электронная
61
печатная A5
292
18+
Давние знакомства

Бесплатный фрагмент - Давние знакомства

Небольшая повесть

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-3255-9
электронная
от 61
печатная A5
от 292

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Открыв глаза, и оглядевшись, не сразу понял, что нахожусь не в своей постели, и не в своей квартире. Уверен вам знакомо — это пограничное состояние, когда уже открыты глаза, но сон еще властвует над тобой. Через секунду, собравшись с мыслями, вспомнил вечер, одновременно осознав, что нахожусь не дома. Как будто щелкнули рубильником, и включили все сразу. Повернув голову, и, увидев Полину, улыбнулся. Ее щеки с нежным румянцем немного двигались в такт вдоха и выдоха, локоны темных волос прикрывали часть прекрасного лица, и словно стекали по подушке. Аккуратно пошевелив ногами, попытался встать с кровати, не разбудить девушку. Это почти получилось, но она зашевелилась, не открывая глаз, что-то проворчала сонно в полголоса и, прижавшись плотнее всем телом ко мне, положила голову с подушки на мое плечо, обхватив своими руками мое предплечье. Я застыл, прислушиваясь к дыханию Поли. Через несколько секунд понял, что сосредоточится, мешает близость тела молодой женщины, недолго думая, осторожно развернувшись в ее сторону, обнял ее, и стал целовать. Сначала понемногу, всего лишь прикасаясь губами к кончику ее носа и уголкам губ, и только тогда когда, сквозь отступающий сон, она начала отвечать на мои ласки, поцелуи стали длительнее и крепче. На секунду открыв глаза и мило улыбнувшись мне, Полина крепче обняла меня и перевернулась на спину. Теперь наши лица находились на одном уровне, и по страстному блеску ее прекрасных глаз было понятно, что ей очень нравится сегодняшнее пробуждение. После небольшого утреннего «марафона любви», усталые, но счастливые, мы лежали рядом друг с другом, совсем не смущаясь наготы. Переводя дыхание, глядя в потолок, временами обменивались короткими фразами восхищения, вспоминая недавнюю близость. После того как силы были восстановлены, не сговариваясь, мы снова занялись тем, чем занимались пятнадцать минут назад. С этой девушкой, подобное могло бы повторяться снова и снова, благодаря ее чувственности, страстности и женственности. Опытная и молодая женщина, ко всем своим плюсам, еще и не была подвержена комплексам.

Через некоторое время мы уже были на кухне, и весело болтая о том и о сем, поглощали сырную запеканку, запивая ее крепким кофе. Сегодня нужно было успеть переделать кучу дел. Самое главное это забрать Юлю, дочку этой милой девушки, от бабушки, Поля отвезла ее в пятницу на выходные дни в небольшой поселок за городом, а потом по возвращении поесть мороженного, и сходить в кинотеатр вечером. Весело обсуждая все эти планы, мы вели себя как дети. На ней из одежды была только моя рубашка, доходившая до бедер. Это прелестное создание излучало красоту и притягательность, даже не смогу объяснить, что она нашла во мне. Я был старше ее, менее образован, да и зарплата ее была на порядок выше моей, но сейчас мне было очень хорошо и спокойно, поэтому вопросы морали я решил оставить на потом. Любуясь ее фигурой и стройными бедрами, вспомнил день, когда увидел ее в первый раз.

Тогда она была девочкой лет трех, которая что-то канючила у своего старшего брата, моего одноклассника. Я зашел как-то к нему, и точно не за домашним заданием. Учится, мы не любили, впрочем, как и большинство детей в этом возрасте, а в школе славились своим хулиганским нравом. Так вот, тогда, переступив порог входной двери квартиры родителей товарища, и увидев сестренку Василия, я засмеялся. На длинных, растрепанных волосах девочки висел и раскачивался в такт шагам Полинки яркий красный бант, а щеки девчонки покрывал не менее яркий румянец, было понятно, что они со старшим братом недавно сильно спорили о чем то. А бант съехал с первоначального места своего прикрепления из-за небольшой потасовки. Это выглядело забавно! Помню, я тогда задал вопрос своему товарищу:

— А чего, сеструха не в детсаду?

На что он с напускной раздраженностью ответил:

— Там у них какие-то трубы лопнули, или еще какая-то фигня! Короче, не работает сегодня детсад! Теперь мне вот сидеть с этим «чудом»! Блин! Весь день насмарку! — эмоционально закончил свой короткий монолог Васька, и, встав в открытых дверях своей комнаты пропуская меня, добавил, глядя на девочку:

— В мою комнату не заходи! Поняла? Иди в кукол своих поиграй!

Девочка глядела на брата надув губы, она не понимала, за что он ругает ее. Я перебил друга:

— Все, «харе»*! Чего «тянешь»** на сестру? «Завязывай»***, она мелкая совсем, не ори! — и, подойдя к девчонке улыбнувшись, проговорил:

— Идем, я тебе бант поправлю красота! Вы чего «махались»**** с братаном?

Девочка недоверчиво посмотрела на меня, и молча повернувшись к нам спиной, подставила мне свои растрепанные волосы. Как смог я поправил прическу Поли, завязав неумело ее красный бант, и легонько подтолкнул ее к зеркалу в прихожей.

— Ну что? Как? Так нормально? — спросил я ее, когда она увидела свое отражение.

— Налмална! — ответила маленькая модница, немного покрасовавшись перед зеркалом. С улыбкой благодарности, девчушка, посмотрела на меня, и вероятно смутившись от того, что внимание ей уделил взрослый по ее мнению мальчик, отвела взгляд, но тут же изменив взгляд на грозный, резко подняла глаза на брата, и спокойно проговорила:

— Я маме все ласскажу! Ты плохой, твой длуг холосый!

— Я тебе расскажу! Сначала нормально разговаривать научись. Ябеда! — отозвался Василий, грозя сестре кулаком.

— Ладно, хватит ругаться, — вмешался я. — Поль, ты малышка иди немного поиграй, а мы пока дела поделаем и придем позже с тобой поиграем.

— Чего!? — возмутился товарищ, — Не буду я с ней играть!

— Иди, иди Полин. Мы скоро, — перебил я его.

Как только дверь в комнату Васи закрылась, я зашептал быстро, наклонившись почти к самому его уху:

— Ты с ума сошел? Забыл, чего мы делать собрались?

Васька согласно закивал головой, то, что мы хотели сделать, хоть и не было противозаконным в то время, но нашим родителям точно не понравилось. «Магний»! Так мы называли небольшие бомбочки, которые с успехом делали их из мелкой стружки, старого самолетного шасси, найденному на старой заводской свалке. Только представьте! Что бы сделать небольшой заряд размером с колпачок от шариковой ручки, нужно около полутора часов водить напильником по плотному, разно-сплавному диску.

— Ладно! Я сейчас, — ответил он мне с недовольством, и, выйдя из комнаты, направился в ту, где играла сестренка.

По не громкому, и на слух доброжелательному бубнежу, было понятно, что Василий мирится с сестрой.

Жизнь не стояла на месте. Мы росли, хулиганили, дрались и влюблялись в девочек, которых выбирали, а скорее всего это они выбирали нас. С сестрой Васи я иногда мельком виделся во дворе. Она в окружении подруг, то ковырялась в песочнице, то бегала, играя в «Прятки». И завидев меня, всегда весело выкрикивала:

— Пливет!

На что я в тон ей отвечал, поднимая праву раскрытую ладонь в приветствии:

— Привет, привет!

Еще помню, как перед самым уход на службу в армию, пару раз встречал Полю во дворе, и наше с ней обычное:

— Привет!

— Привееет!

Она уже не коверкала букву Р, и не сидела в песочнице с подружками. Они были уже в том возрасте, когда начинают появляться секреты, о которых не со всеми поделишься. И в большей части эти стайки «девчонок — воробушек» сидели на лавочках в центре двора, вполголоса что-то обсуждая, иногда громко и заливисто смеясь на все пространство между четырьмя многоэтажными домами.

* Харе — жаргонизм. Хватит. Достаточно.

** Тянешь, тянуть на кого ни будь — жаргонизм, Задираться, приставать.

*** Завязывай — жаргонизм, используется для определения слов: Заканчивай. Завершай. Перестань.

****Махаться — подростковый жаргонизм означающий драку, потасовку.

Глава 2

Вернувшись со «срочки»*, и попав абсолютно в другой мир, сложно было привыкнуть к переменам. Советский Союз был разрушен, а на его обломках строился развитой капитализм. Его можно назвать «оголтелый капитализм на русский манер». Изобилие товаров из-за границы, огромное количество торговых павильонов, еще больше искушений и соблазнов. В тот момент у народа не хватало самого главного для реализации своих мечтаний, финансов. Заводы не работали, экономика страны находилась в полном упадке, а на рынке запросто можно было встретить вчерашнего доцента наук торгующим «Сникерсом». Все это способствовало развитию преступности, и среди молодежи было престижным состоять в какой-нибудь «бригаде»**, несмотря на то, что жизнь обычного бойца была все время на волоске от смерти. Но желание «красиво жить» и брать от жизни многое и сразу, делали места в преступных группировках вакантными.

Устроившись на работу, поначалу в одно из крупных ранее автопредприятий, начал карьеру водителя с самой нижней ступени, а если точнее то, с должности автослесаря. Конечно, если ты решил стать авторемонтником, то считай что находишься на пике своих мечтаний, но я задерживаться здесь не собирался, рассчитывая поработать с полгодика и осмотревшись, перейти в автоколонну с грузовыми автомобилями. Прошло пару месяцев, как осваивая профессию автослесаря, получил первую зарплату, посмеялся над суммой, и зря это сделал, так как следующей не увидел вовсе. В те годы очень часто задерживали выплаты, а то могли совсем не выдать заработанное. В тот вечер, шел домой по родному двору, в полном уныние, думая как бы поменять работу, и о том, что сейчас везде одно и то же, и большой разницы из-за смены места работы не будет, как из раздумий меня вывел переливистый, разноголосый сигнал автомобиля. Вздрогнув от неожиданности, повернулся и увидел Ваську. Он смотрел на меня, выбираясь из салона ярко-зеркальной иномарки, и подойдя вплотную, обнял по дружески, похлопав правой рукой по спине, радостно произнес:

— Сашка! Здорово, служивый!

— Привет босяк! — воскликнул я, так же обрадовавшись встрече с другом. — Васька! Балбес, привет! Рад тебя видеть. Как ты? Рассказывай, давай!

— Слушай, Сань. Давай вечером встретимся и поговорим? Сейчас у меня дела не большие, а часов в семь вечера встретимся, выпьем немного, и обо всем поговорим. Идет? — мой товарищ, все еще держа меня за плечи, и смотрел прямо в глаза.

— Да! Отлично! Давай я подойду к семи. На лавках во дворе тогда? — спросил я, указав рукой в направлении центра двора, где уже несколько лет вкопанные в землю нехитрые лавочки.

— Все договорились, друг! — Вася еще раз одновременно хлопнул по моим плечам своими широкими ладонями, чувствовалось, что у приятеля довольно крепкий удар.

Улыбаясь проводил взглядом своего детского друга до его машины, а он усевшись в кресло водителя еще раз нажал на переливистый клаксон, и эффектно стронув авто с места. Его серебристое авто, подняв дворовую пыль, скрылась за углом многоэтажки.

В назначенное время я вышел во двор. Василий уже был там, где мы уговорились встретиться, с ним были незнакомые мне девчонки, примерно нашего возраста. Они что шумно обсуждали и громко смеялись. Увидев меня, товарищ громко начал восклицать в шутливом тоне:

— Ооо! Вот идет он, мой дружбан школьный! Девочки! Прошу любить и жаловать, Александр! — закончив представлять меня своим спутницам, он картинно поклонился и развел руки в стороны как артист на сцене при окончании выступления. Даже с того расстояния на котором находился я, было заметно, что мой приятель уже выпил. Девчонки тоже уже были «под мухой»***, поэтому смеялись и искренне радовались мне, будто встретили лучшего друга.

— Ладно, не выпендривайся, — со смехом ответил я, и, пожав руку товарища, начал знакомится с девочками.

Лора и Вика были не из нашего района, иначе они были бы мне знакомы. Если я все правильно понял, то Лорка была девушкой Василия, а Вику привезли что бы мне, не оставаться без пары и не скучать. Но скучать было некогда, разговоры на темы: «а ты помнишь?», «а эту помнишь?», «а где сейчас вот тот?» полностью захватили нас с Васькой. И еще дорогой виски, который принес приятель, способствовал нашим воспоминаниям. Рано или поздно воспоминания о школе должны были, закончится, и мы плавно перешли на настоящее время и его проблемы. Я и так уже догадался, что сейчас главнее тот, у кого сила, а Васька мне еще и подтвердил мои догадки.

— Пойми друг! Сейчас живет тот, кто умеет брать, — с жаром рассказывал он. — Лохи, они всегда на обочине или в сточной канаве. Пришел к барыге****, кто «крышует*****», никто? Значит теперь мы! Завтра первую «пайку»****** засылаешь. Не понял? В лесополосу его, яму копать. И любой готов поделиться. И вот они и машины, и девочки, и деньги на дорогое пойло. А на твою зарплату много не накупишь!

— Подожди-ка, ведь ты отбираешь у человека то, что он, по сути, заработал! — перебил я его. — Этот торгаш, ехал куда-то, закупал что-то дешевле, тащил на себе всю эту тяжесть. И тут приходишь ты, и говоришь, что нужно делится! Разве это по совести?

— А по совести продавать все в три цены больше? — возмущенно ответил Васька. — По совести?

— Да, и это тоже вроде нечестно, — согласился я.

— Вот и я говорю! Нечестно! — подвел итог спора, сильно захмелевший приятель, и вдруг взметнув, свой уже мутный, взгляд на меня, добавил:

— Слушай! А давай к нам, в «бригаду»! Я поговорю со старшим, парень ты как помнится надежный! Давай?

— Не дружище, не готов я пока. Не разобрался еще, что к чему. Может позже как-нибудь, — неуверенно ответил я, и, переводя разговор в другое русло, качнув головой в сторону девчонок, сказал:

— Вон смотри, девочки уже заскучали с нами. Хороши мы ухажеры!

Парень, повернув хмельную голову к Лорке, схватил девушку за талию и, потянув на себя, томно спросил ее:

— Заскучала красивая?

На что не менее пьяная девчонка, скривив губы, капризно ответила:

— А чего вы? Сидите тут. А помнишь? А не помнишь? А мы с Викулей что? Место тут пустое?

— Ладно, ладно «Барби», не шуми, — шутливо сдался Василий и поцеловал Лору в надутые губки. — Поехали в сауну? Сань! — оживился товарищ, — Погнали в сауну? Вон девчонки с нами тоже поедут. Поедите? — спросил Вася, оглянувшись на девушек.

Они явно были не против, судя по энергичным кивкам голов в знак согласия. Но я совсем не хотел, ни куда ехать. Завтра утром снова на работу, и нужно было выспаться.

Васька очень сильно отличался от людей, с которыми я сейчас общался. С одной стороны я был рад увидеть старого приятеля, а с другой было неприятно смотреть на этого нагловатого и уверенного в себе парня

Да и девчонки напоминали хоть и красивых, но крашенных и пустых кукол. Поэтому помотав головой в знак несогласия, я ответил:

— Не Васек, не поеду. Завтра вставать рано, обещал закончить с ремонтом машины одной. Давай, как-нибудь в другой раз? Девчонки, без обид!

— Да ладно! Ты чего, друган? Поехали! — возмутился удивленно приятель.

— Не. Спать надо. Рад был с тобой поговорить, надеюсь, еще встретимся. Будь здоров Васька!

Я встал с лавки, на которой мы провели весь вечер, вспоминая былое, посмотрел на компанию Васи, и понял что нам совсем не по пути, и что вряд ли мы с ним куда-то поедем потом, или еще, когда либо. Мой друг изменился, изменился и я. Наши школьные дороги давно разошлись, и уже ни когда не пересекутся. Попрощавшись, и пожелав хорошей и веселой ночи ребятам, отправился в сторону своего подъезда. Уже стемнело, и фонари двора полностью вступили в свои права на время ночи. Выхватывая отдельные фигуры и силуэты, очертания и призрачные тени, эти старые ночные стражи раскачивались на слабом и прохладном сквозняке августа, так же как и несколько лет назад, освещая дворовые постройки, которые я помнил еще со времени своего детства. Казалось, что фонари освещали само время, которое застыло на ночь. У самого подъезда я столкнулся с девочкой подростком лет двенадцати. Она смотрела на меня в упор и улыбалась. Немного растерявшись от этого, остановившись, спросил:

— Ты чего, «воробей»? Потерялась?

Девочка засмеялась, смутившись, и отвернувшись быстрым шагом, пошла в сторону начала дома, в сторону первых подъездов. «Странная какая», — подумал я, и открыл входную дверь своей парадной. Уже потом, в постели, засыпая, понял, кого напомнила мне эта странная девчонка во дворе. Это была Полина, сестра Василия.

«Чего ж тогда она не поздоровалась хотя бы?» — подумал, уже засыпая.

«А потому что она совсем ребенок, подросток, и застеснялась!» — неожиданно для себя ответив на свой же вопрос, тут же уснул под действием выпитого алкоголя.

Тогда я еще не догадывался, что увижу школьного товарища еще несколько раз, но это будет выглядеть как встреча двух знакомых людей. Взмах руки в приветствии, ответный взмах и все. А через пару месяцев Василий пропадет совсем, до сих пор ни кто не знает, что с ним случилось, но ходили слухи что он «перешел дорогу» представителям более авторитетной «бригады».

Этот вечер был последним, когда я снова пересекся с этим семейство. Много лет прошло с той поры, и некоторые воспоминания стерлись из памяти. По крайней мере, я так думал до вчерашнего дня.

Срочка* — срочная служба в рядах вооруженных сил.

Бригада** — преступное сообщество. Бандитские группы девяностых годов.

Под мухой*** — состояние алкогольного опьянения.

Барыга**** — спекулянт занимающийся перепродажами чего либо.

Крышевать***** — предоставлять защиту от посягательств других преступных сообществ.

Пайка****** — в данном случае ежемесячный, еженедельный, или ежедневный взнос оговоренной ранее суммы.

Глава 3

Утро! Просыпаться всегда сложно, даже если вечером заснул рано. Лично я могу по пальцам перечислить все случаи, когда просыпался с удовольствием. Тягучее состояние после сна довольно долго не хочет отпускать тебя, и ты направляешься на кухню с полузакрытыми глазами. Завтрак и кофе, душ, и ленивые неторопливые сборы на работу.

Весна только — только начиналась, и ночной мороз был еще очень ощутим. Впрочем, двигатель автомобиля запустился без проблем, и, слушая утренние новости в магнитоле, пребывал в легком унынии. В субботнее утро совсем не хотелось работать, но график есть график, и никуда не денешься от этого. Радовало только то, что на сегодняшний день было запланировано не много, и еще то, что я еду часа на полтора раньше положенного. А это означало, что вполне успеваю выпить кофе в конторе, и вдоволь наговориться с ребятами. Всегда есть вещи, которые вам необходимо обсудить с людьми которые работают с вами. Пока эти мысли крутились у меня в голове, двигатель автомобиля прогрелся и, включив передачу, выехал со стоянки. На улице почти не было движения, дорога была практически пустой. «Выходной. Нормальные люди, отдыхают. Спят еще!» — подумал я, глядя вперед на дорогу, и старательно объезжая ямы на проезжей части, которых этой весной было великое множество. Впереди начала проглядываться остановка общественного транспорта, на которой, как и на всей улице, не было ни души. И вдруг, я увидел ее! Она стояла чуть дальше основной остановки, и благодаря серому пальто, сливалась на фоне светового столба. Стройная женщина подняла руку, приняв меня за такси. Секунду подумав, становился с мыслями: «Подвезу если по пути. Чего стоит? Одна считай на улице. Подвезу!». Одетая стильно и по моде, девушка элегантно подошла с пассажирской стороны, и, приоткрыв дверь, мелодичным голосом спросила:

— До рынка подвезете?

— Да. Присаживайтесь, проедем там. Почти по пути, — ответив, задумался:

«Ну, надо же! Странно, что она так рано и на остановке. Таких как она, и днем то в общественном транспорте не встретишь, а ту одна, и на остановке. Ну да ладно, мало ли.»

Незнакомка захлопнула дверь, и, стронув автомобиль с места, немного убавил звук в магнитоле. Через минуту салон наполнился легким, и приятным ароматом ее терпких духов. «Дорогие, наверное,» — отметив про себя, ощутил ее взгляд на себе. Меня это насторожило, и на секунду оторвавшись от дороги, повернулся к ней, и буквально споткнулся об этот взгляд, с большими и красивыми глазами. Что-то очень знакомое было в них, что-то далекое и теплое одновременно. «Вот черт! Вот это девушка!» — только и смог подумать я. Выразительный взгляд молодой женщины изучал и обжигал меня, или на тот момент мне так показалось, что он обжигал, но таких красивых глаз я не видел давно, они очаровывали и гипнотизировали. Еще он излучал радость и удивление.

— Я помню тебя! — сказала девушка радостно и спокойно.

— Чтоо? — только и смог произнести я, от удивления резко повернув голову в ее сторону, и в какой-то момент, перестав контролировать движение авто.

— Что? — снова повторил вопрос удивленно, быстро переключив внимание на проезжую часть — Откуда?

— Ты же Сашка! — улыбаясь, сказала она.

— Емае! А откуда же ты знаешь меня, красота? — не переставал удивляться, но чувствовал, что знаю ее, и судорожно пытался вспомнить, когда мы могли встречаться.

— Вы с моим братом дружили в школе. Василий! Помнишь? — и она назвала фамилию моего давнего школьного товарища, о котором уже давно успел позабыть.

— Полина?! — мое удивление нарастало, — Полинка! Точно! Вот откуда этот взгляд помню! — сумбурно выкрикивал я, — Вот это ты красавица стала! Ай да, Полина!

— Ну ладно, ладно, — смутилась она, — Захвалил прямо.

— Ой, вот только не говори, что ты не привыкла к комплиментам!

— Да, комплиментов навалом! Каждый норовит пригласить в ресторан, или еще куда, — уже грустно улыбаясь, добавила она, — А после развода, так вообще как с ума сошли эти мужики.

— Развод? Ну и черт с ним, других много же. Сама говоришь же, — удивился я. — Давно бы снова замуж вышла, либо просто жила бы с кем ни будь.

— Ты такой простой, — продолжила Поля, — Думаешь, мужчинам сейчас нужно, что бы была семья? И что бы они могли нести ответственность за семью? Нет! Сейчас все иначе, встретились, поужинали, переспали, пару раз еще встретились и достаточно. Ни кто не хочет наваливать на себя лишний груз, тем более в виде чужого ребенка..

— У тебя и ребенок есть? — перебил я ее.

— Да. Дочка! — ответила она.

Снова оторвавшись от дороги, мельком взглянув на нее, увидел, что ее улыбка снова повеселела, спросил:

— А что же с мужем то не сложилось?

— Да пить он начал, — просто и спокойно ответила она. И добавила:

— Ты же должен его помнить, он в вашей компании один не по годам был. — И девушка назвала имя бывшего мужа, а я, порывшись в памяти, вскрикнул вспомнив:

— Вспомнил! Семен, «Магарыч»! Точно, он вечно путался с нами, а мы его «отшивали» к своим одногодкам. Но этот «малек» очень тщеславный был, и тешил свое самолюбие, находясь в компании старших. Да! Как раз, перед тем как мне служить уходить. Ему тогда одиннадцать было, все напрашивался на проводы ко мне! — почти вскричал я.

— Так у него же отец тоже страдал от привязанности к алкоголю, мы ж его прозвали так, из-за этого. Ты чего связалась то с ним?

— Ну вот! Связалась и связалась, — снова с грустной улыбкой ответила она, и тут же повеселев, добавила:

— Зато у меня дочь от брака, такой на всей Земле не найдешь! — опять радостно сверкнув глазами, добавила она.

— Ну да. Ребенок всегда останется для родителя самым главным человеком на всю оставшуюся жизнь, — ответил я с улыбкой, и вспомнил свою дочь. Моя, оканчивала школу, собиралась поступать в университет, и была уже сформировавшейся личностью.

Разговаривая, мы не заметили, как доехали до места, что назвала Полина. Рынок! В прежние годы этот район славился своими криминальными новостями и шпаной, что некогда проживала здесь. Сейчас в этом районе можно было купить не очень дорогую квартиру, в старенькой «хрущевке». Девушка направляла меня, и, заехав во двор одного из таких домов, притормозив у подъезда, остановился. Двигатель урчал на холостых оборотах, полуобернувшись, посмотрел на Полину, она сидела и смотрела вниз на свои сапоги, как будто ждала, что я скажу дальше. Мне очень хотелось, встретится с ней снова, поэтому, почти не думая, произнес:

— Давай, как-нибудь встретимся? Посидим, поговорим? Я знаю очень приятное место в Центре, кофе натуральный и исключительно вкусный!

— А сегодня сможем? — спросила она, и вполоборота повернув голову, посмотрела в мою сторону.

— Сеегоодня. — задумавшись, проговорил, размышляя, — Думаю, что сегодня очень даже можно, но дай мне свой телефон, могут возникнуть форс-мажорные обстоятельства. Если что позвоню, предупрежу. Тогда ждать меня не будешь, а пойдешь на свидание с нормальным человеком. Дело в том, что мы зависим от «железной дороги», и произойти может всякое, — пояснил я улыбаясь.

Полинка порылась в маленькой сумочке, и, взглянув на меня, протянула визитку, сказала твердо:

— Я буду ждать тебя!

— Я буду очень сильно стараться. Думаю, что к часам семи вечера закончу.

Девушка легко выпорхнула из машины, проводив ее взглядом, стал изучать визитку.

Знакомое имя и одна из знакомых со школьных лет фамилия, врач-стоматолог, и телефон.

— Ого! Стоматолог? Вот, дела! Ай, да Поля! Молодец! — радуясь за девушку, убирал визитку в карман куртки.

Глава 4

Вы когда-нибудь, замечали, что если, куда-то торопишься, то время вокруг вас превращается, чуть ли не в желе? И ты всячески стараешься все сделать быстрее, но как будто застреваешь в нем, продираясь сквозь полузастывшие кварки* замедлившейся физической величины. Вот так же было со мной сегодня. Все шло по графику, нигде не было опозданий и ненужных остановок в делах, но у меня уже в самом начале начало складываться ощущение, что этот день, ни когда не закончится, и вечер не наступит. Но работу нужно было выполнить, а учитывая специфику службы, закончить, во что бы, то, ни стало. «Службу нести до полного выполнения приказа, по прибытии доложить лично командиру управления!», вот так звучит последнее предложение нашего задания на период службы. Все сухо, точно и обязательно! И хочешь, не хочешь, а приказ выполнять нужно. Поэтому весь день, протискиваясь сквозь «застывшее время», я радовался окончанию каждого следующего часа. Мое нетерпение заметил и мой командир из офицерского состава, с которым сегодня несли службу.

— Ты сегодня чего как на гвоздях? — спросил он.

— Понимаешь, Петрович. Сегодня встретил девушку..

— Девушку? Ай, красавец! — перебил офицер.

Он очень позитивный человек, поэтому обижаться на него было бессмысленно. Зная его уже не первый год, я подозревал, что этот обаятельный парень воспримет мой рассказ с юмором, но все же поделился с ним новостью. Повернувшись в его сторону, и посмотрев несколько секунд, в его глаза за щелками пухлых век, я погрозил кулаком, и добавил:

— Не перебивай, блин! Нормальная девушка..

— А до этого, были не совсем нормальные? — снова перебил он, громко захохотав. От смеха, на его шее затряслись жировые складки. О наличии начальной стадии ожирения, его предупреждали на прошлом, обязательном профмедосмотре, на что, он как обычно, ответил шуткой, что если человек хороший, то его должно быть много. И в этом он не ошибался, он действительно был неплохим человеком, и за свой позитивный настрой нравился почти всем в нашей конторе.

— Да иди ты к черту! Ни фига рассказывать не стану! — раздраженно ответил я.

— Ладно, ладно. Сань! Рассказывай. Ехать долго еще, — отступил Петрович.

— Тебе бы только поржать. Ну, тебя! — уже наигранно ответил я, управляя грузовиком.

— Все, все. Правда, не стану. Расскажи! — улыбнулся офицер. — Ну что мы с тобой, первый год вместе служим?

— Ладно. Но если перебьешь еще раз, будешь песни петь до самой базы, — поставил я шутливые условия.

— Хорошо! Ты же знаешь, как я люблю петь! — загоготал он.

— Да уж! Знаю! — засмеявшись, вспомнил, что у парня совсем нет ни слуха, ни голоса.

— Вот поэтому, давай делись с боевым товарищем новостями на личном, — отрезал он.

— Ладно, слушай, — и я рассказал все от начала до конца, не упустив и школьные года.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 61
печатная A5
от 292