электронная
29
печатная A5
227
12+
Дарёнка

Бесплатный фрагмент - Дарёнка

Мистическая повесть

Объем:
30 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-0503-8
электронная
от 29
печатная A5
от 227

Эта история произошла в последние годы войны.

Проводив мужа на фронт, на плечи Клавдии легли все заботы о доме. Четверо детей надо было беречь от холода и голода. Они жили в глухой Сибирской деревеньки, где Клавдия по воле судьбы сама заготовляла дрова, ловила рыбу, ходила с мужненой винтовкой на охоту в тайгу.

Надеяться было не на кого, всем тогда было тяжело. Похоронки с фронта извещались сиреной плача. Когда плач стихал, надо было жить дальше, — бороться и верить.

Клавдия тоже была из тех, кто получил это бедовое известие. Погоревав о своём кормильце, взвалила и это горе на свои хрупкие, женские плечи.

— Митька, Андрейка, — будила с первыми лучами рассвета Клавдия своих старших сыновей. — Хватит спать лежебоки, давайте бегите на озеро, проверьте морды. Может хоть сегодня Бог дал рыбы немного.

Мальчишки, потягиваясь, нехотя слезли с тёплой печи. Митьке хоть и было уже десять лет, да ростом он был ниже Андрейки, которому два дня назад исполнилось восемь. Молча, наталкивая варёной картошки в карманы из чугунка, что стоял под лавкой для поросёнка, наспех надев портки, побежали босиком по мокрой от росы траве на озеро. Картошка служила приманкой, какая никакая, но надежда, что рыба обязательно придёт полакомиться.

Лиза и Маняша еще спали. Лизе было уже семь лет и её обязанностью было следить за младшей сестрой, которой шел четвертый.

Клавдия, поправив сползшее у них одеяло, отправилась доить корову.

— Что ж ты милая, совсем-то молока не даёшь? — разговаривала она с коровой. — Разве это молоко? По кружке каждому не выйдет. Исхудала ты у меня что-то, все кости наружу.

Поставив ведро в сторону, она кинула ей несколько навильников травы и отвязала верёвку, зная, что корова, наевшись, пойдёт во двор пить с широкого корыта. Накормив порося, который достался от умершей соседской бабки, она вернулась в дом.

Митька и Андрейка уже сидели за столом и тузили друг друга шелбонами, ловко уворачиваясь от занесённой надо лбом рукой. Миска для рыбы была пуста.

— А ну, угомонитесь, — ругнулась на них Клавдия. — Есть нечего, а им весело.

— Опять пусто, — сказал Митька.

— Да вижу уж, — буркнула расстроено мать.

Она, обессилев села на лавку и уставилась, молча в окно. Лето в этот год было холодное, в огороде росло всё скудно и рассчитывать, что овощей хватит на всю зиму, не приходилось.

— Пойду, схожу, в тайгу, может какая дичь попадётся. Вы же натаскайте хвороста для печи и выгоните пастись Лыску (так звали их корову) и Мотьку (так звали порося). Если до полудня не вернусь, загоните к вечеру на место.

— Мама, кушать хочу, — потирая глаза, залепетала Маняша. — Лиза вставай, уже все не спят, — тормошила она за косичку сестру.

Клавдия подошла к дочкам, взяла на руки Маняшу и, поцеловав, усадила за стол. Лиза следом присела рядом.

— Лизонька, я сейчас уйду в лес, оставляю тебя за старшую. Не подведи меня дочка. Маняшу со двора не пускай. Митьку с Андрейкой тоже доглядай.

— Они дерутся со мной, за волосы дёргают, — жаловалась матери Лиза.

— Разве папка нас защищал, чтобы вы обижали друг друга? — повернувшись к сыновьям, пристыдила их Клавдия. Митька и Андрейка виновато опустили свои светлые головы. — Ладно, некогда разговоры разговаривать. Ешьте, что Бог послал и за дела.

Поставив миску с варёной картошкой на стол, она налила каждому по кружке молока.

— Хлеба пока нет. Приду из тайги, печь будем. Ты Лиза, убери всё со стола, посуду помой.

— Я тоже, тоже, — хлопая в ладоши, говорила Маняша.

— Всё, пошла, — обведя взглядом своих детей, выдохнув, сказала Клавдия.

Она, надела тужурку мужа, достала из сундука его винтовку и, потряхивая в руке двумя патронами, вышла.

***

Подойдя близко к лесу, Клавдия перекрестилась и низко поклонившись, произнесла:

— Благослови Господи! Не дай с голоду умереть деткам моим. Прости и защити!

Шла она тихо, держа винтовку на изготовке. Но везению не суждено было быть, — то птица далеко взлетит, то заяц стрекача даст. Пошла Клавдия глубже в лес к логу, где на водопой подходили животные, — может хоть там повезет, и она уйдет домой с добычей.

Пристроившись за деревом, она стала ждать. Прошло несколько минут, глаза устали от пристального вглядывания. Закрыв их на мгновение, Клавдия услышала треск. Еще не настроив зрение, вскинула винтовку в сторону шевеления.

— Медведь! — пронеслось в голове.

— Не стреляйте тётенька.

Клавдия медленно отняла голову от винтовки. То, что ей показалось медведем, оказалось маленькой девочкой, укутанной в лохматую шаль и бурое длинное пальто, — на вид девочке было шесть лет.

Женщина соскочила и побежала в ее сторону.

— Как ты сюда попала?

— Не знаю, — ответила девочка.

— Чья ты будешь? Где твои родители? Где живешь? — не унималась Клавдия.

— Не помню тётенька. Я заблудилась. Возьми меня с собой.

— Ты же уже большая, как же не помнишь-то?

— Не помню тётенька, — отрезала девочка. — Помню свист, взрыв и всё…

— Контуженная, — вздохнула Клавдия. — Бедное дитя! — и взяв девочку за руку, повела её в сторону своего дома.

— Чем же я вас кормить-то буду? — разговаривала сама с собой Клавдия. — Отвернулся ты Господи от меня. За грехи видать испытания несу.

Девочка шла и улыбалась.

— Ты чего улыбаешься-то? — спросила Клавдия.

Та потянув ее маленькой ручкой за тужурку, дала знак остановиться.

— Стой тётенька! Тише! Ружье своё приготовь. В том просвете кабанчик пасется, стреляй в голову, да не промахнись.

Удивительны были речи для маленькой девочки. Но Клавдия послушно пробралась к просвету, там действительно рыл носом землю небольшой кабан. Подскочив от выстрела, он побежал. Клавдия с досадой стукнула по стволу дерева кулаком. И уже собираясь уходить, увидела, как он стал ныряя зарываться в землю, тут же соскакивая, зарываться снова. Поросячий визг разнёсся по всему лесу и тут же резко стих. Кабан лежал не подвижно.

— Попала, попала! — радостно бежала к нему Клавдия. — Девочка иди сюда, — звала она ребенка.

— Как хоть зовут тебя, помнишь? — спросила ее Клавдия, перевязывая задние ноги кабану.

— Дарёнка, — ответила девочка.

— Дарья значит?

— Нет, не Дарья. Дарёнка меня зовут, — твердо сказала девочка.

— Ты и, правда, Дарёнка. Ни разу, мне так не везло. Благодарю тебя Господи! — Намотав на руку верёвку, тужась от веса животного, она поволокла его в сторону дома. Дарёнка шла рядом, напевая какую-то странную непонятную для Клавдии песню, но вслушиваясь в слова, каким-то чудесным образом, кабанчик становился совсем невесомым, поэтому к дому они вышли очень быстро.

Завидев мать, Митька с Андрейкой поспешили на помощь.

— Кто это? — спросили они, подозрительно рассматривая девочку.

— Потом. Помогите. Устала дюже. Теперь всю неделю с пищей будем. Радость-то какая. Есть Бог на свете. Есть!

Затащив кабанчика в сарай, тут же занялись разделкой его тушу.

Дарёнка всё время простояла рядом, сложа ладони рук перед грудью, тихо говорила:

— Свободна твоя душа кабанчик. Пасись теперь в Райских лесах. Мясо для пищи детям малым. Благодарю Отец Небесный за пищу даденную.

Митька с Андрейкой, то и дело озирались на странную гостью. Андрейка, крутил пальцем у виска показывая брату о странностях их гостьи, тот кивал в ответ. Клавдия, сложив мясо в корыто, велела помочь перенести его в ледник.

— Ну, давайте теперь знакомиться, — сказала она, когда все собрались в избе. Лиза и Маняша с любопытством разглядывали гостью.

— Девочку, зовут Дарёнка. Она заблудилась в лесу. Сегодня заночует у нас, а завтра к председателю пойдем. Знакомьтесь и не обижайте.

Пока ребята знакомились, Клавдия отправила в печь чугунок с мясом. Вскоре в доме вкусно запахло бульоном. Ужин получился на славу. Клавдия, то и дело, подливая добавки детям, любовалась ими, забывая поднести ложку ко рту.

— Фу, — выдохнул Андрейка. — Я сегодня сытый, как буржуй, — и похлопывая себя по пузу, довольно растягивал губы в сытой улыбке. Все стали повторять за ним. Одна Дарёнка сидела тихо и улыбалась.

После ужина, Клавдия уложила детей спать. Дарёнку положила к девочкам.

— Сегодня поспишь с Лизой и Маняшей. Она вас не потеснит, вон какая махонькая. А завтра видно будет.

***

Рано утром, разбудив Дарёнку и сунув ей кусок хлеба, Клавдия повела её в сельский совет к председателю. Удивился он, узнав, что маленькая девочка одна плутала в лесу, но делать нечего в район надо сообщать.

— Ты устрой пока ее у себя. Определи, значит, место ей пока. А я как раз в район собрался. Заеду, куда следует, — говорил председатель, присев на корточки перед Дарёнкой. — А ты девочка не переживай, найдем мы твоих мамку и папку, — его рука ласково гладила голову малышки.

Он был единственным мужчиной на селе, которого по решению района оставили управлять хозяйством. Шел ему девяносто третий год.

— А я не переживаю дедушка. Ищите их, только подольше.

Председатель вопросительно посмотрел на Клавдию, та только пожала плечами в ответ.

Всю дорогу до дома, Дарёнка крепко сжимала руку Клавдии и счастливо улыбалась, поглядывая на нее.

— Ты чего такая счастливая? — спросила ее Клавдия.

— Да так. Солнышку радуюсь, — отвечала Дарёнка.

Из-за туч и, правда после её слов вылезло солнце и ласково обогрело лицо Клавдии.

— Чудная ты Дарёнка и откуда такая взялась?

— Тю-ю-ю, Клавка, тебе чего своих мало? — спросила сидевшая на скамейке возле своего дома женщина. — От кель такую стрекозу взяла? Аль родственники задарили?

— Любопытная ты Дуня, — ответила Клавдия. — Ну, ни чем тебя не переделаешь.

— А чё меня переделывать, я и такая себе нравлюсь, — крикнула вдогонку женщина. — Подкидышей не собираю и своих из-за них голодом не морю.

— Ну и змея, эта Дунька. Ты Дарёнка не слушай ее. Разные люди на свете живут. Но всё же добрых больше, поверь.

— Ее никто не любит, поэтому она злая. Правда и она никого не любит, — дала заключение Дарёнка.

Во дворе их уже встречали Митька и Андрейка. Радостно бегая вокруг матери, они расспрашивали, что сказал им председатель.

Войдя в дом, Клавдия похвально оценила Лизин труд. Та, одев сестру, аккуратно расчесывала гребешком волосы, заплетая их в косички.

— Молодец Лизонька, совсем ты у меня взрослая стала. Помощница. Пойду в огород соберу кой чего на щи. И уже выйдя во двор, крикнула, — Митька, Андрейка. Топите печь, несите с ледника кусок мяса, щи варить будем.

Те радостно визжа, бросились к поленнице из хвороста. Дарёнка шла следом за Клавдией. Пока Клавдия рвала овощи, та обошла весь огород и внимательно осмотрела его.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 29
печатная A5
от 227