электронная
54
печатная A5
411
18+
Дело одного инквизитора

Бесплатный фрагмент - Дело одного инквизитора

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9749-3
электронная
от 54
печатная A5
от 411

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Несколько слов я хотел бы сказать следующим людям:


Татьяне  спасибо за то, что поддерживала жизнь в этом полудохлом теле.

Александре  прости за геноцид запятых.

Анастасии  спасибо за моральную поддержку.

Артему  ха-ха, я издался.

Анне  благодарю за ряд идей.

Максиму — за советы по созданию нужной атмосферы.

Карине, Геннадию, Юлии, Любови спасибо за помощь в редактировании.

Глава 1. Почему?

Какого черта сегодня наш отряд был увеличен на одну единицу? Какого черта отряд был увеличен в день, когда мы начали работать по новому направлению? Какого черта из старого состава оставили только меня и моего друга мистера Влада, заменив остальных на абсолютно новых бойцов? Ну или почти новых бойцов. Эти мысли не давали мне уснуть, хотя в нашем рэндж-ровере я старательно изображал из себя спящего, пока мы ехали по предрассветной Москве на Страстной бульвар, в чертов ведьминский дом.

После того как автомобиль остановился у одного из подъездов и мы вышли из салона, я решил провести быстрый разбор задачи, а заодно еще раз осмотреть прикомандированных ко мне людей.

Сестра ордена Огня — очередная рыжая бестия, но на этот раз, правда, весьма симпатичная — с острыми чертами лица, хитрыми глазами, миниатюрным носом, острым подбородком и традиционно совершенно не умеющая стоять на месте.

— Рагнейд! Твои задачи? — я решил опросить бойцов, потому что мне казалось, они только закончили академии, и я не совсем был уверен, что они понимают, что надо делать.

Кончики волос бестии вспыхнули веселым огоньком, на лице появилась усмешка.

— Основная задача — прикрытие группы, второстепенная — в случае наличия в квартире демона заманиваю его в ловушку, уставившись на него, ведь у меня…

— Нет души, да-да, в курсе, — не дал закончить ей я. Но крайне забавно, что это знают и простые люди, что у рыжих нет души. Как эта информация просочилась, совершенно не ясно. — А дверь кто вышибать будет? Или, может, я постучусь, «Здравствуйте, ведьма, это вас младший инквизитор Хэнк беспокоит, откройте, пожалуйста»?

— Дверь вышибаю я.

Еще один из новых членов в команде — крепкосложенный мускулистый здоровяк, лет двадцати, с русыми волосами, перебитым носом и мощными скулами. Основной проблемой было то, что я не подозреваю, кто он и что он делает. Как можно было несработанную команду отправлять на задание, я не представлял… Хотя ещё как представлял, поэтому всё необходимое я решил у него узнать сейчас.

— А ты, собственно, кто? Какая специализация, и почему тебя вообще приписали пятым к моей группе? Что скажешь, м… — как же тяжело вспомнить имя того, кого никогда до этого не видел. — Спайк?

— Я подрывник, босс, — веселая ухмылка отразилась на лице Спайка. — Четвертый класс, четвертый разряд, перспективы роста до пятого. Также на мне прикрытия от иного рода проблем, с которыми кто-то из вас, без обид, не справится.

— Подрывник!? — до сего момента не участвующий в беседе Влад явно оживился. — Четвертый разряд? Это… Если я не ошибаюсь, метров на пятьдесят бьешь, и четвертый класс, можешь мосты сносить… Но это же все гражданские специальности, неужели Совет решил пойти на эксперименты? — Спайк не стал отвечать, лишь неопределенно пожал плечами.

Все и правда странно. Да, в последнее время случались происшествия, но работа такая. Зачем нужно вносить изменения в работающую схему, мне, если честно, непонятно. И хотя у меня были свои соображения, я оставил их при себе. Сначала дело. На последнем члене команды я решил не задерживаться, я не раз я с ней работал, да и вообще нам есть что с ней вспомнить. Но прежде всего она — хороший дознаватель по имени Агнесс. Так же красива, как и в момент нашей первой встречи.

— Все ещё дознаватель?

— Да.

Все тот же голос с хрипотцой, отметил я про себя.

— Инструкции получены?

— Да.

Больше спрашивать было нечего.

— Внимание, заходим, всем быть готовым ко всему! — и наша пятерка вошла в подъезд.

***

Подъезд встретил нас спертым воздухом, тусклым светом и сильной концентрацией энергии различных школ магии. Рагнейд и Спайк отправились первыми на проверку всех этажей, следом поднималась Агнесс, мы же с Владом слегка отстали, во-первых, чтоб мы могли обсудить приватную информацию, и, во-вторых, чтоб я смог снова насладиться прекрасными формами Агнесс.

— Влад, что ваши говорят про все то, что творится? Почему группу увеличили?

— Знаешь, Хэнк, конкретики, похоже, никто не знает. Слухи, домыслы да колдовские сплетни. Но одно я знаю точно, — Влад как-то подозрительно оглянулся по сторонам и стал говорить едва слышно. — Произошел некий… раскол в Совете. Больше не знаю ничего, даже нам, медикам, ничего не говорят, что уж остальные… О! Ты слыхал, мы новый тип магии обнаружили и классифицировали!

— Уж не за ней ли сейчас идем?

— В точку, мой друг. Сейчас все увидишь.

Мы дошли до третьего этажа и повернули направо, подрывник и бестия спускались сверху, Спайк лишь коротко бросил: «Чисто». Судя по информации, ведьма жила в последней квартире, под номером двадцать пять. Что же, вот и мой выход — у инквизиторов всего три задачи: обнаружение магов-преступников, отход группы путем наложения на людей морока и координация действий. Или хотя бы её попытка. Сейчас «просвечу» квартиры и пойму, чего же нам ждать. В момент «просветки» я перестаю находиться в своем теле и взгляд проходит сквозь стены, предметы, показывая панораму. Все живые существа я вижу лишь как ауру и по ее цвету определяю, кто нас ждет. Вот в противоположном коридоре только тусклые серые ауры — люди. Магов там нет вообще. Наверху и внизу есть разные — оранжевые, синие, пара белых, черные, даже одна коричневая — демон. Но раз не скрывается, значит, с лицензией на пребывание. По сообщению, которое я получил перед выездом, я сразу пойму, что ищем. Так и оказалось. Какая странная аура, за пять лет службы вижу ее первый раз — смесь желтого и зеленого, ярко светится, как… как токсичные отходы в мультиках.

Указываю на дверь. Спайк заклятием подрыва разносит дверь, Рагнейд, пылая, входит внутрь, готовая сжечь любую угрозу. Следом заходим мы, в коридоре стоят две перепуганные женщины: одна — наш клиент, другая — всего лишь человек. Агнесс предъявляет свиток обвинения, заталкивает ведьму в одну из комнат. Сейчас будет допрос, и я вовсе не хотел бы на нем присутствовать, насмотрелся уже. Раненых нет, значит у Влада, к счастью, тоже нет работы.

Вернувшись в подъездный коридор, я увидел девочку лет шести, с потешным плюшевым цербером в руках. Я почувствовал, что она тоже ведьма, и «просвет» показал, что она дочь той ведьмы, что сейчас допрашивают. Девочка сначала испугалась меня, ведь ведьмы и колдуны безошибочно распознают инквизиторов, вместо лица они видят только оскал черепа. Хоть она и не знала, что сейчас творится с её матерью, но чувствовала, что ничего хорошего от нас жать не придется, тем не менее, не осознавая полностью угрозу, она ушла в другой конец коридора и села разрисовывать стену мелками.

Я следовал за ней, медленно, аккуратно, я же не хочу ее напугать. Я медленно расстегнул свой пиджак, рука привычно легла на нож с кривым бритвенно острым лезвием. Одно движение, девочка ничего не поймет… Но тут сморщенная рука легла мне на плечо и попыталась оттянуть назад.

— Оставь ребёнка в покое, ирод! — сморщенная старушка цеплялась за меня, немного приоткрыв дверь и пытаясь меня остановить.

Ударом локтя я отправил её обратно в комнату и закрыл дверь. Черт! Ребенок обернулся. Теперь она пристально смотрела мне в глаза. Я не увидел на лице ни страха, ни злости. Но подозрение и зарождающуюся тревогу.

— Девочка в задание не входила, — Влад стоял на лестнице и курил. Он знал, что сейчас будет. А вот Спайк, который как раз вышел из квартиры ведьмы, нет.

Моя рука резким движением метнулась к горлу девочки, а затем я аккуратно вернул нож в ножны на жилете. На лице у девочки промелькнуло удивление, после чего из тонкого пореза на горле хлынула кровь. Девочка пыталась закрыть рану руками, хрипела, размазывая кровь по полу и пачкая игрушку. Через двадцать секунд её агония закончилась.

— Месть. Они всегда мстят. Рано или поздно, — я ответил на немой вопрос Спайка. — Ладно, давайте собираться, зачищайте все.

Только я собрался закурить, как увидел то, что не видел за все время службы.

— Что за черт? Агнесс! Ты в курсе, что ты должна сделать?

Агнесс вывозила на вертикальной каталке ведьму. Та была зафиксирована, голова была забинтована, а на месте глаз через бинты проступала кровь. Во рту был ремень, и ведьма тихо стонала.

— В условиях — доставить ее живой. Вы их читали, инквизитор? — Агнесс отвечала моим любимым пренебрежительным тоном.

— Да, читал. И в моих условиях — ликвидация ведьмы.

— Может, вам не доверяют всей информации?

— Разберемся в конторе.

Полнейший бред, почему я, как руководитель группы не был предупрежден о необходимости брать ведьму живой. Черт…

— Выходим под мороком. Рагнейд, подпали девку, вопросы потом. Влад, готов?

С привязанной ведьмой мы начали спускаться. Навстречу нам начал подниматься мужчина, уставился на нас, но его взгляд стал рассеянный, и он решил посмотреть в окно. На втором этаже уже была полиция, они также решили нас не замечать и старались не смотреть в нашу сторону. Интересно, что они увидели… И тут я понял одну вещь.

— Эй, Влад! Ты посмотри: все в точности, как в наш первый раз!

— Точно-точно! Сам только хотел тебе сказать. Господин Хэнк! Что же мы скажем консьержу?

— Дай подумать, доктор Влад… Мы скажем, что несем утку!

Под непонимающие взгляды остальной команды мы продолжили спуск с нашим грузом в более веселом настроении. Правду говорят, первый раз не забывается…

***

По пути в штаб для того, чтобы устранить легкое непонимание, я решил рассказать ребятам историю первой операции.

— Короче, слушайте. Наше с Владом боевое крещение было около пяти лет назад, в этом же доме…

Агнесс тут же перебила:

— Хэнк, ты обещал мне полную историю, а не только ту часть, где вы проваливаете экзамен, её я уже слышала.

— Да, Хэнк давай полную, все равно в пробке часа полтора стоять, — Влад указал на недвигающийся автопоток на Садовом кольце.

— Ну ладно, слушайте. Это был выпускной экзамен — ликвидация либо захват преступника, задачей было, наверное, как и у всех, остаться живым и не быть пойманным. Колдун жил на пятом этаже, занимался приворотными зельями. Все бы ничего, только от зелий люди с ума сходили и убивали себя. Иногда прихватывая и заказчика. Три предупреждения, один срок — колдун никак не успокаивался, все варил и варил. Последней каплей для Организации стало убийство популярной певички её богатым кавалером. И их семьи решили начать копать. Хорошо, что попали на экстрасенса-оперативника, он-то Организацию и предупредил. Решили колдуна тогда ликвидировать, а то и так слишком много утечек в людской мир.

— Какие утечки? — Спайк обернулся с переднего сиденья. — Я думал, все утечки официальные и проходят чёткий контроль.

— Так, конечно, говорят, — встрял Влад, — только вот самые громкие и резонансные — это чисто утечка, бесконтрольная. Например, знаменитая книжка про мальчика-волшебника. Думаешь, кто-то разрешил бы такому попасть к людям? Или те же предсказатели крутые — самородки, что ли? Да та же Вилионора, у людей как Ванга известная. Сколько она была главой Организации? Не помнишь, Агнесс?

— Ну… лет двести точно была. Да забейте на утечки, Хэнк, историю давай говори, — она пихнула меня в бок.

— Да, вот. Ну, колдун-то не опасный особо, вот меня с Владом и отправляют. Мол, оружие, тактика, отход, все дела, они на вас. А экзаменаторами поставили Фриду и этого… как его, старого дурака-то звали…

— Плассманн, — подсказал Влад.

— Во, он самый. А они же поехавшие. Одна против насилия, другой вообще непредсказуемый старикан… Я в то время-то не знал, что огнестрел на задание брать можно. Ну, беру меч, надеваю наш стандартный бронежилет и пару бомбочек взял разных.

— Ой, Хэнк, не звезди, а? У тебя бомбами весь рюкзак был забит, — Влад засмеялся. — Хотя я тоже хорош, взял, по-моему, все зелья, которые только можно было. Да я даже полевой набор для сложнейшего целительства взял, хотя толком пользоваться не умел.

— Ну вот, мы поднимаемся, значит, на пятый, — продолжал я. — Нервничаем, жуть! Подхожу я к квартире нужной, а там дверь хорошая такая, стальная, решил я ее драконовским пламенем подорвать…

— Чем подорвать?! — Рагнейд и Спайк одновременно уставились на меня, а Агнесс принялась хохотать.

— Да отстаньте, — ни я, ни Влад не прятали улыбки. — Первый же опыт. Ну вы представляете, как она рванула. У меня левая рука в итоге с ожогами и переломана, на голове — ни одного волоска, из ушей кровь, все что слышу — звон. Влад мне что-то говорит, он-то на пролет ниже стоял, его не так задело. Пузырьки перебирает, на меня брызгает, заклятия какие-то говорит…

— Это я материл всё, что видел, а видел я в основном тебя, — вставил Влад, и смех зазвучал громче.

— Ну вот, Влад начал над рукой моей колдовать, и тут этот колдун выбегает, тоже опаленный, в одних штанах, весь в пыли. А мы-то забыли про него уже, он нас видит и обратно в квартиру. Я меч здоровой рукой хватаю и за ним. Только я с ним закончил, слышу, сирены воют! Ну, думаю, пиши пропало.

— И тут я ему ору… — Влад машет на меня двумя руками. — «Морок, тупица! Наложи на нас морок!»

— Да, я совсем забыл, что я так умею, — ухмыльнулся я. — Стали мы для простых людей как пара санитаров выглядеть, Влад мне руку поврежденную зафиксировал да бальзамами полил, и стали мы труп на носилки укладывать. Прибежали МЧС-ники: что горит, где пожар? Ну мы на квартиру показываем, они заходят, что-то тушили даже, и тут старший из пожарных у меня спрашивает: «А вы, ребят, на чем приехали?»

— И тут до него доходит, что он не наложил морок на машину, — засмеялся Влад, который с каким-то нездоровым упорством не давал мерседесу с номером «АМР» вклиниться перед собой.

— Именно! Я показываю пальцем на окно, мол, машина там, а сам быстро пытаюсь наколдовать так, чтобы наш автомобиль хоть чуть-чуть на скорую стал похож. Хорошо, что пожарный не особо всматривался, так, глянул, и все. Мы начинаем с Владом спуск, и на тебе! Навстречу мужик поднимается, посмотреть, что случилось, а мне тогда было тяжело столько морока держать, я мужика ментально приложил, ну он как-то потерялся, в стену уперся и стоит.

— Зато мимо ментов прошли чисто, на нас посмотрели, отвернулись и дальше соседей опрашивать, — Влад стоически игнорировал «крякалку» мерса.

— И вот спускаемся мы к вахтеру, — я не смог удержать улыбки. — А я и крови потерял прилично, и рука болит, и вообще перенервничал тогда, злой как пёс был — думал, экзамен завалили. Ну я как выпалил: «Утку несем»! И случайно на носилки наложил морок гигантской утки без головы.

Все взорвались хохотом.

— Вахтер, бедняга, весь побелел, позеленел и креститься начал.

— Что экзаменаторы сказали? — Спайк уже с интересом наблюдал за сражением Влада и водителя мерседеса, который теперь включил еще и мигалки.

— Да ничего. Мол, сработали неаккуратно, но почти все замяли, живые остались и вышли нормально, Влада так вообще похвалили за… — Влад ударил по тормозам. — Блядь!

Я приложился головой о спинку водительского сиденья, Рагнейд успела подставить руки, но все равно ударилась о пассажирское сиденье, Агнесс, будучи пристегнутой, только подалась вперед на ремне. Спайк и Влад материли водителя мерседеса, который влез-таки перед нами самым наглым образом.

— Вот он сука, — Влад определенно был разочарован тем, что из-за колдуньи в багажнике нельзя протаранить наглеца. — Хэнк, может, ты это…

— Ага, — я улыбнулся, мы как раз заезжали на Крымский мост. Быстро сфокусировавшись на водителе-злодее, я одними только губами прошептал: «Утопись». В следующую секунду мерседес слегка дернулся и, выехав на встречку, пробил ограждение и полетел с моста в Москва-реку.

— Ого, прикольно, — Спайк одобрительно закивал. — Я-то подумывал ему бензобак подорвать.

— А я — салон поджечь, — добавила улыбающаяся Рагнейд. — Хэнк, а как ты это сделал без зрительного контакта? Инквизиторские штучки?

— Угу, — я кивнул. Раз они так впечатлены, значит, с инквизицией не работали еще. Интересно. — Внушение только на людей действует и, согласно всем трактатам, на один вид животного, у каждого инквизитора на свой. Только вот я пока не знаю, на какой у меня. Да я весь зоопарк обошел — ничего. Найду еще, — я ей подмигнул.

— Попробуй хомячков или морских свинок, — развеселилась Агнесс. — Будешь королем хомяков!

— А что в этом такого-то? — Влад рассмеялся. — Вспомните, что сделал инквизитор Ибн Баттута с Европой в четырнадцатом веке. Какая чума была! А ведь всего-то — повелитель крыс.

— Слушай… — Спайк замялся и выглядел смущенным. — Я из простой семьи магов, я только общее образование получил, потом работать пошел, потом, как набор объявили, сразу на службу поступил к вам, в инквизицию, я вот… историю не знаю особо. Но разве инквизиция была не только в Европе, да и то в ряде стран? А тут араб, да еще и инквизитор… который чуму наслал. Только не смейтесь, но я этого не знаю ничего.

Но никто и так не смеялся.

— Рагнейд, ты тоже не в курсе, так ведь?

— Да, не в курсе. Мне сказали все непонятное спрашивать у моего инквизитора, а на обучении мы только боям учились. Теории не было, — она улыбнулась, и в её глазах сверкнули озорные огоньки. — Расскажете нам?

— Не сейчас, после разбора операции в баре. Может быть, — ответил Влад. — Уже почти приехали, сегодня решили нас в Чертаново собрать.

— Чертаново? — Агнесс разочарованно выдохнула. — Ненавижу, блядь, Чертаново.

Глава 2. Тучи на горизонте

Старое здание на Тарном проезде встречало нас выцветающей вывеской «Сдается», грязными окнами и полным отсутствием людей. Почти доехав до Чертаново, мы получили сообщение двигаться на Тарный. Обычные меры предосторожности. Ведьму мы вытащили из багажника, передали встречающим и впятером отправились на третий этаж, на подведение итогов.

— Как прошло, Хэнк? — мужчина стоял около небольшого столика спиной к вошедшим и наполнял свой стакан из графина. Он был под два метра ростом, с бритой наголо головой, широкими плечами, в своем неизменном плаще из дубленой кожи, плотных штанах и высоких берцах.

— Утра доброго, инквизитор Филипп. Плохо, — каждый из членов команды расположился там, где ему было удобно. — Чертовы дети! Не думаю, что пройдет гладко.

— Слышал, слышал. Что думаешь по поводу всего этого?

— По поводу чего — всего? Что нас в Москве за месяц третий раз дергают? Или что меня бесит тот дом, где всякое отребье живет?

— По поводу всего. И ты, Влад, и ты, Агнесс, что думаете? — Филипп повернулся к Спайку и Рагнейд. — Вас, извините, не спрашиваю, молодые люди, — он добродушно усмехнулся. — Но если у кого какие мысли, то говорите, это тоже может быть важно.

— Да рано делать выводы пока что, — я отмахнулся. — Сезонное обострение, магнитные бури, случайности, великий заговор, скорый переворот, полная луна… Поди разбери, что там творится.

— Соглашусь с Хэнком, но… — Влад смотрел в окно, словно высматривая что-то. — Знаки-то есть, но для чего-то глобального их мало слишком. Те же вороны — умнее стали, а злее нет. А по ним сколько веков определять грядущие проблемы учились?

— Ну, слухи ходят разные… — Агнесс перемешивала чай в стакане. — Просто так они тоже образоваться не могли.

Спайк и Рагнейд молчали. Мне кажется, что они не особо понимали, о чем вообще речь.

— Ну хорошо, — Филипп одним глотком осушил стакан и слегка поморщился. — Пока скажу только одно: кто-то опять начал ворошить секты у обычных. А это ни к чему хорошему не приводило. Чем заняться собираетесь?

— Думаю, что все за то, чтобы принять душ и поспать, — я обвел всех взглядом. — А потом не знаю, может, посидим где, может, ребята своими делами займутся. Я ничего такого на ближайшие сутки не планировал. Потом думал в оружейку заехать и в НИИ, не знаю, поедут они со мной или нет.

— Ну и славно. Пока для вас все равно ничего нет, — Филипп открыл портал, за которым виднелось озеро и горы. — Я кое-что разведать пойду. Удачи.

Как только полы его плаща скрылись в портале, он тут же закрылся. Я растянулся на диване и прикрыл глаза.

— Ну что, отметим первую совместную операцию? По бутылочке пива?

— А, может, по две? — Спайк направился к холодильнику.

— По две и вискаря! — с кончиков пальцев Рагнейд упала пара искр.

Агнесс отставила стакан с чаем в сторону.

— Берите все, что можете.

Она посмотрела на Влада, который все еще что-то высматривал в окне.

— Что ты там высматриваешь-то? — крикнула она ему. Он не отреагировал.

— Влад, блядь! — я кинул в него скомканной бумажкой. — Хорош! Давай посидим. Странный ты стал, как будто замышляешь чего.

— А? Что? Да-да, иду, — он как-то рассеянно посмотрел на нас. — За первое совместное? Ну… начнем.

И каждый потянулся к напиткам и еде. Всё же было что отпраздновать.

***

— Пап! Папа!

Светловолосый мальчишка лет шести бегал по пристройке старого деревенского дома с небольшим пластиковым ведерком: «Пап, мам, ну пойдемте уже за грибами!»

— Димочка, сейчас идем, — женщина тридцати лет с любовью посмотрела на своего сынишку.

— Ну что, Димка! Готов?

Из дома вышел представительный мужчина лет тридцати пяти. Круглое серьезное лицо, очки; его было бы ожидаемо увидеть в костюме, но сейчас на нем был старый свитер, потрепанная ветровка, поношенные джинсы и высокие черные резиновые сапоги. На голову с залысинами он надел видавшую лучшие дни коричневую шляпу с бортами.

— Да! Да! Пойдемте скорее, а Корсар с нами пойдет?

Мальчик заглянул в комнату.

— Корсар, Корсар! Пойдем гулять, мы будем грибы собирать! Пойдем!

Из комнаты вылез джек-рассел-терьер с поджатым хвостом и, легонько повиливая хвостом, подошел к Диме и лизнул его руку.

— Паш, может, Корсара дома оставим? Похоже, он приболел.

Женщина повязала себе косынку и взяла ведро и ножик.

— Ну что, идем?

— Да, Наташ, наверное, пусть дома сидит. Дверь не будем закрывать, в дом никто не залезет, а он сможет погулять.

Павел повернулся к сыну:

— Ну что, следопыт, готов?

— Да! А куда мы сейчас пойдем?

— Мы пойдем в старый лес!

Он подмигнул сыну, повернулся к Наталье и сказал:

— Сосед говорит, мол, там делать нечего, болота, грибов нет, люди теряются. А я считаю, что не хочет он, чтоб его места кто-то узнал. Да там болот и в помине не было никогда, овражки только, а грибов — море! Хоть косой коси! Ну, пойдем.

— Пап, а можно я компас возьму? — Дима уставился на папу.

— Ха, ну бери, если хочешь, но я эти места знаю.

С этими словами счастливая семья отправилась за грибами, а пёс остался трусливо скулить в комнате.

Деревня Тешилово располагалась на холме, и чтобы дойти до старого леса, надо было спуститься к реке, перейти на другую сторону, и почти сразу по правую сторону начинался лес, с толстыми и высокими деревьями и пышными кронами.

***

За спускающейся по холму семьей наблюдал человек. Вот впереди бежит ребенок. Взявшись за руки, идут мать и отец. Значит, все-таки пошли. А человек их предупреждал. Он посмотрел на небо — на горизонте показались тучи. Пока рано. Человек ушел на задний двор, надо кур покормить, собаку, скотину и заняться по хозяйству. Может, отведет, подумал человек. Спустя пятнадцать минут человек снова нашел взглядом семью, они уже подходили к лесу. Он посмотрел на небо, бросил миску с зерном, схватил топор и побежал к лесу. Тучи подвинулись гораздо, ближе. Они неслись по небу, словно погоняемые чертями. Будет сильная гроза.

***

— Идем?

Павел уже перешагнул через ручей у кромки леса и подавал руку жене. Димка весело перепрыгивал через ручей туда и обратно.

— Да!.. Ой, тут так темно! — Наталья посмотрела вверх: свет почти не пробивался через листву деревьев. — Давай тогда пару часиков и домой, а то стемнеет. Завтра еще придем.

— Конечно, мы вглубь-то не пойдем. Метров на сто-двести зайдем и пойдем вдоль, чтоб не заблудиться, — Павел оглядывал толстые стволы деревьев. — Ну, Димка, Наташа — вперед! Кто соберет меньше, тот и чистит! — И молодая семья пошла в глубь леса.

***

Еще чуть-чуть, метров двести еще. И кричать нельзя, пропади оно пропадом. Может, они обернутся, может, заметят! Нет, нет, не заходите, только не заходите в лес! Но человек не успел. Не успел на каких-то тридцать секунд. Лес уже поглотил их, и теперь помочь им может только удача. Человек поправил рясу, прикоснулся по привычке к кресту на шее и только сейчас заметил, что он зажал в правой руке топор с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Старая привычка. Человек медленно побрел обратно к деревне.

***

— Ух ты! Папа, смотри, белый! И вон еще! И еще!

Димка с азартом срезал один гриб за другим и аккуратненько складывал их в ведерко, чтоб шляпка не отвалилась.

— Давай, собирай, молодец! Наташ, я же говорил, что старый хрыч места зажал просто свои, а ещё священник! Все они такие! Смотри, вон там за тобой подосиновик, что ли?

— Ой, и правда! Надо в овраг заглянуть. Мы так за час полные ведра наберем, — лицо Натальи светилось детской радостью.

— Спокуха! Я захватил пару пакетов, наберем и засветло дома будем!

Счастливая семья собирала грибы, фотографировалась с уловом, уходя всё глубже в лес и совершенно не замечая, что лес за их спинами сомкнулся и деревья словно поменялись местами, лишая людей возможности найти дорогу обратно. По кронам деревьев пробежал не сильный, но весьма настойчивый ветер.

***

Небо уже почти полностью было затянуто черными тучами, ветер гнал пыль по двору. Священник раньше обычного загнал скотину в сарай и плотно закрыл дверь. Недобрая будет ночь. Он стоял на краю своего участка, вглядываясь в очертания леса. Рядом с ним сидел огромный беспородный пес.

Может, успеют, Фенрир. Может, успеют.

Пес предостерегающе зарычал.

— Ничего, Фенрир, — священик погладил пса по холке. — Если сейчас выйдут, мы побежим, встретим их, доведем. Им бы только до первого…

Он не успел договорить. Ветвистая молния пронзила небо точно над лесом, и в ту же секунду грохот сотни бомб разорвал небо оглушительным ударом грома. Из дома соседей, гавкая и повизгивая, вылетела маленькая белая точка. Корсар бежал в сторону леса, в который ушли его хозяева.

— Не успели, — выдохнул старик. На землю упали первые капли дождя.

***

— Папа, мы заблудились? — Димка всхлипнул. Он устал, и поэтому Павел нес его на шее.

— Да нет, Димуль, папа знает, куда идти. Ведь правда, Паша, ты же знаешь? — спросила Наталья нервно.

— Знаю, знаю. Сейчас, давайте остановимся, отдышимся и осмотримся.

Павел снял Диму с плеч.

— Я уверен был, что мы недалеко отошли от края леса-то. Бродим тут уже битый час.

Павел задумался. Он, конечно, уже лет десять не приезжал сюда, но точно знал, что в одной стороне река, в другой — дорога, откуда они заходили, а с третьей должна быть вырубка метров двадцать шириной, её строители под высоковольтные линии прокладывали. Значит, они шли в одну единственную неверную строну. Он прислушался, было тихо. Слишком тихо. Лес не издавал никаких звуков, кроме зловещего шепота листвы высоко наверху, и стало темнее. Или это только так кажется. Павел встал в полный рост. И как-то странно потемнело, или так кажется только? Выходили же после обеда, ну в часов шестнадцать точно, никак не позже…

— Идем в ту сторону.

Сразу же после этих слов удар грома содрогнул землю. Маленький Дима заплакал.

***

По комнате пронесся грохот, сравнимый разве что со взрывом гранаты. Я открыл глаза. Зря. Потолок начал вращаться с дикой скоростью, к горлу подступила тошнота. Глаза снова закрылись. Стало чуть легче. Где-то в комнате я услышал чей-то такой же тяжелый вздох.

— Вла… — из горла вырвался не то хрип, не то свист. Я прокашлялся. — Влад. Живой?

— Живой, но не Влад, — голос Спайка. — А на остальных тебе наплевать, да?

Голос его звучал без эмоций, тихо, но отдавался ужасным эхом в голове.

— Сейчас — да. И ты поймешь почему.

Я, не открывая глаз, руками начал изучать пространство вокруг себя.

— Заткнитесь, — скорее, прошипела, чем сказала Рагнейд.

Левая рука нащупала осколки стекла. Наверное, именно оно упало и разбилось. Что это, я не знал и не хотел знать. Сейчас я хотел только Влада.

— Вла-а-а-ад! — простонал я чуть громче. — Помоги, Влад!

— Вот что ты орешь? — кажется, Влад был внутри моей головы. — Ты же знаешь, что нужно сказать для получения помощи.

— Ты лучший медик на всём свете, во все времена, за исключением Ибн Сины и Хуа То, а также лучший напарник и друг, боже мой, дай мне его, — на одном дыхании прошипел я, понимая, что уже почти не могу сдержать рвотный позыв. Влад зажал мой нос, моих губ коснулся край фляги, и я сделал один полный глоток. Ощущение описать иначе как «передергивание затвора» назвать нельзя. Словно все похмелье схватили щипцами и вырвали из тебя. Крайне неприятно, но зато теперь… Я резко вскочил на ноги и покрутил головой. Ни тошноты, ни головокружения, ни головной боли, ни сонливости. Ни одного признака похмелья. Эликсир Влада творил чудеса. И каждый раз все лучше и лучше. Я стоял посреди комнаты для подведения итогов в трусах и одном носке. Не люблю я играть на раздевание. Часы над выходом показывали девять двадцать две, за окном темнело. Хорошо посидели, поспали только мало. Влад тем временем подошел к Агнесс и дал ей отхлебнуть своего эликсира. Через секунду она уже стояла на ногах и осматривала последствия наших посиделок. Пожав плечами, она отправилась наливать себе чай.

— Я зажимаю тебе нос, ты делаешь один полный глоток. Один! Понял? Издай звук согласия, — Влад стоял над Спайком, который сидел на полу, прислонившись к дивану. Спайк пробурчал что-то вроде «понял» и сделал глоток. Его очень смешно передернуло, глаза широко открылись, и он так и остался сидеть на полу, непонимающе вращая головой.

С Рагнейд всё вышло крайне забавно тем, что, когда она вскочила, во все стороны полетели искры.

Каждый из нас подумал, что неплохо было бы принять душ, и мы разошлись. Мальчики налево, девочки направо. Перед тем как зайти в душевую, я вызвал уборщиков в комнату и попросил какой-нибудь завтрак на пятерых. За те пять минут, что мы были в душевых, гномы успели и убраться, и подать завтрак. Люблю я, когда убираются гномы. Чисто, быстро, без вопросов. Дорого, правда. Мы расселись перед телевизором, я взял пульт, нажал клавишу включения и… прямо перед телевизором вспыхнул портал, из которого выскочил инквизитор Филипп и какой-то мужик в рясе православного священника.

— Так, все здесь, хорошо, — сказал Филипп без церемоний. — Хэнк, через пять минут жду вас всех в оружейке, портал вам оставлю. Одевайтесь и бегом туда, срочная поисковая операция, опасность высокая.

Открыв еще один портал, они со священником шагнули в него.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 411