электронная
342
печатная A5
495
18+
DEAD MOROSE

Бесплатный фрагмент - DEAD MOROSE

Роман-бред

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-6293-2
электронная
от 342
печатная A5
от 495

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

АННОТАЦИЯ

Псевдоисторический, сюр-философский и психо-энтропический роман-бред «DEAD MOROSE» рассказывает читателю об чудесном обретении эликсира жизни под названием Uisqe Beatha — ишке-бяху, или попросту виски, а также о многим ином.

Роман состоит из пролога, двух частей и лирического отступления от автора. Обе части романа могут существовать независимо друг от друга и быть отдельными произведениями.

Каждая часть состоит из определенного количества глав и снов героев повествования. Сны героев хоть и входят в состав частей наравне с главами, но при этом не относятся к сюжетной линии основного повествования, и являются, по сути, отдельными рассказами.

При раздельном использовании частей романа, пролог является неотделимым элементом Второй части. Лирическое же отступление в таком случае является ненужным элементом Первой части, служащим просто для разделения Снов героев повествования, между которыми, по замыслу автора, должна стоять Глава.

Ни одна часть, ни одна глава и ни один сон, равно как и любой вырванный из контекста отрывок, не являются действительными без договора оферты из Пролога.

Все персонажи романа, все описанные происшествия, названия племен и народов, географические названия, а также философские и религиозные доктрины являются абсолютно вымышленными и любое совпадение с реальностью является исключительно случайным.

Книгу не рекомендуется читать лицам:

— не достигшим совершеннолетнего возраста;

— обладающим повышенным свойством оскорбляемости (моральной, религиозной, нравственной, политической, гендерной, гастрономическо-кулинарной, алкогольной, психической или еще какой);

— а также не имеющим здорового чувства юмора!

ПРИМЕЧАНИЯ К ЧАСТИ 1

1. Пистон и пистонианство — вымышленные бог и религиозная доктрина;

2. Маккухха, Джаляб-Абад — выдуманные города, не имеющие аналогов в реальности;

3. Ка-на-бис — вымышленная магическая субстанция;

4. «Смерть всiм хто на пиришкодi добутья вiльностi трудовому люду!» — знамя Нестора Ивановича Махно, более известного, как Батька Махно (1888 — 1934);

5. «Кони версты рвут наметом…» — куплет из стихотворения Н. И. Махно;

6. Мастер Бо — персонаж песни Б. Б. Гребенщикова «Дело Мастера Бо» из альбома «День серебра», 1984 г.;

7. Газо-метанцы, иегудцы — адепты вымышленных религиозных доктрин;

8. Лао Шэ — автор весьма даже рекомендует прочитать книгу «Записки о кошачьем городе» китайского писателя Лао Шэ.

ПРИМЕЧАНИЯ К ЧАСТИ 2.

1. Пистонианцы, иегудцы, газо-метанцы — последователи вымышленных религиозных доктрин.

2. «Мы еще кой-кому шлык скатаем!» — фраза из постановки «Первый Всесоюзный панк-съезд или Берегите цинк!» (1987) рок-группы «Водопады имени Вахтанга Кикабидзе».

3. «Ананасы в шампанском…» — куплет из стихотворения «Увертюра» Игоря Северянина.

4. Табхавы, гнусавы и куросавы — вымышленные царские династии.

5. Пофигиты — вымышленная секта.

6. Бух-Алло, Ях-Ва-ал — вымышленные божества.

7. «Слеза комсомолки» и иные коктейли — рецепты сих чудесных напитков выложены в книге В. Ерофеева «Москва — Петушки».

8. «О, Я — дух, я твой отец, Приговоренный по ночам скитаться…» — отрывок из пьесы «Гамлет, принц датский» В. Шекспира.

9. «Похожий на плавки и пахнущий плесенью флаг» — фраза из песни Б. Гребенщикова «Электрический пес». («Синий Альбом», 1981 г.)

ЧАСТЬ 1

ЖИЗНЬ И НЕОБЫЧАЙНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ХИБЕРСКОГО МАЛЬЧИКА ИАКОВА БЕН ДАНИИЛА, записанные Евгешуа бен Вителиусом со слов преподобного ребе Авраама Линный Коль.

ПРОЛОГ

«На свете много есть такого, друг Горацио,

Что и не снилось даже мудрецам…»

В. Шекспир. «Гамлет».

«Запад ли, Восток…

Везде холодный ветер

Студит мне спину».

Мацуо Басё.

Сэр Николас сидел в кресле напротив камина и неторопливо потягивал single malt из изящного хрустального бокала. В старом камине неспеша потрескивали дрова, озаряя кабинет тусклым светом. За окном также не спеша и даже лениво падал снег, засыпая шато сэра Николаса, которое затерялось где-то в непроходимых лесах Лап-Аландии. Жена сэра Николаса, леди Белоснежка, суетилась на кухне, готовя праздничный ужин. На календаре было 24 декабря какого-то очередного года — значит наступила пора собираться в дорогу, в долгий путь, выполнять свою трудную работу, несущую людям радость и счастье. Работу, от которой, можно сказать, зависит в этом Мире весьма многое. Но всё по порядку…

В предвкушении праздничного ужина сэр Николас читал книжку, только что вышедшую из типографии, а потому еще остро пахнущую типографской краской. Книжку, которую ему прислал его старый друг — странствующий буддийский монах и алхимик Квазимода-сан, проживающий где-то в далёкой и загадочной стране Ниппон. Много лет прошло с тех пор, как они виделись в последний раз, и сэр Николас очень скучал по старому другу, по давним временам беспечной молодости, полной удивительных приключений. Как раз присланная Квазимода-сан книжка и была посвящена в некотором роде самому Квазимода-сан, а потому сэр Николас перечитал ту книжку несколько раз. Автором книжки является рыжий потомок древних келтов Евгешуа бен Вителиус из клана МакТашу, проживающий где-то на Каукасуссе и являющийся Магистром тайного и мистического ордена «Uisqe Beatha», свято охраняющего мистерии эликсира жизни под названием «ишке-бяху», чудесному обретению которого и посвящена книга, являющаяся, по своей сути, сродни Евангелию.

Дочитав книгу, сэр Николас еще раз проверил приготовленное в дорогу снаряжение, многочисленные мешки, заполненные всякой всячиной, посмотрел смазаны ли полозья саней, ярко ли блестят начищенные бляхи упряжи, хорошо ли выглажен и чист ли его рабочий костюм. Наконец, жена сэра Николаса — леди Белоснежка — позвала его ужинать. За проходившем при свечах ужином сэр Николас рассказал леди Белоснежке про книжку, присланную его другом Квазимода-сан (с которым, конечно же, была хорошо знакома и леди Белоснежка), вспоминая былые приключения. Слушая своего мужа, леди Белоснежка не спеша нарезала запеченную до хрустящей корочки в духовке индейку, раскладывая порции по тарелкам и обильно поливая томатным соусом, сдобренным различными пряными травами и специями. В конце ужина сэр Николас откупорил очередную бутылку доброго single malt, называемого дома неизменным словом «ишке-бяху», и разлил по стаканам. Леди Белоснежка молча убрала со стола остатки еды и присела пропустить с мужем стаканчик-другой этого так горячо любимого напитка, с которым в этой жизни связано так много. Стрелки часов приближались к полночи — это означало, что настала пора отложить в сторону все свои дела, даже самые важные, потому, что настала пора отправляться в дальнюю дорогу. Также молча сэр Николас и леди Белоснежка прошли в комнату своих семерых детей, где также тихо и безмолвно поцеловали своих спящих чад, после чего переоделись и вышли из дома вон — на улицу, где также молча, не спеша и даже лениво падал снег, засыпая шато сэра Николаса, которое затерялось где-то в непроходимых лесах Лап-Аландии, расположенной где-то далеко-далеко на севере, что, говорят, снег идет там не только зимой, когда он и должен идти, но и даже летом. Сквозь тучи пробивался лунный свет, коему и предназначалось освещать длинный путь сэра Николаса и леди Белоснежки. Сэр Николас подошёл к своей жене, нежно поцеловал ее в губы и виновато сказал:

— Ты уж извини… Сама понимаешь — работа и ничего личного… Ты готова?

Леди Белоснежка утвердительно кивнула головой, ибо она сама понимала — что настала пора…

А пока сэр Николас с леди Белоснежкой будут в дороге, куда они отправились по своей работе, мы, мой дорогой читатель, расскажем вам о полной приключений и волшебства жизни сэра Николаса, а начнем мы с того, что прочтем вам сперва книжку, которую прислал сэру Николасу из далекого Ниппона его старый друг, странствующий буддийский монах и алхимик Квазимода-сан. Итак, присаживайтесь поудобнее, и, пока в камине догорают поленья, мы с вами за стаканчиком славного single malt, еще называемого словом «ишке-бяху», приступим к нашему повествованию.

Прежде, чем начать повествование, я, раз уж мне выпала такая есть — поведать вам сию гисторию, хочу предупредить вас о том, что все нижесказанное является истинной правдой, которую мне поведал рыжий потомок древних келтов Евгешуа бен Вителиус из клана МакТашу за бутылочкой старого виски. Предупредить, что все нижесказанное является чистым вымыслом, что любые совпадения с действительностью являются лишь нелепой случайностью, а кроме того, раз вы собрались выслушать меня, то вы принимаете на себя обязательство того, что вы слушаете меня исключительно добровольно, а посему предупреждены о том, что вы можете религиозно оскорбиться, если вдруг в данной истории вы случайно обнаружите какие параллели с тем, во что свято веруете, а потому никаких претензий ко мне иметь не будете, ибо, как я уже сказал выше, мой рассказ является чистым вымыслом, который вполне мог произойти на этом белом свете, а может даже и произошло все так, как я расскажу, ну, а правда это или вымысел — решать, в конце концов, исключительно вам, мои дорогие слушатели. Ну, а ежели ваши религиозные, гендерные, алкогольные, гастрономические или еще бог весть какие чувства, подобно кисейной барышне, имеют свойства оскорбляться, то отложите сию книгу и не читайте далее, ибо сия книга предназначена исключительно для друзей и единомышленников. Любая часть сего повествования, выдернутая из контекста, без данного абзаца, считается недействительной. А посему, объявляю сей абзац, являющийся неотрывной частью всего повествования, договором оферты.

Итак, хватит мне уже испытывать ваше терпение и томить вас предвкушением — начинаю свой рассказ.

ГЛАВА 1

Многие древние кривичские былины начинаются словами: «Гой еси вы, гости да добры молодцы. Да не послушать ли вам былину дивную о временах, в Лету канувших, в исполнении славного Бояна…». В переводе с еще более древнего хиберского это означает: «Ша, гои, ша! Послушайте, таки, шо имеет вам рассказать старый и мудрый Евгешуа бен Вителиус со слов преподобного ребе Авраама Линный Коль».

Давно это было — во времена незапамятные. В начале было олово, и олово было убого, олово было и пох… И вот создал бог Землю и населил ее разными гадами. И был день первый, и увидел бог, что это хорошо. Затем было много событий — бог создал Агдама и Иву, от которых и произошел род людской, заселивший всю Ойкумену во всех концах оной. И вот однажды появился на свет потомок Агдама — мудрейший ребе Авраам.

Как сообщает етегудское Священное Написание «Да-Нах»:

«Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фаруха и Нару от Фамаки; Фарух родил Ероса; Ерос родил Ажама; Ажам родил Аминатора; Аминатор родил Нитсона; Нитсон родил Сулеймана; Сулейман родил Вагиза от Рапиавы; Вагиз родил Оваба от Руши; Оваб родил Каспесея..»

Далее следует список на четыреста персон с подробными указаниями кто кого родил, пока в мире не произошло нечто странное и рожать начали женщины, одна из которых родила Сару, которая родила Извергиль, которая родила Розу Ицхаковну, которая родила Цилю Моисеевну, которая родила (и еще как родила! — вся Одесса сбежалась посмотреть на это чудо!) Симочку, которая и родила Иакова.

Так и появился на свет простой хиберский мальчик Иаков бен Даниил, что означает Яков сын Даниила, или просто, как говорят у англов, Джек Дениелс.

Проживал Иаков бен Даниил в суровой северной стране диких галлов — в Галлии, в столице оной — у городу Парижу. Галлией в то время правил царь Бурбон, которого очень любил и почитал Иаков. Семья Иакова проживала в мрачном хиберском гетто, где Иаков работал подмастерьем в аптекарской лавке своего отца Даниила. Тяжела была жизнь подмастерья — с утра до ночи приходилось толочь в ступке кости летучих мышей, перемалывая оные с кровью жаб болотных, дабы изготовить снадобье лекарское от насморка или геморроя. Лишь изредка удавалось Иакову, стащив у отца монетку в один су, вырваться погулять на Монмартр. В одну из таких прогулок и произошло с Иаковом бен Даниилом приключение — он познакомился со старым горбатым странствующим буддийским монахом, проживавшим в темных подвалах замка Натри-Даму, в котором размещался алтарь местного бога Пистона.

Старый странствующий буддийский монах был родом из далекой и неведомой страны Ниппон, и звали его Квазимода-сан. В молодости Квазимода-сан был весьма отважным самураем, но однажды подвел своего сёгуна — не уберег его от коварного клинка ниндзя, а потому должен был сделать сеппуку. Однако, Квазимода-сан встретил странствующего мудреца по имени Бо Сяк, известного своими бессмертными хокку. Странствующий мудрец-поэт Бо Сяк, коего еще называли Мастер Бо, и посвятил Квазимода-сан в таинства дзен-буддизма, посвятил его в монашеский сан и отправил в дальнее странствие. Но наложил Бо Сяк на Квазимода-сан епитимью тяжкую — взамен сеппуку — будет Квазимода-сан горбуном страшным бродить по белу свету, пока не повстречает человека душой чистого, который и излечит Квазимода-сан от горба ненавистного. Лишь тогда и будет прощена кровь сёгуна.

Долго бродил Квазимода-сан по белу свету. Вместе с войсками Хабатыя он брал Казань, Перекоп и Шпака. В горах Каукасусса, в провинции Иберико, изучал производство эликсира здоровья из лозы виноградной у местного мага батоно Гиви Камикадзе. Бродил по горячим пескам аравийским на пару с аравийским же Ловренсом, где совершил хадж в Макухху. Бродил по горам Тибе-Тау, где нашел таинственную страну Камбала, и где тридцать лет и три года постигал премудрости и тайны бытия. В катакомбах Бога-Дадуса изучал Квазимада-сан у местных бога-дадусских магов алхимию, искал каменюку философскую, а в Междуречье Бабилоновском повстречал шамана Абин Ци Енну, от которого и постиг таинство куба перегонного, производящего субстанцию магическую Аль-Кохоль. На украденном на базаре в Джаляб-Абаде у беспечных торговцев ковре-самолете Квазимода-сан решил уж было добраться до святаго-града Иерушка-Лайм, но попал в вихри небеснотурбулентные, кои и закинули его в земли неизвестные, где проживали люди странные, прозываемые ацете-ка. В земле ацете-ка познакомился Квазимода-сан с магом-кудесником До Ху Аном. Старый До Ху Ан, кай-тайский беженец-иммигрант, сбежавший от хунты кой-реайского деспота Се Дук Сен, обучил Квазимода-сан таинству нагваля и фигваля, койота и пейота. Однажды До Ху Ан обучал Квазимода-сан мистериям трубки курительной и магическому Ка-на-бис, что открывался только посвященным, мог перемещать человека в места сказочные и волшебные, открывал все чакры и третий глаз. Отпробовал Квазимода-сан магического Ка-на-бис, воспарил над землёй и улетел прямо на Цинайский полуостров. Затем Квазимода-сан посетил землю коптов, где находилась библиотека обширная в древнем городе Александрия. Еще девять лет и девять минут Квазимода-сан изучал манускрипты александрийские, пока не заснул со свечой за чтением коптской «Книги мёртвых». Так и сгорела александрийская библиотека, а Квазимода-сан был вынужден продолжить свое одинокое путешествие. Но нигде не мог найти Квазимода-сан человека душой чистого, который снимет с него проклятие и грех, освободив тем самым от горба ужасного. Уже было отчаялся Квазимода-сан найти человека душой чистого, как астрологи Бет-Лехемские подсказали, что звезды указывают ему путь на далекий север — в Эуропику — и найти там страну свирепых галлов, что только там он избавится от своего проклятия. Пришел Квазимода-сан в ближайший порт и нанялся рабом на генуэзскую галеру. По прибытию в Эуропику, Квазимода-сан побывал мацоном в Аустириции, иезурритом в Ватике Анском, тампаксплиером в Берлинариусе и, наконец, прибыл у Парижу — в столицу земли свирепых галлов. У Парижу Квазимода-сан устроился на работу придворным алхимиком к местному царю Бурбону, который и поселил Квазимода-сан в замке Натри-Даму, в котором к тому же размещался алтарь местного бога Пистона. В темных подвалах замка Натри-Даму и разместил Квазимода-сан свой алхимический кабинет и свою отшельническую келью, весьма убогую и аскетическую, как и полагается странствующему дзен-буддийскому монаху.

И вот однажды, совершая свой ежедневный променад по стенами замка Натри-Даму, наткнулся Квазимода-сан на голодного и оборванного хиберского мальчика. Читатель, наверняка, уже и сам догадался, что этим мальчиком был именно Иаков бен Даниил. Сжалился Квазимода-сан над бедным мальчиком, отвел его в свой алхимический кабинет, отмыл, накормил и отдал свой старый плащ, который не стирал тридцать лет и три года. Иаков бен Даниил впервые в жизни отведал скромной монашеской еды. Такого он в жизни еще никогда не ел! Устрицы и фуа-гра! Херес и Мадейра! Шашлык и лягур! Пармезан и дор-блю! Портвейн и Шардоне! Сервелат и докторская колбаса! Кинзмараули и Бордо! Это был просто сказочный пир для хиберского мальчика из мрачного гетто! Благодарный за такое царское, по его мнению, угощение, Иаков бен Даниил взял с алхимического стола ступку и размолол в ней кости летучей мыши вперемешку с кровью болотных жаб, сделал снадобье и вылечил Квазимода-сан от ненавистного и уродливого горба. Так и спало с Квазимода-сан древнее проклятие, наложенное на него Мастером Бо за смерть сёгуна. Понял Квазимода-сан, что перед ним человек душой чистый. Взял Квазимода-сан Иакова бен Даниила в подмастерья. Тридцать лет и три года обучал Квазимода-сан Иакова таинствам алхимии, Ал-Кохолья, Ка-на-биса и другим премудростям, которые он получил от многих мудрецов во время своих странствий.

СОН ИАКОВА

И приснился Иакову странный сон…

Снилось Иаков бен Даниилу, что сидел он в какой-то таверне, пил ишке-бяху и читал книжку «Чуктор и Гектор» преподобного Евгешуа бен Вителиуса, посвящённую, прошедшей в далекие античные времена Торфянской войне. Вдруг в таверну ворвались спецназовцы Священной Реквизиции и, повалив на пол какого-то старика в нелепом колпаке, стали нещадно пинать его и бить дубинками, после чего схватили его за ноги и выволокли прочь. Все посетители таверны поняли, что судьба несчастного старика предрешена. Прежде чем старика выволокли за ноги из таверны, он громко прокричал, бьясь головой о ступеньки:

— И все-таки она вертится!..

Кто эта «она», и почему она вертится — Иаков не понял, однако, эта фраза глубоко запала ему в душу. «И все-таки крутится-вертится шар голубой…» — напевал про себя Иаков и вдруг понял: Земля круглая и вертится! Это озарение было подобно гробу средь ясного неба!

В то время люди еще думали, что Земля плоская и является Пупом Вселенной, а вокруг нее вращается Солнце. Доподлинно известно, что многие отважные первопроходцы доходили до самого Края Земли, где и были съедены гигантскими черепахами, на коих и покоилась плоская Земля. Иаков бен Даниил и сам как-то хотел дойти до этого Края, но все никак не решался. Слегка помедитировав, Иаков понял, что новая — шарообразная — форма Земли вводится в обращение только с Нового года по рождеству Осириса, а потому у Иакова есть еще примерно полгода, чтобы успеть побывать на Краю плоской пока еще Земли. Так как это был сон, то Иаков понял, что легче просто переснить себя сразу на Краю Света, нежели тащиться туда, испытывая всяческие трудности. Переснив себя на Край Света, Иаков обнаружил, что он там не один — почти на самом краю Края Света сидел в позе лотоса и медитировал йогин Нестор, рядом с которым стоял черный флаг с надписью: «Смерть всiм хто на пиришкодi добутья вiльностi трудовому люду!» Что это значило — Иаков не понял и подумал, что это мантра какая или заклинание.

— Скажите, пожалуйста, это точно Край земли? — спросил Иаков у Нестора.

— Все зависит от того, какой Край тебе нужен, — ответствовал Нестор. — Хабаровский, Краснодарский или же Приморский. Там такая отсталость по сравнению с, к примеру, Швейцарией или Англией, что можно считать их за Край Земли.

— Нет, — сказал Иаков, — я про настоящий Край Земли.

— А что — бывает не настоящий, искусственный или поддельный? Ладно, не тушуйся. Присаживайся рядом, давно тебя жду — ведь ты хотел со мной поговорить.

— Я?.. Хотел?..

— Ну да… Ведь ты хотел на Край Света? Хотел… На Краю Света кто? Я… Ты захотел со мной поговорить? Захотел… Что не так?

Иаков совсем был сбит с толка, но все же присел рядом с йогином Нестором и спросил:

— В чем смысл жизни?

— В чем смысл жизни? — ухмыльнувшись переспросил Нестор. — Давай разберёмся. Есть две версии происхождения жизни — креационистская и эволюционистская. Если считать, что человек создан богом и при этом искать смысл жизни, то это значит возвысить свои помыслы до уровня помыслов бога, что, конечно же, является по отношению к богу непочтительной дерзостью, ибо не гоже человеку со своим рылом лезть в калашный ряд, так как не дано человеку познать помыслы божии. К тому же, может, бог и не вкладывал в создание человека никакого смысла. Если же считать, что органика случайно возникла из неорганики и затем эволюционировала до появления человека, то тогда получается, что смысла в человеческой жизни нет вообще, ибо никто не создавал человека, а, значит, и не вкладывал в его жизнь никакого смысла. Эти две версии, по своей сути, являются недоказанными теориями. С точки зрения Дхармы, бога нет. Значит, нет и смысла жизни. Другое дело, что человек погряз в гордыне, и ему страшно осознать то, что в его жизни нет никакого смысла, а потому он комплексует по этому поводу и придумывает богов и религии, дабы придумать себе с их помощью какой-либо смысл. По крайней мере, так я учу своих последователей — несторианцев…

— Офигеть! — воскликнул потрясенный откровением Иаков. — Но как же так? То есть, ты хочешь сказать, что всемогущего и бессмертного бога, что создал наш мир, не существует?

— Все относительно, — отвечал йогин Нестор. — С точки зрения Дхармы, богов, в их человеческом понимании, нет. Возможно и существует уровень, на котором существо может стать Создателем Миров, на котором существо имеет огромные возможности и долгую жизнь, по сравнению с уровнем существа, прозываемого человеком. То есть, возможно есть уровень, который человек, в силу примитивности своих знаний, называет божественным. Однако, этот уровень не является окончательным, более того, этот уровень является отнюдь не всемогущим и бессмертным по отношению к вышестоящим уровням, а тем более по отношению к последнему уровню — к нирване.

— Но если это так, — сказал совсем растерявшийся Иаков, — если бога нет или если бог — это всего лишь один из высших уровней, то тогда нет ада и рая? Куда же тогда попадает человек после смерти?

— А ты когда-либо играл в компьютерные игры? Нет?.. Еще не изобрели?.. Жаль… Так вот… В компьютерной игре, чтобы попасть на следующий уровень, надо набрать определённое количество очков, победить врагов или выполнить какие условия. Если ты не смог пройти уровень, то ты снова и снова возвращаешься на этот уровень, пока не пройдешь его и не сможешь перейти на следующий. В жизни почти так же. Существует карма, то есть образный кармосчетчик, согласно показаниям которого, ты попадёшь на следующий уровень или нет. Однако, в отличие от компьютерной игры, после смерти, согласно баллов кармосчетчика, ты можешь попасть не только на следующий уровень, но и сразу на несколько уровней вперед. Или же наоборот — вернуться на уровень, а то и на несколько уровней назад. Но можешь довериться Дхарме, достичь просветления и попасть сразу на последний уровень — в нирвану. А что такое ад, что такое рай? Человек примитивен в своих мыслях и не может глянуть на остальные уровни, потому и придумывает религии, что говорят ему о том, что есть вышестоящий уровень «рай» и нижестоящий уровень «ад». В действительности оно примерно так, но не так. К примеру, твой современный человеческий уровень — это рай, по отношению к нижестоящему уровню, но при этом и ад по отношению к вышестоящему уровню. Так что, есть ад и рай, или их нет — все зависит от того, какое мировоззрение ты имеешь, какого уровня знаниями ты обладаешь.

Потрясенный услышанным, Иаков надолго замолчал, переваривая и усваивая полученную информацию. Йогин Нестор глядел на Иакова и ухмылялся, вспоминая себя, когда он был на уровне сознания, подобного сознанию Иакова. Тридцать лет и еще три года сидел Иаков, погрузившись в раздумия, пока не достиг просветления. Вдруг раздавшееся громкое «мяу!» вывело его иго из оцепенения. Иаков огляделся — в его сне появилась откуда-то кошка Евгешуа бен Вителиуса, шедшая по самому краю Края Земли, который на глазах стал изгибаться, в результате чего Земля приобрела шаровидную форму. Иаков вместе с кошкой и йогином Нестором оказались сидящими на вершине горы Кай-Лашу, что только что образовалась вместе с остальными горами Тибе-Тау. Йогин Нестор продолжал невозмутимо сидеть и сочинял стихи:

«Кони вёрсты рвут наметом.

Нам свобода дорога.

Через прорезь пулемёта

Я ищу в пыли врага…»

В это время кошка Евгешуа бен Вителиуса стала спускаться с горы и, оглядываясь на Иакова, позвала его за собой. Иаков пошел за кошкой, вместе с которой они вместе спустились с горы Кай-Лашу, после чего 108 раз совершили большую кору вокруг этой священной горы и 108 раз малую. Завершив последнюю кору, кошка, которая так же достигла просветления, минуя человеческий уровень, попрощалась с Иаковым и, вспыхнув радугой, растворилась средь облаков. Иаков же подумал, что пора, однако, возвращаться домой, и проснулся.

ГЛАВА 2

Однажды позвал Квазимода-сан Иакова и сказал, что всем тем знаниям, коими он обладал, он уже обучил Иакова. А посему Квазимода-сан решил вернуться на свою родину — в таинственную страну Ниппон, а Иакову оставляет свой алхимический кабинет. Попрощался Квазимода-сан, сказал магическое заклинание «Банзай Твомат!» и растворился в воздухе на глазах изумленного Иакова. Долго оплакивал Иаков расставание со своим другом и учителем, но слезами горю не поможешь. К тому же стал теперь Иаков вместо Квазимода-сан придворным алхимиком и часто ходил в гости к местному царю Бурбону, которого горячо любил и уважал. Вместе с царём Бурбоном они читали оккультные книги, пили магическую субстанцию Аль-Кохоль и играли в прятки.

Однако, не долго продолжалась придворная жизнь. Однажды смерды взбунтовались и разрушили замок Басте-Илли, где царь Бурбон, хранил свои запасы коньяка, арестовали самого царя Бурбона и отрубили ему голову. Пришлось Иакову бен Даниилу бежать из городу Парижу. Отправился же Иаков на север — на остров Британикус, где правил англский царь Жора III.

Прибыв в Британикус, Иаков бен Даниил поселился в англском городе Ландониуме, где познакомился с местным сыщиком Шарлем Хольмом. Сыщик сразу понял, что Иаков — аптекарь и доктор, но не мог понять его имени. Иаков бен Даниил говорил, что зовут его Иаков сын Даниила или по-англски Jack Daniel’s, но Шарль Хольм всё не мог понять и спрашивал: «What?.. Son?.. Что?.. Сын?» Так и прозвал Шарль Иакова — Доктор What-son.

Поселился Иаков у Шарля на улице Табакер-стрит в квартирке, что сдавала им миссис Ходжа-сон. Вместе с Шарлем Хольмом они распутывали много разных преступлений, о которых Иаков написал много книг, в результате чего они стали очень известными и популярными. Даже потомок царей Патологоанатоменетов — Бенди Камамбер из Бетча — с гордостью играл в ландониумском театре самого Шарля Хольма. Однажды Иаков бен Даниил рассказал Шарлю Хольму о своем друге и учителе Квазимода-сан, как тот рассказывал о своих путешествиях. В одном из своих повествований Квазимода-сан рассказывал, как был в стране Кой-Рейа, где местные жители едят собак. Недолго думая, Иаков бен Даниил и Шарль Хольм ночью выкрали собаку из псарни сэра Баске из Аурвиля. Жуткая история… Да и собаку жалко…

Однако, популярности Шарля Хольма и Доктора What-son скоро стал завидовать местный англский царь Жора III. Однажды инспектор ладнониумской полиции Лес-Трейд, чьи предки были торговцами лесом, сообщил англскому царю Жоре III, что Доктор What-son научил Шарля Хольма курить опиум, Ка-на-бис и пейот, что можно расценивать как запрещенное сатанинское колдовство, и решил англский царь Жора III созвать Священную Реквизицию, дабы предать колдуна Доктора What-son сожжению на костре. Да и сэр Баске из Аурвиля подал жалобу на похищение собаки. Однако, все обошлось — ночью Иакову явился Квазимода-сан в виде ангела небесного и сказал, что Иакову необходимо срочно бежать. Наскоро собравшись и попрощавшись с Шарлем Хольмом, Иаков бен Даниил той же ночью сбежал из Ландониума на север — в землю горных и гордых скоттов, которые вели непримиримую войну с англами за свою независимость.

Прибыв в землю скоттов, Иаков бен Даниил, а нынче уже на англский манер Jack Daniel’s, познакомился с местным келтским эрлом по имени лорд Сэм О'Гон. Лорд Сэм О'Гон сразу признал в Иакове родную душу — ведь лорд Сэм также, как и Иаков, изучал алхимию и был путешественником. В молодости лорд Сэм О'Гон путешествовал на восток, где гостил в земле турко-менов, которые славятся своими непревзойденными аргамаками из оазиса Ахал-Теке. Ахалтекинцы — это просто сказочно-небесные лошади, которых турко-мены выращивают на чистом ячмене. Будучи заядлым любителем лошадей, лорд Сэм О'Гон сразу же влюбился в несравненных скакунов ахал-текинцев и даже прикупил табун молодняка, который пригнал домой — в землю скоттов. Гнать лошадей пришлось через Каукасусс, где лорд Сэм гостил у керкетов, у коих приобрел семена прекрасного ячменя, а также через Персию, где лорд Сэм О'Гон, также, как и Квазимода-сан, повстречал шамана Абин Ци Енну, от которого постиг таинство куба перегонного, производящего субстанцию магическую Аль-Кохоль.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 342
печатная A5
от 495