подзаправиться…

Мы собрали манатки, продолжили прерванное восхождение. Только теперь я огляделась — оказывается, перед нами открывалась обалденная панорама… Прямо как на хорошо выполненном панно, внизу был просто изумительный пейзаж. Надо заметить — дело происходило в первых числах октября, шел где-то седьмой час, то есть — вечерело… Было тепло, но не жарко, звенящая тишина, в небе парили какие-то огромные птицы… орлы, наверное… Внизу раскинулся город с белоснежными зданиями, вдалеке, высоко — белогривые гряды Кавказского хребта, ну и, конечно…. Другого слова не найду — величавый Эльбрус… Ну, в общем — чем не сказка?

Шли мы медленно, Юра впереди, я — сзади… Он подал мне руку, по телу у меня разлилась какая-то совершенно незнакомая… приятная слабость…

Я сжала ему руку, он оглянулся, улыбнулся своей неподражаемой, милой улыбкой:

— Марина, не хулиганничай…

— Ну во-от.. и позаигрывать нельзя с милым другом…

— Позаигрывать можно… там, наверху. А пока надо беречь силы..

— Юра, а ты не маньяк случайно какой-нибудь… а то и людей уже не видно… заведешь куда-нибудь… и никто не узнает… где могилка моя…

— Марина, прекращай дурачиться, сейчас обратно вниз пойдем… я еще не освоился, как-то себя не в своей тарелке чувствую.. да ты еще со своими шуточками…

— Ну ладно-ладно.. какие мы чувствительные… А чего тебе-то беспокоиться?…

Так, болтая о пустяках, мы поднялись довольно высоко, солнце зависло над горизонтом, стояла непривычная, как говорят — звенящая тишина.. мы набрели на ровный пятачок, стали располагаться.


Ели с аппетитом, довольно быстро справились с увесистым пакетом. Разговор как-то не клеился, мы больше говорили о живописных пейзажах, о фантастическом закате…

Ровный кусок скалы, на котором мы расположились, за день прогрелся на солнце, снизу шло приятное тепло, от которого мы немного разомлели…. Он откинулся назад, на сухую травку, заложил руки за голову, заговорил уже другим тоном.

— Ну что, Мариночка… Рассказывай… как докатилась до такой жизни…

— Да как докатилась… Вот так и докатилась. Училась.. Работала.. Опять училась..

— Ну а амурные дела… Неужто ни одного серьезного романа?..

— Дык.. вот.. ни одного.. Ни серьезного, ни несерьезного… Я уж знаешь что думаю.. Может — у меня венец безбрачия? Я слышала — бывают такие… роковые женщины. Может — я такая.. Как думаешь?

Он немного задумался.

— Ну.. Роковая женщина — это совсем другое. По-моему, это женщина, у которой масса поклонников, бурные романы, которые плачевно кончаются. Сцены ревности, ураганы эмоций, поломанные судьбы… А вот — венец безбрачия.. Ты знаешь, Марина, я даже понятия не имею, что это за венец такой. Вот ты мне сможешь объяснить?

А что я могла объяснить? Все говорят, а я и понятия не имею, что за венец такой.

— Ну-у.. Это когда не получаются отношения с мужчинами..

— А причем тут брак? Я понимаю — если у девушки много поклонников, бурные романы… а никто замуж не зовет. Тогда — безбрачие. А если вообще нет кавалеров… нет интереса к мужчине… Тебе что — совсем никто не нравился? И ты никому не нравилась?

— Да нет, почему же.. Хотя — да..

— Марина, ты опять начинаешь мудрить..

— Ничего я не мудрю.. Просто думаю.. мне один нравился, кажется, я даже была влюблена.. Но.. это оказался такой дурак ненормальный.. Буйный какой-то… И еще один.. ухаживал за мной… научный работник. Только.. уж очень мне не нравился..

— В общем — совсем рядышком… но до постели дело не доходило..

— Не знаю, стоит ли говорить.. Один раз чуть не получилась постель…

Я немного растерялась, не знала, стоит ли быть с ним откровенной до конца..

— Ну, смотри сама.. — как-то вяло, без большого интереса проговорил он. — Только.. Когда начинаются недомолвки, начинают скрытничать… Не слышала — дружба кончается там, где начинается недоверие?..

Я решила: была — не была, расскажу всё как есть.

— В общем… со мной произошла одна история… У мамы есть подруга, тётя Соня.. А у нее сын, Владик.. Он мой ровесник, на несколько месяцев моложе меня… Мы знаем друг друга с детства, дружим… дружили… А мамы наши явно хотели породниться, то есть — чтобы мы с Владиком женились… А он у меня не вызывал каких-то чувств, да и я, по-моему у него тоже… Но наши мамы нас постепенно подталкивали к этой мысли… И я подумала — если уж мне все равно… то пусть будет Владик.. В общем — всё так обставили, вчетвером мы сидели, немного выпили, какой-то праздник был, восьмое марта вроде.. потом наши мамы ушли, мы остались одни с Владиком.. В общем.. я пошла, разделась, залезла под одеяло, позвала его. А он так, бочком-бочком зашел в спальню, стал что-то бормотать… да как даст дёру… в моих шлепках так и сбежал..

— Так ты все-таки раздевалась перед мужчиной?! — пришел он в ужас.

Я опять перепугалась:

— Да нет, честное слово, он меня не видел раздетой… — я чуть не плакала.

— Да? — как-то сразу успокоился он. — Ну, это меняет дело..

И улыбнулся своей очаровательной улыбкой.

— А я уж испугался — думал дело имею с развратной особой… Ну давай собираться, уже темнеет, будем шлепать вниз…

Мы аккуратно собрали мусор в пакеты, пошли обратно — он впереди, я сзади. Не обошлось без конфуза, я споткнулась, и налетела на него:

— Ай, падаю!…

Он подхватил меня, прижал к себе:

— Любишь целоваться?

— Да… — выдохнула я.

— А я вот — нет, с сожалением сказал он. — Но с тобою стал бы…

— Так ведь и я… не вообще, а имела в виду — с тобой… — бросилась оправдываться, стала высвобождаться. А он все крепче прижимал к себе. Видно — решил поиздеваться.

— Пусти… а то в самом деле получается, что я нарочно споткнулась, напросилась…

И тогда он стал меня целовать……………….

Видимо, некоторое время была в полуобмороке. Когда пришла в себя, он гладил меня по голове, между поцелуями говорил ласковые слова.

«Наверное — это и есть счастье…» мелькнула у меня мысль…


На секунду наши взгляды встретились.. Я поспешила опустить глаза. Появилось незнакомое чувство… Не сказать, что неловкость, или стыд.. Может быть — страх показаться слишком податливой, доступной, а может даже… о, ужас! — назойливой?

— Скажи мне честно, Юра… я тебе не показалась слишком… распущенной? Нет?

Он несколько раз поцеловал, прежде, чем ответить…

— Распущенной? Да пожалуй, есть немного… В моих глазах ты — распущенная, развратная…

Я глянула ему в глаза, в моем взгляде, наверное, был ужас.

— …да..- продолжал он.. — Но очень скромная, милая, обаятельная… и очень сладкая развратница… В общем — начинающая роковая женщина..

— Ну Юра, зачем ты так шутишь, совершенно мне голову заморочил… Ну скажи мне честно…

— Ну, если честно… — он опять несколько раз поцеловал.. — Уж очень ты сладкая… Больше ничего не могу сказать.. Ну, разве что прибавлю — в мою душу закрадывается холодок страха, как бы с тобой еще голову не потерять… Ты мне все больше и больше нравишься…

— Ой, неужели правда? Неужели такое бывает?… — у меня закружилась голова, я, видимо, стала нести вообще какую-то ахинею, что он отстранился, строгим голосом сказал:

— Так. Всё. На сегодня сеанс окончен, для начала — даже слишком много. У нас впереди серьезное мероприятие, не будем забывать, и не будем отвлекаться. А телесные услады еще впереди… Продолжим свой путь в цивилизацию…

— Юра, ну ты так грубо обрываешь, да на самом интересном месте… Мне кажется — ты ко мне не очень серьезно относишься…

— Да нет, Мариночка, отношусь я к тебе очень даже серьезно… Только… Всё хорошо в меру.. И всему свое время. С этого места продолжим завтра. А пока… давай немножечко опустимся на грешную землю, побеседуем, обсудим сложившуюся, и складывающуюся ситуацию…


Так мы спустились вниз в город, оказались в гуще беспечных отдыхающих, которые прогуливались парами и группками, смеялись, оживленно разговаривали… Среди них мы, наверное, здорово выделялись озабоченными лицами…

— Ну так вот, Мариночка… Надо крепко обмозговать эту… не совсем обычную ситуацию… — он разговаривал как бы сам с собой.

— А чего тут мозговать, ты же обещал! — не сдержалась я. — А я так обрадовалась, за эти несколько часов ты для меня стал самым родным человеком. Я всю жизнь мечтала иметь брата, и когда тебя увидела — представила, таким наверное мог быть брат…. И тут — на тебе.. надо еще обмозговывать…

— Марина, я, по-моему, от своего обещания не отказываюсь? Сама процедура — проще простого… Во-первых — как это обставить… Была бы ты баба, и проблем бы не было. Сразу возникает вопрос — где? В помещении? Ты раскричишься… как окружающие среагируют? Со своей женой можешь творить что хочешь. А тут — с чужой девушкой…

Найдутся блюстители морали и закона… как я буду выглядеть?

— Ой, Юра, неужели это так ужасно? У меня подруги.. замужние.. и вообще — бывалые.. они объясняли.. я постараюсь расслабиться.. только… боюсь…

— А вот бояться-то не стоит. Не бойся, Марина, я с тобой!!!… Всё обстряпаем в лучшем виде…

— Ну вот хорошо тебе смеяться… А вообще-то… Я тебе верю. Рядом с тобой чувствую так уверенно, защищено…


— Так… Ну и какова программа наших дальнейших действий на сегодня? Какие здесь культурно-массовые мероприятия, что нам предлагают местные массовики-затейники? Рестораны, концерты, дискотеки, танцы… Ну, я так понимаю — дискотеки, танцы-шманцы… отпадают? — он выжидательно посмотрел на меня.

— Да уж наверное, — ответила я. — Так же отпадают и концерты и прочие массовые мероприятия.. Не выношу большого скопления народу.. А в ресторан… «Люблю повеселиться, особенно — пожрать»… это не для меня. Тем более… мы же совсем недавно плотненько поели.. Ты что — уже голодный?

— Да нет… — немного смутился он. — Как галантный кавалер, должен же я что-то предложить.. Ну тогда говори ты, если мои варианты не подходят…

— Так вот, слушай тогда, кавалер… — я взяла его руку в свои, стала гладить, — Для меня на данный момент самое интересное времяпровождение — это побыть с тобой. Возможно — когда-то мы надоедим друг другу…. Хотя, боюсь, что со мной такого никогда не будет… Да, может ты устал, или я тебе уже надоела?… Тебе скучно со мной?

— Я абсолютно не устал… А вот — насчет скуки.. Мне никогда не бывает скучно. А уж рядом с тобой… я готов находиться тысячу лет…

— Ой, ну Юра.. И где ты научился заправлять бабам мозги? Чувствуется — у тебя огромный опыт ловеласа. А я, как дурочка, варежку разинула, слушаю тебя.. Чувствую, меня затягивает в омут… но ничего не могу с собой поделать… Наверное, мне тяжело будет без тебя… А что делать, сама выбрала такой путь.. Ну, ладно, не будем о грустном. Давай, погуляем? Да.. я расспрашивать тебя не буду, ну, то есть — чтобы ты рассказал о себе.. Но если у тебя возникнет такое желание.. то это желание будет только приветствоваться…

— Ох и плутовка ты, Марина, — он опять одарил меня своей милой улыбкой. — Ты технично предложила мне рассказать о себе… Но мне и рассказывать-то нечего.. Я в самом деле — весьма скромная, неприметная персона. Я ужасно инертный тип, равнодушный ко всему…

— Ну, на бомжа ты походишь весьма отдаленно, — я, кажется, стала слегка раздражаться. — Не хочешь — не рассказывай, я же сразу сказала… Я не буду обижаться.. В конце-концов — мне вроде и дела нет до твоей личности, это было оговорено устным контрактом. Хотя.. мог бы и насочинять с три короба. Это ведь все равно никогда не выяснится…

— Во бабы.. Ну бабы… — он расхохотался, — Я всегда догадывался, что ты хулиганка, Маринка.. Но я в самом деле не знаю, что рассказывать, о чем рассказывать. Выдумывать… попросту — врать… это как-то исключается. Ну спрашивай сама, я отвечу на любые вопросы…

— Ну вот так-то лучше, милый… да… кстати… а может — не очень кстати.. а поцеловать ты меня не хочешь?

— Не то слово — хочу, я жажду, я умираю от нетерпения… — воспрянул он. — Всё это время я больше занят выглядыванием укромного темного закутка… А! Вон — чем плохой укромный уголок, как специально для влюбленных…


А целовался он, конечно, обалденно.. Хотя у меня в самом деле не было по этой части опыта, но я почувствовала, что нравлюсь ему. Впрочем, я сама вошла во вкус, немного, видно, увлеклась — он застонал:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 458