электронная
180
печатная A5
360
16+
День, когда я встретил себя, или 3 диалога с Мастером жизни

Бесплатный фрагмент - День, когда я встретил себя, или 3 диалога с Мастером жизни


5
Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8144-5
электронная
от 180
печатная A5
от 360

История описывает встречу двух людей: молодого человека, находящегося на пике духовного кризиса, и пожилого опытного мужчины, достигшего всех материальных благ этой жизни и стремящегося поделиться своим богатым опытом с достойным учеником.

Книга наполнена практическими советами и будет полезна для всех, кто хочет сделать свою жизнь более осмысленной, успешной и плодотворной.

Данная история основана на реальных событиях.

«Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?»

Поль Гоген

Часть 1 «Встреча»

В 25 лет он объездил почти весь мир.

В 30 он в совершенстве знал 5 языков.

В 36 он обрел свободу

А в 40 он только начал жить…

* * *

Неспешно протекал обычный октябрьский вечер. Уставшие после трудового дня люди, спешащие к ужину, промозглые улицы, ветер, серые дома и прочая мрачная атрибутика приближавшихся холодов окружала меня со всех сторон. В такие дни город был похож на унылое и заброшенное кладбище со снующими повсюду живыми мертвецами и нагроможденными многоэтажными памятниками. Если дать волю фантазии, то для полной картины не хватало только парящих и каркающих над крышами ворон. Зловещая панорама, хотя и было в ней что-то стремительное, таинственное, будоражащее. Из всего, что можно назвать ярким — только уличная реклама, продающая волшебные таблетки для волшебных существ, у которых вместо души серебряники.

Хотя внешний мрак меня никогда особо не беспокоил, даже ребенком я не боялся темноты, а, напротив, находил в ней что-то привлекательное, загадочное, все то, что не мог дать свет, который сейчас был бы полным несоответствием моему настроению.

Я брел, как бредут бездельники, шаркая подошвами о мокрый асфальт. Иногда вглядывался в небо, иногда смотрел на прохожих, порою делал несколько глубоких вдохов, чтобы почувствовать в своем дыхании вкус горького воздуха, отдававшего запахом бензина, еды и людей…

Я шел и пытался себя встряхнуть, оживить, понять все то, что происходит в моей жизни. Зачем этот мир? Зачем эти иллюзии? Зачем я? Куда я иду? Не зная и не понимая ни куда, ни зачем, ни к чему, я двигался дальше в дремучие дебри бытия.

Был как раз один из таких дней, когда кажется, что жизнь превращается в один нелепый, бесконечный и вечно повторяющийся момент. Рассказ без начала, без сути, и без конца. В такие минуты внешняя и внутренняя пустота превращаются в одну большую пустоту, в которой тонет все, все мысли, все желания, все стремления, все проблемы, все проваливается в бездну, растворяется в воздухе. Сам воздух растворяется в самом себе. Ничего нет, ты закрываешь глаза, и на секунду все кажется нереальным, даже ты сам. Ты как бы проваливаешься внутрь всего, сворачиваешься в самого себя, становишься точкой и исчезаешь. Раз и все. Ничего нет. Тишина. Ты даже не наблюдаешь. Я отлично это запомнил. Подобное переживание угрожает концом, разрушением всему личному, охраняемому, наиболее ценимому, но, если с Вами происходило что-то похожее, то, возможно, это только начало. Это знак перемен. Насколько сильно ты исчез для самого себя, настолько сильно ты можешь появиться вновь. Сперва, смысл всего стирается и поглощает сам себя, но потом, через какое-то время, он возвращается с новой силой, заполняя своей энергией все жизненное пространство без остатка.

На тот момент мне было тридцать три года, и к этому времени я уже успел распугать и оттолкнуть от себя почти всех кто меня любил. Сделать это оказалось не так сложно. Присутствовало ощущение, словно сама судьба освобождает место для чего-то нового, только вот это новое все никак не приходило. Окружение становилось все меньше и меньше, и в один прекрасный день я понял, что все мои друзья — это моя семья. В этом нет ничего удивительного, просто не думаешь, что такое случится именно с тобой, и так быстро. Многие, наверное, замечали, что чем старше становишься, тем сложнее найти себе подобающую компанию, а если ты еще и не выпиваешь, поиск становится в два раза сложнее. Алкоголь являет собой мощный патологический объединитель и великий уравнитель. У пьяниц всегда много «друзей» и мало проблем, однако, от этого превращаться в алкоголика почему-то не хочется. Лучше иметь одного друга, но пусть он будет связан с вами не бокалом вина, а бокалом совместной радости, или, в конце концов, бокалом грусти, это не так важно, лишь бы не спиртное объединяло Ваши души.

Так думал я, бродя по улице, а между тем, вечер уже складывал свои полномочия на старую сварливую даму по имени ночь, которая в этот раз явно не обещала быть красивой и теплой, а, наоборот, нагоняла холодную тоску в суетливый и вечно поглощённый проблемами ум.

Пройдя в таких мыслях два квартала, я, наконец, вышел на освещённый яркими огнями безлюдный проспект. Что может быть занимательнее, чем провести солидную часть ночи в прогулке, думая о бренности бытия, суетности ума и смысле жизни. Кстати, о последнем скажу, что его я в тот момент упорно искал и не находил ни в чем и нигде, как бы ни старался.

Вот что представляет моя жизнь — жалкое прозябание в рамках социальной системы, изо дня в день. Я молодой мужчина. У меня есть работа, на которой уже года три нет никаких реальных сдвигов, что впрочем, типично. Одно сплошное и бессмысленное топтание на месте. У меня есть жена, которую, по правде сказать, я не люблю. Да, не люблю, как женщину, и любил ли не знаю. Сейчас я уже не могу ответить на этот вопрос. Я как раз один из тех людей, женившихся в автоматическом стремлении, как можно быстрее избавиться от одиночества. Это был не сознательный брак, ставший по счастливому стечению обстоятельств объединением двух понимающих друг друга людей, что и дало впоследствии душевные силы для совместной жизни. Понимание этого, кстати говоря, пришло не так давно.

Иногда не хватает смелости отыскать истинные мотивы тех или иных поступков. Мы — люди, стремительно прячем правду от самих себя. Зарываем ее под огромным слоем оправданий, сомнений и навязанных мнений. Мы — маленькие уязвимые улитки, прячущиеся в свой панцирь при виде опасности, которая является к нам в виде голой, колющей мягкое место, правды.

Смотря на всех своих знакомых, я делаю смелый, но очевидный вывод, что все, что они создали в своей жизни, начиная от места проживания и заканчивая своей семьей, есть результат действия их лжи, страхов, гордости, предрассудков и стремления к одобрению окружающих. Ни одного честного человека, включая и меня самого. Упорно плодим ложь, а потом запиваем ее горькой улыбкой отчаянья. Тонем в своем же дерьме, и в нем же пытаемся найти суть происходящего. Как можно найти себя, когда сам образ «себя» уже давно стал универсальной моделью навязываемой социологами и рекламой. Не знаешь ответ на вопрос как жить — мы тебе поможем. Значит, ты должен выглядеть так, считать так, питаться этим, читать это, одеваться таким вот образом, и все будет хорошо. Все будет «в шоколаде». Вот и вся арифметика социального стандарта. Будешь такой — будешь в тренде. Не выделяйся дорогой, не выделяйся. А хочешь выделиться, хочешь высунуться, так мы тебе и тут поможем, просто сделай вот так. Ву а ля, и ты уже индивидуалист. Мы и семью тебе поможем создать, надо только понимать чего хочет женщина, а на этот вопрос у нас есть книги.… И поехало.… Да, нелегко становится под таким шквальным огнем найти свое, уже явно атрофированное, «я».

Какой смысл всего этого? Зачем человек живет? Жить, чтобы быть батарейкой для общества? Быть рабом системы? Быть патриотическим мясом? Зачем все это? Зачем мне семья? Какой еще успех, если все мы — смертные автоматические машины?

Все это не имело ни смысла, ни твердой почвы, и ровным счетом не значило для меня ничего. Все пустое и все пустота. Религия высохла, дружба высохла, семья высохла, жизнь выдавила саму себя. Может быть, это кризис среднего возраста? Кризис, который начался у меня, когда я был еще пятнадцатилетним мальчишкой… Не рановато ли? Мои вопросы не находили своего ответа с детства.

Да, социальная жизнь, проблемы, цели, и прочая суета сует их благополучно подавили на какое-то время, но стоило мне только выйти на улицу в такой вот вечер, как сегодня, и все, они снова не дают покоя моему уму. Даже рождение ребенка не избавило меня от этих вопросов. Говорят, что как только понимаешь, зачем живешь — умираешь. Я не прошу полного понимания, я прошу только наставления на путь к этому пониманию. Прошу уже долго. Или нет? На протяжении десятка лет мною было прочитано сотни книг, тысячи мыслей и миллионы слов, но ни сделано, ни одного фактического шага вперед. Ступор. Я стою, мы стоим, человечество стоит, в чем суть? В войнах, родах, семьях, успехе, религии? В чем? Пустота вокруг. Вселенная просто есть, а мы — люди, жалкие, вечно копошащиеся в своих проблемках, микробы, уже явно не по душе создателю… Сколько можно? Мы единственный вид уничтожающий сам себя. Мы — единственная причина гибели природы. Мы — люди. Мы ищем суть, или мы просто позор, пожирающий себя изнутри, чтобы очистить этот идеальный мир?

Не знаю. Просто не знаю. Есть силы сказать себе это, и идти дальше.

Бродить по ночному городу все же интереснее, чем сидеть и терзаться в четырех стенах. Может быть, такая прогулка пойдет на пользу моим утомленным мозгам, и этот сквозняк их хоть как-то проветрит. Будем надеяться, что все это лишь злой сон. Просто нехороший сон, или хотя бы быстротечный, затертый повторами в моем сознании, момент, не претендующий на завтрашний день.

В таких мыслях я проболтался по улицам примерно около двух часов, пока совсем не стало темно и безлюдно. Однако к дому не тянуло. Решено было погулять еще, все равно спокойный сон казался уже невозможным.

Неожиданно для себя, находясь все еще в погруженном состоянии, я услышал четкий громкий крик, направленный явно в мою сторону.

— Идиот — кричали мне. Отойди с дороги! Меня как обухом по голове, и я пришел в себя, а в буквально нескольких сантиметрах от носа, сигналя и вопя тормозами, промчался огромный грузовик, унося с собой поток пропитанного бензином и грязью воздуха.

— Я стоял на проезжей части, кто-то подбежал и оттащил меня за локоть в сторону.

— Ты что, идиот?! Жить надоело?! — волнуясь и суетясь, восклицал незнакомый мужчина.

— Нет. Просто задумался — ответил я, все еще находясь в пограничном состоянии.

— Иди-ка лучше домой спать сынок. Сейчас ночь, прогулки небезопасны, ведь тебя как никчемную муху мог раздавить тот грузовик. Очнись! Не лучшее время ты выбрал для своих похождений! На дорогу зачем вышел? Знаешь, в эту минуту миллионы людей борются за свою жизнь, а ты, видимо, и в грош ее не ценишь! Я тут дежурю не очень далеко, и если бы не я, следующая проходящая фура могла бы быть твоей…

Я поблагодарил прохожего за то, что он сделал, пожал руку и поспешил уйти от той дороги подальше.

Находясь в небольшом шоке, я думал о словах небезразличного незнакомца. В голове крутилось «никчемная муха» и «миллионы людей». Дыхание и стук сердца были учащенными.

Ну и ну, а ведь и вправду все могло закончиться иначе. Всего несколько сантиметров и все. Конец моим мыслям, мне, и только гротескное красное пятно на асфальте. Жизнь такая штука, одно мгновение и ты — уже история. Одно мгновение… Помни об этом.

В таком возбуждении я незаметно проскочил несколько домов и увидел странное место. Это был бар, под названием «Старый Хемингуэй».

Да уж, и кому взбрело в голову так назвать заведение?!

Много не думая, я решил зайти. Во-первых, из любопытства, во-вторых, нужно было элементарно согреться и отойти от этих злоключений.

Подойдя к двери, я обратил внимание на то, что рядом с входом стоял интересный формы, конструкции и цвета автомобиль. Это было что-то среднее между старым кадиллаком и новым мерседесом. Таких машин мне еще не доводилось видеть, и любопытство еще больше усилило желание войти внутрь. Кто же владел этим монстром на колесах, и что он забыл, этот явно неординарный человек, здесь в совсем нелитературном на вид заведении.

Я зашел. Бар как бар. Играла музыка. Людей было немного. Помещение напоминало старый трактир, только со вкусом и дорогой обстановкой. Меня встретила пара любопытных блестящих глаз, и приветливый чуть хриплый голос официантки предложил мне сесть за любой свободный столик.

Что же, здесь вполне себе ничего. Можно сказать, даже уютно.

Я сел поближе к стене, так как мне казалось, что там будет теплее и безопаснее. Терпеть не могу открытые со всех сторон пространства, в них есть что-то чужое, что-то, что ты не можешь контролировать, а я этого инстинктивно избегал, хотя отчасти и сознавал, что нахожусь под властью устаревшей иллюзии.

Мой заказ не заставил себя ждать, и уже через десять минут на столике появился горячий китайский черный чай и не менее горячий штрудель.

Эту ночь еще вполне можно исправить. По крайней мере, согреться и привести разгулявшиеся в стороны мысли в должный порядок мне удастся. Пробурчал себе под нос я, стараясь как можно быстрее расслабиться.

Едва только я успел сделать глоток чая, как заметил два ярких, горящих огнем жизни и уверенности, глаза. На меня пристально смотрел человек, сидевший за соседним столом и неспешно перебиравший в руках странной формы четки. Он находился уже в достаточно преклонном возрасте, но внешний вид его вызывал интерес, как у меня, так и у окружавшей нас публики.

Это был мужчина, уже солидный по летам, одетый в безукоризненно сшитый, но небрежно накинутый, темный пиджак, белую футболку, синие потертые джинсы и броские, непонятной расцветки, мокасины на босую ногу. Все это выглядело слегка забавно и явно не по погоде, но далеко не без вкуса. Он сидел один, напротив моего столика, и с любопытством смотрел то на меня, то на какую-то новоявленную особу, то на плавающую между рядами официантку. На мизинце его руки красовалось небольшое кольцо с рубином, которое он время от времени прокручивал. Этот человек сидел так, словно был хозяином, как и того заведения, в котором мы находились, так и того мира в котором мы жили. Таких экземпляров редко встретишь, а если встретишь, то надолго запомнишь. В нем было что-то нечеловеческое, что-то, что можно отнести к миру мистики. Он не был какой-то заурядный разбогатевший представитель гламурного бизнеса, скорее это был человек знавший свое место в эволюционной иерархии, но вовсе не претендовавший на гордую роль одинокого, утомленного бытием, мудреца или правителя государства.

Еще одна деталь, которая бросилась мне в глаза это то, что он сидел один, и видимо не ждал никаких гостей. Он с ноткой вальяжности располагался на своем месте, спокойно перебирал левой рукой четки, задумчиво улыбался, и медленно попивал свой напиток, коим, судя по всему, был кофе. Лицо мужчины было покрыто морщинами и темным, цветом молочного шоколада, загаром, который резко отличал его от остальных посетителей бара. Судя по всему, человек этот много где был, много чего видел и еще больше понимал.

Должно быть, он интересный собеседник — пронеслось в моей голове…

— Хорошая ночь для прогулки! — громким, легко разрезающим шум бара, голосом, произнес незнакомец, адресуя свое обращение явно ко мне.

— Да, да, не плохая… — прокашлял я, немного растерявшись.

— Что-то потеряли? Вид у вас скажем прямо… не очень.

— Да, нет, но хотя, может быть, и потерял… Смысл жизни потерял. Вы его случайно не находили? Ирония и сарказм так и заиграли в моем голосе.

— А то, как же! Находил-находил! По-вашему, молодой человек, разве это смысл, так, маленькое смыслишко, не более. Печалиться по нему, все, что по уходящим годам плакать — пустая трата времени.

Лучше отпустите его, и пусть катится к черту, мы вам другой найдем. Он и понадежнее будет и поинтереснее.

Я явно был озадачен таким ответом. Что этот холеный старикан мог вообще знать обо мне, а тем более о моем так называемом «маленьком смыслишко»?

— Да не пугайтесь, лучше присядьте, за мой столик — добродушно, слегка улыбаясь, сказал загадочный собеседник.

Уверяю вас — продолжил он — вы ничего не потеряете от перемены места, разве что изменчивое чувство комфорта, но поверьте, это такая ерунда!

Делать здесь было нечего, терять тем более, и с такими мыслями после секундного раздумья я пересел к нему за стол, прежде напустив на себя вид человека наглухо закрытого, для любого рода общения, чтобы он сам вследствие не рад оказался, столь поспешному приглашению.

Однако этот чудак ничуть не растерялся, а все так же смотрел на меня с довольной ухмылкой, в которой читалось громкое «расслабься, это все нам ни к чему, это все ненастоящее, ты и сам это знаешь, просто отпусти ситуацию и будь собой»

Так, в молчании, только иногда переглядываясь, провели мы около десяти долгих минут, и я уже было начинал жалеть о том, что покинул мое уютное пристанище, как незнакомец внезапно пододвинулся ближе, а потом четким, с серьёзной нотой, голосом спросил: Что с тобой?

Не зная, как реагировать на подобный вопрос, и не имея ни малейшего желания продолжать такое нелепое, наполненное ненужным напряжением, общение, я демонстративно промолчал.

Это, по всей видимости, не произвело на него ровным счетом никакого впечатления, и он, как ни в чем небывало, продолжил.

— Ты знаешь, парень, не существует не одиноких людей…

Просто кто-то знает о своем одиночестве, а кто-то нет. Те счастливчики, которые знают, им легче, они в состоянии его превратить в более сознательный и даже полезный процесс, а те, кто не знает, откровенно мучается им, блуждая в бесконечном поиске божественного спасения, но спасение все не приходит. Глупо ждать его извне, когда оно все время находится не далее чем то, что ты способен увидеть.

Согласен ты или нет, но нет ни малейшего смысла в том что люди создают за свою жизнь, а создают они, даже сами того не ведая, банальные и уродливые маски плотно закрывающие их от самих себя, от своих измученных лиц. Человек готов отдать все, лишь бы не встретится со своим обманутым «Я».

Те, кто ищет смысл жизни за пределами жизни — обречен на страдание. Так же и те, кто ищет спасения от одиночества за пределами одиночества — обречен на вечное бегство от встречи с собой. Это очень просто. Не надо искать ответов за пределами этого мира. Все ответы лежат здесь, прямо перед нашими глазами. Ты на них постоянно смотришь, но не видишь. Ты думаешь, что рядом с тобой сидит старый богатый чудак, но ты даже не догадываешься, зачем он здесь находится, для чего он тебе это говорит, и как эти слова могут изменить твою жизнь. Люди любят все усложнять.

За поиском истины не надо ходить в древний заброшенный монастырь. Все истины живут перед тобой, и все возможности открыты перед тобой. В эту секунду. Здесь и сейчас. Так было всегда и никогда иначе. Человеку не дано того, что он не в силах понять, но, к сожалению, люди упорно не желают вырастать, даже до своего, предусмотренного матерью природой, уровня.

Он замолчал, и как-то заметно погрустнел. Его глаза приобрели оттенок разочарования.

Мы молча сидели, и тут, без видимой на то причины, он начал говорить. При чем тут страдание, одиночество и бегство от себя? Я никак не мог ожидать, такого, крайне бессвязного, начала разговора от незнакомого мне человека. Он произвел свой странный монолог внезапно, как выстрел, и что самое удивительное, вся его короткая, но обладавшая мощной энергетикой, речь, была прямым ответом на вопросы, которые как раз на ту минуту возникли в моей и без того беспокойной голове. Кто он такой? У меня по коже пробежали легкие мурашки. Как он догадался, о чем я думаю? Он ясновидец? Великий экстрасенс? Или первоклассный психолог?

Что можно было сказать в ответ на его слова. Может быть, это шанс? Что делать в такие минуты? Мой ум вдруг резко активизировался, воздух в помещении стал каким-то прохладным, а время замедлилось.

Мысли о том, чтобы возвратиться к себе за стол, были немедленно отброшены, задавлены, и закрыты под ключ, сразу, как только незнакомец закончил говорить. Значит, оставался один, адекватный данной ситуации, вариант — продлить наше общение, максимально развернув его в свою пользу. Но с чего начать? Может быть, он продолжит, раз знает, о чем я думаю?

А если это все лишь только бравада, пыль в глаза, случайная догадка, совпадение, нелепое стечение обстоятельств, шутка? В таком подвешенном состоянии я готов был проглотить и более простой фокус, не говоря уже о чтении текущих мыслей.

— Кто вы такой? — не найдя ничего остроумнее, спросил я.

Незнакомец опять заметно повеселел, сделал красноречивый жест рукой, означающий не спеши — сейчас сам все поймешь, сказал:

— Я здесь не просто так, но знать это тебе вовсе не обязательно. У меня есть одно предложение, и если ты его примешь, то вероятно, из тебя может еще что-то получится…

Удивление и недоверие поползли по моему лицу.

Что вы имеете в виду? Вы себе так клиентов находите? Если да, то ваша тактика, оказала вполне определённое воздействие.

На это замечание он рассмеялся таким искренним, и детским смехом, что я не знал, как реагировать. Его эксцентричное поведение никак не соответствовало моему ожиданию, и все что оставалось делать, это дать ему закончить свою речь, в надежде уловить в ней хоть какую-то суть.

— Послушай…

Я не буду тебе ничего навязывать, а тем более делать из тебя клиента, или как ты это называешь. У нас с тобой очень мало времени. Поверь. Всего три коротких ночи на весь процесс. Ты пока естественно ничего не понимаешь, но будь сейчас предельно внимателен, у тебя есть настоящая возможность все изменить. Ты не просто поймешь смысл своей жизни — ты начнешь, наконец, жить, а не шататься ночами по проезжей части, в поисках приключений.

— Но… — хотел вмешаться я.

— Подожди, это после — оборвал он.

Я знаю, ты хороший человек, смышленый парень, и я искренне надеюсь, что мы не прогадали, подарив тебе этот шанс. Каждую следующую ночь, ровно в час, ты должен быть здесь на этом месте. Всего три ночи. Три диалога со мной, из которых ты должен вынести кое-что особенное и применить это касательно своего раздробленного умом бытия. Никаких строгих правил, мы ведь не в школе. Просто приходи сюда в назначенное время, бери бумагу и ручку. Только небольшая просьба, не носи с собой диктофонов, компьютеров и прочих устройств. Только бумага и ручка, полное внимание и решимость действовать. Это все, что пока нужно для нашей с тобой продуктивной работы.

Мне абсолютно неинтересно твое мнение по данным условиям, я и так его отлично знаю. Хочу еще тебя предупредить, что ты можешь отказаться, но отказаться либо сейчас, либо никогда.

Темы этих ночных бесед пусть тоже тебя не сильно волнуют. Всему свое время. Объяснять, кто я такой, как меня зовут, что я здесь делаю, зачем это все, я не собираюсь. Это не имеет практического смысла. Скажу более, предложение, которое ты сейчас получил, должно было произойти без лишних слов, удивлений и растянутых эмоций. Сразу, мгновенно, как и все большие возможности этой жизни. Просто мне на секунду стало любопытно заглянуть в твою шумную голову и убедиться, что ты тот, кто я думаю.

Теперь спокойно выдохни и реши, принимаешь ли ты это предложение. Времени на раздумье у тебя три секунды. Вопросов не принимаю. Только да или нет.

Я находился в легком замешательстве. Согласится ли мне на три ночных диалога с непонятной личностью, целью и смыслом. В другой день от другого человека, я бы воспринял это не более чем дерзкую шутку, но тогда я был словно придавлен словами и энергией моего столь необычного собеседника, что просто стоял, открыв нараспашку рот, глаза и ум.

Разумеется, внутри себя, я почти сразу принял этот вызов обыденности, пусть даже потом меня поджидало бы глубокое разочарование с обострением и без того хронической недоверчивости, я был готов доверится судьбе. Тем более, человек который делал мне это странное, во всех смыслах предложение, явно не относился к подавляющей серой массе разумных существ, населявших эту планету. Он знал и понимал больше, чем я себе мог представить на тот момент. Намного больше.

— Да, я согласен. Не знаю, что еще и сказать Вам. Но что все это значит? Откуда вы знаете про мои прогулки и проезжую часть? Это розыгрыш? — как бы недоумевая, и с запалом последней надежды, спросил я.

— Хорошо. Ты получил шанс и принял его. Разумный выбор. — Отрезал он короткой, уничтожающей любые следующие вопросы, фразой.

Завтра в час ночи, жду тебя на этом же месте. Тебе ведь интересно будет узнать, в чем смысл твоей жизни? Или ты передумал? Ведь ты же хотел понять, для чего ты живешь? Не ты ли терзал свой ум вопросами своего предназначения, семьи и любви? Не ты ли упорно пытался найти свой жизненный путь все эти тридцать три года? Не ты ли, Андрей, разными, и порой опасными способами, призывал жизнь помочь тебе в своих поисках?

— Да, но…

— До завтра! Не опаздывай. Ты же знаешь, что даже минута имеет свою цену, и порой ее цена больше, чем у всех прожитых тобою лет. Это к слову. Хорошей ночи. Береги себя.

Мой загадочный собеседник быстро встал, отослал крупную купюру бармену на стол, и уверенным шагом, не оглядываясь, направился к выходу.

Удивленный, потрясенный, обескураженный, с чувством разъедающего ум, сомнения, я просидел еще где-то с полчаса.

Надо же было быть таким наивным, чтобы без раздумий согласиться на столь сомнительное предложение, и, главное, вот так вот — сразу, с места, рывком, не думая о возможности быть обманутым, своими же иллюзиями по поводу этого странного человека.

Кто же он такой? Представитель тайного общества? Властитель дум? Знаток мира сего? А, может, это просто очередная хитроумная уловка для того, чтобы посадить на свой позолоченный крючок еще одного болвана верящего в чудеса.

Выходя из заведения, я со страстью пытался убедить себя в том, что все это откровенная чушь и что никогда в жизни не клюнул бы на подобные байки о трех меняющих жизнь диалогах, да еще и не понятно с кем.

Тем не менее, на продавца «волшебного мороженного» мой благодетель похож не был. Смысла меня ему обманывать я не находил, по причине элементарной не рентабельности подобной затеи, ведь из моего кошелька даже физически, при всем упорстве и желании, никак было не вытянуть пару миллионов долларов и даже пару миллионов бат, к великому сожалению.

Я допускал, что это могла быть всего лишь очередная авантюра, что ж, тем хуже для меня, ведь я уже дал свое согласие, и вместе с описанным выше сомнением, зародил в себе огромных размеров любопытство. Было уже просто интересно, чем такие встречи, если они состоятся, могут закончиться.

Итак, если верить этому человеку, завтра ровно в час ночи, в баре «Старый Хемингуэй» я начну узнавать нечто, что может изменить мою жизнь. Ничего не скажешь, забавная получилась ночка!

Даже если завтра окажется, что этот чародей меня обманул, все равно будет что вспомнить. Такое не каждый день бывает.

Единственное, что меня на тот момент действительно смутило, так это почти полное отсутствие информации. Мой странный собеседник даже не представился и не удосужился посвятить меня в темы наших будущих бесед. Я пойду на встречу с человеком без имени, которого не знаю, но который знает многое обо мне, причем пойду ночью, один, в полупустой бар, не понятно, откуда взявшийся в тех безлюдных местах.

Я слепо пойду навстречу судьбе, а там будь, что будет. Выбор сделан.

Может, это правда, моя жизнь изменится, как постоянно пишут в этих популярных книгах про успешную жизнь, что вот сделай так и так, и проснешься не просто богатым, а счастливым сверхчеловеком, а это дорого стоит. Внезапно стать счастливым от прочтения духоподъемной книги или от трех бесед с незнакомцем, не все ли равно? По крайней мере, второй способ куда интереснее, да и в книгах посвященных успеху я давно разочаровался. По-моему, их пишут приторные дилетанты, чтобы нагнать воды в мозг читателя или отвлечь человека от настоящих поисков самого себя.

Не сомневаюсь, авторы не виноваты, они просто делают свою работу, рекламируют свою незаурядную личность, и верят, естественно, в ту белиберду, которую выдают их пальцы, перебегая по клавишам компьютера.

По моему мнению, успех не может быть главным фактором, определяющим счастливую жизнь человека, ведь успех (в популярном смысле слова) в итоге ослепляет, причем не золотом, а дешевой позолотой. Само же «золото жизни», находится, скорее в умении находится в ладу с самим собой. Таких людей я встречал крайне мало. Если миллиардер находится в ладу с собой — он счастливый человек, ничего уже против не скажешь, и его деньги тут вовсе не при чем, так же обстоит дело и с бедняком, но богатому, как ни крути, легче с практической стороны.

Мы живем в материальном мире. Факт. Мы — люди. Мы хотим: кушать, отдыхать, радоваться, путешествовать, любить, получать новые удовольствия, и это вполне естественно! Абсолютно нормально. Ничего криминального здесь нет. Если у человека отсутствует такая возможность, это в определенной степени разбалансирует его жизнь, и о нахождении в гармонии становится говорить уже сложнее.

Мы привыкли постоянно впадать в различные крайности. Я лично знаю большое количество беспокойных индивидуальностей, которые мучаются в выборе, ныряя с головой то в духовное безумие, то в материальное, и так происходит периодически. Таким образом, они постоянно мучают себя, измываются над собой, насколько позволяет им фантазия! Зачем эти изнуряющие перебежки? Все что они могут принести — это путаница, усложняющая и без того их не простую жизнь.

По мне, тут все немного иначе, чем бегство из крайности в крайность. Все материально-духовные разделения — искусственные, ментальные и навязанные. Я считаю, что у нас есть одно только великое духовное существование, и в нем, как само собой разумеющиеся, возникают различные социально-общественные инструменты, для его же достойного поддержания. Одним из таких инструментов как раз являются деньги. Даже абсолютно святой человек, как правило, обладает ими, пусть в небольшом количестве, но они есть у него.

Проще говоря, мир материальных ценностей есть часть мира духовного, и не надо кривить душой, не надо создавать лишней суеты, думая, куда податься в монастырь или в банк. Банкиры иногда бывают более святы, чем монахи, а монахи иногда бывают более богаты, чем банкиры.

По моему мнению, нет еще человека, который покинул бы духовный мир, пусть он хоть спит на золотом мешке и видит себя будущим царем Соломоном.

Не надо отрицать материальное — оно прекрасно, но только тогда, когда признается власть духовного начала.

Нам нужны и монахи, и банкиры. У каждого своя роль. Надо со всей решимостью принять свою, и следовать ей, тотально, с наслаждением, сознательно, поднимая ее до предельных высот.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 360