электронная
72
печатная A5
303
18+
Colorbortarium

Бесплатный фрагмент - Colorbortarium

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1571-7
электронная
от 72
печатная A5
от 303
Купить по «цене читателя»

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ОТ АВТОРА

Дорогой читатель, я с огромной радостью приветствую тебя! Ты находишься в довольно-таки странном месте — моей голове. Возможно, прочитанное будет тебе непонятным, неприятным или таким замечательным, что ты будешь проклинать меня за то, что я написал такие классные рассказы. Как знать…

В руках ты держишь не очередную «графоманскую» книгу. О нет, совсем иное. Представь, что ты стоишь перед дверью… нет, двадцатью шестью дверями! Каждая приведёт тебя в новую историю, очередную жизнь, покажет новые грани моего мира, нашего мира!

Светлые дни сменяются мрачными ночами, добрая вечерняя романтика с кофе и велосипедом переходит в одинокую прогулку домой по тёмным улицам — все это и так может быть вам знакомо, близко. Наша жизнь — многогранная история, которую не впишешь в жанр «ужасы», «фантастика» и т. д. Бывают чёрные полосы, белые, фиолетовые, зелёные, красные и всякие разные. Какой цвет тебе роднее, что ближе к душе? Думаю, что искатель найдет и в этой мини-книге свой клад, путник — дорогу. Я желаю каждому приятного прочтения и хорошего настроения. Да прибудет с вами сила и всё в этом духе.

О КНИГЕ

Хочу украсть у тебя ещё несколько минут и постараться ответить как можно проще о самом главном — что же за книга перед твоими глазами. Всё довольно просто — это Colobortarium или же «Цветной мир». Книга является сборником коротких рассказов, разных оттенков жанров и сочетаний тем. Условно, я её поделил сразу на три сектора: «Чёрное», «Белое», «Фиолетовое».

Чёрное — сборник моих историй с такими мыслями, которые зайдут большей части читателей как «негатив». Да, драки на улице, сумасшедший священник, убийца-собеседник и самоубийца — согласитесь, счастливую улыбку не вызывают. Печаль, боль и тоска — любителям такого вполне подойдёт с крепким кофе.

Белое — мои самые нежные, самые душевные истории, к которым скорее всего можно прилепить ярлык «Happy end». Каждый реалист, любой взрослый хочет каплю счастья в жизни. Каким же любящим писателем я был, если не оставил хоть немного сахара для твоего кофе?

Фиолетовое — мистика, ужасы, фантастика. Тёмные истории, от которых исходит пурпурный дымок. Да, наверное, вот это и есть моя стихия. Я бы сказал, что это банка со вкусными печеньками с изюмом и шоколадом.

Что же получается вместе? Да в руках у тебя настоящий десерт, на рецепт которого я потратил несколько лет! «Увлекательные, грустные, мрачные, добрые, пугающие» — вот эти слова я слышал уже от фанатов, которые успели прочитать эти рассказы до официального релиза. Теперь же эту книгу держишь именно ты. Какова её судьба — решать тебе!

Надеюсь, что на этом моменте ты уже можешь решить для себя нечто очень важное. Моя новая книга — уникальная возможность забраться читателю в мой разум, чертоги которого полны на всякое… на то, что рождается у человека, который осознано понимает в каком обществе живёт.

ЧЁРНОЕ

СНЕГ

Это случилось недавно. Пару дней назад — 15 января. Я шел ночью домой, совсем один. Лишь изредка были видны блеклые тени людей. Вы не подумайте — я не слепой. Просто мое внимание было сконцентрировано не на них. Я увлеченно копался в своих мыслях. Думал о новом рассказе, который хотел поведать другу. Мы с ним оба писатели.

На улице было холодно. Январь как никак. Вообще, больше всего я люблю холодную пору и, особенно, мне нравится снег. В каждой снежинке есть что-то особенное, хотя ни одну я вблизи не видел. Только как они медленно, то быстро, падают вниз. Мне всегда это ассоциировалось с чем-то одновременно грустным и радостным. Не могу этого объяснить нормально, но попробую. В каждом живет ребенок, у которого всегда будут возникать приятные мысли, связанные со снегом. Эх, детство… Но, с другой стороны, в этом бессмысленном падении есть что-то удручающее. Словно тысячи звезд, каждая из которых самобытно уникальна и прекрасна, падают вниз, чтобы встретиться с холодным бетоном, землей, крышами зданий и машин, оседают на наших вещах и коже… тают… умирают. В чем-то, все мы похожи с этим снегом. Мы так быстро летим к земле, загоняя себя ссорами, неприятностями и лишними сложностями, что даже не видим с какой скоростью, надвигается на нас та самая темнота.

Несколько минут назад мне написала любимая девушка и попросила написать, как приду домой. Она волновалась за меня. Это сообщение грело меня, ведь я знал, что не просто так иду домой. Меня ждут. Мои родные и близкие. Я немного ускорился. Но затем я увидел их. Сотни, нет, тысячи маленьких замерзших сгустков воды, которые падали на землю. В тот день мне не захотелось идти по привычной дороге домой и свернул направо, к аллее, с которой связано все мое детство. Хоть она и была аллеей пьяниц и дебошир, но, с того времени как я вырос, она сильно изменилась. Стала практически безлюдной, тихой, приятной. Тут никого не было и можно было спокойно наслаждаться падающим снегом по дороге к дому.

Идя по освещенной дороге, я смотрел ввысь. Мои глаза были повернуты максимально в сторону фонаря, чтобы он, заменяя мне Солнце и Луну, давал возможность наслаждаться прекрасным паданием снега. Я не почувствовал ни одной души, в то время как я наслаждался этим мгновением в чудесную ночь. Лишь дойдя до середины аллеи, я почувствовал холодный взгляд полицейского. Он посмотрел на меня, а мои глаза осмотрели его. Это длилось секунды. Затем я посмотрел на полицейскую машину, которая была припаркована поперек дороги. Другой полицейский стоял в 20 метрах от своего коллеги и в 50 метрах от меня. Он был уже во дворе, далеко от аллеи. Мне показалось, что они кого-то искали. Но я решил их не отвлекать и пошел себе дальше.

Я шел и радовался, что иду сегодня ночью. Здесь не было людей, лающих собак, которые доставали меня, когда я шел по обычной дороге домой, не было криков из бара. На этой улице всегда так тихо. И вот я уже подходил к концу аллеи. Осталось спуститься по трем ступенькам, повернуть налево, пройти пару метров, и я был бы дома. Но оказалось, что впереди стоял мужчина и смотрел на меня… или вдаль. Его взгляд был таким холодным, глаза круглые и пустые. Он явно был напуган. «Скорее всего, сделал что-то плохое и теперь сожалеет» — подумал я и решил ускориться. Но он резко повернул свою голову в мою сторону и сказал:

— Ей, парень. Подожди. Который сейчас час?

— Ровно полночь. — Хладнокровно сказал я, стараясь спрятать испуг.

— Уже полночь? Время идёт так медленно… — После этих слов глаза мужчины стали еще мрачнее. Прошло несколько секунд, и он продолжил. — Ей, парень… А закурить есть?

— Простите, не курю.

— Понятно. Ну тогда не отвлекаю… А, нет. Подожди еще. Там дальше кто-то есть?

— Ну, по дороге?

— Я не знаю. Может. — Сказал я, ведь я не знал были ли там еще те полицейские или нет.

— Хорошо, спасибо. — Он попытался улыбнуться, но это выглядело жалко.

Я уже хотел пойти дальше, но что-то меня остановило и на этот раз я решил сам обратиться к этому растерянному и тревожному мужчине:

— Ей, мистер. Можно я с Вами постою?

— Это еще зачем? — Удивленно спросил высокий мужчина с темными волосами и пустыми карими глазами.

— Да так. Сегодня очень красивая ночь.

— Это еще почему? Для меня она просто ужасна. Знали бы Вы. — Его рука потянулась в карман за сигаретой и зажигалкой, но нашла только пустую коробку с чеком.

— А Вы поднимете голову вверх. Вы видите их? — Мои глаза еще больше загорелись.

— Кого их, парень? — Мужчина немного нахмурился, ведь он не понимал, что я от него хочу.

Наверное, в тот момент я показался ему странным, возможно, больным на голову. Я сказал чуть громче и показал пальцем на небо.

— Вы что не видите, как чудесно падает снег? Все эти снежинки. Они так рвутся упасть. Это же удивительно. Так медленно, как черепашки. Но с каким упорством они соревнуются, чтобы упасть.

Мужчина задумался. Мы постояли так несколько минут. Молча. Никто не хотел говорить. В какой-то момент мы попрощались и разошлись. Больше я его никогда не видел.

Спустя пару дней мои родители рассказали мне, что поздним вечером 15 января полиция нашла труп мужчины, недалеко от нашего квартала — в следующем дворе. Это был мужчина, который умер от потери крови. Высокий неизвестный сделал несколько стремительных и яростных ударов ножом ему в грудь. Я не знаю кого я видел в ту ночь. Я не запомнил тот момент этой смертью, ведь тогда я был занят другим. Я запомнил его благодаря снегу. Я не знаю был ли тот мужчина простым прохожим или убийцей, но я был уверен в том, что тогда он смотрел на снег новыми глазами — будто он видел его впервые и в последний раз.

ГРЯЗНЫЕ ИДОЛЫ

Сегодня 1 июля 1989 года, воскресенье, шесть вечера. В церкви Святого Петра сегодня аншлаг — все места забиты! Вся церковь покрыта сильными благовониями, которые заглушают все остальные запахи. Святого отца Эрике Кристосера не было целую неделю. Многие уже успели соскучиться за беседами с ним. Тем более, на кануне были святые дни, так что в Смолхиллс ненадолго воцарился мир, да благодать. Говорят, что Эрик отсутствовал в связи с сильным недугом, который прибил его к койке на целых 7 дней и ночей. Другие же думают, что отца просто достали людские пороки и «признания». Как бы там ни было, сейчас все его ждут, словно он какая-то поп-звезда.

И вот — дверь открывается, выходит он, враг всех мелких грешков! Все темные души затаились в ожидании его громких слов, которые просто обязаны рассеять страх и тьму, которые подкрались ко всем порогам квартир и домов. Даже сидит на передних местах, словно ждёт какого-то шоу. Его глаза горят и жаждут зрелищ. Мол изгнания бесов из пьяниц и воришек, мазков святой воды в воздухе, гипнотических молитв и так далее.

Довольно странной походкой Эрик приближается к трибуне, своему пьедесталу святых, где Бог говорил его устами. Он идёт, будто пьяный, косолапой подходкой приближается к точке прибытия. И ещё чуть-чуть… и… всё, он уже на месте. Публика с облегчением вздыхает. Их сердца бьются в унисон. Все ждут зрелища и яркой речи! Каждый думает, что уже заплатил за представление — потратив своё драгоценное время и внеся символическое пожертвование. Они выглядят так смешно, прямо как Вы, когда приходите на почту за посылкой.

Мистер Кристосер сегодня не при параде — он не одел свой рабочий костюм. Люди тихо негодуют, как всегда. Как святой отец мог прийти в кожанке и рваных джинсах?! Он небритый и скорее всего пьяный! Как так? Но Эрику давно уже все равно на эти шептания и тихие вскрики. Сейчас его волнует только речь, которую он скажет. Я отступаю, доверив Ваши глаза и уши Эрику, вновь:

— Здравствуйте, дорогие прихожане! В этот июльский теплый вечер я хотел бы обсудит с вами очень важные темы. Я уверен, что они сильно беспокоят каждого из вас.

(ох, этот тембр… он такой сильный и уверенный, почти не запинается, хоть и в стельку пьян. Браво… продолжаем)

— Вас сильно обеспокоило несколько вещей. Итак, сначала хочу всех поздравить с прошедшим Днём Неживых и последующими тремя выходными! Думаю, что вы хорошо пообщались со своими умершими родными и близкими! А также, напивались в стельку и видели в своих белых белках отблески небесных чудес!

(оу, прямо по больному месту: видно, как адресанты с ненавистью и злостью, а некоторые и со стыдом, смотрят на Эрика… продолжим!)

— Да, смотрите в пол и горите от стыда. Хотя, Вам не только за это нужно гореть. Во-вторых, я сильно… болел. Душевно. Меня закидали гневными письмами. (он достает из кармана потрепанное письмо). Вот яркий пример: «Святой отец, Эрик, да как Вы можете?! Я уже три дня не искупал свои грехи! Я чувствую себя каким-то грязным и не могу работать. Давайте встретимся. С уважением, Дик Финрик, Ваш мэр». Ей, Дик, тебе не стыдно? Ну и что, что ты не рассказывал всю ту ересь пару дней?! Может, я умирал? Хотя, не буду врать, я просто утолял своё горе и жажду бутылкой святого Бурбона!

(зрители взрываются, крики становятся громче, продолжаем!)

Но сегодня я собрал вас всех не для этого. Сегодня у меня особый день. Это последний раз, когда вы меня увидите. Да, я… так сказать… увольняюсь! Знаете, почему? Меня просто достало всё. Кто-то сказал, что «жизнь — это театр, а мы в нём актёры». Но это не так, давно уже. Теперь мы — фрики и клоуны, а жизнь — это цирк уродов. И даже в нашем зале есть представители разных сфер клоунады. Хм, давайте по порядку. Главными представителями, доминирующим большинством являются неумелые мимы: они постоянно молчат, стараются общаться с миром жестами, но их этому никто не учил. Другие же — клоуны. Вся их жизнь — дешевая сцена с парой смешных, грустных, унылых отрывков. Кто-то считает себя комиком большей масти. Да, их я называю комедианты. Кто-то живёт с нелюбимой женой, притворяясь хорошим мужем. А кто-то просто жена, чья жизнь — это небольшой спектакль, в котором она притворяется любимой, домохозяйкой и стиралкой года, но всё это маски ради зарплаты и аванса трудов. Их лицемерие, ложь и притворство — они считают хорошей шуткой, так же, как и чужие жизни. Но есть особые… индивиды. Их я называю грязными идолами. Они считают себя богами, играя в куклы чужими телами и домами. Мы даём им деньги, доверяем свой мир и покой, верим им… Политики, мэры, президенты, учителя и даже священники… Неужели Вы не видите их масок? Нажиться на чужих благах, да побольше! Создать веру или пиар-компанию — какая разница?

— Ты дурак? На что я трачу время! Короче, сваливаем. — говорит один из взъерошенной толпы.

Он приближается к выходу, но обнаруживает, что там закрыто.

— Двери закрыты! Ей, народ!

— Да заткнись ты, дождись, — надменно говорит Эрик, — какая вообще разница? Мы живём за закрытыми дверями каждый день, молимся банкнотам и говорим с пустыми людьми? Ваши ворота закрыты прямо с рождения и путь один — в никуда! Знаете, кто-то играет в Бога… но сегодня я хочу сыграть в дьявола! (он достает зажигалку и сигарету, прикуривает) Хорошего всем дня и удачи, горите в аду!

Эрик кидает сигарету прямо в центр зала, древесина, обмазанная ранее бензином и спиртом, резко загорается. За считаные минуты вся деревянная церковь в огне. Выжили единицы. Другие сгорели заживо, пытаясь выбить забаррикадированную грузовиком дверь.

ОДИНОЧЕСТВО

Есть такой ужасный период времени в жизни каждого человека: когда ты понимаешь, что нет никого, с кем можно было бы поговорить, кого послушать или же просто посидеть в тишине. И не важно знаменит ли ты или малоизвестен, живешь в нищите или же купаешься в роскоши, одиночиство настигнет любого. Нежданно и негаданно оно подкрадётся, овладеет вашим расудком и медленно начнёт проникать в вашу душу. Многие верят, что их эта напасть обойдёт стороной, многие страшатся оставаться наедине, боясь того, что будут быстро забыты другими.

Многие люди представляют лес, когда думают об одиночистве. Хотя, как по мне, в лесу ты никогда не будешь один, ведь именно в таком месте, на природе, человек будет окружен жизнью со всех сторон; разве что от людей тебе удастся сбежать. Быть может кто-то не согласиться с таким видинием вещей, но поэтомму и говорят: «Сколько людей, столько и мнений». История, которую вы скоро прочтёте, была рассказана мне одним человеком по нелепой случайности:

«Однажды в один старый домик, который находился на опушке леса, пришли три человека с трех разных дорог — тропинок, которым не было конца и края. Эти люди не знали друг друга или же не помнили: мальчик лет шести-восьми; мужчина, который выглядел на лет двадцать пять-тридцать; и там был ещё один старик, чей возраст колебался в рамках от шестидесяти до семидесяти лет. Они не знали кто они и кем были прежде, зачем и почему здесь, что такого особенного в этом лесу и доме. Первым в дом вошёл старик, вторым — мальчишка, а мужчина явился последним. Пожилой мужчина сказал, чтобы его называли мистером Блумом. Второй мужчина назвал только своё имя и отчество — Элиан Яакович. А когда эти двое спросили как называть мальчика, тот с широкой улыбкой на лице сказал: «Друзья зовут меня Элби». Потом в глазах мальчика стала видна грусть и печаль. И следующее слова объяснили такую смену чувств мальчика: «По крайней мере так раньше звали». Всем почему-то стало грустно. Все пытались вспомнить тех людей, для которых эти трое могли хоть-что значить, их лица, разговоры, будь-то это были споры, дискусии или же радушные беседы на разные темы. Но с ними была лишь пустота этого большого и странного дома. Странность этого дома состояла в его конструкции, как он выглядел внутри: каждая комната в этом доме в корне отличалась от другой (начиная с обоев и мебели, и заканчивая высотой потолков, размерами самих комнат). Казалось, что комнаты были сделаны разными людьми (архитекторами, прорабами и рабочими). И из-за всего этого создавалось такое ощущение, что дом был создан из кусков других домов. Конечно, в этом был большой плюс: каждый смог найти для себя уютный уголок, в котором можно было спрятаться, остаться в полном одиночестве. Но когда им становилось скучно, эти трое выходили из своих комнат и собирались в гостинной на первом этаже. Хотя ни один из них никогда не говорил с другими, но им всё-равно нравилось находиться в этом обществе — в компании молчунов.

У каждого были свои интересы, каждый занимался своими делами в этом доме: мальчик любил играть с игрушками, а вот мистеру Блуму нравилось проводить своё время за чтением газет. Лишь Элиан не знал чем себя занять. Для него этот удивительный дом ничего не приготовил. Да-да, именно сам дом создавал развлечения. Например, у мальчика был всегда огромный выбор игрушек, с которыми он мог играть постоянно. Правда, сами игрушки были потрёпаны и было видно, что с ними уже давно когда-то кто-то играл. Стоило ему выйти из своей белой комнатки, а затем вернуться в неё, как там появлялись новые игрушки. У старика тоже всегда было, что почитать. В газетах тоже была одна особенность: в них вместо дат были пробелы или же даты были размытыми до такой степени, что их нереально было прочитать. Новые стопки газет всегда появлялись на журнальном столике, который стоял в центре гостинной.

Но появление вещей было не единственной странностью этого дома. Иногда со второго этажа доносились радостные крики детей. Можно было подумать, что это был Элби, но доносился не голос, а голоса. Однажды даже мистеру Блуму показалось, что он видел как Элби бегал с кем-то на перегонки. А как-то раз в дверь домика кто-то постучался. Никто не хотел открывать, но дверь была незапертой. В дом зашла брюнетка лет тридцати-пяти. Она была одета в красивое красное вечернее платье. В её голубых глазах можно было утонуть, а её ослепительная улыбка могла заставить забыть обо всём любого. Все были удивлены из-за того, что даже в этом таинственном и громадном лесу их всё же нашли. Но никого не пугал этот факт, да и к тому же эта женщина… она появилась из этого леса, в ночи, из тьмы, как приведение, но никто не боялся или же опасался её. Для всех она была откуда-то знакомой. Кто она и откуда взялась — их это тоже не волновало. Эти трое были просто рады её вновь увидеть. Она стала часто приходить сюда, навещать их. Женщина всегда улыбалась, радовалась жизни. Она постоянно о чём-то говорила, но никто не слышал её голоса, никто не помнил как она говорила. Когда она видела это, то быстро вскакивала со старого коричневого дивана, который стоял у левой стены в гостиной, брала Элиана за руку и вместе они начинали танцевать. Они были словно две искорки из одного костра, которые стремились всё выше и выше; которые согревали своим теплом всех остальных. Их ноги плясали в одном ритме, а руки — хлопали; в те моменты, когда они были вместе, на их лицах всегда можно было увидеть радость, даже невооруженным глазом. Но потом, когда женщине нужно было уходить, это счастье двух сердец обрывалось. Мужчина всегда тяжко принимал расставания с ней, но он был уверен, что она вернётся, она должна вернуться, ведь она всегда возвращалась. Но этот раз был последним — она не пришла один раз, затем второй, а за вторым последовали десятки других. Элиану Яаковичу становилось всё хуже: он стал замкнутым, всё время находился в своей комнате и перестал спускаться вниз. Так продолжалось долгое время и Элби со стариком почти забыли про него. Мальчику было тоже трудно пережить уход женщины, но ему помогало то, что большую часть времени он находился рядом с мистером Блумом.

И всё же никто не может находится наедине слишком долго, лишь в окружении четырёх стен. Элиан всё-таки удосужился выйти из своей серой комнаты, спуститься вниз к остальным. Но надолго в гостиной он не остался. Элиан решился выйти из дома, сказав, что он не может вновь её потерять. Он открыл дверь и окаменел от увиденного: всего несколько десятков деревьев находились рядом с домом, а дальше же была видна лишь темнота. Но он не испугался, им не овладел страх, ведь он не помнил что это. Человека, которого звали Элианом Яаковичем, поглотила неизвестность. Теперь остались лишь Элби и мистер Блум. Вместе с мужчиной пропала и часть дома, в буквальном смысле: исчезла его комната и еще несколько комнат на первом этаже. Как это произошло? До это никому не было никакого дела. Хуже всего потерю переживал мальчик… Элби не смог сидеть в этом доме и решил найти Элиана. Он смог выскользнуть из дома в то время, когда старик спал. Он вышел, закрыл за собой дверь. Элби заметил две вещи: во-первых, та табличка, которая стояла рядом с домом и на которой было написано число «234», исчезла, а на самой двери появилось это же число — «234»; во-вторых, лес тоже исчез и повсюду была лишь кромешная тьма. Он сделал шаг вперёд — в бездну. Элби хотел найти своего друга, но не смог его разыскать и разделил с ним ту же участь — забвение. Теперь в доме остался только мистер Блум. Когда он понял, что мальчик уже никогда не вернётся, мистер Блум решил пойти в свою комнату на втором этаже. Когда он дошёл до неё, старик заметил, что теперь на ней было написано это проклятое число — «23!»!

Человека, который поведал мне эту историю, звали Элианом Яаковичем Блумом. Я познакомился с ним, когда навещал свою бабушку в доме престарелых. Я узнал, что он здесь находится уже восемнадцать лет, и я был одним из малого числа тех, с кем Элиан заговорил. Работники из пансионата рассказали мне о печальной истории его жизни. Он был женат, у них не было детей. Они прожили в браке тридцать пять лет. Однажды Анна, жена мистера Блума, решила съездить в магазин за продуктами. Вы знаете, обычная поездка по знакомой дороге, когда ты уверен, что ничего плохого не произойдет — вот тогда плохое и происходит. Из-за ошибки одного умерает кто-то другой. Анна погибла в автокатострофе, оставив Элиана совсем одного. Мужчина почти не выходил из дома, плохо спал. Соседи заметили, что ему нужна помощь, поэтому они решили позаботиться о нём, отправив Элиана сюда. Утрата Анны сильно травмировала его. Из-за пережитого стресса Элиан лишился памяти. Так же в его комнате, которая была под номером «234», я увидел фотографию, на которой можно было увидеть ещё молодого Элиана и девушку лет тридцати. Благодаря своему другу, Фреду, я узнал, что фото было сделано семдесять-семдесят пять лет тому назад. Так же я попросил сделать фото цветным. Блум был в красивом чёрном костюме, а рядом с ним стояла голубоглазая брюнетка в красном платье. На фото он стоял слева, а она — справа. Правой рукой он обнимал её за талию, а левую Блум держал навесу. Сзади фотография была подписана: «Ночь, которую я никогда не забуду». Я спросил у мистера Блума могу ли я её взять с собой, ненадолго. Старик сказал, что разрешает, ведь он всё-равно не помнит почему она так важна для него. Присмотревшись, мне удалось увидеть, что на руке у Анны ещё не было кольца. После повторного просмотра фото я увидел, что в левой руке Элиан держал кольцо. Именно в тот день он сделал ей предложение.

В ОБЪЯТИЯХ ТЕМНОТЫ

Таинственна, опасная, пугающая и завораживающая — но всё же прекрасная! О, темнота. Я уверен, что вы не задумывались о ней, также, как и я сам, до этого момента. Представьте себе такую картину. Вы едите домой в маршрутке, уже почти ночь. Вокруг вас люди, но все они молчат. Никто вас не видит. В маршутке не горит свет, только передние фары рассевают кромешную тьму. Но вокруг вас всё же ярко — большая часть людей, Ваш сосед в том числе, упорно сидят в телефонах. Смартфоны освещают Вам взор — Вы видите лица почти всех попутчиков. Все уставшие, сонные, но всё же они изо всех сил стараются найти для себя занятие в своих телефонах: кто-то играет в игры, другие переписываются, третьи проверяют лайки и новости. Все они чрезвычайно заняты, но Вы не один из них. Вы не хотите сидеть в своём телефоне — неудобно его даже попробовать достать. Вам скучно, но Вы не хотите спать, как остальные, которые уже давно видят сны, сидя на своих сидениях.

Вы решительно направляете свой взор в окно, что находится слева от Вас. Хоть Вы и видели эту дорогу не раз и не два, та даже не сто раз, а намного больше, но сегодня что-то не так, что-то поменялось. Вы уже выехали из города, проезжаете мимо поля. Света из домов нет, как и самих домов. Дорожные фонари не работают. Маршрутка уже разогнались. Вы мчитесь вперёд, всё дальше в темноту. Даже ночное небо кажется светлее, чем просто той дороги, по которой Вы едите. Маршрут в никуда. На секунду Вам становится страшно: Вы думаете, что примерно так может выглядеть поездка в подземный мир. Время летит, поэтому какая лодка с Харуном? Водитель и его автобус, а вместо цепей и кандалов — телефоны и их прожектора. Вы гоните ужасные мысли прочь, уставившись на небо. Сегодня практически не видно звёзд, но хоть какая-то отрада. Какой же чудесной может быть темнота!

А теперь давайте представим другой сюжет. Вы идёте ночью домой. Неспешной походкой идёте по улице. Но вот Вы проходите ещё немного и видите какую-то шпану за углом. Их больше, и они уже заметили Вас. Слышны крики, но никого до сих пор нет. Повезло, ведь всё могло пойти совсем иначе. Вы идёте дальше, скоро будете дома! А всего в квартале от Вас бездомный роется в мусоре вместе с собаками. Их движет одна цель — выживание.

Вы когда-нибудь задумывались над тем, что дарит нам темнота? Что как не тьма даёт понять, как важен свет? Вы стоите с кем-то ночью на улице: почти все уже спят, но Вы не они. Вы молоды, гуляете и отдыхаете. Лишь блеклые огни фонарей, мимолетные огоньки машин и вывески магазинов — это ваш свет, ваши проводники сквозь темноту. Вас всего двое, но вы довольны жизнью. Или же вы смотрите дома телевизор в кругу семьи. Внезапно вырубило пробки, и вы вновь погрузились во мрак. Неужели вечер испорчен? Нет, кто-то зажёг свечи. И вновь мрак обретает свой шарм: борясь со светом, тени обретают новых форм, как и все в этом мире.

Вот оно счастье — в мелочах! Но давайте продолжим мечтать и пускай наши мысли озарят свет сквозь тихую ночь. Вы одни, в лесу. Там так холодно и Вы думаете, что это конец. Ваша жизнь зависит от нескольких искр, которые должны разжечь костёр. Вы усердно пытаетесь добиться хоть одной искры от двух маленьких камушек… И вот долгожданный согревающий свет. Поздравляю — Вы выживите! Ваша жизнь почти угасла во тьме. Если бы Вы потерпели неудачу, то только утром нашли бы Ваш холодный труп.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 303
Купить по «цене читателя»