электронная
52
печатная A5
290
18+
ДЕКСТОР

Бесплатный фрагмент - ДЕКСТОР

Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-7535-3
электронная
от 52
печатная A5
от 290

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Алла проснулась и сонно потянулась, вставать было неохота, но нужно ехать на грёбаную учёбу. Было неясно- зачем учиться на работничка культуры-рады минималки и захудалого клуба, выбора не было-так решили родители, которые обеспечивали пока и сняли даже квартиру.

Хоть и на окраине городка, но свой угол, а не общага, где всех обирают, хотя говорят, что там крутые тусовки.

Раздался телефонный звонок, наверно опять Лариса.

— Привет.

— Привет.

— Свет, ты?

— Да. Встретимся сегодня?

— Где?

— На завтрак придешь — я заплачу.

— Да.

— Целую, детка.

И тишина, взятая за основу.

Это была её бывшая подружка-то мирились, то ругались, да и разница в возрасте играла роль.

Ей уже было под 50,а Алле-23.У неё всё состоялось: сын, правда жила она в общаге для преподов училища, но её устраивало. Сын предлагал ей квартиру, он занимался сетью своих кафе в другом городе, но она отказалась.

И они то были в дружбе, то в разлуке, что их связывало — общность каких-то интересов, да и Алла как-то сболтнула при всём курсе, чтоб выпендриться, что она будет писать дальше кандидатскую. И пошло-пошло. Этими словами она и зацепила профессора Свету, доктора филологических наук.

Так завязалась типа дружба-любовь-морковь-разлука-боль. Ориентация-запад…

Они вместе стали заниматься разработками новых методик, вечерами лазили по дикому парку, по площадке спортивной возле училища, ходили вместе в магазины, носили почти одинаковую одежду по цветовой гамме, только одна-юбки, другая-брюки. Потом пошли вместе в клуб здорового питания типа Ньюлайф-Алла хотела опять же выпендриться, там было люкс, дорого и круто, как ей казалось, что Света-пошла за компанию, да и похудеть хотелось, и помолодеть. Она даже обращалась одно время к гадалке-за молодостью, но там ничем, естественно не помогла.

Потом они пытались вместе писать Светин проект-по воспитанию детей через патриотические игры, короче ей казалась хрень, а там была большая тема.

Алла почти ненакрашеная и сонная, не хлебнув кофе — выбежала из дома с надеждой поскорей доехать в маршрутке и поблистать в клубе.

Тут раздался очередной Лепс — «Самый лучший день» — явно день шёл не так.

— Привет.

— Привет, Лар.

— Ты сегодня на парах будешь?

Да, наверно, кроме литры.

— Чего так? Вы опять с подругой поругались?

— Да нет, дела.

— Ладно, я хотела конспект по психологии одолжить.

— Да, вечером занесу тебе в общагу.

— Говорят сегодня тусовка и Глеб устраивает — хочешь-приходи и вроде Светлана быть должна.

— А, если будет-тогда приду, наверно.

— Ладно, давай я еду на лекции.

— Пока я в Ньюлайф зайду позавтракать, а там посмотрим чё будет.

Вот и маршрутка.

Зашла в неё, расплатилась и даже сесть смогла, но уступила бабусе и тут понеслось.

От той разило чесноком за версту, а у Аллы была аллергия на эту фигню и она сказала при всех, что:

— Ну и запах, хоть удушись.

— Как? — я каждый день моюсь, хоть там и не брею места-сказала бабка во всеуслышание.

Это был полный капец. Маршрутка вздрагивала от смеха, а Алла краснела, пытаясь доказать, что она имела ввиду запах чеснока — это был очередной ужас.

Выйдя из маршрутки, Алла побежала быстрей к клубу, звонила Света.

— Ты где? — капризный голосок забалованной профессуры.

— Да я уже рядом, скоро буду.

— Давай, приходи, мне холодно без тебя.

— Чмоки.

И опять разборка попусту-

— Кто чмо?

— Я говорю-целую — чмоки-чмоки.

— Тогда и я.

Благо скандал пронёсся мимо.

Подошла к клубу и офигевала от её вида-дикая чёрная широкополая шляпа в такую жару, брюки под кожу и майка чёрная, бусы на шее, это была бомба.

— Привет.

Поцеловались-обнялись-лобызались.

Пошли в клуб.

Снова взвесились — минус 400г за неделю у неё, хотя на прошлой неделе было плюс 900г, но считает она явно плохо, все хлопали-улыбались, как обкурки.

В общем, повеселились. И тут стали обсуждать ещё предстоящий пикник. Мы ушли, было некогда- у Светы нужно было приготовить какие-то статьи для пед. журнала.

Алла же мечтала заземлиться и поскорей отдыхать.

— Вечером в общаге стрелка? Я пойду, ты придёшь?

— Не знаю.

Ответ так ответ.

— А что Кистин?

— Да, сегодня ночью доставал.

— Что будем с ним делать?

— Накосячим что-нибудь — ты же говорила, что у тебя есть космоэнергет свой.

— Она не поможет побороть вампира.

— А как быть?

— Есть способ по -чёрному, ночью на перекрёстке.

— Давай.

— Тогда сегодня сделаем.

— Тогда ночуй у меня в общежитии.

— А что скажут на вахте?

— Останешься, скажу, что поздно было уже уезжать — пусть говорят.

Это было круть!

Светка пыталась побороть энерговампира Кистина Веню, который был в соседнем городке, имел свой музей. Она попалась однажды на его крючок, по ошибке, а после он начал являться во снах и питаться её энергией. Короче, какая-то муть была там.

Но в задачу Аллы входило поскорей кончить учёбу и желательно с медалькой. Поэтому вампир- так вампир. Будем бороться.

День проходил как обычно-тухло: часть дня-на сессии, остальная-в поисках дополнительных доходов.

Глеб заявил, что проще пареной тыквы- «иди и заложи мои дозы на продажу» -только рассмеялась ему в ответ.

Алла всегда удивлялась, как этот «косяк» вообще учиться у них. Это была загадка, поговаривали, что у него экономист родственник. Приближался вечер, а Алла не нашла ни денег, ни возможности заработать, ни лишней одежды чё надеть.

Пришла в чём была, но Светы почему-то не было — это начинало прямо злить, вечер шёл в разгаре, студенты тусили-кто-то косяк дул, кто-то пиво потягивал с дешёвыми кириешками, а её-нет. Яблоку негде упасть, а её нет.

Она ушла даже расстроенная.

Назавтра забила на учёбу, рассчитывала на ночёвку у неё, но вышел облом-двери закрыты и записка лишь: «Уехала к сыну срочно Ярцево».

Да, Света поражает вечно чем-то новым.

Ладно, фигня.

Дни тянулись чередой-прошёл день-два и три-очередной зачёт-подготовка к экзаменам, короче-жизнь студента-нищего и голодного, зато в съёмной родителями квартире.

Решила на третий день позвонить Светке.

— Привет.

— Привет.

— Чего не звонишь, ты от меня сбежала?

— Я уехала в отпуск.

— Среди учебного года — чё ты врёшь?

— Я за свой счёт.

— Зачем?

— В общем тут большие проблемы.

— И что?

— Ты бы помочь могла, но я побоялась тебя в это звать.

— Давай приеду.

— Я подумаю, да и ещё я ногу сломала.

— Как?

— Не совсем сломала, но лангет небольшой наложили, да и лицо побито чуть.

— Кто тебя бил, что ты вообще там делаешь?!

— Не ори на меня.

— Расскажи, что случилось.

— А тебе не всё равно?

— Было б все равно- я бы не звонила.

— Прости, я думала иначе.

— Так что у тебя?

— В общем, ехала в маршрутке и там распахнулась задняя дверца, и я только отъехали от остановки выпала оттуда.

— На такой скорости?

— Так только отъехали. Мне уже заплатил водила штраф.

— Света, ты врешь!

— Да нет же!

— Почему именно ты?

— Я так сидела.

— Почему? Кто тебя бил?

Она бросила трубку.

Я сидела пред смартфоном в растерянности, что делать.

Ехать к ней и спасать — не знаю от чего или Ларисе позвонить или Анне, позвонить, которая с физвоза?

— Привет, Лариса.

— Привет.

— Как дела?

— Да вроде готовлюсь к зачёту по культуре мировой, а ты как?

— Да хреново всё — Света уехала и её по ходу кто- то побил и вообще там что- то не то.

— Как побил?

— Так, но она молчит. Можешь ко мне приехать?

— Сегодня нет, завтра давай после зачёта.

— Лариса, это дело важное.

— Ладно, буду сейчас.

Я побежала вниз, в магазин купить что-нибудь вкусного к чаю.

В голове стоял раздрай.

Тренькнул тел.

Света.

— Да к тебе приехать?

— Нет, ни в коем случае.

— Пока.

Это было верх идиотизма.

Позвонить, чтобы сказать, что не приезжай и пока.

Что это значило, я спустилась в магазин, взяла торт и банку с пивом, машинально прошла мимо кассы в мыслях и пошла к выходу, пока не запищало что-то на входе в магазин, тут же прибежал админ и начали упрекать- типа я хотела чего — то унести.

Объясняться не стала, просто заплатила да побежала домой, но выяснилось, что ключей нет и пришлось звать частников по замкам, чтоб взломать собственную дверь, потому что слово вскрыть мне не нравится.

Они приехали и спросили документы на квартиру, что было верхом идиотства -откуда документы — я с собой их не ношу.

— Всё внутри, вскройте и покажу. Да, выглядело нелепо- я с тортом и банкой начатой пива, под дверью квартиры. Пришла Лариса.

— А что случилось?

— Вы хозяйка?

— Нет, она здесь живёт.

— Ну, ладно.

Дверь шумно распахнулась.

Мы с Ларисой ввалились в кухню.

— Выкладывай, что у тебя.

Я ей кратко рассказала всё.

— Чё делать?

— Надо ехать, наверное. А можно позвонить Анне.

— Зачем?

— Так, она же сейчас работает в детективном агентстве, на подработке.

— И что?

— Скажет, как быть. Может у них было такое или подобное.

Позвонили Анне и та обещала приехать завтра днём.

За ночь произошли очередные события, которые выбили нас из колеи.

Утром позвонил в четыре часа Глеб и сказал, что ему звонила Светлана Николавна и молчала в трубку, а потом он слышал какие-то крики.

Я стала названивать, но трубку никто не брал.

Пришла Аня.

И мы позвонили ещё раз.

— Лейтенант Малинков слушает.

Мы растерялись.

— Светлану можно?

— Здравствуйте, Светланы нет в живых, вы кем приходитесь?

Я бросила трубку — это был шок.

Звонила Ларисе.

Она примчалась, и мы сели втроём соображать, что случилось.

— Это сын ее довёл.

— Её кто-то бил накануне, не могла она из маршрутки выпасть — какая-то нелепость.

— Надо ехать туда.

— Надо сначала узнать, что с ней и отчего умерла.

— А почему мы думаем, что умерла, а не убили, например?

— Позвоним со скрытого номера сыну и спросим.

Так и набрали.

— Алло?

— Здравствуйте, что случилось со Светланой, я её коллега по работе — выпалила Аня на одном дыхании.

— Умерла — и тишина.

Тут что-то нечисто. Сын говорил напряженно весь, он что-то таит. Надо ехать, значит.

— Звони Глебу.

Приехал Глеб и мы решили: ехать нужно Ане и Глебу.

Они уехали в ночь, а мне было боязно спать.

Кто-то пытался ковырять в замке.

Я позвонила Лариске и она приехала.

— Как думаешь, кто ковырял замок?

— Не знаю.

Телефон зазвонил.

— Это Глеб — по ходу мы побыли в кафе сына и поговорили с рабочими под видом полиции, в общем, дела странные: Свету убили — это явно.

— Чего ты так решил?

— Чуйка какая-то.

— Ты под кайфом?

— Какой там. Я от соседей узнал, что её вообще не дома, а в лесу нашли недалеко от дома и винного магазина.

— Мало ли — напутали.

— Короче, завтра утром попробуем в логово сына попасть.

— Как?

— Дверь по-тихому откроем сами и пока он будет работать, полазим и посмотрим в вещах Светы.

— А чего звонишь с другого номера?

— Шифруемся.

— Мне кажется, что у меня в двери кто — то ковырялся.

— Оно и понятно — это кто-то ищет чего-то и почему она так сорвалась уехать и вопросов много, да и ещё мы сходим в тот лес с утра. Пока.

— До связи.

Лариска вздрогнула плечами.

— Мне кажется, это связано с её научной разработкой по поводу каких-то методик и воспитания чувства патриотизма вроде..в детях.

— С какого перепугу?

— Она мне как-то говорила, но я не поверила, что есть один, только не смейся вампир-Кистин, который якобы работает на каких-то то ли ФСБ, то ли кого-то типа контрагентов или как-то так, что они против нашей страны и естественно против всякого патриотизма.

— Да ты что?

— Да, и он вроде с ними сотрудничал, а потом побыл со Светой и прицепился как-то к её полю и сосал её энергию, чтоб работать не могла.

— Помнишь, у неё был микроинсульт?

— Ну?

— Явно оттуда.

— Ни фига себе.

— И что — ты думаешь, они ищут эти рукописи теперь?

— Похоже на то, чтоб уничтожить.

— А где они хранятся?

— Не знаю, но думаю, что в какой-то ячейке банка, а может и нет.

— Давай спать, страшно.

— А помнишь, на днях Инга освободилась?

— Какая?

— Ну, из училища, которая взятки тогда брала за всякие контрошки и курсовые.

— И что?

— Так Ингу же фактически Света посадила.

— Из — за чего?

— Она какому -то тогда студенту составила курсовик на основе Светиной какой-то там защиты докторской, вроде куски вырвала оттуда, та возмутилась и вывела на чистую воду и куда-то стукнула. Потом была проверка этой «преподши» и после сместили с должности и укатали за взятку какую-то, которую сама Света и подставила через студента типа.

— И что?

— А то, что она отсидела почти два года и теперь могла, вполне освободившись решить поквитаться со Светой.

— Так надо её найти и узнать.

— Да, она так тебе и скажет сразу — это я убила.

— Надо узнать, когда именно убили Свету и есть ли у этой Инги алиби.

— А как?

— Не знаю — думай.

На следующий день с утра мы стояли в париках возле дома Инги.

— Авось она не узнает.

— А вдруг узнает?

— Она не может помнить всех студентов, тем более мы за помощью к ней не обращались.

— Страшновато.

— Идёт.

— Здравствуйте, Инга Николаевна.

— Здрасти.

— Мы из студии красоты «Милора» и хотели предложить бесплатное наращивание ногтей.

— Мне не нужно.

— Есть много бесплатных услуг красоты.

— Мне не нужно.

— Вы, наверно, не местная — так выглядите почти роскошно.

— Да.

И она ушла мимо.

— Ты видела, у неё в пакете бутылка была коньячная — светилась.

— Ну?

— Значит, она или не одна в квартире, или собирается в гости к кому — то.

— Давай во дворе посидим — понаблюдаем, может, кто выйдет.

— Глеб не звонит, тревожно.

— Кажется, мы куда-то вязались, может, остановимся?

— Да ну, ты что — только и осталось.

— А вдруг просто умерла?

— Да, сама ночью, может и в лесу. Ты соображаешь?

— Привет, Глеб.

— Да, Аня, а Глеб где?

— Давайте позже, у нас чп.

— У них уже чп.

— Ладно, пойду кофейку купить за углом.

— И шоколадный батончик какой-нибудь возьми.

— Мы, что будем сидеть день?

— Не знаю, как придётся.

Лариса ушла за кофе, а в окне второго этажа кто- то мелькнул и вышел какой-то мужик в шляпе средь лета, типа фетровой.

Хотела проследить за ним, но он сел в машину и смылся, номера запомнила 666 –многообещающе.

Затренькал мобильный.

— Алло.

— Алло, здравствуйте Алла.

— Да.

— Это салон маникюра «Милана» и у нас специальное предложение…

Я отключилась и перевела дух, не до них воистину — раньше бы схватилась за это предложение.

Лариса неслась, как веник над Рязанью, без кофе, облитая в кофе и насквозь мокрая. Это был ужас — волосы были взъерошены при её стрижке и она была просто ирокез.

— Чё случилось?

— На меня пытались напасть.

— Кто?

— Мужик какой — то.

— В фетровой шляпе?

— Да нет, без шляпы!

— Не ори.

— Он явно не профессионал.

— Чего?

— Я его испугала пистолетом.

— Откуда?

— Да вот — и она протянула батончик типа «Натса» в коричневой обёртке.

— Я выставила его, как пистолет и он сразу побежал от меня и вот потерял это — и она разжала в кулаке какую-то наклейку.

— Что это?

— Именная.

— Ты имя посмотри.

— Валентин.

— Ты сообразила?

— Нет.

— Это же почти имя Кистина-Веня.

— Здесь, Валентин, а он-Вениамин.

— Точно!

— Чё будем делать?

— Бросать эту хрень.

— Мы не можем, там, у Глеба, что- то с Аней случилось.

— Блин, попили кофейку.

— Ты запомнила, как он выглядел?

— Ну да, среднего роста, чуть с лысиной, в тёмных очках — короче он похож на джек-пота.

— На кого?

— Ну, в лото рисуют джек-пот-рожица с лимоном.

— В очках?

— Да.

— Чума просто.

— А что ты спрашивала про шляпу?

— Да, это полная шляпа.

Я рассказала про того мужика и машину.

— Так надо через моего знакомого узнать, кому тачка принадлежит.

— Давай прозвони.

— Вован, привет.

— Привет, Лора.

— Как дела?

— Да на работе с жезлом.

— Ну как- пару сотен принёс?

— Жезл — пару тысяч, а ты чего звонишь?

— Да тут дельце: поможешь узнать владельца по номеру?

— Валяй смс-кой только.

— Ага, спасиб. Пока.

— Давай.

— Ты думаешь, за нами следят?

— Не знаю, почему он пытался на меня напасть?

— Я поняла: это, наверное, со вчерашнего вечера слежка за квартирой моей.

— Пойдём в общагу ко мне.

— Давай к тебе, только необходимое соберу и окольными путями к тебе на такси можно.

— Да.

Глеб звонит вроде.

— Да, Глеб.

— У нас полная задница, не знаем что делать.

— Давай короче.

— Мы побыли в квартире.

— И?

— И нашли у Светы какие-то два билета — один на поезд Москва-Козельск и второй Козельск-Елецк и запись в блокноте про Елецк и Козельск, из Козельска в пос. Белые Берёзки. Там какой-то проф. Хименков.

— И чего делать?

— Не знаем: мы стырили короче блокнот, а после как из квартиры выскочили, кто-то шёл наверх и нам пришлось подняться на пролёт. Это менты были, звонили в дверь, но естественно им никто не открыл- сынок на работе, а ещё в квартире увидели фотки какого-то пацанчика всего в сердечках и розочках с надписями, что это друг Вовика. Чего будем делать?

— В лесу были?

— Нет, ещё страшно всё и так блин менты приходили не зря в квартиру.

— Может, они хотели вещи её собрать или проверить тоже?

— А мы-то забрали блокнот и билеты.

— И чего теперь делать?

— Ехать в Козельск.

— А там что?

— Какой-то парень по имени Макс. И ещё нашли адресок один в нашем городе, так что загляните по нему ул. Берёзовая дом шестой, квартира 13.

— Хорошо, у нас тут тоже непонятки какие-то. Кстати, в квартире кто-то после нас ещё ковырялся.

— Менты?

— Да нет, менты ушли, а мы с перепугу сидели на площадке выше этажом кто-то поднялся и пацан в кепке двери открыл, присвистнул и пошел искать, мы смахались сразу как он в квартиру вошёл.

— Всё нечисто и чего будем делать?

— Не знаю, но ясно, что если б её не убили, то полиция не пришла бы опять в квартиру.

— Да, это точно. Попробуйте в лес слазить.

— Конечно, может пожрать найдём.

— У вас деньги кончились?

— Да, на дорогу только.

— Ладно, мы что-нибудь подкинем на карту как-то.

— Давай.

— Лариса, что будем дальше делать?

— Не знаю, надо ждать.

— Пойти на площадку второго этажа и ждать под дверью?

— Пошли на третий и будем смотреть вниз?

— Давай.

— Представляешь, мне из салона красоты какого-то звонили.

— Круть и что?

— Да не знаю, я не прослушала.

— Да смотри, как совпало, мы представились Инге салоном и получили звонок.

— И что?

— Странным не кажется? И адрес по Берёзовой не лучше -квартира 13.

— Не суеверничай.

— А что если вампир к нам прицепится?

— Ты в это веришь?

— Не знаю, раньше смешно было, а теперь не знаю.

— Мы даже против него икону закопали перевёрнутую на рассвете в парке, где общага.

— Серьёзно.

— Да. Я думала, может это действие как-то психологически поможет Свете и она просто избавиться от кошмара своего- я же не верила.

— А теперь?

— Не знаю, может что-то и есть.

— Слушай, нам надо поехать на Свень к Эльвире.

— Зачем?

— Мы ездили со Светой к ней буквально на днях, и она у неё, как у любителя писать басни заказывала переписать книжку какую-то вроде, там еще девочка Женя и какой — мальчик-плохиш типа, я не помню хрени всей, но суть в том, что в каком-то ей там комитете отказали в разрешении проведения мероприятия по воспитанию патриотизма в садах из-за того, что там упоминалась Красная Армия, а теперь — её нет, и она поехала со мной тогда к Эльвире, чтоб та переписала в стихи всё и убрала Красную заменив на Российскую Армию типа.

— Какая-то хрень реально, неужели это кому-то так надо?

— Получается, что да кто-то хочет подорвать настрой страны.

— Ну, ни фига себе мы втянуты- я отказываюсь ехать.

— Бросишь одну?

— Ладно, пошли, посмотрим чего можно придумать на третий этаж.

— А чё придумать- ждать.

Мы просидели целый день и уже затекали ноги, как из квартиры 66, да опять 6- вышел какой-то мужик. Думала, что обозналась и чуть не вскрикнула-это ж наш экономист Сан Саныч.

— Блин- шёпотом- ты видела?

— Кивок. Угу.

— Пойдём отсюда.

— Что думаешь?

— Не знаю, что думать теперь. Пошли спать.

— Куда?

— В общагу.

— Вещи мои соберём.

— Давай иди, собери.

— И едь на такси в общагу.

— Хорошо.

— И смотри, обернись, нет ли за тобой никого.

— По-моему у нас так и мания начнётся.

— Фигня.

Придя домой, я впала в полный ступор: всё было перевёрнуто кверх тормами, просто верх дном. Стало ясно, что квартиру тщательно обыскивали: мои стринги валялись везде, на полу носки- гольфы, в общем — всё и письменный стол-все ящики выдвинуты: бардак.

Я так перетряслась что, сразу не взяв вещей, вызвала такси и поехала к Лариске в общагу.

— Чё с тобой? Ты выглядишь, как зверь загнанный.

— Хана: мою квартиру обыскивали.

— Да ты что и что теперь?

— Не знаю- в полицию заявить.

— Ты с ума сошла- как?

— Так.

— Они начнут копаться и узнать могут, что это из- за Светы. А вдруг они связаны с теми противниками?

— Не знаю, а вдруг они узнают, что Глеб вломился в квартиру её сына и поймают его. Мы не можем идти в полицию, да и билеты украли, и блокнот. Давай спать.

— Ты в курсе, что комнату Светы опечатали?

— Нет.

— Там всё было тоже перевёрнуто, искали что- то.

— А почему мы решили, что ищут именно рукопись.

— Как?

— А почему бы ей не скинуть это на какую-нибудь флешку или что- то типа диска?

— Да, ты права- удобно и малогабаритно.

— Так у меня всё перевёрнули в квартире и диски, кстати пропали с музыкой. Наверно, решили проверить их. Пойдём в полицию?

— Нет, мы не можем Глеба подвести, а если ещё и узнают про его лёгкий кайф-так ему всю жизнь сидеть. Это мы втянули, а теперь ты говоришь пойдём в полицию. А мы, как наводчики сядем за соучастие. Не плачь, давай отдохнём, поспим.

— Как?

— Они даже не звонили, что там у них.

— Кончились деньги и не звонят, набери ты.

— У меня роуминг.

— Давай с моего.

— Стоп. Вдруг нас прослушивают? Давай закажем на дом новую симку?

Закажем с доставкой.

Ждали недолго, вставили новую сим и позвонили Глебу.

— Привет.

— Привет, мы только вышли на поляну.

— Вы в лесу среди темноты?

— Да, нашли жратвы и не только.

— В смысле?

Да в прямом- то ли полиция плохо искала, то ли просто закатились, но в общем-в кустах бусы Светы чёрные.

— И?

— Что- взяли с собой к блокноту.

— Может их нужно отнести в полицию?

— Ты что спятила, как мы объясним-мы приехали в ваш город, чтобы поковырять двери чужой квартиры, украсть чужой блокнот и билеты как улики, а потом, представившись полицией пообщаться с сотрудниками кафе, а потом вдобавок к этому пошли в лес, как преступники на место преступления и нашли бусики?!

— Да, ты прав, а что же делать теперь?

— Не знаем! Мы идём тупо развести до темноты костёр и пожарить на нём хоть грибков, которых нашли, потом будем думать дальше, мы даже пару картошин испечём, которые унесли из квартиры- есть хотелось.

— А куда вы потратили деньги те?

— Да блин на симки новые.

— А, ну да ладно. Когда приедете?

— На завтра билеты взяли, но вечером. Ещё хотим встретиться завтра с пацаном тем Вовиком.

— Зачем?

— Нам кажется, он, что- то может знать, он явно частый гость в доме был, да и по ходу они геи.

— Сын и он?

— Да, вроде того.

— Да, час от часу не легче. Дерзайте, короче.

— Давай.

— Про маршрутку узнали?

— Да, она, правда, выпадала, но кроме синяков ничего там.

— Она мне сказала лангет.

— Да нет по ходу.

— А похороны были уже?

— Да вроде нет ещё завтра, наверное, по прямой заберёт.

— Вы сходите?

— Как, чтоб засветиться?

— Издали.

— Ладно.

— Пока.

Лариса всё хреново пересказала ей, и мы заперлись в комнате.

Стояла ночь.

Она меня резко толкнула в бок.

— Ты слышишь?

— Нет.

— Что- то шуршало.

— Да нет.

— Это Кистин.

— Не говори ерунды!

— Он перепутал этажи.

— Это ерунда, получается, смотри светиться.

— Кто?

— Нашивка та именная, что от пацана схватила сегодня.

— Фосфорная, наверно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 52
печатная A5
от 290