электронная
10
18+
Connor Castle

Бесплатный фрагмент - Connor Castle

Фантазия в десяти фигурах

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6405-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Действие происходит почти шесть веков назад в замке Коннор-Кастл в западной Англии. Коннор-Кастл, стоящий на высоком холме в пяти милях от Ла-Манша, и окруженный пустошами, — один из самых больших и укрепленных замков средневековой Британии. В те времена Римский Престол пытался усилить влияние на Англию. После того, как Ватикан ввел дополнительный церковный налог для английских крестьян, во многих графствах начались голодные бунты, а центром антипапского восстания стал запад Британии и замок Коннор Кастл. Хозяйка замка, миледи Тринити Коннор, отказалась платить Риму новый налог, чтобы ее крестьяне не умерли с голоду. За это Тринити была объявлена еретичкой. Не обращая внимания на слабые попытки «доброго» английского короля смягчить ситуацию, Папа Римский решил огнем и мечом подавить восстание в Британии. Началась интервенция: в страну были посланы папские гвардейцы, сюда хлынули отряды французских, итальянских и бельгийских сеньоров, имевших виды на британские земли. Англия утопала в крови…

Действующие лица

Миледи Тринити — хозяйка замка Коннор-Кастл, молодая девушка.

Сэмюэль Этан — сенешаль Коннор-Кастла. Осторожен, но предан.

Джастин — сокольничий, старый слуга владельцев Коннор-Кастла.

Сэр Артур, — сын королевского казначея, капитан папской гвардии. Щеголь.

Сэр Мэтью — королевский казначей, циник, интриган и несчастный отец.

Кардинал Донато — инквизитор, папский посланник в Англии. Хитрый лис.

Лорд Логан — папский наместник в Англии. Каратель.

Герцог Корнуэльский — лидер оппозиции. Мечтает сместить короля.

Иеремия Девин — начальник королевской гвардии. Забияка и карьерист.

Кристиан — вождь повстанцев, тайно влюблен в миледи Тринити.

Томас Картер — шкипер корабля «Святой Патрик». Мечтает о Новом Свете.

Капрал — старый служака. Выполнит любой приказ.

Повстанцы — люди, доведенные до отчаяния.

Гвардейцы короля — не очень хорошие люди.

Папские гвардейцы — совсем нехорошие люди.

Фигура первая. Сенешаль Этан

В Большом Зале замка Коннор-Кастл сидят у камина старый сенешаль Сэмюэль Этан и сокольничий Джастин. Сенешаль зябко кутается в подбитый медвежьим мехом плащ. Небо за окном быстро темнеет, — надвигается буря.

Сенешаль: Уж осень… Пустоши чернеют, холмы укрыла ледяная мгла, и ломкий вереск, сам себя жалея, поет о буре, что безмысленна и зла. Убогий край, убогие равнины… Кругом — холодный, равнодушный лед. Бескрайняя и серая пустыня. Здесь умирает жизнь, здесь — Смерть живет. А впрочем, все на этом свете тленно…

Джастин: … и только Вечность все переживет. Да, смерть ко всем приходит неизменно, а час придет — сама Земля умрет. И звезды, и моря, и человечье племя, — все смертны, каждому назначен час конца. Бессмертно и безмерно — только Время, изобретенье гениального Творца…

Сенешаль: Ты прав, мой друг. Но мы живем в плохое время. Британии грозит неурожай, и голод к нам идет, и смерть уж вдела ногу в стремя…

Джастин: Знать, мор на годы долгие грядет…

Сенешаль: А Папа Римский новый ввел налог, — зерна и масла хочет Ватикан. Все подчистую заберут, им только дай предлог! Совсем ополоумел старикан! Ну, где, скажи, взять лишнее зерно с пустой земли, где урожая нет давно?!

Джастин: А что миледи?

Сенешаль: Она уж Папе отказала. Но я не удивляюсь. Характер — что кремень! Сказала: я налоги Ватикану заплатила, а лишнего давать не собираюсь! Когда преставился отец ее, сэр Джейкоб Коннор, король распорядился замуж выдать сироту. Да вот, и тут миледи проявила гонор. А ведь жених ее не кто-нибудь, — сын казначея королевского, Артур! Он любит девушку всем сердцем, всей душой, и за нее в огонь готов идти. Такой красивый, и воспитанный такой, — а ей, вишь, с ним не по пути! А ведь такому — как откажешь?!

Джастин: Душе и сердцу не прикажешь, тут логика бессильна…

Сенешаль: Тоже скажешь! Привычка, брат, всесильна! И коль ей стерпится — так слюбится подавно! И не любовь, мой друг, — привычка зла!

Джастин: Ну да! С привычкою полюбишь и козла!.. Скажи, а что же Рим? Ведь за отказ платить налог и на костре поджарят — не моргнут!

Сенешаль: Да, это уж раз плюнуть им! И на костер сведут, и на кресте распнут! Я слышал, войско собирает Папа. Желает, значит, наложить на замок лапу. И в Лондоне твердят, — Тринити не права. Эх, брат, от этих бед кружится голова… Налей-ка чарочку! (Выпивает, вытирает усы). Вот это — хорошо!

Джастин: Ну что, налить еще?

Сенешаль: Нет, хватит. Я, однако, задержался. Сижу уж битый час, а от вина еще и развезет… Э-хе, видать, старею, заболтался. Меня давно уже миледи ждет…

Сенешаль, кряхтя, встает, и, торопливо, по-стариковски семеня, уходит.

Занавес

Фигура вторая. Миледи Тринити

Комната миледи в замке. Тринити стоит у окна.

Тринити: Какая буря! Ветер свищет диким зверем, огонь в камине погасить грозится. Мне холодно, и одиноко, и закрыты двери… Сижу в отцовском замке, как в темнице! А тут еще и новость о налоге новом! Крестьяне только крошки с нивы бедной собирают, а не заплатишь — приговор суровый… У нас не хлеб, а жизни отбирают! Но в Риме думают, — на пустоши растут цветы…

Входит сенешаль Этан. Кланяется.

Тринити: Кто там пришел? А, это ты, — мой старый управитель! Направил Папа к нам гонца. Вновь требует отдать налоги Ватикану. Ты верным был слугою моего отца. И что, скажи, теперь я делать стану?

Сенешаль: Не выплатим налог — сживут со свету. Уж я-то знаю камарилью эту! Пришлют войска, начнут палить из пушек, и замок отберут, и вынут душу, еретиками назовут, а после пыток — на костре сожгут…

Тринити: Да, папский кардинал Донато уже грозился нас за ересь наказать. А мне одно понятно: Папа — желает Коннор-Кастл отобрать, к церковной приобщить казне… И что прикажешь делать мне? Отдать зерно? Так ведь зерна и нет! Хлеб не растет на пустоши бесплодной! Ведь оттого и люд у нас такой голодный. Неужто Папа хочет всех британцев уморить?

Сенешаль: Опасно так о Папе говорить!..

Тринити: Опасно и бесчестно — грабить тех, кто жив едва-едва! Опасны, друг мой, не слова, — дела! Теперь мы королю вверяем наши души! Не Папе присягали — королю…

Сенешаль: Ах, госпожа, ведь и у стен есть уши! Остановитесь, полно же, молю!..

Тринити: Остановиться? Предлагаешь сдаться? Отдать им замок и покорно умереть? Нет! Не дождутся! Буду я сражаться! Чем жизнь в плену, уж лучше на свободе — смерть!

Сенешаль: И все теперь на вас пойдут войною! Сеньоры Франции, Италии, и полк гвардейцев сводный…

Тринити: Что сделают они со мною, когда со мной — народ свободный? Не мы, они — рабы, что рабски выполняют приказанья тиранов, инквизиторов и палачей!..

Сенешаль: Миледи, свет моих очей! Все тайное узнает папская охрана, и за слова свои поплатимся мы лбом! Тирана называть рискованно тираном, но упаси вас Бог назвать раба — рабом!

Тринити: Ну, ладно. Может, обойдется. Возможно, до войны и не дойдет. Но нам готовиться к войне придется. Господь сподобит, — миром все пройдет… Да, вот еще. Начальник гвардии мне пишет о желании немного поохотиться у нас.

Сенешаль: Лиса в курятнике, — от кур одни воспоминанья!.. Какой ему резон? Ведь не сезон…

Тринити: Иди себе. Теперь уж поздний час.

Занавес.

Фигура третья. Заговорщики

Корнуэлл, дворец герцога. За большим столом сидят заговорщики, — герцог Корнуэльский, капитан папской гвардии сэр Артур, начальник королевской гвардии Иеремия Девин, королевский казначей сэр Мэтью, несколько английских лордов и заграничных сеньоров.

Герцог Корнуэльский: Наш король с ума свалился. Нужен нам такой король? До поры он нам годился. Но теперь — не тянет роль. Добрым хочет быть, и розги, вишь, указом отменил…

Иеремия Девин: Я б его сейчас повесил. Он присяге изменил!

Герцог Корнуэльский: С королем спешить не стоит, мы пока повременим. Будем думать о народе. Что, скажите, делать с ним? Чернь бунтует в наших графствах, и опасны все дороги. А хозяйка Коннор-Кастла Риму не дает налоги! Папа злится на девчонку, но девчонке — все равно!

Иеремия Девин: Эх, когда б моя бы воля — я б ее пришиб давно!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.