электронная
180
печатная A5
432
12+
День рождения Евы

Бесплатный фрагмент - День рождения Евы

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-1278-6
электронная
от 180
печатная A5
от 432

Часть 1


Сочная зелёная трава чуть слышно шелестела под её босыми ногами.
Легкий ветерок

колыхал длинные, русого оттенка, завитые волосы и почти

невесомый летний сарафан, красиво расписанный

цветочными растениями. Лёгкой поступью она

продвигалась по обширной поляне, по краям которой

взмывали ввысь толстые, сильно искривлённые стволы

вековых деревьев. Летнее солнце бросало на траву

бесформенную тень от её стройной фигуры и заставляло

слегка прищуривать красивые, серо-изумрудного цвета,

глаза. Протяжная мелодия телефона, висевшего на шее

девушки, заставила её остановиться и взять трубку.

— Слушаю.

— Ева, где ты пропадаешь?! — знакомый голос подруги

звенел в маленьком телефоне, наряду со шумевшей «на

том конце провода» громкой музыкой. — Мы уже

заждались тебя, совсем что ли забыла про свой день

рождения?

— Ника, конечно помню, а где вы?

— Где договаривались, — кричала подруга. — Взгляни на

часы. Часы говорили о том, что Ева изрядно опаздывала.

— Скоро буду, ждите, — с этими словами она поспешно

бросила на траву босоножки, покоившиеся у неё в руках во

время прогулки, быстро обулась и, ловко перескочив

небольшой ручеёк, пересекавший поляну надвое,

поспешила к выходу из парка, в ту сторону, где

3

Алексей Зубов

поблёскивало солнце, виднелась стальная конструкция

крыши парковых ворот. Узкая полоска крыши заметно

возвышалась над самыми высокими деревьями и никак не

могла служить защитой от дождя. Высокой её сделали для

того, чтобы посетители огромного парка без труда могли

найти дорогу к выходу.

Еве очень не нравилась эта крыша, напоминавшая

постоянно о том, что цивилизация совсем рядом, и что

ощутить себя на лоне девственной природы она могла

лишь забравшись в самую глубь парка, откуда не было

видно крыши. Ева не упускала возможности забрести

поближе к центру парка, где у неё было любимое

местечко. Небольшая речка несла свои прозрачные воды в

маленькое озеро, берег которого окаймляла густая

растительность. Она иногда прерывалась прибрежными

миниатюрными полянками, нередко занятыми иными

посетителями парка. Но на этот раз маленькое

путешествие на природу было прервано. Ева поспешно

пересекла территорию ворот и очутилась на площадке

рядом с высотными скоростными лифтами. Площадка

шириной шесть метров тянулась по всему периметру

вокруг парка и напоминала собой широкую дорогу,

огороженную со стороны парка полутораметровым

железобетонным бордюром, сверху увенчанным трубчатой

конструкции метровым забором.

Ровная поверхность площадки-дороги была строго

выдержана на одном и том же уровне, независимо от того,

как изменялась на её протяжении поверхность парка. С

другой стороны, противоположной парку, дорога также

была огорожена, но меньшим — полуметровым —

бордюрчиком, поверх которого был закреплён

двухметровый забор из толстенного стекла.

Ева немного подождала, пока не освободился один из

лифтов и, извиняясь, вбежала сквозь толпу прибывших

4

День рождения Евы

посетителей в просторную остеклённую кабину, нажала

кнопку и стала взирать с огромной высоты на

…бескрайний, уходящий далеко за горизонт, город.

Опускаясь вниз лифт ускорялся и поначалу казалось бы

небольшие здания стали увеличиваться в размерах. Вот

уже их крыши взмыли высоко вверх, увлекая за собой

вереницы этажей. Лифт постепенно замедлялся, пока не

остановился,

сопровождаемый

голосом

бортового

компьютера: «Уровень номер два».

Ева выскочила из кабины лифта, огляделась и

буквально влетела в один из вагонов монорельсового

поезда. Вот она уже несётся среди гигантских небоскрёбов.

Сквозь стеклянные крышу и стену цилиндрических

вагонов, больше похожих на вытянутые стеклянные банки,

были видны пролетавшие мимо, схожие меж собой,

городские улицы. Ева оглянулась вслед удаляющемуся

парку.

Он был оборудован на высокой платформе,

опиравшейся на толстенные столбы-сваи, скреплённые

между собой. Поверх платформы был насыпан грунт со

встроенными коммуникациями, обеспечивающими водой

растительность парка. Это была своего рода искусственная

экосистема, изолированная от остального мира, тишину

которой нарушали немногочисленные посетители. Они

прекрасно понимали, что охрана объекта организована на

высшем уровне, поэтому природа здесь оставалась почти

что в первозданном виде.

Издалека парк напоминал высокое плоскогорье-столб,

вершину которого венчали рукотворные холмы, засеянные

издалека неразличимой зеленью. Он был огромен. И таких

было тысячи. Все на большой высоте. По той причине, что

внизу на поверхности не оставалось места для таких

парков. Двадцать три миллиарда человек уютно

расположились на поверхности планеты Верба, заняв даже

5

Алексей Зубов

подводное и надводное пространство морей и океанов.

Небо бороздили огромные города-аэростаты, сверкая

своими проблесковыми маяками. А внутри тех же самых

конструкций парков располагались электростанции,

заводы, коммуникации. Естественно такое малое

количество растительности не могло обеспечить людей

кислородом. Поэтому часть зданий представляли собой

установки, вырабатывающие и выбрасывающие своими

гигантскими вентиляторами в атмосферу пригодный для

дыхания воздух. Установок было очень много. Так как

постоянно потреблялось огромное количество воздуха.

«Тетра-21-12», — бортовой компьютер, огласив

остановку, затормозил поезд. Ева вышла на остановочную

платформу и быстрым шагом направилась к одному из

возвышающихся неподалёку небоскрёбов.


***

— Поздравляем! — хором закричала весёлая толпа

появившейся в дверях Еве. Она поприветствовала всех,

после чего последовала процедура вручения подарков.

— Так, давайте присаживайтесь за стол, — тараторила

Ника, близкая подруга Евы. — Ева, садись сюда, — увлекая

за собой, она посадила подругу за богато сервированный

стол. Громкую музыку прерывала ещё более громкая речь

собравшихся. Застолье сменялось танцами под медленные

мелодии. По огромному экрану телевизора мелькали

красочно разодетые певцы и танцоры.

— Давайте потанцуем, — в очередной раз молодой

интеллигентный парень, хороший друг Евы — Крэйг —

пригласил её, завидев спешившую из-за стола молодёжь.

Благо места в просторной квартире было

предостаточно для той людной компании, что собралась

отметить день рождение Евы. Танец закружил её и перед

6

День рождения Евы

глазами поочерёдно мелькали другие танцующие пары.

Экран телевизора, праздничный стол, широкие окна, в

которые виднелись соседние небоскрёбы. Из общей

картины явно выбивалась маячившая на фоне одного из

окон фигура молодого человека спортивного сложения. Он

говорил по телефону, лицо его при этом приобрело

суровые черты. Ева и Крэйг его заметили.

— Вечно Флор чем-то занят, — пробормотал Крэйг.

— Он военный, работа у него такая, — вступилась Ева. —

Похоже его снова куда-то вызывает начальство.

— Скорее всего ты угадала, телефон ему нужен для

того, чтобы его по сто раз в день вызывало начальство. Я

бы так не выдержал.

— Он привык и служба у него как праздник. Он даже на

Кетону летал. Слабаков туда не берут.

— Думаешь, если сила есть, значит мужик, а всё

остальное не важно?

— Ну, он образован.

— Все мы образованны.

— И воспитан. Я его немного знаю. Я бы сказала — он

идеал современного мужчины.

— Ну да. Ева, он что, тебе нравится?

— Не задавай мне таких вопросов, не люблю на них

отвечать.

— Ну ладно, как хочешь.

Музыка сменилась и все танцевавшие под возгласы

Ники стали в круг, взялись за руки и, создав немалых

размеров хоровод, едва поместившийся в большой

комнате, стали подпевать маячившим на экране артистам.

Флор, минуту назад говоривший по телефону, извиняясь,

протискивался между стеной комнаты и танцующим

хороводом, в сторону выхода.

7

Алексей Зубов

— Я же говорил, что ты угадала, — сказал Крэйг. — Флор,

праздник только начался, а ты уже уходишь! — крикнул он

вслед уходящему парню.

— Прошу прощения, я предупреждал, что со мной такое

может случиться в любую минуту. Ещё увидимся.

Отдыхайте, — с этими словами Флор окинул шумную

вечеринку.


***

— Прошу внимания, уважаемая аудитория, прошу

внимания! — профессор Тэрнс стоял рядом со встроенным

в стену монитором и пытался обратить внимание шумно

спорящей между собой публики. Иногда вытирая платком

свою сверкающую лысую голову. Тэрнс немного

волновался и не пытался скрыть своего волнения. Наконец

аудитория стихла и профессор, окинув взглядом

обширную комнату, сунув платок в карман своего белого

халата, заговорил:

— Все вы прекрасно понимаете, что известный минерал

«криоцитан»,

являющийся

основным

элементом,

участвующим в производстве пригодного для дыхания

химического состава воздуха, на исходе. И я вас собрал

здесь, чтобы сообщить две новости: плохую и хорошую.

Начну, как водится, с плохой. За последние десять дней

автоматически

отключилось

сто

семьдесят

три

атмосферные установки, а за весь сегодняшний день

прекратили действовать пятьсот двадцать установок и

отключения продолжаются.

В зале прокатилась волна волнения.

— Далее, — продолжил Тэрнс. — По приказу высшего

руководства

«Энерготэка»

были

вскрыты

неприкосновенные запасы «криоцитана», но их хватит не

надолго. Когда встанут все двести сорок пять тысяч

8

День рождения Евы

установок, кислорода, по самым оптимистическим

подсчетам, вряд ли хватит на два с половиной года.

Звонок телефона прервал разговор профессора.

— Прошу прощения, коллеги, секундочку.

Тэрнс взял трубку, представившись, выслушал.

Положив трубку, он почти сразу выдернул из кармана

платок, судорожно вытерев на лице и голове

проступившие от волнения капельки пота и быстро сунул

обратно.

— Коллеги, я только что узнал: с того момента, как вы

собрались с этой аудитории и до сей минуты отключились

две с лишним тысячи установок. Перед тем, как мы

собрались, мне тоже звонили — как я вам уже сообщил,

бездействовало без малого семьсот единиц. Как видите,

отключения происходят в арифметической прогрессии.

Естественно, в первую очередь встанут самые

малозначительные установки, но, поскольку население

планеты велико и распределено практически равномерно,

малозначительными их называть было бы несправедливо.

Значение их весьма велико, просто разница потребления

кислорода варьируется максимум на пять процентов у

каждой установки. И эта разница даёт повод бортовому

компьютеру остановить те установки, возле которых

кислорода чуть больше.

— Но ведь различия в процентах колеблются,

воздушные массы не могут стоять на месте, — возразил кто-

то из аудитории.

— Дело в том, что после остановки в атмосферную

установку автоматически прекращается подача реагентов и

энергии и она больше не самозапустится, сколько бы ни

пригнал к ней ветер непригодного для дыхания воздуха.

— Профессор, простите, вы нам сообщили плохую

новость, а где же хорошая? — встрепенулся кто-то из

коллег.

9

Алексей Зубов

— Да, конечно, о ней я не могу не сообщить.

Уважаемые коллеги, вам известно, что разведанных

запасов «криоцитана» на соседней и ближайшей к нам

маленькой планете Берт хватит примерно на пять тысяч

лет. — Да, его там предостаточно, — кто-то из аудитории

поспешил перебить профессора, — но он на приличной

глубине от поверхности и так просто его не достать в

нужных количествах. Тем более Берт далеко не

дружелюбное местечко. Ледяной покров там местами

достигает десяти километров, а там, где его нет,

беспрерывно действуют вулканы и заливают лавой почти

всё свободное ото льда пространство.

— Уважаемые коллеги, проект «Мирана» год назад был

реализован.

— Не может быть! Это невозможно! — последовали

возгласы из зала.

— Может. И мы это доказали. Внимание на экран, —

профессор включил монитор и взору аудитории предстал

во всей красе, воплощённый в жизнь казалось бы

нереальный проект. «Мирана» представляла из себя

гигантскую межпланетную станцию колоссальных

размеров. Монитор показал её на фоне Берта, где она,

собственно, в данный момент и находилась. Медленно

проплывавшая на приличной высоте над маленькой

планеткой, станция сверкала синхронно задействованными

мощными проблесковыми маяками красного цвета. Её

отсеки, обильно

окутаные

многочисленными

коммуникациями и вспомогательными техническими

элементами поражали своими размерами. Глядя на экран

монитора невозможно было определить их настоящий

размер, но без труда было понятно, — они были невероятно

огромны. Неподалёку от станции находилось несколько

транспотрных кораблей. Они, несмотря на свои

10

День рождения Евы

немаленькие габариты, казались совсем крохотными рядом

с

исполинскими

размерами

межпланетного

геологоразведывательного комплекса «Мирана».

— А почему никто не знал, что проект осуществлён и

насколько надёжна Мирана? — следовали любопытные

вопросы.

— Испытания в течение года проходили в секрете. Я

же, как один из разработчиков проекта, был одним из

членов

комиссии,

непосредственно

проводившей

испытания в реальных условиях на Берте. Межпланетный

комплекс «Мирана» показал превосходные результаты.

Внутри этой громадины, длиной шестьдесят пять,

шириной двенадцать и высотой восемнадцать километров,

помещаются пять тысяч автономных модулей. Малая их

часть на протяжении года с перерывами добыла из недр

Берта количество «криоцитана», хватившее примерно на

полгода переработки для всех вместе взятых наших

атмосферных установок. А сколько будет минерала, если

заработает половина всех модулей или же все? Кстати,

сейчас

установки

вырабатывают

добытый

ими

«криоцитан». Комплекс абсолютно надежен, без участия

человека самостоятельно обнаруживает и добывает любой

заданный химический элемент, параллельно пополняя

истраченную энергию также путём добычи её из

окружающей среды при помощи модулей. «Мирана»

надёжно защищена от метеоритов и прочего космического

мусора. Над ней трудились годами тысячи лучших умов

планеты. Как видно на экране «Мирана» находится в

непосредственной близи и вскоре приступит к постоянной

добыче «криоцитана». А это значит, что наши

атмосферные установки будут вырабатывать для нас

жизненно важный кислород. Мы спасены! Вот вам и

хорошая новость, — проговорив, Тэрнс вновь достал платок

и вытер им голову и лицо.

11

Алексей Зубов

Впечатляет, профессор Тэрнс, действительно

хорошая новость! — секунды спустя аудитория взорвалась

аплодисментами, восторженными возгласами.


* * *

Солнце, садившееся за горизонт, заставляло

автоматику включать осветительные фонари на улицах

глобального мегаполиса. Вначале они зажигались в более

тёмных переулках, под эстакадами, там, куда солнечные

лучи попадали менее всего. Но со временем, когда темнота

наступала повсюду, она сразу же была повсеместно

атакована светом рукотворным, пришедшим на смену

солнечному, естественному.

Монорельсовый поезд остановился рядом с одним из

многочисленных аттракционов и в его распахнутые двери

вывалила многочисленная веселая толпа. Это были ребята

и девчонки, недавно веселившиеся на дне рождении Евы.

Собственно, праздник продолжался, но кто-то из ребят

предложил покинуть показавшуюся тесной квартиру и

продолжить веселиться в каком-нибудь более интересном

месте.

От остановочной площадки до аттракциона молодежь

двинулась по прямой, хорошо освещенной, дорожке. В

городе всегда было людно и компания старалась держаться

вместе, чтобы вдруг кто-нибудь не потерялся. Первым шел

Грэм — худощавого сложения светловолосый веселый

парень, большой любитель всевозможных праздников. И

сейчас он, шествующий в приподнятом настроении,

увлекал вслед за собой веселую толпу. Но, не доходя

несколько метров до главного входа в развлекательный

центр «Большой круг», Грэм встал как вкопанный, отчего

едва не был сбит с ног спешившими за ним друзьями.

12

День рождения Евы

— Эта штука что, останавливается? — спросил Грэм,

глядя

на

внушительных

размеров

вентилятор,

установленный внутри выбросного сопла атмосферной

установки. Вентилятор медленно замедлял ход, пока не

стал вовсе. Разом уставившиеся на установку друзья Грэма

спровоцировали множество других прохожих обратить

свои взоры на остановившуюся атмосферную установку.

— Я слышала, что такое происходит повсюду, но вижу

впервые, — проговорила Ника.

— Что теперь будет? — затараторил Крэйг. — Воздух то

теперь закончится.

— Может не все так плохо, — стала успокаивать ребят

Вин, старшая сестра Евы. — Все наверно слышали про

«Мирану»? Может она исправит ситуацию?

— Да вранье это все! Нельзя быстро создать такую

штуковину, — сказал Крэйг. — Хотя ходят упорные слухи,

что много установок остановилось и из-за этого якобы

подготовленная «Мирана» скоро начнет добывать для них

минерал на Берте. Но как можно верить слухам? Может,

их специально распространили специальные люди от

правительства, чтобы мы не создавали панику, а на деле

нам всем конец.

— Ребята, ребята, вы что?! — всполошился Грэм. —

Хватит ныть! Конец не конец — сегодня праздник. Выше

носы! Вечеринка продолжается. А ну марш все веселиться!

Вечеринку портить не хотел никто. И, последовав

совету Грэма вся компания устремилась туда, где была

слышна громкая музыка.


* * *

Вставка из двойного прочнейшего стекла отделяла

Тэрнса от лютого космического холода и вакуума,

царивших за бортом межпланетного боевого крейсера

«Узория». Профессор и молодой его стажёр Оган

13

Алексей Зубов

наблюдали в широкое окно-иллюминатор за «Мираной»,

медленно, почти незаметно скользившей по орбите вокруг

Берта.

Оган время от времени отлучался от иллюминатора,

чтобы взглянуть на монитор, проецирующий показания с

генерального бортового компьютера «Мираны».

Профессор, наша малышка приступает к

выполнению своих обязанностей.

— Превосходно, Оган, — Тэрнс подошел к монитору,

внимательно проглядев все данные нажал кнопку

переговорного устройства. — Господин Филкоп, вы

просили сообщить вам, когда все начнется.

Спустя несколько минут в тихо раскрывшуюся дверь

вошли трое крепко сложенных мужчин. Рэм — опытный

военный, капитан «Узории». Он был одет в зеленовато-

серую форму принятую по уставу «Системных Войск» и был

похож на идеально наряженный манекен, который тщательно

готовили к показу. Его форма имела знаки различия капитана

флагманского крейсера. Голубые глаза его, чуть прикрытые

козырьком капитанской фуражки, были направлены вперёд.

Взгляд его был достаточно суров, и в нём явно читалась

строгость намерений. Вторым был Филкоп, главный

ответственный по реализации проекта Мирана, её

испытаниям и эксплуатации. Он также был облачён в

военную форму. Но по причине того, что не принадлежал к

военным, форма его не имела знаков различия вовсе. А на

голове не было положенного военным уставом головного

убора. Чёрные недлинные волосы были аккуратно зачёсаны

назад. С ними вошел высокий лысый мужчина в годах,

одетый в черную облегающую строгую куртку. Она была

длиной выше колен и застегнута на все пуговицы,

сверкавшие от плотно облегающего шею ворота до самого

низа. Прямые черные брюки и сверкающие ботинки

придавали строгости своему обладателю, уверенный взгляд

14

День рождения Евы

которого был устремлен в иллюминатор, на сверкавшую

проблесковыми маяками «Мирану». Прошедший мимо

монитора, он редко интересовался техническими

подробностями. Этого человека волновал прежде всего

результат. Его твердый и бескомпромиссный характер

сформировала должность главы правительства родной

планеты Верба. Его имя было Вортак.

— Господин Вортак, вы желали присутствовать на начале

работ по добыче криоцитана, — проговорил Филкоп. — Этот

момент войдет в историю.

— Как скоро минерал доставят на Вербу? — ровным

спокойным голосом спрашивал глава правительства.

— Процесс очень сложный, но времени пройдет немного.

Как показали испытания, с начала добычи минерала горными

модулями и до доставки на поверхность нашей планеты

транспортными кораблями пройдет не более двадцати суток.

Благо планеты Верба и Берт находятся на данный момент в

самой близкой точке относительно своих орбит. Потом

процесс наладится и «Мирана» заработает бесперебойно,

благо ее ресурс рассчитан на пятьдесят лет до первого

капитального ремонта.

— Отлично, теперь у наших потомков есть пять тысяч

лет на поиск новых месторождений криоцитана или на

изобретение другого способа получения кислорода. А

может быть они заселят Кетону, там ведь тоже есть

кислород.


* * *

На шумной танцплощадке совсем не было свободного

места. Ребята рассеялись и чтобы найти друг друга им

пришлось созваниваться. Но одно дело говорить по

телефону в тихом, спокойном месте и совсем другое, когда

пытаешься перекричать громкую музыку и время от

времени восторженно выкрикивающую толпу молодежи. В

15

Алексей Зубов

итоги времени на поиски растерявшейся компании было

потрачено уйма. Но поскольку у ребят была заранее

запланирована бессонная ночь, особого значения

потерянное время не имело. Вскоре у входа в танцклуб

стояли все, кроме непоседы Грэма. Спустя какое-то время

после одной удачной попытки связаться с ним, танцующая

толпа, немного расступившись, выпустила весельчака в

компании ярко нарядившейся симпатичной девушки. Её

милое

улыбающееся

личико

было

украшено

множественными косметическими изысками. Золотистого

оттенка волосы, тщательно уложенные в стрижку «карэ»,

отражали частые вспышки разноцветных огней

цветомузыки. С её шеи свисала длинная золотая цепочка,

украшавшая своим отблеском ярко-зеленую кружевную

блузку. Не менее ярко выглядели розовая коротенькая

юбка и красные туфли, одетые на босу ногу. Грем, держа

её за руку, ринулся представлять своим друзьям.

— Вы нашли старину Грэма, а я нашел прекрасную

Фею, — улыбка не сходила с его лица. — Она не прочь

составить нам компанию. Кстати, крошка, — обратился он к

спутнице, — сегодня у Евы день рождения, так что она

заказывает веселье. Сегодня её слово для нас закон. Какой

там у нас маршрут запланирован? — обратился Грэм к Еве.

— Вообще-то подруга хотела взглянуть на Сфинкса, —

вмешалась Ника. — Правда далековато, но можно, думаю,

позволить себе разок в жизни на него взглянуть.

С её словами все дружно поспешили к выходу из

аттракциона «Большой круг».

— Да там такая очередь, говорят, что больше раза и

невозможно увидеть, — проговорил Крэйг.

— Я была там три раза, — возразила Вин. — Археологам

часто приходится бывать в таких местах, не очень их

много осталось, особенно после прихода эпохи второй

волны индустриализации. На Вербе осталось чуть более

16

День рождения Евы

полутора сотен самых значимых древних архитектурных

сооружений. Я побывала почти во всех. А сколько было их

в старые добрые времена? Большинство осталось только на

фотографиях.

— Археология, конечно, хорошая штука, правда я в ней

ни черта не разбираюсь, — затараторил Грэм. — Но этот

самый сфинкс, объясните мне, недотёпе, зачем гигантская

рожа, обставленная пирамидами, смотрит в небо? Ничего

не понимаю, зачем древние тратили столько времени и сил

на постройку такой громадины? Фея, детка, хочешь

сфотографироваться на фоне Великого Сфинкса?

Время указывало на предутренние часы, но до

рассвета было ещё достаточно далеко. Несмотря на это

ночной вокзал вообще никогда не пустел. Естественно,

днем посетителей становилось на порядок больше и

население планеты-города испытывало неподдельный

дискомфорт, простаивая бок о бок в ожидании скоростных

локомотивов.

Поздний ночной час благоприятно способствовал

продвижению веселой компании по перрону к только что

прибывшему поезду. Приятным женским голосом робот-

контролер объявлял прибытие и отъезд поездов.

— Эй, может мороженка возьмем на дорожку? —

непоседа Грэм не любил молчать.

— Тебе что, жарко? Вокзальный термометр показывает

ниже нуля, — ответил ему Дакс, -кареглазый шатен.

Этот среднего сложения парень имел тонкие, почти

ангельские черты лица. Но, в меру острый характер

придавал его личности некоего своеобразного контраста,

несвойственного людям приятной внешности. Но может

именно и это привлекало в нём лучшую подругу Евы

шумную непоседу Нику. Она являлась девушкой Дакса.

— Ночью ниже нуля, днем загорать можно, — бубнил

Грэм. — Климат такой у нас на Вербе. Флор говорил на

17

Алексей Зубов

Кетоне плюсовая и минусовая температуры по полгода

могут держаться, а ещё там жара — я бы с ума сошел. И

днем, и ночью плюс, говорит. Не во всех регионах правда.

Там где ему приходилось бывать. Ну, ночью терпимо в

этих местах, а днем кошмар.

— Тебе там оказаться не грозит.

— А вдруг, Дакс, я не зарекаюсь! Всё может быть!

— Перестань! Смешно даже… С какой стати?

— А я говорю всё может… О-о-о… Вот и мороженое. —

Грэм по очереди взял у девушек-официанток мороженое, и

раздал его друзьям, — Вот спасибо. А я за болтовнёй совсем

забыл, сейчас расплачусь, — усаживаясь в кресле рядом с

Феей произнес Грэм. — Как думаешь, крошка, вот попадем

на Кетону, славную вечеринку там устроим?

— Ты забыл — там сила тяготения больше нашей и

потанцевать, боюсь, не очень получится. Твоя идея

закатить там хорошую вечеринку с оглушительным

треском провалится, — тонкие черты лица Дакса

расплылись в довольной улыбке.

— Да, ладно, Дакс, шучу я. Чего я забыл на этой

Кетоне? Там, небось, скукотища жуткая. Правда, детка?

— Угу, — ответила Фея, лакомившаяся мороженым.

— Знаешь, Дакс, если всё-таки мы вдруг там окажемся,

я исполню твою заветную мечту, — с издёвкой проговорил

Грэм.

— Я мечтаю, чтобы ты хоть на время перестал

болтать, — с явным выражением произнёс парень.

— Согласен, нет проблем!

— Ловлю на слове! Все слышали?

— Хватит вам болтать обоим — мороженое тает! —

вмешалась Ника.

— А пока я не на Кетоне, — воскликнул Грэм, — мой

«звонкий язык» к вашим услугам!

18

День рождения Евы

Незаметно за болтовнёй Грэма, явно сокращающей

любые расстояния, сверхскоростной поезд вначале

замедлил ход.

«Вион-01-45», — голос электронного бортпроводника

прервал «звонкого языка». «Вион-01-45», — повторилось

после полной остановки поезда. Двери вагонов с

шипением открылись и на людный перрон высыпала

пестрая толпа в надежде увидеть хоть однажды в жизни

Великого Сфинкса. Желающих было и днём и ночью в

избытке. Поток посетителей направился с перрона по

ровной дорожке, в сторону, откуда двигался не менее

плотный поток повидавших Сфинкса. А ночь постепенно

сдавала свои позиции солнечным лучам, пытавшимся

пронзить нависшие над головой тучи.

С неба сыпал снег, бесшумно опускаясь на плечи и

головы медленно шествующим толпам людей. Утренний

снег в середине лета на Вербе — нормальное атмосферное

явление, учитывая её резкие перепады температур.

Конечно в зависимости от региона. Но в этом месте было

так. По ночам и под утро — лёгкий мороз со снегопадами и

зачастую небольшими метелями. Около полудня вступала

в свои права теплая погода, сменявшаяся послеполуденной

жарой.

Неподалеку возвышалось гигантских размеров здание,

верхушку которого венчала огромная остеклённая

полусфера. Здание шестиугольной формы, стены которого

имели одинаковую длину, было построено полностью из

стали. В одной из стен находились рядом широкий вход и

выход, если смотреть снаружи — соответственно справа и

слева, непрерывно пропускавшие тысячные потоки

посетителей. Вошедшие внутрь попадают в большое,

хорошо освещенное помещение, разделенное пополам

стеклом. В противоположной входным дверям стороне

помещения оборудованы два винтовых эскалатора. Один

19

Алексей Зубов

из них устремлялся вверх, другой — с левой стороны —

опускался вниз. Ребята, увлекаемые вместе с другими

посетителями на большую высоту, по очереди оказывались

в длинном коридоре со стеклянной крышей.

Эскалатор, не прерываясь, двигался вдоль по

коридору, туда, где виднелось внушительных размеров

помещение.

Вот уже стеклянный потолок сменила гигантская

полусферическая остеклённая крыша. Эскалатор медленно

приближал живой поток к показавшимся вдалеке перилам

и под прямым углом поворачивал вправо. С левой стороны

к коридору тот же эскалатор, описав по периметру

огромную

шестиугольную

смотровую

площадку,

возвращал людей обратно в длинный коридор.

— Невероятно, — произнесла Ева, увидевшая, казалось

бы, нереальную картину, с почти полукилометровой

высоты смотровой площадки. Внизу, на самом грунте,

было расположено внушительных размеров каменное лицо

овальной формы, обращённое вверх и напоминавшее

полузакопанную голову. По бокам, на небольшом

расстоянии, возвышались две пирамиды. Третья стояла

недалеко от макушки. Всё сооружение занимало

достаточно много места и чтобы укрыть его от

всевозможных капризов природы, при этом сохранив

первозданную историческую внешность, инженерам

пришлось поломать голову над зданием Сфинкса.

Эскалатор медленно перемещал посетителей по периметру

смотровой площадки так, что сооружение можно было

увидеть и сфотографировать со всех сторон. Взгляд его

был устремлен сквозь стеклянную полусферическую

крышу прямо в небо.


20

День рождения Евы


* * *

Густую пелену снежной пыли поднимали садившиеся

на поверхность Берта автономные модули «Мираны». Это

были небольшие, чуть меньше маленького грузовика,

цилиндрической формы тяжёлые машины. Спереди они

имели

мощные

грунторезы,

изготовленные

из

прочнейшего сплава. Грунторезы начинали вращаться и

таким образом имели возможность прошить любую скалу

или другую выбранную модулем поверхность. Снизу

каждый модуль имел две широкие гусеницы, Они

располагались одна за другой спереди и сзади, и были

идеально приспособлены для движения в толще грунта,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 432