электронная
40
печатная A5
498
18+
Дедовы сказы

Бесплатный фрагмент - Дедовы сказы

Сборник стихов казачьих поэтов

Объем:
380 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-5115-5
электронная
от 40
печатная A5
от 498

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ОТ АВТОРОВ

В сборник стихов «Дедовы сказы» вошли казачьи байки, легенды, сказки, предания, анекдоты, притчи, переложенные в стихотворную форму потомственными казаками: Алексеем Золотухиным, Олегом Кулебякиным, Андреем Ляхом, Евгением Меркуловым, Константином Сазоновым и Игорем Шептухиным. Книга ориентирована, в первую очередь, на молодых казачат, но будет полезна и другим читателям, интересующимся классическим и современным казачьим фольклором. Многие стихи построены в форме рассказа мудрого деда своим внучатам.

Хочется отметить ещё одну особенность этого сборника. Во многих стихах в той или иной мере используются языковые элементы различных казачьих говоров — гутора, балачки и т. п. Читатель сможет почувствовать красоту языка донцов, кубанцов, гребенцов, терцев.


Авторский коллектив искренне благодарит художников Александра Мальникова и Юрия Щетинина, разрешивших использовать свои работы для оформления сборника.


Приятного прочтения!

Коллектив авторов

АВТОРАМ СБОРНИКА «ДЕДОВЫ СКАЗЫ»

Литературный архипелаг сказов, из которых состоит данный сборник, включает в себя множество повествовательных смыслов и слоёв. Это и практический жизненный опыт, и рассказы об исторических событиях, и журналистика, которая в отличие от классической газеты, живущей один день, лишь обновляется, будучи каждый раз пересказываемой нарождающимся поколениям.


Это сборник, который разговаривает с читателем настоящим, живым языком, который — не заставляет — но даёт возможность улыбнуться и загрустить, рассмеяться и задуматься. Это очень современный сборник, потому что при помощи авторов он обращается к нынешним и будущим читателям голосами тех, кого уже нет. И потому, что его появление в наши — ох, непростые дни — является нужным и весьма своевременным. Ещё одно звено в бесконечной цепи, протянутой из былых дней в будущее тех, кто только учится складывать буквы в слова и тех, кому эти сказы будут читать вслух старшие.


Читая сборник, листая его страницы, переходя от строки к строке, пробуя их на вкус и повторяя за авторами вслух, начинаешь понимать, что необходим следующий шаг, следующее важное и нужное дело. Труд таких же убеждённых и талантливых авторов, могущих написать музыку достойную того, чтобы положить на неё слова Алексея Золотухина, Олега Кулебякина, Андрея Ляха, Евгения Меркулова, Константина Сазонова и Игоря Шептухина. Чтобы слово и мелодия казачьих дедовых сказов звучали гармонией и дальше, многие годы и поколения.


А пока — поклон авторам и радости читателям!


С благодарностью,

Тимур Шафир,

Секретарь Союза журналистов России,

Вице-Президент Международной Федерации Журналистов

БЛАГОДАРНОСТЬ АВТОРСКОМУ КОЛЛЕКТИВУ СБОРНИКА «ДЕДОВЫ СКАЗЫ»

Хочу выразить благодарность авторскому коллективу сборника «Дедовы сказы».

Мимо этой книги трудно будет пройти. Искренность в каждом слове, знание темы, любовь и уважение к истории казачества сделали этот сборник не просто интересным, но и полезным всем поколениям. Эта книга предназначена не только маленьким казачатам,, где в каждой строке звучит наказ молодым — «помни предков наших славу», призыв быть почтительным «к былой казачьей славе ратной, к величью дедовских побед». В сборнике каждый найдёт что-то своё, кто-то вспомнит своё детство, родные станицы, своих дедов и прадедов, их рассказы — «стариков седых повествованье», вспомнит родной край — «поросли камышом и осокой донские лиманы».

Почему так тонко и душевно описаны сцены из жизни казаков? Да потому что писали потомственные казаки, и не по рассказам и книгам других авторов они изучали материал,, а сами жили в этой среде и были её неотъемлемой частью. А использование гутора и балачки, для кого-то с детства родной речи, это как глоток свежего воздуха с далёких бескрайних степей. В стихах представлены и яркие исторические образы казаков «бьют зарницы над Волгой-Матушкой — Разин с Войском в поход идет!», и сцены из их боевых походов. Показано отношение казаков к смерти — «…казак в бою всегда готов на смерть», к православию — «за Русь, за веру в бой идти, за православные святыни!» Очень трогательно описано отношение казака к верному другу — «ах, ты ж мой вороной, ненаглядный», «глажу холку твою шелковистую, я от счастья сейчас запою!». Есть посвящение женам казачьим — «прежде, чем тронуть казацкую жинку — припомни „наурские щи“!».

Авторы всем своим творчеством призывают современных казаков верному служению родному Отечеству:


Прими, Россия-Мать, с поклоном

Наш опыт, мужество и честь.

Чтоб постоять, за честь и волю,

В клинках казачьих сила есть!

Н. Л. Дьяконов,

Верховный атаман

Общероссийской общественной организации

по развитию казачества

«Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья»

О СБОРНИКЕ «ДЕДОВЫ СКАЗЫ»

Поэзия выказывает сокровенное желание народа относительно своего существования во времени и пространстве. Она говорит о прошлом и будущем, она смотрит на настоящее и тем самым творит непреходящее, вечное и ценное, созидающее основание человека. В поэзии видится живительный родник, сохраняющий самосознание народа, не дающий развеяться по всему широкому и безграничному пространству окружающего нас мира. В этом отношении появление на свет сборника современной казачьей поэзии своевременно и актуально.

С давних пор среди казаков были поэты-сказители. Они слагали песни о древних батирах-великанах погоняющих Индрика-зверя по бескрайним степным просторам; они играли песни о споре Сокола и Коня, о далеких морских походах, о героях ходивших в удачливые набеги, о Ермаке и Краснощекове, о Разине, о Мингале, о Козине и об Инжире и многих других славных наездниках и гулебщиках, а позже об атаманах, полковниках и генералах… Наследие этих сказителей богатырских песен в полной мере передалось казакам-поэтам в представленном сборнике.

Мотивы старинных и современных легенд и преданий, сюжеты истории и личных переживаний легли в основу представленных в сборник стихотворений. Его название «Дедовы сказы» указывает на характерную для казачьей культуры черту завещательности, многие произведения построены как заветы стариков своим внукам, которые будут ходить по следам своих дедушек, опираясь на их опыт, советы, воспоминания. Стихотворения авторов сборника довольно разные по форме, но зачастую они говорят об одном и том же. Авторы обращаются к традиционным сюжетам казачьего фольклора, центральной темой которого выступает конь («Гнедой», «Казачьи слезы», «Дончак» (Алексей Золотухин), «Мы две пули по-братски поймали с конем» (Олег Кулебякин)), оружие («Шашка свистнула, лиходеечка» Олег Кулебякин, «Сверкающий клинок казачий» Андрей Лях), проводы и возвращение из похода («Проводы» Евгений Меркулов, «С возвращением!» Игорь Шептухин), обычаи и обряды казаков («Конь» Олег Кулебякин, «Вербное Воскресение», Косовица-Троица», «На Спаса» Андрей Лях). Интересной чертой проходит современная казачья мифология с различными фольклорно-сказочными сюжетами народного и литературного происхождения («Казак и черт», «Казак и орел», «Казак и баба-Яга» Алексей Золотухин, «Подранок» Олег Кулебякин, цикл стихов-легенд Евгения Меркулова). Не обошли казачьи поэты и героев исторических преданий казаков, авторы обращаются к событиям Азовского сидения, походам Ермака, войне Пугачева, Разину, Бакланову, Игнату Некрасову, Кондрату Булавину. Отдельной темой проходит любовь к отеческому дому, родной степи, матери, памяти об отце, деде, что затрагивает глубинные чувства любви к малой родине, к своему происхождению и своим корням.

Украшенная замечательными иллюстрациями Александра Мальникова и Юрия Щетинина, книга будет тепло встречена в казачьих семьях, не только среди взрослых казаков, но и малых казачат. Она также послужит прекрасным дополнением на уроках литературы, русского языка, истории в школах и училищах имеющих статус казачий.

А. В. Яровой,

Доктор философских наук, доцент,

Руководитель Федерации казачьей

воинской культуры «Задонщина»

СПАСИБО ЗА СБОРНИК!

Прочитал прекрасный сборник стихов современных казачьих поэтов «Дедовы сказы».

Очень важное и нужное дело сделано этими подвижниками! Ведь за стремительным течением современной жизни и наступающим на всё прогрессом, история, традиции, фольклор нашей малой родины — мест традиционного проживания казаков, постепенно забываются, замыливаются, а иногда даже искусственно заменяются придуманным новоделом, который впитывает наша молодёжь. И тем ценно, что все авторы сборника, люди все уже довольно зрелые, успели застать в живых и впитать в себя то культурное казачье наследие, которое им передали их деды и бабушки, тот образ мышления, поведения и повествования, которым отличался казак, независимо от принадлежности к тому или иному казачьему войску.

Эти стихи не просто сказки, истории, притчи, байки или анекдоты. Они — часть казачьей жизни, состояние казачьей души. И если наши дети впитают в себя часть этой постепенно уходящей в небытие культуры наших предков, то и своим детям они что-то, да передадут. И когда маленький мальчик или девочка через пятьдесят или сто лет будут гордо говорить «я казак» или «я казачка», то это и будет той связью поколений, камень в фундамент которой заложили авторы этого сборника.

Новиков Николай Леонидович.

Историк, создатель коллекции музея

«Донская казачья гвардия»

(г. Ростов-на-Дону).

СБОРНИК СТИХОВ «ДЕДОВЫ СКАЗЫ»

В юности, мы все зачитывались «Тихим доном», и «Донскими рассказами» Михаила Шолохова, повестью Льва Толстого «Казаки».

История казачества давно уже стала неотделима от истории России и несмотря на то, что сейчас кое-кто называет казаков ряженым войском, отдельное злопыхание никак не умаляет великой казачьей славы.

В сборник вошли казачьи истории, байки, легенды, сказки, предания, притчи, переложенные в стихотворную форму потомственными казаками, весьма известными и уважаемыми в казачьем мире: Алексеем Золотухиным, Олегом Кулебякиным, Андреем Ляхом, Евгением Меркуловым, Константином Сазоновым и Игорем Шептухиным.


Срок пришел, пора на службу.

Проводили казаков.

Дома ждет Аксютка мужа.

Жизненный уклад таков.


Вот так, просто и незатейливо начинается стих Алексея Золотухина, и ты понимаешь, что от этого сборника уже не оторваться. Веришь автору и его герою с первой строчки до последней. Понимаешь: это настоящая литература, которая является отражением настоящей жизни. Живёшь пронзительной историей прощания атамана со своим каурым коником. Или байкой старого казака, которую он рассказывает своему внуку, о волке, отгрызшем лапу ради желанной воли. Типичной в общем-то историей из жизни наших предков.

А дальше следует новое открытие, Олег Кулебякин.


Снились нынче мне степи без края,

Там волною ковыль на ветру,

И с востока, лучами играя,

В небе солнце встаёт поутру.


Чтобы написать такие глубинные по содержанию и смыслу строки, нужен не только писательский талант, но и душевная чуткость художника, лиричность поэта, нежность музыканта и конечно же искренняя любовь к своему краю и своему народу.

Последнее условие видно невооружённым взглядом. Все авторы: Алексей Золотухин, Олег Кулебякин, Андрей Лях, Евгений Меркулов, Константин Сазонов, Игорь Шептухин. любят свой Тихий Дон, Могучую Кубань, Быстрый Терек и казачью степь, как любят сыновья своих отца и мать.

Любовь к «малой» родине — родникам, траве, земле, по которым ты в детстве бегал босиком, это высшая степень патриотизма.

Но отдельно хочу остановится на творчестве моего старинного друга Евгения Меркулова. Его не зря называют певцом казачества, ибо в своих стихах и песнях он воспевает подвиги, быт и уклад донского казачества. А все его образы и герои подкупают читателя цельностью натуры, естественностью и точностью.

Рефреном, жизнеутверждающим гимном казачьей жизни звучат строки, которые мы читаем у Игоря Шептухина в «Сказе старого казака»: «И народятся вновь сыны казацкие, гутарить вновь по-нашему зачнут. Зачнут опять носить штаны с лампасами, чубами непокорными тряхнув. Пугать врагов косматыми папахами, купая их с кубанками в ветрах, идти всегда туда, где смерть без страха».

Авторам сборника удалось воссоздать непередаваемый колорит казачьей жизни, оживить картинки прошлого, восстановить ход прошлых событий. Низкий поклон казачьим писателям и казакам за эту жизнеутверждающую книгу.

Я обязательно буду читать её своим внукам.

И конечно же отдельное спасибо художникам Александру Мальникову и Юрию Щетинину за живое и талантливое иллюстрирование сборника.

Сергей Герман.

Член Союза писателей России

г. Бонн (Германия)

АЛЕКСЕЙ ЗОЛОТУХИН

Аксютка и Чёрт

(пошто у Чёрта нос пятаком)

Срок пришел, пора на службу.

Проводили казаков.

Дома ждет Аксютка мужа.

Жизненный уклад таков.


Коли так угодно Богу,

Разберемся, что и как.

У казачки дела много,

Коль в поход ушел казак.


В курене без мужа плохо.

Все теперь в руках жены.

И прослышал Чёрт-пройдоха,

Что Аксинья без Козьмы.


Подкатил, охальник, к базу.

Мол, давно в пути, устал.

А сам так и косит глазом,

Да подмазываться стал.


Он и справа, он и слева,

Но Аксинья, как кремень:

«Гэть отсель, покуда целый,

Растудыт через плетень!


Вот придет Козьма с похода,

Вразумит тебя зараз!

А, покуда, сковородкой

Получи промежду глаз!»


И, от ласки сей, казачьей

Чёрт до нынешней поры

Ходит с пятаком свинячьим

После той сковороды!


Ну, а коль Козьму он встретит,

Превратит ему казак,

Хучь поверьте, хучь не верьте,

Все мурло в сплошной пятак!

Казак и орёл

Было дело может так,

Может, и иначе.

Пулю в грудь словил казак.

Помирал казаче.


Время к ночи подошло

Сумерки спустились

Пролетал над ним орёл,

Взгляды их скрестились.


Тяжко было для души

Расставаться с телом.

И орёл, в ночной тиши

Разглядел, в чем дело.


Покружил над казаком.

Быль то, али небыль.

Душу подхватил крылом

И вознес на небо.


«Ты помог мне, как же так?

Чем я тя приветил?»

Спрашивал орла казак.

И орёл ответил:


«Сходство промеж нами, брат.

Мы же побратимы.

У меня казачий взгляд,

У тебя — орлиный!»

Кто такие казаки

Расскажу тебе, унучек,

Хучь болтать мне не с руки,

Кто такой Народ могучий,

Кто такие казаки.


Коли, братко, ты казак,

Бог тобою править.

А, коль думаешь не так,

Не об чем гутарить!


Знай, что, коли ты — казаче,

Про Христа не забывай.

А, коль думаешь иначе,

Не казак ты, так и знай!


Коли, братко, ты казак,

Бог тобою править.

А, коль думаешь не так,

Не об чем гутарить!


Хучь отчаян ты без меры,

Хучь в любые двери вхож,

Но, без Православной Веры

Никуда ты, брат, не гож!


Коли, братко, ты казак,

Бог тобою править.

А, коль думаешь не так,

Не об чем гутарить!


Хучь ты казаком родился,

Шашкой крутишь так и сяк,

Даже в справу нарядился,

То не факт, что ты казак!


Коли, братко, ты казак,

Бог тобою править.

А, коль думаешь не так,

Не об чем гутарить!


Мало казаком родиться,

Нужно им ещё и стать,

Сердцем ко Христу стремиться,

Веру нать в душе имать!


Коли, братко, ты казак,

Бог тобою править.

А, коль думаешь не так,

Не об чем гутарить!

Сокол и Змея

Ну, унучек, хватить бегать.

Всё бы прыгать да скакать,

Посиди-т ка возле деда.

Сказку, говоришь, сказать?


Ладно, унучёк, потешу.

Побрехушку слышал я,

Правду-ль бають, али брешуть…

К Соколу пришла Змея


И ведёть такую «песню»:

«Помоги ты мне, браток

Землю нашу с поднебесья

Увидать мне, хучь разок.»


Сокол молвил ей: «Ну ладно,

Ведь летать тебе не в мочь,

Мне же энто не накладно,

Отчего бы не помочь.»


Взял Змею, ввысь устремился,

Над землёю воспаря,

Всей душою с небом слился.

И подумала Змея:


«Мне не жить под облаками.»

И, от зависти ярясь,

Ядовитыми зубами

В шею Соколу впилась.


С облаков на землю павши,

Сокол так сказал Змее:

«Прежде, чем помру, излажу

Памятку твоей родне».


Сокол крепкими когтями

Разодрал язык у ей,

Чтобы все теперь видали

Признак подлости у змей.


Подлый знак — язык змеиный,

С тех времён и до сих пор,

Память мести соколиной

Каждой гадине в укор.


Коль снаружи — совесть гложеть,

А во рту — язык печёть.

Хочеть спрятать, да не можеть,

Так наружу и суёть.


Ежли зависть тебя пучить,

Пропадешь от ей зараз,

Ты запомни то, унучек,

Зависть — энто не про нас.

Казак и Чёрт

Сядь поближе, постреленок,

Погоди озоровать,

Да послухай побасёнку,

А, быть можеть, быль. Как знать?…


Сон вчерась такой мне снился:

Жил казак, да не тужил,

Токмо, Чёрт к яму явился.

Видно, где-то согрешил.


Всё, казаче, собирайся,

Заберу тебя с собой,

Да на Бога не ссылайся,

Ты теперя, братец, мой.


Призадумался казаче:

Нешто к Чёрту на постой?

Как тут быть? А энто значить —

Надоть шевелить мозгой.


На смекалку лишь надежда.

И ответил, не спеша:

Буду я твоим, но прежде

Задом задави ежа.


Ладноть. — Чёрт в ответ гуторить.

Будь по твоему… Постой!

Ты такой же трюк повтОришь,

Будеть уговор такой.


Говорить станишник Бесу:

Уговора нет верней.

Принесу ежа из лесу,

Ты ж горилочки испей.


И казак, таким манером,

Пока Чёрт горилку пил,

В шаровары, между делом,

Сковородку подложил.


На скамью ежа положил,

Да уселся на яво

И сидить с довольной рожей,

Знай, мол наших, Чёрт хромой!


На ежа сел Чёрт облезлый,

Токмо, утерпеть не смог,

Так и взвился он, болезный,

Да башкой об потолок.


Позабыл моментом, значить,

Обо всём на свете Чёрт.

Как тут казаку нагадить,

Коли задницу печёть?


Так рванул лукавый с базу,

И схотел бы, не догнал.

А казак, с хитрющим глазом,

Так яму во след сказал:


Хучь бессмертен ты, а всё же,

Бесполезная ты вша!

Даже задавить не можешь

Голой задницей ежа!


Вот, унучек, энто значить,

Как там жисть не повернёть,

Со смекалкою казачьей

Никакой не страшен Чёрт!

Про казака да мужика сказка, да про Каурку с Савраской

Где носился, пострелёнок?

Всё бы те озоровать.

С дедом посиди, кутёнок,

Будем сказку вспоминать.


Слухай, не болтай ногами.

Вот, брехать я не привык.

Как-то по степи верхами

Шли станишник да мужик.


Быль же энто, али сказка,

Я не ведаю об том…

Был у мужика саврасый,

А каурый — с казаком.


Долго ль ехали, аль близко,

Не скажу, коль не совру.

Токмо вот, на лихоимцев

Натолкнулись ввечеру.


За винтарь казак схватился,

По врагу огонь открыл,

А мужик в траву скатился,

Голову руками скрыл.


Получив отпор достойный,

Злыдни повертали взад,

Ведь казак одной обоймой

Пятерых отправил в ад.


И глядит мужик понуро,

Он такого и не ждал,

Рядом с казаком каурый,

А саврасый убежал.


Разреши вопрос мой, друже —

Казаку мужик сказал:

Чем же мой саврасый хуже,

И пошто он убежал?


Али я яво не холил,

Я ль яво не опекал,

Отчаво ж Савраска ноне

Выручать меня не стал?


Отчаво каурый служить

Верой-правдой для тебя?

От такой слуга мне нужен,

Ты продай, казак, коня.


А станишник осердился,

Да ответил мужику:

Коли ты слугой родился,

Ищешь и в коне слугу!


За такое предложенье

Видить Бог, аль зарублю,

Аль пройдусь по морде плетью!

Я друзей не продаю!


Ты, мужик, коня обидел,

Ты слугой яво считал.

Друга он в тебе не видел,

Потому и убежал.


Не слуга, а друг мне нужен,

Друг дороже во сто крат!

Мой Каурка мне не служить,

Потому как он — мой брат!


Вот, милок, тоби наука.

Как там жисть не повернёть,

Не слугу ищи, а друга,

Друг в беде не подведёть!

Казачья звонница

Стариков седых повествованье

Почему-то вспомнилося мне.

Как-то казаки, в походе дальнем

Заскучали в дальней стороне.


Далеко до Батюшки до Дону,

Церквы наши тоже далеки.

По родному сердцу перезвону

Дюже заскучали казаки.


Был средь них старик, седой и мудрый.

Взял он шашки, да за темляки,

Словно струны у своей бандуры,

На ветвях развесил те клинки.


Из свово пистоля шомпол вынул,

Словно бы смычёк взял, и, слегка,

Казаков-братов к себе окликнув,

Шомполом коснулся до клинка.


Полетел звук чистый, серебрЯный

И понёсся ввысь, поверх голов,

Словно дух степи родной, духмяный,

Звон клинка, как звон колоколов.


И стояли, распахнувши души,

Вспоминали дом родимый, Дон.

Каждый, затаив дыханье, слушал

Этот милый сердцу перезвон.


И, тоска-зануда отпустила,

Словно Дон увидеть довелось,

Налились тела могучей силой,

Вновь на сердце чисто и светло.


Знают с давних пор — во время битвы

Ворогу не устоять никак,

Потому как, опосля молитвы,

С лёгким сердцем в бой идёт казак.

Степь да Дон

Сядь, унучек, деда слухай,

Да погодь ты, не елозь,

Слухай дедову науку,

Как по жизни повелось.


Степь да Дон — Отчизна наша.

Погляди вокруг, милок,

Не найдешь землицы краше,

Чем родимый уголок!


Как Распятье, в небе рееть

Сокол — братка казака,

Солнце души наши грееть,

Как клинок, блестить река.


Ты гляди, да помни, милай.

Энту красоту степей,

Энтот лик Земли родимой

Сохрани в душе своей.


Степь родная, Дон могучий

Энто — наш казачий край.

Помни накрепко, унучек,

На земле есть тоже Рай!


Где бы ты ни находилси,

Наша степь да Дон-река,

Та земля, где ты родилси —

Рай земной для казака!


Ты — хозяин здесь по праву,

И, как Отче Наш, браток,

Помни предков наших славу,

Береги её, милок!


Коли рядом с дедом внуки,

Как ведёться испокон,

Внемлють дедову науку,

Будет жить казачий Дон!

Два старика

Что затих, унучек-непоседа?

Чтой-то перестал озоровать,

Чтой-то примостилси возле деда,

Верно, сказку хочешь услыхать?


Ладно, слухай, энто мне не в тягость,

А тоби наука наперёд,

Что, дай Бог, пойдёть тоби на благо,

Как там дале жизня повернёть…


Слышал как-то от людей я, милай,

Старый воин возле куреня,

Ласково поглаживая гриву,

Старого выгуливал коня.


Хучь жилось яму в то время туго,

Всё же не бросал коня казак.

И спросил у казака муругий:

Растолкуй мне, братец, что да как.


Услыхать хочу ответ достойный,

Ты мне вот что расскажи, казак,

Что ж не свёл меня на скотобойню,

Что ж ты возишся со мною так?


Что ж, хороший мой, я так отвечу:

Как бы там не повернула жисть,

Путь земной для нас с тобой не вечен,

Токмо, до конца нам вместе быть.


Не сочтёшь, сколь раз ты, мой муругий,

Выносил меня из под огня.

Кабы не имел такого друга,

И в живых бы не было меня.


Столько бед с тобой перенесли мы,

Что не пожелаешь и врагу.

Ты всегда со мной был рядом, милай,

Нешто бросить я тоби смогу?


И Господь, услышав энти речи,

Ниспослал обоим благодать:

Две души, коня и человечью,

В день один решил к себе призвать.


Вот таков мой будеть сказ, родимай,

Сей завет не мой, а от Творца,

Как бы жисть тоби не закрутила,

С другом оставайси до конца!

Сказ про казака да Бабу-Ягу

Щас, милок, тоби потешу.

Я слыхал рассказ такой,

Правда ль то, а, можеть брешуть…

Встретилси казак с Ягой.


Зашипела, лихоманка,

Так тоби мол, и растак,

Зубы скалить, бусурманка,

Зараз съем тоби, казак!


А станишник ей гуторить:

Погоди, душа моя.

Чтой-то, на твоём подворье

Больно много бодыля,


Вон, избушка покосилась,

Тын — чихни, и упадёть,

Ступа вся поизносилась,

Скачеть задом наперёд.


Не успела бабка ахнуть,

А казак уж весь в трудах.

Дело ладиться исправно,

Спориться, горить в руках.


Стала ладною избушка,

Курьи ножки в пляс пошли,

Ждуть на столике старушку

Каша, щи да калачи.


У Яги отвисла челюсть

Глядючи на те дела,

И глазам своим не верить,

Будто здесь и не жила.


И тогда, глядите сами,

Носом хлюпнула Яга,

Бегуть слёзы ручейками

По морщинистым щекам.


Ты скажи, станишник милай,

Как тоби благодарить?

Оставайся, бабка, с миром,

Да худово не твори!


С малых лет меня учили

Бабка, дед, отец да мать,

Что бы там ни говорили,

Старость надоть почитать.


Ежли, прежде лиходейкой

Была старая карга,

То теперь уж не злодейка.

Стала — Бабушка Яга.


Помни то, моя отрада,

В жисти всяко можеть быть,

Ведь не токмо можно, надоть

Души добротой лечить!

Волчья сотня

Чтой-то хочешь, унучок, смекаю,

Чтой-то больно ласковай опять,

Погоди, милок, щас угадаю…

Знамо дело, сказку рассказать.


Расскажу, милок, тоби преданье.

Помню, как-то я в лесу видал:

Лапа волчия торчить в капкане,

Ну а зверя нету. Убежал.


Пропадёть без лапы он, конешно.

Токмо, надобно одно понять:

Не могёть без воли он, сердешнай,

Вольному не страшно смерть принять!


Вот ты и кумекай, пострелёнок,

Для того я и веду свой сказ.

Заруби себе ещё с пелёнок —

Жисть без Воли — энто не про нас!


На Дону, Яике ли, Кубани,

В Терских землях, али на Сечи

Плену смерть в бою предпочитали

Казаки. То крепко заучи.


За родной Присуд стеной стояли,

Не давали спуску никому,

Шапок отродяся не ломали,

Поклонялись Богу одному!


Соколом летить молва людская

С давешних времён и до сих пор:

Волчей Сотней слыть — то честь большая.

Зваться Волком — энто не в укор.


Токмо лишь сынов своей Отчизны,

Тех, кто славу предков берегуть,

Тех, кто ценить Волю больше жизни

Волчьей Сотней люди назовуть!

Казачья сила

Эге, милок, гляжу — ты с «орденами».

Подралси, да в сопатку получил?

Сидишь таперь, да булькаешь соплями…

А что, на сдачу не достало сил?


Ты сопли подотри, да деда слухай.

Я в юности, бывали времена,

Нередко, после доброй оплеухи,

Носил и не такие «ордена».


Не раз случалось получать по морде

Да из под носу юшку утирать.

Да токмо, милай, энто не зазорно.

Зазорно к деду жалиться бежать!


Соперник твой сильнее оказалси?

На энто так скажу тоби, дружок:

Чтоб боле он к тоби не задиралси

Ты нос утри, да возверни должок!


Ты вспомни-ка, милок, о наших предках.

Не каждый раз мы побеждать могли,

Терпели поражения нередко.

Да токмо, возвертали мы долги!


Не раз смерть с казаком ходила рядом,

Но жив казачий род, силён да смел!

Не тот силён, унучек, кто не падал,

А тот лишь, кто, упавши, встать сумел!

Казак и Смерть

Ты что же не находишь себе места?

Что, пострелёныш, хочешь ты узнать?

Ну что ж, для казака вопрос уместный.

Знать хочешь, милай, страшно ль помирать?


Не всё у казака по жисти гладко,

Ведь жисть прожить — не поле перейтить.

Бывает и такое в жисти, братко —

Безносую встречаешь на пути.


Не знаю, правда-ль то, а можеть, брешуть,

Да старики рассказывають так.

Вот и тоби, милок, сичас потешу:

Лежал в степи пораненый казак.


Кровили раны, уходили силы,

Уж и в глазах яво сгустилси мрак.

И, Смерть с косой тады к яму явилась,

Мол всё, пришла твоя пора, казак.


Да токмо, заглянув в глаза казачьи,

Смерть не смогла косой своей махнуть.

Нет страха в казаке, он глаз не прячеть.

И Смерть решила чуть передохнуть.


Спросила Смерть: «Скажи ка мне, казаче,

Меня смутил твой взор, да как же так?

Скажи казак мне, что всё энто значить?

В чём дело?«И ответил ей казак:


«Не сиживал подолгу я в станице,

Вся жисть моя в походах да боях.

Я столько раз глядел в твои глазницы,

Твой лик давно привычен для меня.


Не привыкать мне с супостатом биться.

Врагов не мало, всех не перечесть,

Допреж, чем к своим предкам воротиться,


В моих глазах свою видали смерть!»


В яво глазах себя Смерть увидала.

И я, родимай, так тоби скажу,

Смерть отошла, да тихо прошептала:

«Пожалуй, я с визитом погожу!»


Запомни то, унучек, пригодиться,

Ведь ты — казак, хучь и малой пока.

Казак, унучек, Смерти не страшиться,

То Смерть пущай страшиться казака!

Гнедой

Хватить егозить, унучек,

Рядом посиди пока.

Вспомнилси один мне случай

Про коня да казака.


Возвратилися в станицу

Казаки с чужой дали,

На родимую землицу

Есаула привезли.


К смерти хучь и не стремилси,

Но, и головы не гнул,

Из походу воротилси

С пулей в сердце есаул.


Казака похоронили.

Конь же, буд-то сам не свой,

Не отходить от могилы,

Закручинилси гнедой.


День проходить, два минуло,

Не идёть конь есть и пить,

У могилы есаула

Как привязанный, стоить.


Так гнедой себя изводить,

Видно, ноша нелегка.

В третий день к коню приходить

Сын лихого казака.


Мне на службу срок уж вышел.

Ты скажи мне, мой родной,

Коли хошь меня услышать,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 498