электронная
480
печатная A5
569
16+
День, когда закончилась война...

Бесплатный фрагмент - День, когда закончилась война...

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5009-0
электронная
от 480
печатная A5
от 569

Россия, которую не отнять…

Россия, которую не отнять…

Росой умылась поутру Россия,

и русы косы туго заплела…

Всем улыбнулась нежно и красиво,

хлеб с молоком на завтрак подала…

А за окном постриженную ниву

отмеривают чёрные грачи…

И розовеет небо всем на диво,

и хлебом пахнет из родной печи…

А в синеве стервятники кружатся,

добычу ищут с кровью и бедой…

Клекочут горько: «До кого б добраться,

и расклевать до косточки одной…»

А выше всех — орёл белоголовый,

заморский он, не нашенских краёв,

руководит… Ведь он всегда готовый

страну любую — в хаос, боль и кровь…

Не понимает эта сила вражья,

что не сломить Россию, не отнять

Есенина, берёзы, Сивцев вражек,

колоколов святую благодать…

Не отобрать ромашкины мордашки,

и васильков простую синеву…

Не отобрать любовь к весёлой Машке,

и лодку, на которой я плыву…

Не отобрать околицу с гармошкой,

и свадебно-похмельный мордобой…

Не отобрать в Болгарии «Алёшу»,

который, под порошей, над горой.

Не отобрать у бабки колыбельной,

и вербы, словно заячьих хвостов…

Не отобрать Любви, Надежды, Веры,

и золота предвечных куполов…

Не отобрать башкира и калмыка,

казаха и татарина, мордву…

Привыкли мы совместно «горе мыкать»

за мамку-Русь… Одну для всех… Одну…

Не отобрать от прадеда «Георгий»,

и от прабабки тёмных образов…

…Зовёт орёл неоном сладкий оргий,

но я мужик — от кости до мозгов…

Не отобрать печальных похоронок,

и весточек ГУЛАГа не отнять…

Пропитан ими я уже с пелёнок…

Привык я ими «в полну грудь» дышать..

Не отобрать лопух в родном овраге,

и журавлиный, русский, скорбный клин…

И дедовы медали «За отвагу»,

и орден не доживших до седин…

Не отобрать духмяные равнины,

и волчий вой, развеянный окрест…

Ну, что, заморский вепрь-животина:

попробуй снять с меня нательный крест…

(5 сентября 2011 г. 18.48.)

На Казанскую…

Незабудково-грустные очи,

Первоснежный в ресницах хрусталь…

Ну, скажите мне — кто напророчил

Моей Родине грусть и печаль?

Несминаемы ветки и строки,

По-есенински, нежно чисты…

Мы едины, и мы одиноки…

Как берёзки-невесты листы…

Я рябиново-горькие губы

Зацелую в берёзовый сок…

Рановато небесные трубы

Оттрубили мне прожитый срок…

Беспрестанно железом калёным

Выжигает нас смутная жизнь…

Только я, тополёчком зелёным,

Окунаюсь в небесную высь…

Окунаюсь в озёра и реки,

Обнимаюсь с рассветом опять…

Слушай, Родина…. Мы — человеки…

И у нас ничего не отнять…

Не отнять первозданные взоры,

Не отнять и льняных рушников….

И на печке белёной узоры…

Сочетанья частушечных строф…

…Мамка-Русь… Сирота и солдатка…

Неприкаянно вечная суть…

Посмотри образами украдкой,

И в молитве меня не забудь…

Почерневшие избы от горя…

Голубей говорливую рать…

И кресты на святом косогоре

Никому… Никогда… Не отнять…

Не отнять говорливую речку,

Что нечаянно выпала жить….

…На Руси мы запляшем «от печки»,

Чтоб себя самого… Не забыть…

(4 ноября 2011 г. 21.58.)

Не кори меня строго…

Не кори меня строго,

Моя матушка-Русь…

Я по пыльной дороге

За тобою плетусь…

По деревням разбитым

Пролегает твой путь…

Ты в слезах о забытых

И меня не забудь…

На любом перекрёстке

Не сверни на беду…

Путь подскажут берёзки…

Там тебя я найду…

С ключевою водицей

Сил я вновь наберусь…

Буду тихо молиться

За тебя, моя Русь…

(2 марта 2012 г. 19.22.)

В 37-м я оборвался…

В тридцать седьмом я оборвался…

За что? За то, что я любил

Свою Отчизну… И остался

Ей верен… До скончанья сил…

Любил до умопомраченья,

И смог бы я дожить до ста…

Смеюсь… Такое «приключенье»

За три георгиевских креста…

Два — за «германскую», а третий

За славный город Порт-Артур…

…А где-то дети… Мои дети…

Моя супруга… Mon amour…

Сын младший…… позже, под Москвою

Лихую голову сложил…

А старший… под блокадным воем…

Всего неделю… не дожил…

Жена? «Карлаг», этап… А дальше

В Сибири затерялся след…

За что?! Ах, сколько в этом фальши!!!

«Была Россия — больше нет!!!»

…Смотрю с небес на Русь… С любовью…

Не рвётся тоненькая нить…

…Как, жаль… Что только свежей кровью

Возможно Родине платить…

(23 мая 2012 г. 10.38.)

Перешёптываются…

Перешёптываются деревни брошенные…

Позабытые, неокошенные…

С ивовыми ресницами…

Пустыми глазницами

плачут…

…А как иначе?

Раньше в колокола звонили,

Жили люди! Жили!

…А сейчас — лишь ветра нехорошие…

…Перешёптываются…

Брошенные…

(9 сентября 2012 г. 13.38.)

Закрыли школу…

По чиновничьему произволу

Чья-то подпись на лист легла…

В деревеньке закрыли школу…

Вот, деревня и… умерла…

На бумаге легко и просто

Пролагается к счастью путь…

Стало больше одним погостом…

Пореформенным…

Тишь и жуть…

(28 августа 2013 г. 18.55.)

Литерный 1937

Поезд везёт

пыль

выжатых в сушь

душ…

Разве для них

был

станций слепых

туш?

Разве о них

пел

голос в ночи?

…Бред…

Кто не «сидел» —

сел…

…Был человек —

нет…

Ровный колёс

стук…

На Салехард

путь…

На Колыму —

тракт…

Едет туда

«враг»…

За колоски —

внук,

рядом — слепой

дед…

(Был он попу

друг,

видел с небес

Свет…)

Едет валить

лес

тощий студент,

Кон…

(Всем рассказал

здесь

дескать, агент

он…)

Тридцать седьмой

год…

Путь в никуда…

…Зря

Сгинул студент

Кон

…Вырублен лес

Зря…

(23 октября 2013 г. 18.00.)

Роднички

Родила сыночка Мила…

То-то, славный мужичок!

Животворной, тайной силой

Бьётся в темя «родничок»…

«Осторожнее с младенцем!

Да, не мните его зря!

Дайте, бабы, полотенце —

Завернуть богатыря!»

«Погляди-тко, чудо! Чудо!

Вот-те, крест…» — шептал Федот.

…Как, скажи, не верить людям,

Коль о том молва идёт…

Как по Божьему веленью,

Вместе с сыном, в тот же срок,

Косарям на удивленье

Народился родничок…

Рос мальчишка парнем славным,

Родничок к реке спешил…

…Вам сказать о самом главном

В этих строчках я решил:

«Род людской берёт начало,

Как могучая река,

С «родничков» детишек малых

И с лесного родничка…»

(11 сентября 2013 г. 19.00.)

Вот такая арифметика!

Судьбу страны, вверяя детям…

Раз, два, три, четыре, пять…

Не иду гулять опять…

Много я на свете знаю!

Что сумею — посчитаю!

МАМА, ПАПА, БРАТ и Я —

Получается СЕМЬЯ!

Дом, река, смородина…

В сумме будет РОДИНА!

А семья и дом родной

Не плюсуются с ВОЙНОЙ!

Что мне делать? Как мне быть?

Видно, нужно разделить!

А попробуйте Вы сами

Вставить «плюс» между СЛЕЗАМИ

И счастливым ДЕТСТВОМ! …Во!!!

Не выходит ничего!

МИР плюсуется с РОССИЕЙ,

А Россия — с НЕБОМ СИНИМ,

Небо — с РАДУГОЙ весёлой,

Я — с ДРУЗЬЯМИ и со ШКОЛОЙ!

ХЛЕБ помножу на РАБОТУ,

ДОМ помножу на ЗАБОТУ,

СМЕХ — на РАДОСТЬ, ДЕНЬ — на СОЛНЦЕ,

Что стучит в моё оконце…

Что я вычту? БОЛЬ и СТРАХ,

СТАРОСТЬ, СЛЁЗЫ на глазах…

ЗАВИСТЬ вычту и ВРАЖДУ,

ГОЛОД, ГОРЕ и БЕДУ…

…За окном метёт, метёт

Звонкая метелица…

Знаю точно, что НАРОД

И РОДИНА не делятся!

(25 января 2014 г. 11.30.)

Господин хорунжий! Мы не будем воевать!

Душу — Богу,

Жизнь — Отечеству,

Честь — НИКОМУ!!!

Господин хорунжий!

…Не давай нам ружья…

Неча, перед нами, острой шашечкой махать!

Не в твоей мы воле!

Не грозись нам, боле!

Нам… Сыру землицу, очень надобно, пахать!

Не бузи в станице!

Лучше, из криницы,

Пей воды холодной, чтобы дурь не выпускать!

Кум мой — в Запорожье,

Сват мой — в Криворожье…

Как ты смеешь, сволочь, на войну нас зазывать?!

Будем мы готовы,

Если, вдруг, «панОве»,

Иль, другая нечисть, очень будет досаждать…

А, вот так, чтоб, с хаты,

Брат пошёл на брата…

Господин хорунжий! …И не стоит завлекать!

Врёшь, и не краснеешь…

А… Не хошь… По шее?!

Не бреши, лукавый, то, что будут призывать…

Мы… Итак, «двуглавы»…

Нам не надо славы…

…С братьями по крови мы не будем воевать!…

(22 марта 2014 г. 8.53.)

Ах, моя провинция!

Первые проталинки…

Скачет на завалинке,

Рассыпаясь радугой,

Звонкая капель…

Ручейки стараются:

К речке пробиваются…

Улыбаясь, радует

Ласковый апрель…

Времечко отличное!

По гудку фабричному

Бодро просыпается

Старый городок…

И хрустит по лужицам

Тонкий лёд… И кружится,

Весело срывается

Тёплый ветерок…

Радости невинные…

Почки тополиные

Лопаются шёпотом —

Аромат плывёт

По знакомым улочкам,

Да по переулочкам…

Пацанячьим топотом

К нам весна идёт…

Подсыхают лавочки…

Дунечки и Клавочки

Жарят себе семечки:

Много новостей

Накопилось за зиму…

Их успеем разве мы

Переслушать? Времечко

Сыплет из горстей…

Жизнь провинциальная…

Золото сусальное

Засияло гранями,

И ожил народ!

Радость? Всем — по крошечке…

На резном окошечке

Глянь! Горшки с геранями

Охраняет кот…

(4 января 2015 г. 12.20.)

Родина

«Яблоко от яблони недалеко падает».

«В чужом, саду-то, яблоки спелее» —

Так, издревле, в народе говорят.

В краях заморских чище и теплее,

А я России беззаветно рад.

Она, как мать сынишку, пожалеет,

И, для острастки — розгой шалуна…

Она за нас душой всегда болеет,

Она, как мать, у всех у нас — одна…

Нередко, на неё глядим с укором,

И обвиняем в собственных грехах.

До хрипоты, о ней на кухнях спорим,

Да так, что Бог краснеет в облаках.

Она и беспощадна, и убога,

Когда душа замёрзнет на ветру.

В Отечестве я вижу образ Бога,

А в маме — Богородицы сестру.

Уносит жизнь в неведомые страны,

Когда нас ветер с веточки сорвёт.

Но, навсегда уехать, как ни странно,

Не можем мы — нас Родина зовёт…

Вот, под ногами, как дорога к раю,

Тропинки вьётся тоненькая нить…

Я Родину, как мать, не выбираю.

И потому, мне некого винить!

(12 июля 2015 г. 15.05.)

Пора прощаться и прощать…

«Байстрюк-то, писан был в дворяне

По пьяной прихоти отца…» —

Шептались тихие миряне, —

«Эх, наказать бы, подлеца!

Да, где уж, нам… Кровей дородных,

Из кахетинских, из князей…

Да, где уж нам, до благородных?

Молчи-ка, лучше, ротозей!»

В хмельном угаре буйной пьянки,

Под крики жалкие: «Не тронь!»,

Смешалась кровь тверской крестьянки

С кавказской кровью… Вот, огонь!

Мальчишка вырос… Службу справно

В полку отеческом он нёс,

В вопросах чести был на равных.

Служил, как все. Не ради звёзд.

Поручик. Душка. Воздыхатель.

Провинциальный сердцеед.

Достойный сын. Красив и статен.

Байстрюк? Иль князь? И да, и нет!

Когда, в суровую годину,

Плеснулась кровь из октября,

Сказал отец младому сыну:

«Ступай, сынок! Не за царя,

За дом отеческий и совесть,

За честь и веру послужи!»

(Вот здесь, прервать бы свою повесть,

Чтоб не запутаться во лжи…)

А, что есть правда? Кто ответит?

А, что есть ложь? Кто даст ответ?

…Не для войны родятся дети,

И оправданья крови нет!

Вот, скоро горн призывный грянет —

Пора прощаться и прощать…

Байстрюк, записанный в дворяне,

Идёт Отчизну защищать…

(24 октября 2015 г. 16.27.)

Русские снега

В любой войне, без исключения,

Навстречу полчищам врага,

Непобедимым ополчением

Вставали русские снега…

Оборонительные линии

Творил фельдмаршал Дед Мороз,

Стряхнув снега из неба синего

В редуты мёрзнущих берёз…

Под залпы снежной артиллерии,

Позора белый флаг подняв,

Сдавались грозные империи,

Умом Россию не поняв…

(26 января 2016 г. 9.02.)

Две пули летели…

Гражданским войнам — НЕТ!

Из чёрной метели

Смертельного круга

Две пули летели

Навстречу друг другу…

Скользнувши из стали,

Две пули летели…

Летели, искали

Кровавые цели…

Летели, свистели

В едином полёте…

Нашли свои цели

Уже на излёте…

Как будто искали

В долине пригорки:

Кровавыми стали

Парней гимнастёрки…

Стволы воронёные

Их отпустили:

Две пули калёные

Братьев убили…

Один был за «белых»,

Другой — «большевик»…

Отважных и смелых

Не стало в тот миг…

Ни первый не встанет,

Другой не моргнёт…

Сыночков мамане

Никто не вернёт…

На карточке смятой

Остались они…

До этой, проклятой,

Гражданской войны…

(1 апреля 2016 г. 17.07.)

Я буду петь России…

Я буду петь России… Буду петь,

России той, в которой я родился,

В которой рос, и мужеству учился,

И боль любую, по-мужски, терпеть…

Я буду петь России… Буду петь,

Подняв глаза к трепещущему флагу,

В котором Святость, Совесть и Отвага

Не позволяют попусту сгореть…

Я буду петь России… Буду петь

России той, где ценность Человека

Превыше всех… Отныне и до века…

А не оркестров чищеная медь…

Я буду петь России… Буду петь

России той, в которой наши деды,

Ценою жизни, дали нам Победу…

…А нам теперь приходится краснеть…

Я буду петь России… Буду петь

России без врагов и казнокрадов…

России, не стреляющей из «ГРАДов»

По мирным городам…

……………………………Хочу успеть,

Пока моё сердечко не остыло,

Пока моя душа не позабыла,

О том, что мне в России сердцу мило,

Моим внучатам

потихоньку спеть…

(13 июня 2015 г. 11.25.)

Тальянка

Ой, горит душа-смутьянка!

Глянь! Рубаху рвёт! Окстись!

Дай мне, брат, свою тальянку,

И скорей перекрестись!

Поскулю внизу регистра

И басами зарычу…

Не гони! Не может быстро

Гармонист… Чего хочу?

Растянув меха, послушать

Как с дыханьем у неё.

Оттопыреные уши

Что развесил? Ё-моё…

Дай потрогать, дай полапать,

Словно девку, приласкав…

Как она умеет плакать,

Проявляя русский нрав…

Тише! Тише! Не мешайте

Выдох-вдох, и… красота!!!

Потихоньку подпевайте:

Дирли-дирли-тра-та-та!

Как наслушаюсь, родную,

Врежу так, что дым пойдёт!

Заводную плясовую,

Сверху, задом наперёд!

А пока… Обняв тальянку,

Я немного погрущу…

Погоди, душа-смутьянка,

Подержу, и… отпущу…

(13 июля 2016 г. 17.17.)

Брода нет…

Событиям

1917 — 1922 г.г.

Гнали к броду коней ретивых,

Только брода в потоке нет.

Вязли ноги в кровавой тине.

На вопросы —

один ответ:

Сабля острая, штык калёный

Пуля-дура, отборный мат.

И текла по траве зелёной

Кровь невинная…

Брату брат

Перестал быть родным и близким,

И родное сумел предать…

Только ласточки низко-низко

Пролетают…

— К дождю, видать…

Дождь кровавый, картечный

жизни

бьёт по темечку…

Раз! И нет

человека… И стонут тризны

В русских хатах…

От разных бед

Гнали к броду коней ретивых…

…Только брода в потоке нет,

Слышь! Чужие звучат мотивы

В наших песнях…

Кровавый бред

О всемирном рабочем братстве,

О землице для всех крестьян…

…Протрезвел в добровольном рабстве

Тот,

кто был от «свободы» пьян…

Протрезвел…

Да, увидел поздно

Мирным утром пречистый свет,

Осознав,

что в потоке грозном

Человечеству брода нет…

(6 ноября 2016 г. 20.00. СПб)

Жить живым!

Вечная память

павшим в метро

Санкт-Петербурга.

Жить живым!

Лишь мёртвые теперь

Призовут к ответу террориста…

Жить живым! А им — дороги чистой

Там, где нет ни боли, ни потерь…

Жить живым!

Назло и вопреки,

В метрополитен входить без страха!

Столько жизней брошено на плаху,

Что теперь бояться — не с руки!

Жить живым!

Озябшие скворцы

Отпоют, оплачут души эти,

Что хотели жить на этом свете…

…Только жизнь отняли подлецы…

Жить живым!

По полной! Не боясь!

В смелости — победы половина!

…Зацветёт сирень к сороковинам,

Мы опять поплачем, помолясь…

(5 апреля 2017 г. 21.44. СПб)

Интервью

— Как живёте?

— По старинке:

Хлеб едим да воду пьём.

Иногда, из старой крынки,

масло к хлебу достаём.

Землю пашем… Вот, картошкой

не обидел нынче Бог.

Председатель наш — Антошка —

трепыхался, сколько мог,

но, колхоз-то, развалился…

Каждый сам себе — батрак

и хозяин… Шибко злился

председатель… Как-то так…

А, надысь, закрыли школу.

За ненадобностью… Вот…

Нету пастбищ первотёлу,

рухнул в церкви верхний свод.

Ведьма, бабка Акулина,

Фролу порчу навела…

Помер тот, копая глину…

Вот такие, брат дела!

Говорят, что далее, в зиму,

к нам мороз придёт суров.

Мне же так скрутило спину,

что, ей-богу, не до дров.

Ничего… Страшней видали,

не боялись и того!

Вон, к Победе-то, медали

дали всем до одного!

Да, и с пенсией порядок.

Благо — почта недалечь.

Но, в душе такой осадок,

что в могилу впору лечь!

Эх! За что мы воевали,

что в минуточку одну,

перевёртыши-вандалы,

враз похерили страну?

Ты пойди сейчас к Настёнке,

вот, она у нас — герой!

Пропиши-ка, в газетёнке

что не видится порой

из-за стеночки кремлёвской…

Высока она, видать?

Дом семнадцать на Рублёвской.

Сад у Насти — благодать!

Ну, ступай… Устал я что-то…

Надо трохи мне прилечь.

Федьке-дурню, обормоту,

коли встретишь — не перечь.

В детстве он упал со стога,

шибанулся головой…

Да, видать, в ладошке Бога

оказался… Кхе! Живой!

Ты сходи, сходи до Насти.

Есть что бабке рассказать.

От меня «привет» и «здрасьте»

постарайся передать.

Я потом твою газету

обязательно прочту…

Не забудь ещё про это —

да, про нашу красоту.

Край у нас — великий, древний…

Да!!! Про это напиши,

что жива ещё деревня!

Хоть её и порешить

наверху уже решили…

Мы остались при своём:

Так живём, как раньше жили!

…хлеб жуём да воду пьём…

(11 июня 2017 г. 11.42. СПб)

Идеально скомканный рассвет…

Рука об руку… В осень…

Мы с тобою уйдём

в осень…

Только небо о нас

спросит…

Скажет, где же они,

эти,

что дарили любовь

свету?

Мы, как в детстве сожмём,

руки,

листопадной пойдём

вьюгой…

Заметёт она след

скроет,

и дождями уход

смоет…

…Через сотни веков

мы с тобой

станем

новой травой…

(18 июля 2011 г. 13.21.)

Идеально скомканный рассвет…

Идеально скомканный рассвет —

ты и я

на смятых простынях…

В занавесках путается свет…

Ты и я…

в заветных, сладких снах…

Идеально скомканный рассвет —

Шёпот нежный

в сладком полусне….

Нежно-восхитительный сюжет —

ветер свежий

в утреннем окне…

Зайчик скачет по твоей щеке…

Но не будит —

полдень далеко…

Ветер треплет волны на реке…

Счастье будет!!!

…Тихо…. И легко…

(2 сентября 2011 г. 2.47.)

Ну, кто сказал, что осень…

Ну, кто сказал, что Осень — для печали,

Разлуки горькой, разочарований,

Желтеющих, как листья обещаний,

Потерь нежданных, уходящих в дали?

Ну, кто сказал, что чувства холодеют,

Что сердце плачет горестной слезой?

…Ужель, Любовь уходит на покой

По мокрым и заброшенным аллеям?

Не верю! Станет терпким, как вино,

Сентябрьское и трепетное чувство…

Горчит полынью, и немного грустно…

Но всё же, очень тёплое оно…

Ведь не пройдёшь ни летом, ни зимою

По золоту вдвоём, рука в руке…

И небо, отражённое в реке,

Не будет летом полным синевою…

Ну, кто сказал, что Осень для Любви —

Печали переполненная кружка?

Любовь и Осень — верные подружки,

И сёстры… по рябиновой крови…

(14 сентября 2011 г. 7. 23.)

Ты…

На голову

снег…

     Слово твоё —

     сталь…

          Резкое твоё:

          «Нет!»

               Нежное моё:

               «Жаль!»

Ты улетишь

в дождь…

     Песня моя —

     в крик…

          В сердце, поверь,

          дрожь…

               Голос утих,

               сник…

Ты же меня

ждёшь…

     В сердце любовь —

     быль…

          Тихо меня

          пьёшь…

               Топчешь меня

               в пыль…

Я для тебя —

прах,

     ты для меня —

     стон…

          Коль обниму:

          «Ах…!»

               А отвернусь:

               «Он…»

Дождь постучит

мне…

     Скажет, тебя

     нет…

          Только в моём окне

          видимый силуэт…

Громко кричит

боль,

     Сердце стучит:

     «Нет!»

         Высыпалась

         соль

              искорками

              бед…

Я разорву

мрак,

     Пальцы сотру

     в кровь…

          И прошепчу:

          «Так

               вытряхнули

               любовь…

На голову

снег…

     Сердце моё —

     лёд…

          Рядом тебя

          нет…

               Сердце тебя

               ждёт…

(8 октября 2011 г. 6.16.)

Растворюсь в чернильнице твоей…

Растворюсь в чернильнице твоей,

Закушу губу до первой крови…

Может, всё же, небо приготовит

Пёрышко тебе… Из лебедей…

Звонко-лебединое крыло

То перо заточит и уронит…

И оно тихонечко застонет…

На страничке страстно и… зелО…

Я тихонько кровью расползусь

Сине-красной кляксой на страничке…

Ты, ругаясь, промакнёшь обличье

Старой промокашкой… Ну, и пусть…

Я приду в заветные слова…

Рифмами улягусь между строчек…

«Что-то много нынче многоточий…» —

Ты себе прошепчешь… И, едва,

Ты поймёшь, что кровь моя в тебе…

И стекает с кончика пера…

Высохла чернильница… Пора…

Раскусить… Что было на губе…

(5 ноября 2011 г. 17.28.)

Любить по-русски…

Окраешки небесной благодати,

обкусывая, словно с кулича…

Твоей горжусь я лебединой статью…

А ты — моею твёрдостью плеча…

Любой наряд тебе — всегда на диво…

Венок ромашек — и царица ты…

А без нарядов… Как же ты красива…

Живое воплощение мечты…

Аукнет лето серою кукушкой,

Медвяный дух… Берёзкины края…

Тебя целую… В губы и в макушку…

Шепчу тихонько: «Ты навек моя»…

Мы любим… И никто теперь не важен…

И не услышит майская гроза

Того, что мы с тобой друг другу скажем,

Завешивая на ночь образа…

(16 ноября 2011 г. 12.02.)

Любящих небо простит…

Шёпот на шёпот…

«Прости» на «прости»…

Стихнувший ропот…

Желанье уйти…

Нежные руки…

Слезинка блестит…

Муки на муки…

…Нас небо простит…

(7 декабря 2011 г. 0.53.)

А, знаешь…

А, знаешь… Мы немножечко больны…

Больны друг другом, как это ни странно…

И в рассужденьях о любви пространных

Боимся мы интимной тишины…

На запотевшем, утреннем стекле

Рисуешь ты «сердечки», что-то пишешь…

В молчании моём признанье слышишь,

И молча мне: «Ты — лучший на Земле…»

Поставив «НЕ» в начале лучших слов,

Нагородив «заборы» из сомнений…

Не до-пус-ка-ет чувств и откровений

…Не-ис-це-ли-мо — странная любовь…

(8 декабря 2011 г. 17. 53.)

Алгебра любви

За окном метёт метелица,

Скоро, скоро Новый год…

Снег пушистый мягко стелется…

…Он её, наверно, ждёт?

У неё опять контрольная…

Четвертная… Не шути!

Эх, скучна ты, доля школьная…

Поскорее отпусти!

До звонка — как до экватора,

А её мальчишка ждёт…

Он в метро, у эскалатора,

Поминутно счёт ведёт…

А она выводит, мается

«Икс на игрек» вновь и вновь…

В результате получается:

«Т + С = Любовь»

(21 декабря 2011 г. 19.05.)

Ниточкой…

Ты засыпаешь…

Ниточкой на шее

Стучит тревожно сердце… Обо мне…?

Во сне мечтаешь,

И мечту лелеешь

Подрагивая трепетно во сне…

Ты, исподволь,

Ко мне протянешь руки…

Ко мне? Или к чарующей Луне?

Обнять позволь…

…За что мне эти муки?

Коль я с тобой, как призрак, в этом сне…

(13 февраля 2012 г. 21.57.)

Вымолю… Выпрошу…

Я вымолю тебя у вечных снов…

Хоть о любви молиться не умею,

У Господа я выпросить сумею

…Тебя одну… И вечную любовь…

(16 августа 2012 г. 11.44.)

Как признаются голуби в любви?

Как признаются голуби в любви?

…Мы этого совсем не замечаем,

и торопливо мимо пробегаем…

Как признаются голуби в любви?

Остановись! …И каждый звук лови!

Смотри, как он подругу обнимает,

воркует… И стихи свои читает

на голубином… Шепчет о любви…

(4 декабря 2012 г. 14.20.)

Скамейка. Окна. Просто снег…

Скамейка… Окна… Просто снег…

Избороздил печаль нечаянно…

И дух,

бродящий непричаленно —

кораблик из минувших нег…

Скамейка… Окна… Просто снег…

Он равномерно неустроенный…

Рояль в кустах,

ах, не настроенный,

душой стремящийся в побег…

За суесловьем будет день,

за расставаньем будет встреча…

Шепнёшь ты, что ещё не вечер…

Хотя фонарь роняет тень…

А день текущий канет в век,

вперёд смотрящий и идущий…

В котором каждый свят и сущий…

…Скамейка… Окна… Просто снег…

(1 января 2013 г. 20.10.)

Ты и Я

Ты мне шептала…

Плакала в ночи,

Рассказывая жизнь свою былую…

Потом спросила:

— Что же ты молчишь..?

— Я не молчу…

Я голос твой целую…

(11 марта 2013 г. 21.35.)

Память юности

Память… Горькой рябинкой во рту…

Речка чистая стала «старицей»…

Я тебе вырезал на борту:

«Я хотел бы с тобой состариться…»

(3 января 2015 г. 14.14.)

А глаза у Весны…

…А глаза у Весны — ярко-синие!

В них — ни капельки грусти и тьмы…

На ресничках — хрусталики инея,

Как подарок от Бабки-Зимы…

…А глаза у Весны — дымно-серые!

Словно заячьи хвостики верб…

Брови — ровной дугой, полной мерою —

Как Луны, новорожденной, серп…

…А глаза у Весны — тёмно-карие,

Как серёжки у тонкой ольхи…

Ей, как девушке-скромнице, дарим мы,

Вдохновлённые сердцем, стихи…

…А глаза у Весны — изумрудные,

Словно ниточки первой травы…

Улыбнитесь, прожив зиму трудную…

Присмотритесь — увидите вы

Что глаза у Весны изменяются,

В них бывает и свет, и гроза…

Кто весной, как мальчишка, влюбляется,

Тот увидит Любимой глаза…

(27 февраля 2016 г. 16.27.)

Мне снился Пречистый Свет…

Молитва Богородице

Мати, Богородица Казанская,

Пред Тобой колени я склоню,

И с молитвой чувственной, не царскою,

Я Тебя за всё благодарю.

О, Еси, Святая Мать Спасителя,

Под Твоим Покровом благодать.

Даровала Ты нам покровительство,

Ну, о чём же, грешным, нам мечтать?

Пресвятая Дева, Богородица,

Помогаешь людям в трудный час.

И даёшь понять, что всё устроится,

И с небес благословляешь нас.

Мати, Купино Неопалимая,

Не позволь врагу пожар разжечь,

Чтоб не стать друг другу нам немилыми,

И в огне раздоров души сжечь.

Мати, умягчи сердца зловредные,

Чтоб никто нам зла не пожелал,

Чтоб друзья не стали бы скаредными,

Чтобы ближний в руки нож не взял.

Воеводо Возбранная, нас укрой

От лукавых преисподних стрел.

Мати, отведи врага Святой рукой,

И не дай творить неправых дел.

Мати, Голубица Поднебесная,

Я целую светлый образ Твой,

И с душой открытою, не лестною,

Я, как на суде, перед Тобой….

(1 июня 2011 г. 7.40.)

После службы в храме тихом…

Гаснут свечи тихо, тихо,

Перешёптываясь с Богом.

Лишь сорока-трандычиха

Сплетни точит за порогом.

Ладан к куполу уносит

Всё, о чём просил народ…

Лишь одна девчонка просит,

Что-то шепчет, что-то ждёт.

Застеснявшейся рукою

Крест кладёт на образа.

Видно, что-то есть такое,

Что при всех сказать нельзя.

И глядят с иконостаса

Все святые… Шепчут ей:

«Не печалься так, Настасья…

Богу было побольней…»

Ангел слёзы вытирает,

Гладит ласково крылом…

Ладан горе прогоняет…

…Тихий храм… Родимый дом…

И, молитвы чистым слогом,

Каплей воска сгинет лихо…

Перешёптываясь с Богом,

Гаснут свечи… Тихо… Тихо…

(5 июля 2011 г. 14.44.)

Август горькою слезинкой…

Август горькою слезинкой

Над берёзкой прослезился…

Светлый храм слезой-дождинкой

Утром «на Илью» умылся…

Недосказанное слово,

Недодуманные мысли

Пред иконою Святого

Нежным ладаном повисли…

На «кануне» — восемь свечек…

Все — потерянные мною…

Порыдать бы… Только нечем…

Может, сердцем? Может, болью?

Может, нежно улыбнётся

Богородица в глаза?

Миро по иконе льётся —

Материнская слеза…

Как хотелось помолиться,

Душу высказать… Нет слов…

Поклониться, покреститься…

За Господнюю любовь

Прошептал: «Меня простите…

Помяните… Помяните…»

(4 августа 2011 г. 11.20.)

Каплей воска… Слезинкой…

Каплей воска… Слезинкой стекает…

По ушедшим мой шёпот земной…

Глянь! С молитвою в небо взлетает

Кто-то юный… Совсем молодой…

Нерасправлены мокрые крылья…

Планы рухнули… Всем громадьём…

И не стали мечты светлой былью…

От того, мы с душою вдвоём

Воссылаем молитвы пред Богом,

Прослезившись свечой восковой…

….Открываем молитвой дорогу…

Всем ушедшим… На вечный покой…

(10 сентября 2011 г. 23. 25.)

Память под куполами

«…Неужели стены помнят

Тех, кто здесь когда-то жил?!…»

Помнят люди, стены помнят,

Напитав в себя веками,

Благовесты с колокольни,

И кресты под облаками…

Помнят камни старой кладки

И поруганные фрески….

Было свято… Было гадко…

Долго помнят… Гулко… Веско…

Скачет время голосами,

Отражаясь эхом тихим

По стенАм, под куполами…

Было свято… Было лихо…

………………………………………………

— Гляди-кось, Егорка,

На «Красну горку»

В храм новёхонек пойдём…

— А, как же, Митяй…

Сработали справно…

Теперича, главно

Богу долг отдать…

— Хе, а колокол-то,

Надысь талями

Вершили…

Во, бабы выли…

Думали — уроним…

— На то, оно, и бабье дело:

Почём зря завывать,

Да богомазам мешать…

…А иконостас-то —

В четыре яруса…

А апостолов на «парусех»

Видал?

— Видал… красно…

Нонешний май хорош…

Богато будет на рожь…

Мне Васька-звонарь сказал:

Нового батюшку видал…

— Филарета-то?

Грозен, гутарят…

За блуд и пьянку

Кулачищем пудовым

В харю…

Да епитимьЮ за поркой..

Упаси, Господи, Егорку…

— Ты языком-то помене —

Руками — поболе…

Труди свою долю.

А доля тебе — от деда:

Полбы чашка,

Да квас для обеда…

………………………………………………….

Время терпит, смотрит время

На дела людей земные…

Ветру — плевел, в землю — семя…

Лишь бы годы не лихие!

Жили мирно, не богато,

В храме всем селом молились…

…Но… пошёл отец на брата…

Насмерть сыновья сцепились…

…………………………………………………..

— Слышь, Егорка!

— Шо, Митяй!

— Так меня не называй!

Я намедни чин обрёл,

Поступивши в комсомол…

— Эка, братец, удивил!

Словно в ступе намесил…

Я тебя не на собранье,

На «крестины» пригласил,

Тугодума…

Будешь кумом?

— Всё, Егорка!

Бога нет!!!

Это «опий» для народу

Нову моду,

Нову веру

Не замай…

Принимай…

— Эй, Митяй!

Коломенска верста!

Нет на тебе креста!

Чего городишь,

Бесовщину наводишь?

Не с тобой ли страдали?

Колокол воздымали?

Ты ж, бес,

Крепил крест!!!

— Охолони, Егорка!

Креста нет,

Зато — «леворверт»!

Я с его Филарету

Между глаз —

Раз!

И это…

Нет Филарета…

— Ужели сам?

А храм?

Мы ж, с тобою,

Гурьбою…

— Гурьбою

Кулаки да подкулачники

С Филаретом

Теперь лежат…

Теперича

Церкви нет —

Есть зерносклад…

— Помилуй, Господи!

Не ведают,

что творят….

…………………………………………

Годы, годы лихолетья,

Покосились купола…

Веру — плетью, плетью, плетью…

И ушла она, ушла…

Школы, тюрьмы, зерносклады…

Жар печей — от образов,

Жадно сорваны оклады

И железо с куполов…

Фрески махом — под извёстку,

К стенке поп, звонарь за ним…

Ломка, чистка, продразвёрстка…

И фашист попёр за сим…

………………………………………….

— Это, что ж, Егор?

Эх-ма….

Храм — фашистская тюрьма…

— Шалишь. брат!

Не храм — зерносклад…

— Егор,

А я же… Это…

Филарета…

Прямо в этом углу…

А теперь нас….

У-у-у-у-у…..

— Да Ваньку с Манькой,

Солдатку Аньку,

Василия-звонаря…

Почём зря….

— Да, не рви ты мне душу…

Ушлый!!!!

— А душа-то

У тебя есть?

Пёсье отродье…

— Душа?…

Есть…….. Вроде….

А ты… Молиться

Не разучился?

— Ох, Митяй….

Ты когда

Последний раз

Крестился?

Прости, Егор!

За Бога прости…

Грехи…

А, Егор!!!

Отпусти…

— Я что, тебе поп,

Грехи отпускать?

…Глянь на купол —

Небесная рать

Со Христом…

Молись, Митяй…

Может, там….

Свидимся…

Потом….

— У-у-у-у-у-у….

Окоянный я-я-а-а…

Отпусти…

— Господи,

Прости…

……………………………………….

Много лет обитель Бога

Обживалась голубями…

Окон нет, и нет порога…

Где мы с вами? Где мы с вами?

Эхо гулкое бродило

По приделам и окрест…

А потом случилось диво:

Храм заброшенный… воскрес!

…Ах, смотри… Весна какая!

Слышишь?! Дома журавли!!!

…..Внук Егора, Внук Митяя

В обновлённый храм пришли…

…………………………………………

— Сльшь, Егорка…

— Что, Митяй?

— Телефон свой отключай!

В храм идём…

— Да, знаю сам!

Мы идём к своим дедам…

(27 декабря 2011 г. 1.22.)

Чело-Вечное

Во имя

Отца,

и Сына,

и Святаго Духа!

Увидеть в Боге седину отца,

Который породил тебя на свет…

И просто научиться у Творца

Злу говорить коротенькое: «Нет!»

Принять Любовь как право, как закон.

Увидеть в Боге собственного сына…

И сделать всё, чтоб рос здоровым он.

Отдать все силы, а не половину.

Жить не из страха. И не «на испуг»…

И, проявляя высшее усердие,

Нести в себе свой, Богоданный дух,

Светильником Добра и Милосердия.

(12 января 2016 г. 11.15.)

Всем вам…

Да будет вам во благо этот день,

И полночь эта будет вам во благо!

…И пусть мелькнёт, на расстоянье шага,

Обид прощённых крохотная тень…

Да будут мир, здоровье и покой

В домах и душах! …Умиротворенье,

Да будет для сердец приобретеньем,

Дарованным Господнею рукой…

(19 января 2016 г. 10.47.)

Pro-Зрение

Вкусив любовь, грешны мы стали?

Эй!!! Где вы, Ева и Адам?!

За что из Рая вас изгнали?!

…А я… ни крохи не отдам

Любви, основанной на вере:

«Бог есть Любовь!»…

…В библейской мгле,

За нами Рай захлопнет двери,

…Любить, оставив на Земле…

(14 февраля 2016 г. 0.18.)

Я сегодня просил…

Я сегодня просил небо,

Обнимая его шири:

Нет, не манны с небес! Хлеба!

…А ещё, чтобы жить в мире…

Я сегодня просил море,

Окунаясь в его шири:

Утопить в себе всё горе!

…А ещё, чтобы жить в мире…

Я сегодня просил землю,

И бескрайних полей, шири:

Подружить все её семьи!

…А ещё, чтобы жить в мире…

Я сегодня просил Бога —

Оглядеть все Его шири,

Не судить нас, людей, строго…

…А ещё, чтобы жить в мире…

(12 февраля 2016 г. 16.58.)

Притча о Вере

Однажды встретился в пути

Мне проповедник… И,

Он предложил вдвоём пойти,

И взялся груз нести…

— Ты веришь в Бога? — он спросил.

И я кивнул в ответ…

Он заключил: «Без Бога сил,

Да и дороги нет…»

Я молча шёл… Он говорил,

Цитировал Завет…

Хвалился, как постом морил

Себя… А, я-то, нет…

Мы шли… Он в грудь себе стучал,

И громко пел псалмы…

«Я в Бога верую!!!» — кричал, —

«Не убоюся тьмы!!!»

Пока мы шли, пересказал

Евангелия суть…

И тут (никто не ожидал),

Прервало море путь…

И он спросил в конце пути:

— А, путь наш, брат мой, где?!

И, как же дальше нам идти?!

— …А, дальше — по воде…

(12 апреля 2016 г. 16.37.)

И простить всех…

Человек жив,

если с ним Бог…

Если путь крив —

не спасёшь ног…

Не спасёшь дух,

если ты — «раб».

Если ты, вслух,

говоришь: «Слаб!»

На Кресте, глянь,

Глянь! Распят Бог!

Нет одежд… Рвань…

…Ты бы так смог?!

Ты, в миру, зрим,

а в душе — мрак…

Ты бы смог с Ним

на Кресте так?

Чтобы гвоздь вбил

и в тебя тать…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 480
печатная A5
от 569