электронная
72
печатная A5
373
16+
Далекое Близкое

Бесплатный фрагмент - Далекое Близкое

Объем:
212 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-6462-2
электронная
от 72
печатная A5
от 373

Далекое близкое

Посвящается Альфу, доброй тебе охоты в верхней тундре, дружище.

О понятиях и смыслах

Здравствуйте! Меня зовут Крис, и я — ненормальный писатель.

Для многих моих коллег чертовски важно, чтоб книга была напечатана. Для меня имеет смысл только, чтоб она была прочитана.

Обычно заказывают корректуру или редактуру. Я выкладываю рукописи. Хочу, чтоб вы знали меня со всеми моими косяками, ошибками и специфическими оборотами речи.

Многие называют книги «продукт» или «проект». Я считаю, что именно эти формулировки и убивают творчество.

Говорят, «писатель» — это профессия. Думаю, как только ты начинаешь зарабатывать книгами на жизнь, ты перестаешь писать то, что хочется, и начинаешь — то, что продается. Для меня рассказывать истории — просто удовольствие. А пришедшие монетки уходят приютам для животных. Что особенно важно в преддверии зимы.

Многие намеренно используют триггеры, эмоциональные крючки, на которые обычно пытаются поймать читателя, заставляя сопереживать персонажам. Все эти злые мачехи, миленькие животные, несчастные золушки и прочие гаррипоттеры. Мне это кажется откровенным читерством. Типа вкусовой добавки.

Это у нас, стало быть, вместо биографии вышло, а теперь…

Вместо вступления

Весь сборник — одна сплошная история проигранных литературных конкурсов.

Давайте я сразу расскажу вам, что есть, а чего нет в этой книге.

Здесь нет ни фэнтези, ни романтических линий.

А еще нет плохих и хороших. На самом деле я просто ненавижу эту строгую градацию — черное и белое. В бездну!

И ни одного избранного, представляете?

Зато есть прорва приключений, бесконечная черная даль космоса, пустота и холодный звездный свет.

Есть ночное море неоновых вывесок большого города, среди которых так сложно скрыться от преследователя.

Есть обычные люди со своими особенностями, достоинствами и недостатками.

Есть Сю Хао — китайский демон пустоты в одном красном башмаке.

Разумные животные и одна сверхразумная горилла.

Есть полиция, управляющая летающими дронами.

Таинственный искусственный интеллект по имени Оракул, цели которого совершенно непонятны обычному нормальному человеку.

А еще одна кофейня и один троллейбус.

И конечно блоггеры и хипстеры, каналы youtube и лайки.

Есть очень далекое, сколько не смотри в небо — не увидеть.

А есть и совсем близкое, оглянись — столкнешься нос к носу.

А еще есть один совершенно разочаровавшийся в собственной жизни немолодой человек, которому внезапно дали второй шанс. И если отбросить гротеск и фантастику, то основа этой истории совершенно реальная.

Потому что все, что я пишу, оно о переменах и надежде.

Ваша КБ

Колобок

Шнадику, с самыми теплыми воспоминаниями о наших приключениях в заснеженной Сибири.

Представьте себе далекую-далекую планету, затерянную в холодном космосе, на которой обосновались двое — Старик со Старухой.

Майор Игорь Васильевич Страхов, позывной для связи — Старик, с ненавистью смотрел на начальника научной станции. Когда-то он еще пытался скрывать свои чувства, но сероглазой блондинке было настолько плевать на его реакцию, что прятаться стало бессмысленно. «Испытывает она сама хоть что-то? — спрашивал себя иногда Старик. — Или под этим прилизанным пучком на самом деле микросхемы, вместо нормального человеческого разума?»

— Мария Сергеевна, — хрипло осведомился он во второй раз, — где Колобок?

Начальник научной станции, светило генетики, позывной для связи — Старуха, на миг бросила взгляд на своего коллегу, оторвавшись от монитора, и за стеклами узких дорогих очков сверкнуло раздражение. Как сверкнуло, так и кануло в глубину глаз, ставших опять совершенно равнодушными. Как у змеи, право слово.

— С каких пор вас интересует Колобок, товарищ майор? — полюбопытствовала она, снова вернувшись к своему неведомому отчету. — Не вы ли величали его «наш ужин»?

Старик не выругался. Сдержался. Годы исполнения приказов…

— Вы создали в лаборатории органическую форму жизни из зерна, определенного как наш рацион, более того, вам взбрело в голову сделать его разумным!

Старуха принялась машинально барабанить ногтями по столешнице, Страхов просто дурел от этого звука. Она — без сомнения, величайший ум нашего столетия — затребовала себе лабораторию «где бы ее никто не беспокоил» — на необитаемой планете, а из сопровождения допустила одного, сменяющегося раз в год коллегу-охранника. «Чтобы никто не мешался». Старик торчал здесь уже семь месяцев, и каждый прожитый миг был наполнен постукиванием, щелканькем, поскребыванием, скрипом — о! как он мечтал о тишине.

А с недавних пор он мечтал и еще кое о чем. Как схватит эту стерву за волосы, вставит ей в рот ствол глока и будет нажимать на спусковой крючок, пока не раздадутся бессильные холостые щелчки. Старухе было наплевать.

— Я сделала его разумным… — эхом повторила она. — Это был эксперимент, и заметьте, удачный… Разумное существо, созданное на основе растительного материала, с вживлением искусственной нервной системы… Прорыв…

— Что значит — «был»? — чуть не заорал Старик.

Блондинка вздохнула, снова подняла глаза на собеседника и выбрала тон, каким говорят с самыми глупыми лошадьми на конюшне.

— Я оставила открытым окно, мне нужно было изучить его способность познавать новое и принимать решения в стрессовых для него ситуациях.

— Надо его найти, — уяснив суть, майор не желал продолжать тратить время на разговор со стервой, от которой его с души воротило.

— Я отправила квадрокоптер следить за ним, — и снова буквы, цифры и графики интересовали ее куда больше, чем человек напротив. Человек, который должен был ее охранять. Человек, обладающий оружием, в конце-то концов. И которого Мария Сергеевна ни в грош не ставила. Он был для нее чем-то навроде назойливой, говорящей мебели.

— И?!

— И он отправился в лес.

Старик чуть успокоился. В начале их пребывания здесь Старуха баловалась сочетанием генетики и вивисекции, создав целую толпу совершенно разумных животных, обладавших, ко всему речью. Майор пришел в ужас, увидев однажды свою начальницу с интересом наблюдающую, как разумный волк догнал и разорвал такого же разумного молодого кабанчика, пока тот умолял его пощадить.

Из этого случая получился очередной грант, кстати, но Страхов, в отличии от этой стервы, сохранял человечность. Он принялся возиться с животными, заставив их под угрозой винтовки, принять одно нехитрое правило: разумный не ест разумного. Никогда. Правило №1. Табу. Постепенно жизнь в лесу нормализовалась, правда теперь, перед тем как впиться клыками в добычу, хищник был вынужден сказать что-то вроде «я тебя съем», а получив разумный ответ — отпустить жертву и искать новую. Все-таки, обычных животных было куда больше, и серьезной проблемы с прокормом не возникло. В любом случае, раз уж Колобок умел говорить, в лесу недалеко от лаборатории его не должны тронуть.

— И где он сейчас?

— Сначала он встретил Зайца, — соблаговолила продолжить пояснения Старуха, — Колобок заговорил, и Заяц его не тронул. Твое правило №1 в действии.

— Это — нужное правило!

Старик тем временем вспомнил Зайца: серый вечно заискивающий ком меха, пристрастившийся к табачным листьям. От нечего делать майор принялся высаживать возле лаборатории грядку с табаком — для трубки, а Заяц прибегал, садился в паре метров и преданно заглядывал в глаза, выпрашивая подарок, хорошо, хоть не воровал тайком, не решался. Старик срезал несколько листьев, и Заяц, поблагодарив, исчезал. Правда, последнее время прибегать он стал чаще… Может, кого из родственников подсадил на табак? Надо бы разузнать…

— Потом он столкнулся с Волком, — прервала воспоминания майора Старуха, — и к сожалению, абсолютно такой же сценарий поведения. Ничего нового. Колобка опознали как разумного и отпустили.

Волк был угрюм и был он одиночкой. Старик старался лишний раз не заходить на его территорию, а когда заходил, обязательно предупреждал хозяина о своем визите прямо от границы — старого поваленного грозой дуба, почти полностью скрытого уже изумрудным бархатом мха. И вовсе не потому что боялся. Когда Старуха заканчивала снимать с Волка показатели, еще здесь в лаборатории, перед тем как отпустить его в лес, Старик поймал взгляд зверя: внимательный, выжидающий… Примеривающийся — вот правильное слово. Волк ненавидел эту блондинку за то, что она с ним сделала, и просто запоминал, как высоко от пола находится ее горло, чтобы однажды улучить момент, подкрасться, и… Почувствовав, что на него смотрят, хищник уставился в ответ на Старика и замер, заметив во взгляде человека отголоски тех же чувств. Да, похоже, они оба хотели убить бесчувственную стерву. Миг острого взаимопонимания, и все закончилось: оба отвели глаза.

С тех пор человек и зверь уважали друг друга, хоть и старались избегать.

— Ну и потом, конечно, ваш друг явился посмотреть, что за новенький. Вы знаете, мне кажется, Медведь помешан на контроле, не замечали?

— Ему приходится хоть как-то управлять нашим зоопарком, — буркнул майор, защищая друга, — споры решать. Конечно, он должен быть в курсе.

— В общем, все еще раз повторилось.

— Так где все-таки Колобок? Вы хотите рассказывать мне эту историю до поздней ночи?

Медведь стал в лесу главным не только из-за своей силы, и отнюдь не из-за свирепости. Коричневая мохнатая туша оказалась на удивление мудрой и ответственной, добровольно взвалив на себя роль мирового судьи. Старик иногда, чувствуя, что вот-вот сорвет клапан, уходил от греха подальше в лес, и тогда они с Топтыгиным сидели подолгу на берегу ручья, человек выговаривался, зверь слушал и сочувствовал.

— О! А вот дальше было интересно, знаете ли. Необычный паттерн поведения, — продолжала между тем Старуха, — помнишь Лису? Мой шедевр?

Майор похолодел. Если и был кто-то на этой планете, от кого Старика воротило больше, чем от Старухи, так это была Лиса. Хитрая, вкрадчивая, приторно-сладкая в общении, научившаяся растягивать черногубый рот, подражая людям и изображая улыбку. Выдавали ее только зрачки размером с булавочную головку: шедевр Старухи — непредсказуемое животное-психопат. Майор в глубине души опасался ее, ожидая в любой момент своих прогулок по лесу подлости или жестокой шутки.

— Что она сделала?! — потребовал он ответ, пытаясь не кричать на непосредственного начальника.

— А вот это уже было интересно. Она стала глухой.

— Что?!

— Забралась в речку, чтобы ей в уши вода после купания попала, и слышно было плохо. Думаю, она это придумала, пока наблюдала как Колобок с остальными знакомился.

— И?!

— Что — «и»? — теперь раздражение металлом сквозило уже в голосе. — Лиса с заложенными ушами не услышала от него разумного ответа, подозвала его поближе — и все равно не услышала, поэтому могла не подчиняться вашему Правилу №1. Очень интересно. Похоже, женский разум действительно более адаптивен к ситуации, более изобретателен. Я не ожидала, что она сможет придумать нечто новое. Обойти правила.

— Она его сожрала?!

— Употребила в пищу. Вы не поняли, что я сказала, с первого раза?

Старик пораженно смотрел на Старуху, сдерживая рвущийся из глотки мат.

— Он был разумен, — тихо проговорил мужчина, наконец.

— Я проделала с его помощью все запланированные исследования. Считайте это утилизацией.

— Утилизацией?! Он был разумный! А ты?! Ты сидела за этим своим монитором?! И наблюдала, как живое существо, тобой же созданное, жрут заживо?! Ты вообще — нормальная?!

Он не понял, как перешел на «ты», не понял, как вскочил на ноги, сжав от ярости кулаки, и тем более, как начал орать на всю лабораторию.

— Я — ученый, генетик, — с достоинством проговорила Старуха, брезгливо поджимая губы, — а вы, товарищ майор, забываетесь. Забудьте о Колобке и проверьте все квадрокопторы с камерами. У нас с вами в ближайшие дни будет масса работы.

— Почему? — только и спросил Старик.

— Игорь Васильевич, — она впервые назвала его по имени, — у нас с вами примитивная община, в которой только что прямо нарушили основное табу. Насколько я помню «психологию примитивных социальных структур», за этим последует еще одно нарушение, или два, а потом это явление приобретет массовый характер. Я должна записать все события, найти связь с созданными мной психологическими особенностями конкретных объектов и построить модель.

— Но в лесу начнется резня…

— Эксперимент, Игорь Васильевич. Важный для науки эксперимент.

— Но погибнет много… — Старик осекся, чуть не выпалив «людей».

— Это — не люди, — жестко прервала его Старуха, — это — образцы. Можете считать происходящие события — утилизацией. Вам же не приходило в голову такое безумие, как оставить на планете разумных животных, когда мы улетим?

На миг перед глазами Старика встала добродушная морда Медведя, с карими, все понимающими глазами…

Поздно вечером Старик и Медведь сидели на берегу ручья. Старик пил разведенный водой лабораторный спирт, рассказывая Медведю о Колобке — все, что мог вспомнить, а тот слушал, кивал и сочувствовал, а иногда неуклюже пытался похлопать друга лапой по плечу, пару раз едва не свалив того в воду.

— В общем, гхм… думал я думал, — проговорил Топтыгин, заполняя наступившую в импровизированных поминках паузу, — нельзя допустить хаос. Лису будем судить, а потом казним. Разумный не может есть разумного. Если кто-то начнет сомневаться… Крови будет много…

Старик кивнул, чувствуя, как очередная порция спирта обожгла ему горло.

— Поможешь? Винтовка, и… Гхм… Я подумал…

— Помогу.

Тут Медведь наконец прямо и пристально посмотрел в глаза другу и задал вопрос, волнующий его больше всего.

— Старуха же в курсе? Это же все — ее затея?

— Ага.

— Бабы… — вздохнул зверь.

— Бабы.

— И как она отреагирует на наше… гхм… решение? С Лисой?

— А уже никак, — беззаботно отозвался Старик, впервые за несколько месяцев чувствуя, что ему наконец-то становится лучше, — Лиса — твоя проблема, а Старуха — моя.

— Иди ты! — вскинулся Топтыгин, шерсть на котором вмиг встала дыбом, а карие глаза засверкали. — Расскажи!

Старик широко, до боли в щеках ухмыльнулся, глядя на Медведя.

— Я нажимал на спусковой крючок, друг, пока не раздались бессильные холостые щелчки…

Легенда о настоящем человеке

Старшему и ужасно любимому брату Вовке от всей души.

Представьте себе, что вы искренне считали свою жизнь конченной, а самого себя — полным неудачником. Да еще возраст… А потом вам внезапно дали второй шанс.

«Сегодня на космодроме мы торжественно открываем памятник в честь столетия со дня рождения Николая Дмитриевича Маслова (1971), первого марсианина, выдающегося ученого, космонавта, героя, сумевшего усовершенствовать конструкцию летательных аппаратов, и рискнувшего жизнью, доказывая правильность своего изобретения. Он стал примером храбрости и самоотверженности, и сегодня здесь присутствует его внук, который все так же отрицает инопланетный след в истории покорения красной планеты. Однако, мы-то с вами знаем…» Аркадий Захаров, заметка в «АиФ», 2071 г., космодром «Северный».

Запомните его, Аркадия Захарова, и вы узнаете, откуда у такого помешательства на инопланетянах растут ноги…

2024 г., космодром «Северный».

Сознание возвращалось нехотя, будто его заставляли оживать пинками. Кровь в висках стучала допотопным паровым молотом, грозясь проломить череп изнутри, в ушах гудело, а все тело тряслось, словно на вибростенде. Техник космодрома Митрич даже не предполагал, что похмелье может обратиться таким кошмаром, хотя, чего душой кривить, в этом вопросе он разбирался почти профессионально. Но сейчас каждый дрожащий от непонятной истерики нерв в его теле подсказывал: так плохо быть просто не может.

— Боже, — прохрипел он, пытаясь хотя бы перевернуться на другой бок, — говорил же я — паленый Хеннеси. Нет же. «Подарок»… Сдохнешь тут…

С третьей попытки Митричу так и не удалось даже оторвать руку от пола, на котором он лежал. Он испуганно косился на собственную морщинистую кисть, вены выпирали так, что наверное, могли прорвать желтоватую сухую кожу.

Только бы не паралич. Брошу пить. Вот только отпустит — обещаю, брошу.

Он почти минуту не мог сообразить, где находится. Взгляд упирался в перекрученную лапшу цветных проводов где-то в метре над ним, подсвеченных цветными лампочками, будто обезумевшая елочная гирлянда. Сознание немного прояснилось, но гул отнюдь не прошел, а наоборот сделался еще невыносимее.

Так. Надо вспомнить. Ну, хоть что-то, а?

Перед глазами, словно на старой фотопленке, замелькали обрывки кадров вчерашней пьянки. Вот они с главным конструктором раскупоривают подаренный коньяк, вот Степаныч жалуется, сколько попилили при организации полета… А вот Митрич — в ответ — сетует на криворукость американских техников, приехавших настраивать свои части систем на космическом корабле совершенно нового типа, и умевших работать только по бумажке.

— Чек! — визгливо кричал один, высунувшись из технической дверцы, пока другой вносил какие-то данные в планшет, зачеркивая очередной пункт.

Не было у них ни конструкторского вдохновения, ни искры творческого безумия. Лучше б роботов прислали, прости господи. А потом затуманенный похмельем разум таки поставил в один ряд несколько слов: «корабль», «гул» и «коньяк».

Мысль леденила, как ком снега за шиворот, никогда еще он не трезвел настолько стремительно. Мужчина кое-как перекатился на бок и окончательно узнал «шкаф», в котором очнулся. Маленькое техническое помещение с консолями для ручного управления кораблем изнутри

— Я сплю, — с надеждой обратился к Вселенной Митрич, — а когда проснусь, нахрен брошу пить. На год. Или на два. Честное слово.

«От себя не уйдешь, но попытки продолжаются», — не без сарказма заметил внутренний голос.

Ладно. Гул и перегрузка — это могли быть нагрузочные тесты, а? На стенде? Полет же был не на сегодня назначен? Нечеловеческим усилием мужчина перевернулся уже на живот и, цепляясь пуговицами куртки за все стыки напольных панелей, пополз в сторону внутреннего люка, ведущего к отсекам для экипажа и главной рубке. Панель отъехала вверх, пропустив человека в коридор. И он двинулся дальше тем же манером кита, выброшенного на сушу, проклиная про себя — себя-идиота, конструктора, а главное — чертов паленый Хеннеси.

Так, еще пять метров, потом там будет кто-то из тестирующих этот аппарат техников, вечно хмурый рыжий Витька, кажется? Может, еще и обойдется. Может, даже и не уволят за очередную пьянку на работе.

«Не с твоим везением», — снова хмыкнул скептически внутренний голос.

А вот интересно, все эти диалоги с самим собой — это как, нормально? Или уже дорога к мягкой палате, белому халату, а то и тапочкам под цвет?

Когда следующая панель пропустила его внутрь рубки управления, Митрич окончательно убедился что он либо тронулся умом, либо все-таки спит, потому что первое, что он увидел, едва приподняв голову от пола — удивленная морда гориллы, пристегнутой к одному из четырех белых кресел.

— Трандец, — констатировал мужчина, — это ж уже даже не белочка…

— Хэллоу! — отозвался до идиотизма жизнерадостный голос и сильным акцентом. — Вы кто?

Второе кресло занимал человек в оранжевой форме, положенной международному экипажу, и, похоже, он был близким родственником Майка Тайсона. Широкоплечий, с хорошими глазами и открытой улыбкой честного человека. Он был в том возрасте, когда уже защищают докторскую, но еще любят комиксы.

— Я не понимаю, простите, — едва перекричал гул незнакомец.

Митрич осознал и заткнулся: звонкая река мата пресеклась. Судя по строчкам на центральном мониторе, похмельный техник находился во взлетающем космическом корабле непонятно с кем. А еще он вчера в этом самом корабле что-то такое химичил. По пьяни.

— Трандец, — еще раз повторил Митрич и бессильно уронил голову на руки.

— Тран Дес? Ваше имя? — все не унимался родственник боксера. — Доктор Самди.

Горилла, оставшаяся безымянной, пока хранила солидное молчание, разглядывая нового компаньона не по-звериному разумными глазами.

— Вы должны сесть в кресло, Тран. Пере… груз. Иначе можете страдать.

Это да. Митрич страдал. Он бы вообще драл на себе волосы, если бы только мог оторвать руки от пола. В этот момент огромная лапища, напоминавшая хваткой железную клешню, потащила его за шиворот в сторону свободного кресла. Мужчина позволил кое-как усадить себя и пристегнуть ремнями, теперь его мысли занимал единственный вопрос: а есть ли у него хоть один шанс вернуться на Землю?

Когда перегрузки сменились, наконец, невесомостью, ожил центральный экран для связи, и через несколько секунд помех на нем появились перекошенная физиономия начальника технического департамента космодрома «Северный» Олега Нестеренко.

— Николай Дмитриевич, — тридцатилетний сын генерального, до сегодняшнего дня искренне полагавший, что ему перепала неплохая в общем синекура, выглядел бледным и перепуганным как вызванный к доске двоечник, — у нас планерка утренняя тут… а вас нет… Пропускная система показала, что вы вошли в отсек, но не вышли…

Да, блин, именно планерка сейчас — самое важное.

— А я — тут вот, — в тон малолетнему начальнику развел руками Митрич, — лечу.

— Да как вы туда попали-то?! — Олег, казалось, сейчас упадет в обморок, опрокинув неизменный кофейный стаканчик из старбакса на легкий голубой пиджак.

— Проверял, что все в порядке, и заработался.

— Как это — проверяли? Вы же даже не инженер!

— Кстати, об инженерах: где главный? Василий Степанович?

Олег помялся немного, пряча глаза, но все же ответил.

— Мы не знаем, на работу не явился, телефон не берет.

— И вчера на корабль по лестнице влезть не смог, — ляпнул Митрич, поймав вспышку только что вернувшегося короткого воспоминания, и тут же прикусил себе язык.

Вечер прошел в русском стиле — пили, курили, разве что морды не били. Василий Степанович, незабвенный, с которым вчера упомянутый Хеннеси и дегустировали, вправду не смог забраться по лесенке. Грузный, пожилой, он ставил ногу на ступеньку, хватался, как утопающий за перила, а потом заваливался в сторону, и Митричу приходилось ловить собутыльника. А тот отмахивался, и рычал своим хриплым басом из всклокоченной бороды — уйди, уйди! Надо поправить! Разобьются же к чертовой матери!

На слове «разобьются» Митричу резко поплохело.

— Подождите… То есть как это — влезть не смог? А где вообще охрана была?

— Как это — где? — взъярился внезапно, наверное, со страху, астронавт-невольник. — Дед Владлен спал! Ему восемьдесят! Что вы на меня такими глазами смотрите? Да ваш же отец урезал ставку два месяца назад, старые охранники уволились дружно, а новых откуда брать?

— Вакансия висит на сайте… — начал Олег, но замолчал.

— Вы лучше вот что скажите, выбраться отсюда как-то можно? К МКС пристыковаться или еще как?

— Мы что-нибудь придумаем! Не волнуйтесь, Николай Дмитриевич … — но бегающие глазки начальника были красноречивее любой жизнеутверждающей лжи. — Вы же знаете, какие у нас специалисты тут…

«Ага. Именно что знаю, — подумал техник. — это — конец».

После прошлой волны бонусов начальству, заказов комплектующих через фирму-посредника, принадлежавшую брату главного, после повышения представительских расходов на нормальных программистов и инженеров, разумеется, не хватило. Работали такие, как Василий Степанович, старик почти уже, душой болеющий за «эту чертову ракету», жаждущий передать багаж своих огромных знаний хоть кому-то из молодых. А еще были студенты, зеленые пацаны, совмещающие работу с дипломной практикой, и поэтому изображающие кипучую деятельность за гроши. Гениальная идея директора по развитию — «Науку в вузы! Студентам эксклюзивный опыт на прорывном проекте» — а на деле, способ сэкономить на нормальных специалистах. Это конец.

— …твою мать! — закончил, наконец, сложную тираду техник.

— Вам сейчас просто нужно успокоиться, Николай Дмитриевич, иначе, конструктива у нас не получится.

Просто успокоиться. Интересно, можно было бы дать более дурацкий совет? Впрочем, не хочешь получать идиотские советы — не делись с идиотами своими проблемами.

— Значит, так, Олег, — Митрич потер лицо руками, все еще не в силах смириться с действительностью, — позовите-ка вашего отца. Поговорить надо.

— Зачем? — еще не забытый страх, от фразы «вызываю отца в школу», колыхнулся в глазах начальника отдела.

— Затем. В полдень пресс-конференция, чего журналистам говорить будем?

— Но… Для журналистов подготовлен пресс-релиз, вряд ли уже возможно изменить сценарий…

— Да они на прямом включении будут, дубина! — взорвался, наконец, несчастный космонавт. — Америкоса этого увидят, гориллу и меня еще!

— Да-да, вы правы, я сейчас позвоню отцу, — на бледном лице парня отразилась смесь обреченности и облегчения — все же, теперь разгребать этот бардак будет не он. — Пап, привет, у нас тут нештатная. Зайди прямо сейчас. Супер срочно. Не по телефону. Спасибо.

А потом голубые глаза вновь уставились на Митрича, и теперь в них плескалось откровенное изумление:

— Погодите… Какая еще горилла?

Пока, отключив связь, ждали старшего Нестеренко, Михаила Юрьевича, Митрич уставился на попутчиков. Американец собирал какой-то прибор, а горилла преспокойно подавала ему по очереди то шуруповерт, то тестер для электричества, удерживая ящик с инструментами, все норовящий улететь под потолок.

— О! Мистер Тран! — обрадовался потерянный в детстве брат Тайсона. — Вы поговорили с коллегами? Вы знаете, когда у нас связь с ЮЭсЭй?

— Они еще позвонят, — неловко отмахнулся техник, — вы мне лучше скажите — это вот кто? Откуда на борту — обезьяна? И как вы говорили, вас зовут?

— Доктор Фрэнсис Самди, — протянул руку американец, — очень приятно.

— Николай… — он хотел добавить «Дмитриевич», но не стал.

— Николай Тран Дес… Ох, у вас такие сложные имена, — поправлять его не хотелось. — Могу я вас звать, как раньше, Тран?

— Можете-можете, горилла-то откуда?

Парень помялся несколько секунд, а потом только руками развел и обезоруживающе улыбнулся.

— Теперь мы можем быть откровенны, раз уж назад пути нет. Это — контрабанда.

— В каком это смысле? — напрягся Митрич.

— Я привез его сюда в контейнере для оборудования. Нет-нет! Вместе с огромным запасом еды, так что на этот счет не волнуйтесь. Но Джек — не обычная горилла.

Не обычная горилла угукнула и помахала отверткой.

«Мне нужно выпить. Причем, срочно».

— Он, понимаете ли, — продолжил подбирать слова Фрэнк, — результат эксперимента. Коллеги в лаборатории вырастили внутри тела гориллы человеческий мозг. Никто не дал бы ему жить спокойно, датчики, исследования, а в итоге усыпление и вскрытие. Я должен был помочь. Так что, у нас на борту — как это вы говорите? Кролик?

— Заяц, — машинально поправил техник, — горилла — заяц.

Джек протянул волосатую ладонь с длинными гибкими пальцами, дружелюбно глядя в глаза Митричу.

«И ведь этот день еще только начался…»

Какого черта, а? Техник ответил на предложенное рукопожатие. Теперь он окончательно уверился, что все происходящее — сон. Неисправный корабль, запущенный к Марсу, в котором накануне копался пьяный, из экипажа — доктор чего-то, техник-алкоголик и разумная горилла. Прэлес-с-с-стно.

Джек поднял, висящий на мощной шее планшет и написал на сенсорном экране: «Мы не знали, что русские пришлют еще одного астронавта». Митрич пару секунд таращился на надпись, осознавая, что огромное волосатое животное не забыло поставить запятую в сложноподчиненном предложении.

— Ты… э-э-э… Вы говорите по-русски? — только и уточнил он.

— Джек… как это называется? А! Полиглот. Говорит восемь языков. У него IQ193.

«Поправочка. Доктор неизвестно чего, техник-алкоголик и гениальная горилла».

— Знаете, — Митричу внезапно стало смешно, как не было уже очень-очень давно, — а я на самом деле тут как бы тоже не совсем по своей воле.

— Как это?

— Проверял вчера ночью проводку за обшивкой, присел на минуту, устал и уснул. Проснулся уже, когда взлетели.

Американец и примат обменялись долгими взглядами, наконец, Джек пожал плечами и похлопал сочувственно техника по плечу.

— Одно радует, — улыбнулся Фрэнк, довольно легко принявший действительность то ли в силу возраста, то ли характера, — еды я взял навалом, в расчете на Джека. На троих хватит до следующего корабля.

Он надеется долететь до Марса. Видал оптимиста? Оу, как говорят янки.

В это время замигала лампочка на панели управления возле надписи ЦУП, и Митрич, подлетев ближе, снова уцепился за поручень возле экрана. На сей раз появилось изображение злого, как черт, Нестеренко старшего. Единственным твердым убеждением в жизни этого краснолицего человека, был тезис, что если счастье и не купишь, то в роскошной машине хотя бы переживать его отсутствие приятнее.

— Ты какого хрена творишь… — начал он громыхать раскатами луженой глотки, но техник прервал бывшего босса, без намека на пиетет:

— У вас на борту подведомственного объекта — безбилетный алкоголик и разумная горилла. Какой расизм? Да я не про доктора Самди! Пресс-конференция с прямым включением — через четыре часа. Давайте договариваться, а то скажу ж правду, под суд пойдете, а у вас пенсия на носу.

— Что?! — взревел Нестеренко, выкатывая блекло-синие глаза и в момент краснея.

— Водички глотните. Удар так хватит.

— Да я тебя… — начал большой босс, и внезапно замолчал.

— Ага, — кивнул Митрич, — именно, лично мне-то терять уже нечего. А вот вам — есть.

На широком круглом лице Нестеренко старшего отразилась целая гамма эмоций — гнев, изумление, осознание и, наконец, страх. О да, стоило погибнуть, геройски пытаясь спасти корабль, взамен этого выражения ужаса. Большой босс сейчас напоминал «карикатуру на начальника» из старого, советского еще журнала. Можно было дождаться включения для прессы, да и сдать бывшего босса со всеми его делишками. Впрочем, у Митрича внезапно появился выбор. То, чего он был лишен уже почти полжизни.

— Значит так, я знаю, у вас бонусный фонд есть. Хе-хе, сэкономленный. Что? Да весь космодром про него знает. Пять лямов переведете моей жене. Если она до трансляции подтвердит мне, что все в порядке — прикрою вас.

— И речи быть не может!

— А вы подумайте спокойно минутку. А потом ответьте еще раз.

Тот подумал и, похоже, лучше осознал ситуацию.

— Николай Дмитриевич, так дела не делаются, — принялся крутить Михаил Юрьевич, — Да вы сами подумайте, я просто не успею… В начале следующего месяца…

— Или сейчас, или я все расскажу. И про студентов вместо нормальных инженеров, и про отсутствие охраны, и про зарплаты, и про комплектующие втридорога через подставную контору. Все слухи соберу, я вообще много чего знаю.

— Ты не посмеешь!

Митрич оскалился, начав напоминать голодного упыря из старых фильмов ужасов.

— А ты даже не представляешь, на что способен человек, осознавший, что выхода у него нет.

— Это — шантаж!

— Это — моральная компенсация.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 373